• 5

Катастрофа истребителей «MB-339A» в Рамштайне

28 августа 1988 года на авиашоу в Рамштайне (ФРГ) разбились три самолета

MB-339A итальянской пилотажной группы. Погибли три пилота и 67 зрителей, 388

человек получили ранения разной степени тяжести.

28 августа 1988 года командование войск США, расквартированных на

западногерманской территории, проводило так называемый День открытых дверей.

Организаторы подготовили грандиозное авиашоу, приуроченное к началу серии крупных

военных маневров НАТО в Европе.

Правда, жители Рамштайна были недовольны таким соседством: они жаловались

местным и центральным властям, что военные самолеты производят слишком много

шума. Но все обращения остались без должного ответа.

В Рамштайне близ Кайзерслаутерна, земля Рейнланд-Пфальц, располагались главное

объединенное командование военно-воздушных сил НАТО «Европа-Центр» и

крупнейший натовский военный аэродром в Европе.

Население городка составляло всего восемь тысяч, но на праздник приезжали со

всей Германии — из Мюнхена, Штутгарта, Западного Берлина. По некоторым оценкам, на

этот раз авиашоу собрало более 300 тысяч человек, — по словам представителей полиции,

больше, чем в предыдущие годы. Зрители слушали выступления духовых оркестров,

поглощали сосиски и пили холодное пиво.

Итальянская эскадрилья высшего пилотажа «Фричче триколори» последней

демонстрировала свои достижения. До них в программе принимали участие самолеты

французских ВВС, эскадрильи высшего пилотажа португальской армии, а также

английских ВВС.

В 20-е и 30-е годы Италия была одной из ведущих авиационных держав мира.

Вторая мировая война не оставила и следа от былого могущества, но как один из

символов навсегда утерянного лидерства в ВВС Италии оставалась пилотажная

эскадрилья «Фричче триколори» («Трехцветные стрелы»). Правда, в ее составе не боевые

истребители, а учебные реактивные самолеты MB-339A. Особым успехом пользовался

эффектный роспуск «Пробитое сердце»: десять самолетов разделяются на две группы —

по 6 и 4 самолета. Сделав «мертвую петлю», обе группы в строю «клин» несутся

навстречу друг другу и расходятся в нижней точке петли в нескольких десятках метров

друг от друга. При этом отделившийся от одной из групп истребитель проскакивает прямо

под ними. Этот маневр требует очень точного расчета, грамотного управления с земли и

безупречной техники пилотирования. Если хотя бы в одном из этих элементов происходит

сбой — катастрофы не миновать.

Наконец объявили долгожданный старт. В 15.45 итальянцы поднялись в небо.

Скорость нарастала, рев двигателей просто-таки оглушал. Красные, синие, зеленые,

желтые газовые струи тянулись за каждым истребителем. Журналисты вели

восторженные репортажи, телекамеры нацелились вверх. Реактивные самолеты должны

были пролететь на разной высоте, но очень близко друг от друга, а главное — не очень

высоко над переполненными трибунами.

Сначала все шло по плану. После крутого набора высоты эскадрилья разделилась на

две группы; с двух разных направлений шли они навстречу друг другу, с тем чтобы

пролететь одна над другой. Один из истребителей летел перпендикулярно направлению

движения сближавшихся на бреющем полете «бортов», при этом из сопла каждого

самолета вылетали разноцветные газовые струи. Зрелище разворачивалось

необыкновенное.

Две группы ярко раскрашенных истребителей разошлись благополучно; Джорджио

Алессио, выводя из пике свой одинокий MB-339A, увидел, что несется прямо на

небольшой холм, где сотни людей с восторгом наблюдали за полетом «Триколори».

Алессио инстинктивно потянул ручку на себя, одновременно выпуская воздушные

тормоза. Через секунды его самолет столкнулся на высоте 30—40 метров с машиной

ведущего пятерки Марио Нальдини. Истребитель Нальдини отбросило на ведомого Иво

Нуртарелли. В следующее мгновение три машины, охваченные пламенем, со страшной

скоростью устремились к земле.

Один MB-339A упал на взлетно-посадочную полосу, другой — в близлежащий

массив леса. Наконец, третий истребитель перевернулся в воздухе и, превратившись в

огненный шар, врезался в толпу людей на аэродроме — примерно в 200 м от трибун, где

сидели высокопоставленные армейские чины и политические деятели земли

Рейнланд-Пфальц. Сначала раздался оглушительный грохот, а потом невероятной силы

взрыв.

Зрители в панике бросились в разные стороны. В толпу летели пылающие брызги

бензина, раскаленные осколки взорвавшегося самолета. Морем огня от разлившегося

топлива охвачено взлетное поле — все заволокло черным дымом. На месте погиб 31

зритель. Трех итальянских летчиков постигла та же участь.

Телевизионщики вели прямой репортаж. Журналисты с ужасом говорили о тех

несчастных, которые оказались в жутком пекле и сгорели заживо.

Помощь подоспела с опозданием. Такого кошмарного исхода праздника никто не

ожидал. На летном поле дежурило всего несколько машин «скорой помощи», и сил

оказалось явно недостаточно, чтобы помочь всем пострадавшим. А растерявшееся

американское командование и добровольцы ничем не могли помочь десяткам обгоревших

людей.

Местные больницы вскоре оказались переполненными, пришлось отправлять

раненых в другие города.

До утра американские и западногерманские вспомогательные силы относили тела

погибших в ангар на территории базы в Рамштайне. Как сообщил представитель полиции,

опознание погибших, а также тяжелораненых оказалось чрезвычайно трудным делом.

Из-за летней жары люди, легко одетые, далеко не всегда имели при себе удостоверение

личности, у большинства одежда сгорела. Одному зрителю обломком самолета отрезало

голову; восьмерых так и не удалось опознать.

В понедельник в Майнце в специальном центре министерства внутренних дел земли

Рейнланд-Пфальц журналистам сообщили, что погибло не менее 36 человек;

тяжелораненые (их 341) доставлены в больницы стационарного лечения; 72 человека

после оказания неотложной медицинской помощи отпущены; но это были лишь

предварительные данные.

На следующий день число жертв увеличилось до пятидесяти, в последующие дни от

ожогов и ран скончались еще несколько человек. Всего оказалось семьдесят погибших;

изувеченных, искалеченных, обожженых — сотни.

Катастрофа в районе самого крупного американского военного аэродрома в

Западной Европе, унесшая десятки жизней, вновь привлекла внимание к опасностям,

которые таят «тренировочные полеты» самолетов НАТО. Отчаянные итальянские

«акробаты» и в прошлом неоднократно становились причиной самых тяжелых катастроф

во время показательных полетов. Например, 25 апреля 1970 года в районе Удинезе во

время выступления погибли 17 человек.

Споры относительно целесообразности проведения авиационного праздника на

американском аэродроме велись много лет.

Сразу же после катастрофы «зеленые» потребовали отставки министра обороны ФРГ

Руперта Шольца. Политические деятели СДПГ, СвДП и «зеленых» высказались за запрет

на проведение военных авиашоу. Еще до показательных полетов в воскресенье в

Рамштайне эти партии требовали введения такого запрета.

Состоялись многочисленные демонстрации; вспомнили предыдущие обращения и

протесты; разгорелась горячая дискуссия на тему: «Есть ли необходимость в проведении

таких массовых мероприятий и кто, в конце концов, несет ответственность за возможную

гибель людей».

Потрясенные масштабом трагедии, немецкие власти запретили проведение любых

воздушных парадов и демонстрационных полетов на территории Германии.

«Боинг-747» взорван над Локерби

21 декабря 1988 года «Боинг-747», принадлежавший авиакомпании «Пан Америкэн»,

после взрыва бомбы на борту упал на город Локерби в Шотландии. Погибли 259

пассажиров и членов экипажа и 11 жителей Локерби.

21 декабря 1988 года в аэропорту Хитроу совершил посадку «Боинг-727»

авиакомпании «Пан Америкэн», доставивший 109 пассажиров из Франкфурта. Самолетом

обслуживался первый отрезок рейса № 103 Франкфурт — Детройт. Пассажирам,

купившим билеты до конечного пункта, предстояли две пересадки на другие лайнеры — в

Лондоне и Нью-Йорке. Этот маршрут не очень удобен — только 49 человек летели из

Германии в США. Большинство пассажиров — американские военнослужащие,

получившие отпуск. Из Лондона в Новый Свет их взялся доставить «Боинг-747»,

названный «Девой морей». В экипаж входили опытнейший капитан Джеймс Брюс

Маккверри, налетавший почти 11 тысяч часов, из них 4 тысячи — на «Боинге-747», а

также второй пилот Реймонд Вагнер, бортинженер Джерри Аврит, 13 стюардесс и

стюардов.

Багаж пассажиров, прибывших из Франкфурта и направлявшихся в Нью-Йорк,

рабочие перевезли из «Боинга-727» в грузовой отсек «Девы морей». Формально рейс №

103 начался во Франкфурте, и прибывшая оттуда кладь повторно не досматривалась. В

аэропорту Хитроу рентгеновскую проверку прошел только багаж, сданный в Лондоне.

Всего же на борту «Девы морей» оказалось примерно 30 т груза. Топливные баки

огромного лайнера поглотили более 108 т авиакеросина.

В 17.45 началась посадка — всего оказалось 243 пассажира: граждане 21 страны и

всех возрастов — от девятимесячного американского младенца

note 7

В мэрию привозили трупы, там же их готовили к погребению. Но погибших

оказалось так много, что под морг пришлось приспособить хоккейную площадку с

искусственным льдом — единственное место Локерби, где можно держать в холоде

столько трупов.

Любопытно, что через десять лет после катастрофы участвовавший в расследовании

патологоанатом заявил, что у двух пассажиров оказались тяжелые, но не смертельные

повреждения. Вероятно, они умерли уже на земле от переохлаждения — их тела

обнаружили в лесу лишь четыре дня спустя.

Обломки самолета, раздавленные чемоданы, бутылки, монеты, сиденья валялись по

всему городу. Трупы лежали в скверах и на пастбищах, в палисадниках и на мостовых, у

телефонных будок, на крышах. Чудом удалось избежать еще большей трагедии — ведь

всего в 16 километрах от Локерби находится атомная станция Чепелкросс; в ее четырех

реакторах обогащают плутоний для производства атомного оружия.

Жители Локерби действовали в ту кошмарную ночь с удивительной

самоотверженностью. Шотландские пожарные всего за семь часов справились с огнем,

хотя воду пришлось возить в молочных цистернах.

В отделение полиции графства уже ночью прибыло подкрепление. Обычно в районе

Локерби работают четверо полицейских, но в четверг утром здесь собрались более тысячи

сотрудников полиции; им помогали солдаты, пожарные и добровольцы.

В Локерби побывали премьер-министр Маргарет Тэтчер, посол США в

Соединенном Королевстве Чарлз Прайс, член королевской семьи принц Эндрю (его

посещение места трагедии острые на язык журналисты окрестили «второй катастрофой в

Локерби») и десятки политиков. Эти визиты не только мешали работе спасателей, но и

отвлекали часть сил армии и полиции для личной охраны высоких персон.

Пользуясь суматохой первых дней и просчетами в деятельности полиции, мародеры

рыскали по Локерби в поисках добычи. Некоторых удалось арестовать (суд графства

Дамфрайз, к примеру, вынес тридцать приговоров по делам, связанным с похищением

вещественных доказательств с места авиационной катастрофы), но большинство негодяев

ускользнули.

В 1988 году Рождество в Локерби не праздновали. Город и его окрестности стали

ареной самой масштабной за всю историю английской гражданской авиации поисковой

операции, которая когда-либо проводилась на территории Британских островов.

Армейские вертолеты «Чинук» и «Линкс» облетывали холмы и пастбища Шотландии в

надежде обнаружить останки «Боинга» и тела пассажиров. В 60 км от Локерби были

найдены рождественские открытки, — «Клипер» спешил доставить их в Америку.

Развернувшись в цепь, солдаты прочесывали местность в поисках мельчайших обломков.

Обследовали даже дно всех окрестных водоемов. Эта кропотливая работа была прервана

только 25 декабря: была проведена короткая траурная церемония, и преданы земле

останки одиннадцати жителей Локерби, погибших во время катастрофы.

Менее чем за неделю поисковые команды «обработали» территории 2190 кв. км.

Куски обшивки самолета, страницы книг и другие легкие предметы находили за 130 км от

Локерби. Двое подростков обнаружили возле тундергартской церкви оба «черных ящика»

— большая удача.

Note7

ЛАКУНА

О гибели «Боинга» в отделе расследования авиакатастроф узнали через 37 минут; в

ту же ночь на место прибыли первые эксперты. Через неделю было официально заявлено:

причиной разрушения «Боинга-747», выполнявшего рейс Лондон — Нью-Йорк, стал

взрыв мощной бомбы.

Все найденные фрагменты самолета (около четырех миллионов), от самых крупных

до самых мелких, поступали в Центральный арсенал Вооруженных сил в Лонгтауне. Здесь

данные обрабатывали на компьютере, опознанные части раскладывали на полу ангара.

Изучение «черных ящиков» показало: в 19.02 прекратились все записи. Упавшая у

Тундергарта кабина пилотов почти не пострадала — приборная доска сохранилась

практически полностью.

На обломках специалисты обнаружили следы пластиковой взрывчатки. Каким

образом она попала на борт «Девы морей»? Решили с максимальной точностью

реконструировать часть фюзеляжа длиной около 20 м. Фрагменты самолета перевезли в

штаб-квартиру Вооруженных сил в Фарнборо. Там их крепили к стальному каркасу

размером с лайнер. Вскоре выяснилось, что взрыв произошел с левой стороны багажного

отсека, где размещались две грузовые платформы и двенадцать контейнеров — девять из

алюминия и три из фиброволокна. На двух фрагментах контейнеров нашли следы взрыва:

на алюминиевом, на месте 14L (четвертое спереди, на левой стороне), и на

расположенном за ним плексигласовом. Анализ показал, что взрыв произошел в

алюминиевом контейнере. По документам в нем были чемоданы и сумки, загруженные в

самолет еще в аэропорту Франкфурта.

Через несколько недель специалисты военного Королевского центра по

исследованию и развитию вооружений (RARDE) завершили хроматографический анализ

десятков тысяч фрагментов багажа в поисках мельчайших доз взрывчатки. Эксперты

нашли на нескольких клочках одежды и остатках чемодана следы RDX (гексогена) и

PETN. Эти вещества входят в состав чешской пластиковой взрывчатки «Семтекс-Н». В

куске взорвавшегося контейнера найдены части радиомагнитолы «Тошиба». В результате

следователи пришли к выводу: «самодельное взрывное устройство» было встроено в

радиомагнитолу, лежавшую в коричневом чемодане марки «самсонит».

Следственные эксперименты показали: взорвалось от 200 до 300 граммов

взрывчатки «Семтекс», лежавшей внизу контейнера, у стенки. Трудно найти более

уязвимую точку: взрыв произошел между кабиной пилота и местом соединения крыла с

фюзеляжем, в двух футах от обшивки и в непосредственной близости от основных

электрокоммуникаций лайнера.

Отчет экспертов представлен, в июле 1990 года, через полтора года после

катастрофы. Но оставался открытым вопрос, кто виновен в убийстве 270 человек?

Началась самая грандиозная работа в истории криминалистики: предстояло изучить 15

тысяч свидетельских показаний в более чем 20 странах, 35 тысяч фотографий и 180 тысяч

вещественных доказательств. Скотлэнд-Ярду помогали несколько десятков сотрудников

ФБР и Федеральной уголовной службы ФРГ (ФУС).

Следствие двигалось по двум направлениям. Спецслужбы пытались определить

страну или организацию, которая могла стоять за террористами, взорвавшими лайнер

«Пан Ам», а полицейские тщательно изучали систему безопасности авиакомпании. Пока

единственная зацепка, которая могла вывести их на след преступников, — тип

взрывчатки. Деле в том, что «Семтекс» производился только в Чехословакии и не имел

себе равных по мощности, компактности и удобству в обращении. Это секретное оружие

Варшавского блока применялось исключительно диверсионными спецподразделениями.

Официальные лица Чехословакии не отрицали, что некоторое количество «Семтекса»

могло обходными путями попасть в страны «социалистической ориентации», вроде Ливии

или Северной Кореи, но категорически отвергали возможность, что взрывчатка

продавалась каким-либо террористическим или сепаратистским группировкам.

Спецслужбы Великобритании и Соединенных Штатов начали разрабатывать

«ближневосточный след». В числе главных подозреваемых оказался Иран, чей

пассажирский самолет недавно был сбит ракетой, выпущенной с борта крейсера

«Винсеннес». Духовный лидер Ирана аятолла Хомейни пригрозил в ответ уничтожить

американский авиалайнер.

В поле зрения спецслужб попали и другие арабские государства и экстремистские

организации, в частности Народный фронт освобождения Палестины (НФОП),

совершивший несколько диверсий и терактов против израильских и американских войск в

Ливане; штаб-квартира НФОП размещалась в Западной Германии.

С начала 1988 года полиция ФРГ вела слежку за ее лидерами. Собрав доказательства

их преступной деятельности, немецкие спецслужбы 26 октября провели удачную

операцию по задержанию руководителей НФОП. В ходе операции было тщательно

обыскано 12 квартир, арестовано 16 человек, изъят целый арсенал оружия. В машине

террористов внимание полицейских привлекла с виду обычная радиомагнитола

«Тошиба»; позже выяснилось, что в нее вмонтирована бомба, начиненная 300 г

«Семтекса». Устройство имело два взрывателя; основной, барометрического типа,

реагировал на изменения атмосферного давления и взрывался на определенной, заранее

установленной высоте над уровнем моря. Бомба была хорошо замаскирована: приемник

работал, а взрывчатку не высвечивал даже рентген. Для обезвреживания подобных

механизмов многие аэропорты оснащены барокамерами, куда багаж помещается перед

погрузкой в самолет. Однако бомба, изъятая у НФОП, имела дополнительный часовой

механизм, который ставил барометрический взрыватель на боевой взвод только после

того, как устройство проходило через барокамеру.

Среди арестованных немецкой полицией оказался иорданец Мустафа Кадара,

искусный изготовитель бомб: в 1970 и 1972 годах три пассажирских самолета, летевшие

из Израиля или в Израиль, были уничтожены или повреждены взрывами, виновником

которых западные спецслужбы считали Кадару. Именно Кадара изготовил несколько бомб

и некоторые из них встроил в «Тошибу».

В ноябре 1988 года бомба, замаскированная под радиомагнитолу,

продемонстрирована на международной конференции по вопросам обеспечения

безопасности полетов гражданских воздушных судов. Фотографии «Тошибы» разослали

во все авиакомпании. В аэропорту Хитроу служба безопасности прошла целый курс по

обнаружению в багаже и ручной клади пассажиров взрывных устройств, встроенных в

бытовые приборы.

В мае 1989 года шведская полиция арестовала уроженца Египта и агента НФОП-ГК

Мохаммеда Абу Тальба по подозрению в многочисленных терактах в Швеции, Дании и

Нидерландах. В квартире египтянина на столе нашли календарь, в котором обведена дата

21 декабря 1988 года — день катастрофы над Локерби.

На совещании в Меккенгейме в сентябре 1989 года немецкие и шведские

следователи утверждали: Абу Тальб поддерживал тесные контакты с лидерами группы

НФОП-ГК. Значит, за Локерби ответственна эта организация? Но каковы мотивы

террористов? На этот вопрос следователи отвечали: деньги и месть.

Однако у немецких, британских и американских специалистов оставались сомнения:

устройство, взорвавшее 21 декабря 1988 года самолет над Локерби, хотя и размещалось,

по мнению следователей, в радиомагнитоле «Тошиба» и содержало такое же количество

«Семтекса», как и другие известные следствию бомбы НФОП, все-таки действовало по

иной схеме. А сам Абу Тальб, осужденный в Швеции на пожизненное заключение,

категорически отрицал причастность к взрыву, хотя в других преступных деяниях охотно

признался. Следствие зашло в тупик.

Осенью 1989 года эксперты Королевского центра по исследованию и развитию

вооружений в Форт-Хелстеде обратили внимание на осколок радиоплаты размером с

почтовую марку. Томас Хейз, следователь центра, предположил, что перед ним деталь

часового механизма. Но ни к одной из конфискованных у НФОП бомб исследуемый

фрагмент не подходил. Кто же сконструировал взрыватель?

Выяснилось, что подобная радиоплата использовалась в часовом механизме,

найденном при обыске у двух террористов в феврале 1988 года в Сенегале. Следователи

установили, что эти террористы работали в том числе на ливийскую секретную службу.

Именно в ливийскую столицу Триполи вели следы еще одной авиакатастрофы: 19

сентября 1989 года над Африкой взорвался «Дуглас DC-10» французской авиакомпании

UTA Погибли 170 человек. Французский Иностранный легион во время конфликта Ливии

с Чадом воевал против ливийцев, и поэтому подозрение сразу пало на режим Муамара

Каддафи.

Летом 1991 года американцы отыскали главного свидетеля теракта. Абдель Мадшид

Джиах, бывший агент ливийских спецслужб, обвинил в диверсии над Локерби двух своих

коллег.

14 ноября 1991 года представители ФБР и Скотлэнд-Ярда сообщили журналистам,

что бомбу в лайнер «Пан Ам» подложили два ливийских агента, ныне находящиеся на

территории Ливии. Джиаха назвал их имена — Абдель Басит аль-Меграхи и Амин Халифа

Фимах. Ливийские власти приказали им устроить диверсию, чтобы отомстить за

американскую бомбардировку городов Триполи и Бенгази в 1986 году.

Ливия долгое время отвергала эти обвинения и под любым предлогом отказывалась

выдать подозреваемых. И тогда ООН по требовании США и Великобритании приняла ряд

резолюций: прекращение воздушного сообщения с Триполи; арест ливийского имущества

за границей; запрет экспорта самолетов и нефтяного оборудования в эту страну.

Но только через несколько лет, а именно 5 апреля 1999 года Ливия выдала

международному суду Меграхи и Фимаха.

В 2001 году суд доказал, что самолет взорвал ливийский гражданин Абдель Басит

Аль-Меграхи, и приговорил его к пожизненному заключению; Фимах был оправдан.

В августе 2002 года правительство Ливии признало свою ответственность

(редчайший случай) за катастрофу над Локерби и пообещало выплатить компенсацию

семьям погибших пассажиров и членов экипажа.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я