• 5

Краткие сведения по истории изучения старославянского языка

Основоположниками научного славянского языкознания по праву считаются чешский ученый И. Добровский (1753- 1829) и русский ученый А. X. Востоков (1781-1864).

Перу патриарха славянской филологии, как обычно назы­вают И. Добровского, принадлежит ряд исследований, посвя­щенных самым различным вопросам. В области изучения ста­рославянского языка и происхождения славянской письменно­сти наибольшее значение имели следующие его работы: «Gla- golitica» («Глаголица»), 1807 г., «Institutiones linguae slavicae dialecti veteris» («Наставления по языку древних славянских диалектов»), 1822 г. и «Cyrill und Method der Slawen Apostel» («Кирилл и Мефодий: Славянские апостолы»), 1823 г.

В работе, посвященной глаголице, И. Добровский, основы­ваясь лишь на хорватском ее типе, приходит к убеждению, что этот алфавит является позднейшей переделкой кириллицы далматинскими священниками, желавшими спасти славян­скую письменность от преследований католического духовенст­ва. В начертаниях некоторых букв глаголицы И. Добровский видел влияние восточных алфавитов.

В 1822 г. в Вене вышел самый значительный труд И. Доб­ровского «Наставления по языку древних славянских диалек­

тов», содержащий систематическое изложение грамматики ста­рославянского языка, построенной в основном на материале поздних памятников южнославянского и западнославянского происхождения. Большинство древнейших памятников старо­славянской письменности в то время еще не было известно.

«Наставления...» И. Добровского включали обширное пре­дисловие, в котором рассматривался ряд общих вопросов, вве­дение, посвященное особенностям старославянской фонетики и орфографии, и три специальных части. Часть I, самая обшир­ная, содержала описание словообразования; часть II — описа­ние морфологии и часть III — описание синтаксиса. В 1833- 1834 гг. этот труд И. Добровского под названием «Грамматика языка славянского по древнему наречию» в переводе М. Пого­дина и С. Шевырева вышел в России.

«Наставления...» И. Добровского имели большое значение для изучения старославянского языка и оказали влияние на последующую разработку славянского языкознания.

В 1820 г., т. е. за два года до выхода в свет грамматики И. Добровского, А. X. Востоков опубликовал «Рассуждение о славянском языке», в котором рассмотрел отношения славян­ских языков между собой и пришел к выводу, что «во время Константина и Мефодия все племена славянские, как запад­ные, так и восточные, могли разуметь друг друга так же лег­ко, как теперь, например, архангелогородец или донской жи­тель разумеет москвича или сибиряка». Б «Рассуждении...» А. X. Востоков установил основные особенности старославянско­го языка, а именно: 1) употребление еров, которые он опреде­лил как «полугласные»; 2) невозможность сочетания в славян­ских словах г, /г, х с гласными е, //, /а и а, а ж, ш, v, ц, щ — с гласными о, и и ъ; 3) двоякие формы прилагательных — простые и сложные; 4) отсутствие деепричастия и 5) употреб­ление наряду с неопределенной формой на -ти, -цж (пасти, об- л'Ьшти) особой формы на -т*ь, -фь (пасть, оел*Ьшть), которую А. X. Востоков назвал достигательным наклонением.

Кроме того, А. X. Востоков в «Рассуждении...» на основа­нии сопоставления старославянского языка с польским опреде­лил фонетическую природу юсов (ж, а) как носовых гласных.

И. Добровский познакомился с «Рассуждением...» А. X. Вос- токова уже после того, как закончил работу над своей грамма­тикой, и очень сожалел о том, что не смог включить в нее чрезвычайно важные открытия А. X. Востокова.

Начиная с 30-х гг. XIX в. происходит интенсивная работа по собиранию и изданию памятников старославянской письмен-

иости. В 1830 г. В. Копитар (1780-1844) открыл, а в 1836 г. опубликовал Сборник Клоца. В предисловии к этому изданию В. Копитар изложил «паннонскую теорию» происхождения ста­рославянского языка. Открытие этого древнего глаголического памятника положило начало дискуссии о глаголице и кирил­лице, заставило пересмотреть положение, по которому глаголи­ца признавалась поздним славянским письмом, а кириллица — древнейшим, изобретение которого приписывается Кириллу.

Особенно значительный след в решении этих вопросов ос­тавила деятельность чешского ученого, историка и филолога П. Шафарика (1795—1861). Итогом его разысканий в этой об­ласти явилась статья 1858 г. «Uber den Ursprung und die Heimat des Glagolismus» («О происхождении и родине глаголицы*), вышедшая в русском переводе в 1860 г. В этой работе П. Ша- фарик связывал изобретение глаголицы с именем Кирилла и считал, что последний, будучи выдающимся знатоком ряда восточных языков, использовал в глаголице знаки финикий­ского, еврейско-самаритянского и других алфавитов.

В 1843 г. А. X. Востоков издает Остромирово евангелие, к которому присоединяет «Грамматические правила славянского языка, извлеченные из Остромирова евангелия». Позднее он значительно дополняет эти правила и в 1863 г. издает «Грам­матику церковнославянского языка, изложенную по древней­шим оного письменным памятникам». В 1858-1861 гг. выхо­дит его двухтомный «Словарь церковнославянского языка», не утративший своего значения до настоящего времени.

Особые заслуги в деле открытия славянских рукописей принадлежат В. И. Григоровичу (1815-1876), который пред­принял в 1844 г. «путешествие по славянским землям». Григо­рович объездил также все монастыри Афонского полуострова и обнаружил в них множество славянских рукописей, в числе которых были и древнейшие, такие, как Мариинское еванге­лие и Хиландарские листки, привезенные им с Афона. Побы­вал он и в других монастырях, где ему также посчастливилось найти несколько древнейших рукописей (Охридские листки, один из Рыльских листков и др.).

В. И. Григоровичу принадлежит воспринятая в дальней­шем рядом ученых идея о том, что евангелие и псалтырь, най­денные Константином Философом в Корсуни, были написаны глаголицей.

Академик И. И. Срезневский (1812-1880) не только от­крыл ряд древнейших памятников старославянского языка, но и издал их (Киевский миссал, Саввину книгу). Ему принадле­

жат четыре огромных тома публикаций и исследований по древнеславянской письменности: «Древние памятники языка и письма юго-западных славян» (1864), «Сведения и заметки о малоизвестных и неизвестных памятниках» (1867-1881), «Древние глаголические памятники, сравнительно с памятни­ками кириллицы» (1866), «Древние славянские памятники юсового письма с описанием их и с замечаниями об особенно­стях их правописания и языка» (1868).

И. И. Срезневский составил четырехтомный словарь, кото­рый, хотя и называется «Материалы для словаря древнерус­ского языка», имеет большое значение для изучения лексики старославянского языка.

По инициативе и при непосредственном участии И. И. Срез­невского как автора и редактора стали выходить с 1852 г. «Из­вестия Академии наук по Отделению русского языка и словес­ности», а с 1867 г. — «Сборник статей, читанных в Отделении русского языка и словесности» (с 8-го тома — «Сборник ОРЯС»), на страницах которого был опубликован ряд значи­тельных исследований по старославянскому языку и славян­ской филологии.

В 50-х гг. XIX в. стала выходить первая сравнительная грамматика славянских языков венского профессора Ф. Мик- лошича «Vergleichende Grammatik der slavischen Sprachen» (1-е издание — 1852-1874 гг., 2-е издание, значительно перерабо­танное, — 1875-1883 гг.), в которой были представлены очер­ки отдельных славянских языков, в том числе с привлечением данных праславянского и старославянского языков.

Ф. Миклошичу принадлежат два словаря: 1) старославян­ского языка — «Lexikon palaeoslovenico-graeco-latinum», 1862- 1865 гг. и 2) «Worterbuch der slavischen Sprachen», 1886 г. — первый итог этимологических исследований, проводившихся в разных странах.

Большое влияние на последующее изучение старославян­ского языка оказал труд одного из основоположников сравни­тельно-исторического языкознания А. Шлейхера, посвящен­ный морфологии старославянского языка, «Formenlehre der kirchenslawischen Sprache», 1852 г. А. Шлейхер впервые ввел в сравнительное изучение славянских языков данные литовского языка, позволившие в дальнейшем решить многие вопросы праславянской фонетики и морфологии.

Начиная с 70-х гг. XIX в. в европейском сравнительно-ис­торическом языкознании формируется новое научное направ­ление, развившее учение о фонетических законах и граммати­

ческой аналогии как об основных причинах эволюции языка. Один из представителей этого нового направления «младограм­матиков», немецкий ученый Ав. Лескин, в 1871 г. издает «Ру­ководство по древнеболгарскому (древнецерковнославянскому) языку» (2-е, значительно переработанное, издание вышло в русском переводе в 1890 г. с дополнениями А. А. Шахматова и В. Н. Щепкина), а в 1909 г. — «Грамматику древнеболгарского (древнецерковнославянского) языка» (русский перевод вышел в 1915 г.). В этих трудах Ав. Лескина были определены условия ряда праславянских фонетических изменений (фонетических законов), а также впервые разрабатывались вопросы относи­тельной хронологии праславянских фонетических явлений.

В России новые принципы лингвистического исследования получили всестороннее отражение в трудах академика Ф. Ф. Фор­тунатова и учеников созданной им «московской» лингвистиче­ской школы (В. Н. Щепкина, А. А. Шахматова, Б. М. Ляпуно­ва, Н. Н. Дурново и др.).

Ф. Ф. Фортунатов (1848-1914), занимавшийся проблемами общего языкознания, сравнительной грамматики, фонетики ин­доевропейских языков, уделял много внимания изучению ста­рославянского языка. В 1880-1890-х гг. Ф. Ф. Фортунатов чи­тал в Московском университете лекции по фонетике старосла­вянского языка, которые он подготавливал к печати. Однако при жизни автора эта работа не была завершена, и «Лекции...» Ф. Ф. Фортунатова увидели свет лишь в 1919 г. Поразительно, что даже в незавершенном виде они по объему значительно превосходят соответствующие разделы в работах других иссле­дователей того времени. В «Лекциях...» впервые были приведе­ны аргументы в пользу употребляемого теперь нами термина «старославянский язык». Особенно интенсивно вопросами ста­рославянской письменности Ф. Ф. Фортунатов занимался в по­следние годы своей жизни. В 1908 г. увидели свет его статьи «Состав Остромирова евангелия» и «Старославянское тъ в 3-м лице глаголов», в 1910 г. появляется его рецензия на «Грамма­тику...» Ав. Лескина, и, наконец, в 1913 г. была опубликована его последняя работа — «О происхождении глаголицы*.

Важнейшими работами ученых «московской» школы в об­ласти славистики являются следующие: «Рассуждение о языке Саввиной книги» (1898-1899 гг.) и «Болонская псалтырь» (1906 г.) В. Н. Щепкина; «Формы склонения в старославян­ском языке* (1905 г.) Б. М. Ляпунова; «Очерк древнейшего периода истории русского языка» (1915 г.) А. А. Шахматова;

«Мысли и предположения о происхождении старославянского языка и славянских алфавитов» (1929 г.) Н. Н. Дурново.

Огромный вклад в развитие славянской филологии был сделан академиком И. В. Ягичем (1838-1923), хорватом по на­циональности. Научная деятельность И. В. Ягича началась в 1860-е гг. Будучи профессором Берлинского университета (1875- 1880 гг.), он начинает издавать «Archiv fur slavische Philolo­gies — лучший славистический журнал конца XIX в. С 1880 г. И. В. Ягич становится профессором Петербургского универси­тета и действительным членом Петербургской Академии наук. С этого времени он публикует огромное количество статей и монографий по разным вопросам славянской филологии, в том числе по старославянскому языку и старославянской письмен­ности. Наиболее значительными работами И. В. Ягича в этой области являются: «Рассуждения южнославянской и русской старины о церковнославянском языке» (1895 г.), «Entstehungs- geschichte der kirchenslavischen Sprache» («История возникно­вения церковнославянского языка», 2-е изд. 1913 г.), «Глаго­лическое письмо» (1911 г.).

В «Истории возникновения церковнославянского языка» И. В. Ягич анализирует лексические варианты старославянско­го языка, определяет «первичные» слова, имевшиеся в языке первых переписчиков, и «вторичные» слова, внесенные в тек­сты позднейшими переписчиками, и окончательно доказывает несостоятельность «паннонской теории». В монографии, посвя­щенной глаголическому письму, И. В. Ягич дает историю изу­чения глаголицы, определяет вслед за И. Тейлором ее связь с греческим минускулом, устанавливает бблыпую древность гла­голического письма по сравнению с кириллицей и дает его па­леографическое описание.

С 1908 г. по инициативе И. В. Ягича начинает выходит «Эн­циклопедия славянской филологии», включившая целый ряд выдающихся трудов ученых-славистов и самого И. В. Ягича. В этом издании была опубликована его «История славянской фи­лологии» (1910 г.) и «Глаголическое письмо». В 1946 г. акаде­мик Н. С. Державин справедливо писал о том, что дореволюци­онная славистика достигла в деятельности И. В. Ягича своего апогея1.

Очень плодотворной для изучения старославянской пись­менности была деятельность двух младших современников

1 См.: Державин Н. С. Вклад русского народа в мировую науку в области славянской филологии // Учен. зал. МГУ. 1946. Вып. 107. Т. 3. Кн. 2.

ф. Ф. Фортунатова и И. В. Ягича — академиков П. А. Лавро­ва (1856-1929) и А. И. Соболевского (1856-1929).

Наиболее значительными работами П. А. Лаврова являют­ся его монографии «Палеографическое обозрение кирилловско­го письма* (1915 г.) и «Материалы по истории возникновения древней славянской письменности», вышедшие под редакцией Б. М. Ляпунова уже после смерти П. А. Лаврова, в 1930 г.

Среди весьма многочисленного научного наследства А. И. Со­болевского особое место занимают его «Материалы и исследова­ния в области славянской филологии и археологии» (1910 г.) — сборник статей, многие из которых посвящены вопросам изу­чения лексики памятников старославянской письменности.

К этому же времени относится деятельность выдающегося чешского ученого В. Вондрака (1859-1925), создавшего вторую сравнительную грамматику славянских языков (1-е издание — 1906-1908 гг., 2-е, переработанное издание — 1924-1928 гг.). В отличие от «Сравнительной грамматики» Ф. Миклошича, в грамматике В. Вондрака прослеживается история славянских звуков и форм от праславянской эпохи до настоящего времени. По этому принципу стали строиться и все последующие работы этого типа. В. Вондраку принадлежит и «Древнецерковносла- вянская грамматика» (1-е издание — 1900 г., 2-е, расширенное и переработанное, издание — 1912 г.), впервые после грамма­тики И. Добровского включавшая раздел синтаксиса, которая вышла в русском переводе в 1915 г.

Занимался В. Вондрак и проблемой происхождения глаго­лицы. В статье, посвященной этому вопросу, он обосновал связь глаголицы с древнееврейским и самаритянским алфавитами, которую в настоящее время не отрицает большинство ученых.

Весьма значительной в деле изучения старославянского язы­ка и письменности была деятельность русских ученых Е. Ф. Кар­ского (1861-1931), С. М. Кульбакина (1873-1941) и Г. А. Иль­инского (1876-1937), которым принадлежат издания ряда ста­рославянских памятников и многочисленные статьи, посвя­щенные самым разнообразным вопросам.

Е. Ф. Карский с 1905 по 1917 гг. был редактором «Русско­го филологического вестника» (1879-1917 гг.), одного из веду­щих дореволюционных филологических журналов России. Ему же принадлежит «Славянская кирилловская палеография» (1928 г.) — монографическое описание особенностей кириллов­ского письма.

С. М. Кульбакин известен как автор очень обстоятельной грамматики старославянского языка, выдержавшей ряд изда­

ний. Последнее издание на русском языке его «Древнецерков- нославянского языка» вышло в Харькове в 1917 г.

Г. А. Ильинский в книге «Праславянская грамматика» (1916 г.) впервые обосновал право на самостоятельное сущест­вование особой науки о праславянском языке, отличной от на­уки о старославянском языке и сравнительной грамматики. Это разграничение, впоследствии принятое всеми учеными, бе­зусловно, дало положительные результаты. Несомненной за­слугой Г. А. Ильинского было составление им «Опыта система­тической кирилло-мефодиевской библиографии» (София, 1934).

Большое значение в изучении праславянского языка имел труд главы французской школы компаративистов А. Мейе (1866-1936) «Общеславянский язык», который явился итогом его исследований в области славянского языкознания (1-е изда­ние вышло в Париже в 1924 г., затем в 1934 г. вышло 2-е из­дание, переработанное в сотрудничестве с А. Вайаном; русский перевод 2-го издания вышел в 1951 г.). А. Мейе был организа­тором Института славяноведения в Париже и редактором его печатного органа «Revue des  slaves», который начал вы­

ходить с 1921 г.

С этого же года в Белграде возобновилось под редакцией А. Белича издание журнала «Южнославянски филолог», пер­вый том которого вышел в 1913 г. С 1922 г. в Праге стал вы­ходить под редакцией чешских ученых Ол. Гуйера и М. Мурко журнал «Slavia». С 1929 г. в Праге же под редакцией М. Вейн- гарта, автора одного из лучших руководств по старославянско­му языку «RukovSt' jazyka staroslov6nsk6ho» (1937-1938 гг.), начинает выходить «Byzantinoslavica». На страницах этих из­даний увидели свет многочисленные исследования по старосла­вянскому языку.

Почти одновременно с «Общеславянским языком» А. Мейе выходит книга выдающегося голландского слависта Н. Ван- Вейка «История древнецерковнославянского языка» (1931 г.; в русском переводе — «История старославянского языка», 1957 г.). Существенным достоинством труда Н. Ван-Вейка является то, что в нем определены основные тенденции развития прасла­вянского языка, обусловившие специфику старославянского языка и других славянских языков.

В 1954 г. в Вене выходит «Altkirchenslavische Grammatik» Н. С. Трубецкого (1890-1938). В своей грамматике Н. С. Тру­бецкой отказался от исторического объяснения звуков и форм старославянского языка и стремился определить систему фо­нем старославянского языка и установить их соотношения

(корреляции), определяющие функционирование данной сис­темы»

В конце 1930-х — начале 1940-х гг. почти завершает свою работу по созданию курса старославянского языка крупней­ший советский славист, известный далеко за пределами СССР, д. М- Селищев (1886-1942). Изданный после смерти автора 4Старославянский язык» (часть I — 1951 г., часть II — 1952 г.) носит «характер оригинальных разысканий, построенных на богатом, извлеченном из памятников материале, изобилующих рядом ценных идей в области славянской фонетики и морфо­логии. Интересны наблюдения А. М. Селищева над диалект­ной основой ряда памятников с привлечением диалектных данных, преимущественно македонских и болгарских; в очер­ках богато представлен и самостоятельно интерпретирован материал праславянского и других индоевропейских языков»1.

В 1948 г. ученик А. Мейе, известный французский славист А. Вайан, опубликовал в Париже «Руководство по старосла­вянскому языку» (русский перевод вышел в 1952 г.), в кото­ром содержатся описательная фонетика и грамматика старо­славянского языка. Не прибегая к сравнительно-историческим объяснениям, А. Вайан создал описание старославянского язы­ка только на основе старославянских памятников, и этим его труд существенно отличается от большинства монографий по старославянскому языку.

Кроме того, перу А. Вайана принадлежат многочисленные статьи, и в их числе статья о происхождении славянских алфа­витов, где он высказывает мнение об искусственном характере глаголицы, разделяемое в настоящее время многими учеными. Наконец, А. Вайан — автор одной из последних сравнитель­ных грамматик славянских языков (I том вышел в Париже в 1950 г., II — в 1958 г.).

Наука о старославянском языке особенно интенсивно нача­ла развиваться в 1950-е гг. В это время в разных странах начи­нают выходить новые славистические издания, на страницах которых публикуются многочисленные работы, посвященные старославянской проблематике. Отметим следующие журналы: «Oxford Slavonic Papers» (с 1950 г.), «Български език» (София, с 1951 г.), «Вопросы славянского языкознания» (Москва, 1954- 1963 гг.), «Scando-Slavica» (Copenhagen, с 1954 г.), «Studia Sla- vica» (Budapest, с 1955 г.), «Slovo» (Zagreb, с 1952 г.), «Zeit- schrift fur slawistik» (Berlin, с 1956 г.), «Советское славянове­

1 Советское языкознание за 50 лет. М., 1967. С. 65.

дение» («Славяноведение», Москва, с 1965 г.) и др. Если в прежние годы основное внимание уделялось фонетике и мор­фологии старославянского языка, то теперь в центре внимания оказываются старославянская лексика и синтаксис.

В 1955 г. в Гейдельберге выходит краткий словарь ста­рославянского языка (в латинской транскрипции) австрий­ских славистов JI. Садник и Р. Айтцетмюллера«Handworter- buch zu den altkirchenslawischen Texten». С 1958 г. выходит «Slov- nik jazyka staroslovSnskeho», издаваемый Академией наук Че­хословакии. Это будет наиболее полный по охвату памятников письменности словарь старославянского языка. Издание его еще не закончено, к 1995 г. вышло 49 выпусков этого словаря.

Завершена работа по составлению словаря основных старо­славянских памятников X-XI вв., предпринятая совместно Институтом славяноведения АН России и Славистическим ин­ститутом ГАН Чехии. «Старославянский словарь (по рукопи­сям X-XI веков)» под редакцией Р. М. Цейтлин, Р. Вечерки и Э. Благовой вышел в Москве в 1994 г.

В 1963 г. в Праге были опубликованы на русском языке «Исследования по синтаксису старославянского языка», в ко­торых описаны различные проблемы старославянского синтак­сиса. В том же 1963 г. вышла монография К. И. Ходовой «Система падежей старославянского языка», в которой рас­сматриваются вопросы синтаксиса беспредложных падежей.

Существенное влияние на развитие славистической науки оказывают возобновленные с 1958 г. Международные съезды славистов, созываемые каждое пятилетие. На этих съездах по­стоянно уделяется большое внимание палеославистике, изуче­нию в разных аспектах как письменности на старославянском языке, так и праславянских языковых особенностей. Так, на­пример, на VII съезде (Варшава, 1973 г.) с докладами, посвя­щенными старославянскому и праславянскому языкам, высту­пили Е. М. Верещагин («Из истории возникновения первого литературного языка славян»), В. В. Колесов («Праславянская фонема [р] в ранних преобразованиях славянских вокаличе­ских систем»), А. С. Львов («Иноязычные влияния в лексике памятников старославянской письменности (тюркизмы)»), Н. И. Толстой («К реконструкции праславянской фразеоло­гии»), К. И. Ходова («Структура отношений, выражаемых формами склонения имени существительного в старославян­ском языке»), Р. М. Цейтлин («Характеристика лексических и словообразовательных средств старославянского языка (их се­мантика и стилистические функции») и др.

1963 г. был для славистов знаменательным, так как в этом году отмечалось 1100-летие создания Кириллом и Мефодием славянской письменности. В ряде стран прошли торжественные научные сессии, посвященные юбилею, были выпущены юби­лейные издания. Так, в Болгарии был издан сборник «Тысяча сто лет славянской письменности», в Чехословакии — сборник «Великая Моравия», в России — книга В. А. Истрина «1100 лет славянской азбуки», напечатан ряд статей в разных журналах.

Точно так же широко отмечались и скорбные даты смерти Константина-Кирилла (f 869 г.) и Мефодия 885 г.). Так, в Болгарии в 1969 г. состоялась международная конференция, материалы которой опубликованы в двух томах: «Константин- Кирилл Философ» (Т. I. София, 1969; Т. II. София, 1971). Там же в 1985 г. проходила международная конференция, посвя­щенная памяти Мефодия. Материалы конференции опублико­ваны в сборнике «Хиляда и сто години от смъртта на Мето- дий» (Кирило-Методиевски студии. Кн. 4. София, 1987).

В 1980-х гг. увидели свет монографии, посвященные памя­ти славянских Первоучителей. Таковы, например, монография венгерского палеослависта Имре Тота, изданная первоначально на венгерском языке, а затем переведенная на болгарский, «Константин-Кирил и Методий» (София, 1981) и монография С. П. Бернштейна «Константин Философ и Мефодий: Началь­ные главы по истории славянской письменности» (М., 1984).

Из работ последнего времени отметим монографию М. М. Ко­пыл енк о «Palaeoslavica» (Алматы, 1995), в которой рассматри­ваются вопросы лексики и фразеологии древнейшего литера­турного языка славян, и новую монографию Е. М. Верещагина «История возникновения древнего общеславянского литератур­ного языка: Переводческая деятельность Кирилла и Мефодия» (М., 1997).

Колоссальный исследовательский материал систематизиро­ван и обобщен в фундаментальном справочном издании «Кири- ло-Методиевска энциклопедия», выпускаемом Болгарской Академией наук (гл. редактор акад. Петър Динеков. Т. I: А-3. София, 1985; Т. II: И-О. София, 1995), а также в библиогра­фических указателях: Ильинский Г. А. Опыт систематической кирилло-мефодиевской библиографии. София, 1934; Попру- женко М. Г., Романски Cm. Кирило-методиевска библиография за 1934-40 гг. София, 1942; Дуйчев Яв., Кирмагова А, Пауно- ва А Кирило-методиевска библиография (1940-1980). София, 1983; Можаева И. Е. Библиография по кирилло-мефодиевской проблематике 1945-1974 гг. М., 1980.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я