• 5

§ 1. Понятие государства и его определение

Вопрос о понятии государства является столь же сложным и древним, сколь и само государство. К нему постоянно обращались философы и юристы всех стран и народов на всех этапах возникновения и развития государства - с Древнего Рима и Греции и вплоть до наших дней.

"Что такое государство? - спрашивал один из российских государствоведов начала XX в. А. Паршин. - Вот вопрос, который до сих пор стоит открытым перед человеческим умом". И далее продолжал: "Правильный ответ на этот вопрос должен иметь большое значение для жизни народов. Правда, многие практические деятели общества и государства полагают, что они всегда имеют достаточно данных для разрешения проблем наличной общественно-государственной жизни, независимо от того, имеется ли правильное определение государства или не имеется. В этом случае практические деятели говорят, что теоретическим определением природы государства могут заниматься только любители-философы, а не люди, которые находятся в горниле общественной и государственной жизни и своими деяниями фактически обязаны творить общественную и государственную жизнь. Действительная жизнь государства не может остановиться и ждать точных определений ее философией"1 .

С последним трудно спорить. "Практические деятели" правы, говоря, что общественная и государственная жизнь не может остановиться и ждать точных определений государства. Без них, а вместе с тем и без четкого представления о том, что такое государство, как оно функционирует и каков его механизм, можно обойтись достаточно длительное время. Однако при одном условии - если не обращать внимания на неизбежное со временем падение уровня его слаженности и эффективности.

В ранней и более поздней, вплоть до современной, истории развития человечества имелось множество случаев, когда государством управляли без достаточных о нем знаний, лишь на основе проб и ошибок, эмпирического опыта. Результаты такого правления для самого государства и для общества, как правило, были неоднозначными, а нередко, как показывает, например, опыт бывшего СССР, весьма плачевными.

Совершенно прав был А. Паршин, когда писал, что без глубокого и разностороннего понимания природы и сущности государства практически невозможно грамотное, квалифицированное им управление. Объективная необходимость и практическая потребность в знаниях о государстве по мере развития общества неизбежно возьмут верх над эмпирическим подходом к нему и незнанием о нем. Так было уже не раз в истории развития общества и так будет.

"Лет сорок или пятьдесят тому назад, - писал в связи с этим А. Паршин, проводя аналогию между отношением "практических деятелей" к государствоведению и к некоторым естественным наукам, в частности химии, - практические деятели в области химических производств имели точно такое же отношение к химикам-философам. Они игнорировали научные работы химиков и свои производства вели в заводах на основании тех практических данных, которые получались от технических опытов, не вникая во внутренний смысл химических явлений и довольствуясь получаемыми практическими результатами. Но теперь обстоятельства изменились. В настоящее время на красочных заводах Германии картина уже иная. Философ-химик на таких заводах уже persona grata. Его химический кабинет уже святая святых завода"2 ! Автор выражал исторический оптимизм и уверенность в том, что со временем такое же высокое место в государственной и политической жизни общества займет ученый - государствовед и правовед.

При определении понятия государства важно учитывать не только неодинаковое восприятие одних и тех же государственно-правовых явлений разными людьми, но и сложность и многогранность самого государства как явления.

Кроме того, как верно подметил известный австрийский юрист Г. Кельзен, "трудности в определении понятия "государство" усугубляются еще и тем, что данным термином обычно обозначаются самые разнообразные предметы и явления"1.

Так, этот термин иногда используется в самом широком смысле, а именно "для обозначения общества как такового или же какой-либо особой формы общества". Нередко же он применялся и в очень узком смысле - для обозначения какого-либо особого органа или органов общества, например органов управления, а также нации или территории, на которой проживает население той или иной страны. Неудовлетворительное состояние политической теории, являющейся в основе своей теорией государства, заключает автор, в значительной мере предопределяется тем фактором, что исследователи государства и права нередко "используют одни и те же термины в совершенно разных значениях или же рассматривают разные явления и понятия как идентичные"2.

В каких смыслах, по мнению Г. Кельзена - одного из основателей теории правового нормативизма, может употребляться и употребляется понятие государства?

Во-первых, понятие государства может употребляться в юридическом смысле. Государство может рассматриваться исключительно с "чисто юридических позиций". Оно может представляться как юридическое лицо, "правовой феномен", как своеобразная корпорация. От других корпораций государство отличается "лишь установленным в масштабе нации или страны правовым порядком". В силу этого "с юридической точки зрения проблемы государства в значительной мере проявляются как проблемы национального правового порядка". Причем государство выглядит не иначе как "такой образ действий и порядок поведения людей, который мы обычно называем правовым порядком".

Государство как юридический феномен предполагает, что "отношения между ним и правом должны рассматриваться по аналогии с отношениями между правом и индивидом". Это означает, по мнению Г. Кельзена, что государство, несмотря на то что оно издает или санкционирует право, должно быть, как и индивид, в своем поведении и действиях связано правом".

Во-вторых, понятие государства может употребляться в социологическом смысле. В данном аспекте государство должно пониматься как некая "социологическая общность", "социальная реальность, существующая независимо от ее правового порядка и правовой реальности".

Для государства, рассматриваемого в социологическом смысле, характерной чертой является исходное (с момента его возникновения и функционирования) рассредоточение власти по различным органам. Фактически, замечает автор, "не существует таких государств, где все акты и действия (команды, подаваемые от имени государства) исходили бы первоначально от одного правителя. В обществе всегда существовало и существует несколько командных структур. В результате их деятельности всегда возникало значительное число доминирующих в обществе отношений, а также бесчисленное количество всякого рода актов управления и подчинения, совокупность которых отражала то, что называется социологическим государством"1.

В-третьих, понятие государства может определяться как живой, "естественный организм", В соответствии с таким подходом оно рассматривается не иначе как форма социальной биологии.

Подобный взгляд на понятие государства до Г. Кельзена разделялся многими авторами, в основном сторонниками так называемой органической теории государства. Достигнув апогея в своем развитии на рубеже XIX-XX вв., данная теория пыталась объяснить всю социальную жизнь биологическими закономерностями. При этом общество полностью отождествлялось с организмом, а государство считалось "единственным институтом, предназначенным для обеспечения благополучия всех как ныне живущих, так и еще не родившихся граждан"2.

Наконец, в-четвертых, понятие государства определяется Г. Кельзеном и его сторонниками-нормативистами как "система норм", как "нормативный порядок" или же как "политически организованное общество", как государство-власть.

Государство, подчеркивал автор, имеет политический характер, проявляется прежде всего как политическая организация, потому что оно устанавливает "порядок использования силы, потому что оно обладает монополией на применение силы".

Итак, сложность и многогранность государства как явления и понятия, с одной стороны, и субъективность его восприятия различными авторами-с другой, объективно обусловливают возможность и неизбежность его многовариантного понимания и не менее разнообразного его толкования.

Исходя из этого вполне понятен сам факт возникновения в различные периоды развития общества множества определений понятия государства и их активного исследования. "Сколько существовало государствоведов и философов, - писал Л. Гумплович, - столько существовало и определений государства". Весьма заметно при этом сказывался субъективизм.

Осуждая политическую предвзятость, тенденциозность в определении понятия государства, особенно сильно, по мнению автора, проявившиеся в XIX столетии, Л. Гумплович сетовал, что в определении государства иногда "изображают не только, что представляло и представляет из себя в действительности государство, но то, чем оно должно быть по субъективному взгляду, по субъективной точке зрения, желаниям и идеалам каждого отдельного государствоведа, политика и философа". Всякая политическая партия, отмечал автор, имела как девиз свое собственное определение государства, такое, в котором она закрепляла свои желания и требования, стремясь "лишь к тому, чтобы согласно с ними было преобразовано данное государство".

В качестве примеров подобного определения понятия государства Л. Гумплович ссылался на определения, даваемые в работах отдельных авторов XIX в. и в словарях. В частности, критическому рассмотрению подвергается им весьма идеалистическое определение государства, в соответствии с которым оно представляется как "народное соединение, организованное для постоянной реализации заведомо высшего закона, а также высшего блага". Или определение, согласно которому государство рассматривается как "суверенный морально-личный, живой свободный общественный союз народа - союз, который по конституционному закону, в свободно-конституционной организации народа, под руководством конституционного и самостоятельного правительства стремится к правовой свободе и в ее пределах к назначению, а потому и к счастью всех своих членов"1 .

Не касаясь вопроса о преимуществах и недостатках приведенных определений, а также правомерности или неправомерности столь критического к ним отношения со стороны Л. Гумпловича, следует отметить лишь, что "предвзятость" и "субъективизм" никогда не были в почете - ни в XIX в., ни в других столетиях, ни в связи с определением понятия государства, ни в связи с определением других понятий. Однако это не должно означать табу, некий запрет под флагом борьбы с субъективизмом на творческие поиски в осознании и определении государства, на разностороннее представление о нем и его многовариантное определение.

Весьма важно, чтобы поиски носили не умозрительный, оторванный от жизни, от государственно-правовой действительности характер, а адекватно отражали различные стороны и аспекты государства. Если это условие - признак научности и объективности исследования - соблюдается, то множественность определений понятия государства не только оправданна, но и объективно необходима.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я