• 5

§ 1. "Компьютерное ускорение" и развитие информатики

 

Рост внимания к проблеме информации в науке и других сферах социальной деятельности отражает определенные объективные тенденции повышения роли информационных процессов в развитии общества. И если еще несколько десятилетий назад об информации говорили в основном работники прессы, то ныне, как уже отмечалось, круг информационной деятельности значительно расширился и у сторонников концепции "информационного общества" даже наблюдается тенденция к абсолютизации значения уже отмечалось, круг информационной деятельности значительно информации (Дж. Андерла, Б. Брукс, Ю. Гарфилд, Р. Дарендорф, Р. Крайбих, Ч. Медоу, П. Пиганьоль, Ж. Ж. Серван-Шрайбер, А. Тофлер, Ж. Фурастье, К. Штейнбух и др.) [1].

 

Согласно А. И. Ракитову, смысл "указанных концепций сводится к следующим пунктам:

 

- в современном обществе высшей ценностью, главным продуктом производства и основным товаром становится информация; создатель информации может продавать ее многократно, не теряя при этом права собственности на уже проданный товар;

 

- высшая власть в обществе постепенно будет переходить и уже переходит в руки информационной элиты, т. е. тех, кто создает информацию и умеет пользоваться ею;

 

- классовая структура общества лишается объективного смысла, исчезает и уступает место двучленной элитарно-массо-зой структуре (по словам Тофлера, исчезает пролетариат и возникает когнитариат);

 

- все большая часть населения Земли поглощается сферой информационной деятельности и обслуживания;

 

- внедрение компьютеров и роботов с необходимостью создает огромную массу "лишних людей", избыточное население, лишь часть которого сможет приспособиться к новому информационному обществу на основе перманентной переподготовки, ведущейся на базе компьютеризации образования;

 

- радикальному изменению подлежит вся культура, система социальных связей, семейно-бытовых отношений, организация власти и социальная психология;

 

- возникает новое компьютерное поколение. Между ним и нынешним поколением, сформированным в рамках традиционной индустриальной деятельности, возникает неизбежный разрыв, который лишь отчасти может быть преодолен сплошной компьютеризацией общества;

- информатизация общества сама по себе безотносительна к тому, в какой социальной системе она реализуется; она может при заранее осуществленном социальном проектировании привести к общей гуманизации на основе создания условий для неограниченно возрастающей информированности, улучшения здравоохранения, сокращения рабочего времени, повышения общего благосостояния вследствие резкого возрастания производительности труда, облегчения всех форм общения, ликвидации языковых и культурных барьеров и т.д." [2]

 

Не случайно концепцию "информационного общества" в странах капитализма называют новой технократической волной. Представители этого направления, декларируя инвариантность информации по отношению к мировым социальным системам, вместе с тем видят в ней едва ли не единственное средство устранения всех социальных конфликтов и недостатков социального развития в условиях как капитализма, так и социализма, несмотря на их различие.

 

В большинстве своем эти авторы предполагают, что благодаря информации в обществе произойдет "информационная революция", которая позволит разрешить абсолютно все проблемы экономики и усовершенствовать социальные системы в глобальном масштабе. С такой концепцией согласиться нельзя. Революция в информационной области отнюдь не выступает альтернативой революции социальной и, вопреки вышеизложенному мнению, информация не являет собой новое средство для спасения устаревших форм организации общества от их исторически неизбежной гибели.

 

Однако нужно иметь в виду, что подобные концепции в искаженной, гипертрофированной форме отображают отчетливо выраженную тенденцию повышения социальной роли информации. Отмечая их несостоятельность, важно противопоставить неадекватной интерпретации этой тенденции правильную концепцию. Отрицать повышение роли информации в обществе - значит стоять на догматических позициях, не замечая кардинального направления развития социального прогресса. Несомненно, что причины усиления значения информации в настоящем и будущем обществе лежат прежде всего в сфере экономики, развития материального производства, формирующих соответствующие социальные потребности, называемые информационными.

 

Информационные потребности общества растут. Это ведет к повышению значения информации в развитии всех сфер социальной деятельности и, прежде всего, науки, информационный аспект которой определяет в целом ее специфику. Информация, в первую очередь научная, постепенно становится мощным фактором интенсификации общественного производства, повышения его эффективности, прогресса общества в целом, о чем мы подробно будем говорить в этой главе.

Вот в чем основная причина выдвижения роли научной информации на авангардное место в ходе развертывания НТР, в процессе реализации главной задачи науки, заключающейся во все большем подчинении последней решению социально-экономических проблем, в ускорении прогресса и переводе экономики на путь интенсивного развития. С этим связано развитие многих перспективных направлений социально-информационной деятельности, и прежде всего революционные изменения в информационной технике и технологии.

 

Попытаемся далее рассмотреть роль информации в социальном прогрессе, в возникновении и становлении общества. Хотя в теории антропосоциогенеза не употребляется понятие информации, тем не менее ее место можно определить. Известно, что труд и членораздельная речь, согласно Ф. Энгельсу, явились главными стимулами, "под влиянием которых мозг обезьяны постепенно превратился в человеческий мозг" [3]. Процесс труда требовал коллективных действий, он не мог бы осуществляться без обмена информацией с помощью речи, выражающей в материальной форме мысли людей. Благодаря членораздельной речи, передававшей мысленные образы, фрагменты сознания отдельных индивидов, происходила коммуникация людей, их единение в целостную систему, именуемую обществом. Речь выступает тем материальным, чувственно воспринимаемым феноменом, который несет информацию, производит передачу мыслей, и все это осуществляется прежде всего для удовлетворения потребностей людей, получения и производства необходимых им материальных благ.

 

В эпоху палеолита собирательство, а в неолите - материальное производство в целом, а не только информация, служили основой общественной жизни. Информация с самого начала была включена в процесс взаимодействия общества, человека и природы. Информация, и прежде всего ее первоначальная, специфически социальная форма - членораздельная речь - призвана обслуживать эту хозяйственную деятельность, содействовать ее прогрессивному развитию и обеспечению целостности всего социального процесса.

 

При этом, на наш взгляд, необходимо выделять два основных вида социальной информации [4]. Во-первых, это идеальная социальная информация как содержание прежде всего речевой деятельности, в дальнейшем принимающая и другие формы выражения для целей коммуникации, о чем еще будет сказано. Во-вторых, это материальная социальная информация, передаваемая с помощью технических средств человеческой деятельности и других предметов, преобразованных людьми. Подавляющее большинство авторов вообще не рассматривают последний вид социальной информации, ограничиваясь идеальной социальной

информацией. Не отвергая необходимости выделения материальной социальной информации, мы остановимся на анализе лишь идеальных информационных процессов, как наиболее сложных и специфичных для человеческого общества. Поэтому речь пойдет о роли идеальной социальной информации, которую мы, по установившейся традиции, будем называть просто социальной информацией.

 

Вполне понятно, что значение социальной информации может быть выявлено адекватно лишь в случае, если у нас правильное представление о том, что такое информация вообще. Исходя из изложенного в главе I, будем считать, что информация в самом общем случае представляет собой "передаваемую" часть отражения, поддающуюся объективированию часть содержания образа.

 

Установление связи информации и отражения очень существенно для объяснения роли информации в любых процессах развития, независимо от того, где они происходят - в природе или обществе. Необходимо исходить, как писал В. И. Ленин, из того, что "...отображение не может существовать без отображаемого, но отображаемое существует независимо от отображающего"5. В силу сказанного к социальной информации (идеальной) нельзя подходить как к основе общества, поскольку таким фундаментом выступает общественное бытие, прежде всего, материальное производство. Социальная информация является лишь отображением этого бытия и, следовательно, производным от него, вторичным, идеальным образованием. Однако это идеальное, отображая первичное бытие, оказывает на него активное воздействие в совокупной системе социальной деятельности. И в зависимости от характера и знака этого влияния первичное, то есть общественное бытие (в особенности материальное производство), может развиваться в прогрессивном либо регрессивном направлении, ускоряться или замедляться. Между общественным бытием, материальной основой общества, и его отображением, идеальной информацией, существует, таким образом, взаимная связь, именуемая отражением. С одной стороны, общественное сознание отображает бытие. С другой стороны, отображение с помощью материальных форм и средств человеческой деятельности воздействует на производство и другие практические сферы деятельности людей, способствуя их изменению. В какой мере возможно это изменение, зависит от исторически конкретных форм социальной организации и технических средств протекания социально-информационных процессов.

 

Возьмем, в частности, технические средства. Они возникли не сразу. Вначале человек располагал только естественными органами (мозг, язык, уши, глаза). В дальнейшем появились различные средства фиксации знаний и передачи информации (дым костра, искусственные знаки). Особое значение имеет изобретение письменности и затем книгопечатания. Как подчеркивает А. П. Ершов, "исторические истоки информатизации прослеживаются и в создании искусственных средств хранения и передачи информации.

Главными вехами на этом пути стало появление письменности, книгопечатания, почты, периодической печати, телеграфа, телефона, фотографии и - уже в наше время - радио, телевидения и ксерографии" [6]. Письменность и книгопечатание произвели подлинную революцию в фиксации и распространении социальной информации, явили собой качественный сдвиг в развитии социально-информационных процессов, на многие века предопределив их прогрессивные изменения. И хотя использовались и другие информационные средства, тем не менее вся система социальной информации, ее воздействие на развитие материального производства (как и само духовное производство) в значительной степени детерминировались именно письменностью и книгопечатанием. Главными носителями информации стали книга, бумага, документ, определившие основные средства и методы информационной работы и даже названия ряда наук, изучавших различные стороны этого доминирующего и считающегося ныне традиционным информационного процесса (книговедение, библиотековедение, теория научной информации и т.д.).

 

На современном этапе происходит очередная революция в прогрессивном изменении процессов и систем, обусловленная появлением и внедрением электронно-вычислительных систем, на которых и основываются современная и будущая информационная техника и технология. Последнюю мы привыкли воспринимать в системе традиционного, материального производства. Между тем. появились технологии, где основой и продуктом является информация, а не ее носитель. Согласно определению В. М. Глушкова, их можно именовать информационными [7]. Автоматизация именно этих технологий (к которым, в частности, принадлежат редакционно-издательская деятельность, проектно-конструкторские работы и т.д.) приводит к вытеснению бумажных ее носителей, доводя их до разумного, удобного для человека минимума, что позволяет говорить о безбумажной индустрии переработки иформации в отличие от традиционной - бумажной (в связи с чем вводятся термины бумажной и безбумажной, или компьютерной, информатики).

 

Автоматизации поддаются все формы движения информации, для которых созданы специальные технические средства. Для передачи информации используются упомянутые ранее технические средства связи и передачи данных. Получение и ввод информации обеспечиваются датчиками, терминалами и так далее, ее хранение - машинной памятью, банками и базами данных и знаний, переработка - микропроцессорами, вывод и представление - индикаторами, принтерами, дисплеями и т.д.

 

Ядро всей этой индустрии - электронно-вычислительные машины (ЭВМ), в производстве которых за последние десятилетия произошли революционные изменения; уже сменилось четыре поколения этой информационной техники, близко появление ЭВМ пятого поколения. Поколения компьютеров различаются элементной базой, а также архитектурой. Первое поколение - это ламповые вычислительные машины, второе - транзисторные, третье поколение базируется на интегральных, четвертое - на сверхбольших интегральных схемах. "Компьютерные системы пятого поколения, - по мысли японских ученых, - будут обладать развитыми функциями, которые позволят им решать серьезные задачи весьма высокого интеллектуального уровня. По своим возможностям эти системы приблизятся к интеллекту человека, а интерфейс человек - машина по сравнению с традиционными системами станет существенно больше ориентирован на человека" [8].

 

Только за последние 25 лет развития информатики стоимость технических средств, отнесенная к одной логической операции, снизилась в 10 тыс. раз [9]. Как отмечает А. И. Ракитов, "за 30 лет размеры компьютеров уменьшились в сотни раз, число операций в секунду возросло от 5 тыс. до 7 млрд. (мультипроцессорный компьютер Д. Хиллиса). Современные магнитные и оптические носители информации в состоянии хранить до 2,5 гигабайт на 1 магнитном диске и до 4 гигабайт на одной оптической плате. Поиск любого слова в 30-томной Британской энциклопедии, хранящейся в компьютерной памяти, занимает не более 8,5 секунды" [10]. Современные компьютеры в тысячи раз легче машин первого поколения, они в несколько тысяч раз менее энергоемки и т.д. Можно и далее приводить примеры изменения характеристик ЭВМ, свидетельствующие о поистине революционных сдвигах в развитии компьютеров. Индустрия переработки информации, по единодушному мнению ученых, в последние десятилетия развивается самыми быстрыми темпами по сравнению с другими отраслями промышленности.

 

Г. Р. Громов пишет, что до появления электронно-вычислительной техники "масштаб производственного процесса и его характеристики никогда в истории не менялись на два-три порядка за одно десятилетие. Например, авиация и электроэнергетика - наиболее впечатляющие технологические символы XX в., стремительно развиваясь, не достигали и сотой доли тех скоростей изменения технических характеристик, которые стали нормой в вычислительной технике (мощность самолетов, автомобилей, судов и электростанций не меняется в 1000 раз за каждые 10 лет). В то же время в вычислительной технике опыт, приобретенный 10 лет назад, основан на практической базе, составляющей менее 0,1% от той реальной производственной базы, с которой необходимо работать сегодня..." [11]

 

Среди других причин ускоренного развития компьютеров - сама природа информации, ее отличие от традиционных (вещественно-энергетических) видов материального производства. По своему экономическому статусу информационная индустрия относится к инфраструктурным отраслям народного хозяйства (наряду с энергетической, транспортной и т.д.).

Наиболее важной тенденцией развития компьютерной техники в рамках темы данной книги является возможность ее интеллектуализации. Вначале ЭВМ (что вытекает из их названия) создавались просто как мощные арифмометры, которые использовались для решения вычислительных задач. Однако, по имеющимся прогнозам, вычислительные функции компьютеров все больше будут уступать место переработке знаний, причем последняя к началу XXI в. будет доминировать [12]. "Компьютер в современном его понимании, - подчеркивает А. И. Поздняков, - это универсальное техническое средство обработки любой информации, в том числе и словесной, это уже не вычислитель, а скорее усилитель интеллекта. Но именно усилитель, а не заменитель. Поэтому специалисты в области искусственного интеллекта перенесли акцент с моделирования творческих процессов на создание систем, позволяющих повысить результативность интеллектуальной работы именно невычислительного характера" [13].

 

В этом плане весьма эффективными оказались информационные системы, которые получили наименование экспертных, используемые для анализа структуры химических соединений, диагностики болезней, игр и т.д. Они работают благодаря созданию программ, формализующих правила вывода, которыми пользуются эксперты в той или иной области (например, гроссмейстеры).

 

Возникают тем самым не просто технические системы, функционирующие независимо от человека, а смешанные человеко-машинные системы обработки информации, из-за чего весьма актуальной стала проблема общения человека с ЭВМ. Вплоть до пятого поколения развитие ЭВМ было связано с появлением большой армии посредников между пользователем и машиной - программистов. Именно их производительность (порядка сотен операций за рабочий день) и оказалась узким местом в развитии индустрии переработки информации.

 

Ныне предложена и реализуется новая информационная технология, позволяющая конечному пользователю на основе баз знаний и других интеллектуальных средств без помощи программиста создавать необходимые программы. По словам Л. Т. Кузина, "эта технология, так же как и персональные компьютеры, экспертные системы и вычислительные системы 5-го поколения (ВС-5), должны обеспечить переход, перерастание индустрии электронной обработки данных в индустрию электронной обработки знаний. Все эти четыре средства обладают свойствами интеллектуальности и "дружелюбия" к пользователю, которое заключается в создании максимального удобства, "комфорта", в стимулировании желания работать у пользователя" [14].

 

В перспективе будут созданы условия для того, чтобы каждый человек, работающий с компьютером в диалоговом режиме, использовал естественный язык, а ученый - специальные языки своей науки. Развитие информационной техники и технологии приведет к тому, что в будущем сформируется сложнейшая информационная сеть, включающая в себя вычислительные системы пятого (а затем и шестого) поколения с такими элементами, как базы знаний, супер-ЭВМ, персональные компьютеры и т.д. Все это можно назвать инфосферой [15], в фундаменте которой будут микропроцессоры, встроенные в технические устройства, средства связи; в нее также войдут персональные ЭВМ с быстродействием в миллионы операций в секунду, "малые" ЭВМ мощностью в 10-20 млн операций в секунду, территориальные и подотраслевые вычислительные центры коллективного пользования, обслуживаемые машинами мощностью в сотни миллионов операций в секунду и выше. Эту пирамиду увенчают супер-ЭВМ, предельная производительность которых будет достигать 10 млрд. операций в секунду.

 

Искусственная инфосфера, "ядро" которой составят компьютеры, будет частью ноосферы (по В. И. Вернадскому). Кстати говоря, формирование интегрированной системы естественного интеллекта станет возможным благодаря автоматизации процессов преобразования и хранения знания. Существенную роль в интеграции знаний также сыграет автоматизация информационных процессов [16].

 

С учетом глобализации этих тенденций, речь даже идет о возможности организации человеко-машинного сверхинтеллекта ("гибридного интеллекта"), охватывающего всю нашу планету [17]. Это станет важным шагом на пути создания ноосферы целенаправленного управления взаимодействием общества и природы.

 

Создание "гибридного интеллекта" имеет принципиальное значение. Это новая концепция, которая, как отмечает В. Ф. Венда, "в известной степени противостоит развиваемой сегодня концепции "искусственного интеллекта". Последний ориентируется в идеале на создание автономных машинных комплексов, позволяющих формализовать и программировать решение интеллектуальных задач. Необходимость участия человека в решении воспринимается здесь как неизбежное и временное ограничение, связанное с недостаточным совершенством самих ЭВМ, программного, лингвистического обеспечения. В системах "гибридного интеллекта", напротив, человек оказывается центральным звеном" [18].

 

Да и само понятие искусственного интеллекта наполняется новым содержанием. Традиционное его толкование как моделирования функции естественного интеллекта сменяется иным пониманием: акцент ныне делается на общение человека и машины, на их программно-аппаратные средства взаимодействия [19]. Короче говоря, от разделения и противопоставления естественного и искусственного интеллектов в ходе развития кибернетики и информатики ученые пришли к их синтезу, взаимодополнению, причем в человеко-машинной системе приоритет должен быть отдан человеку. Лишь совместное использование этих двух форм интеллекта приведет к новой ступени развития общества в целом, к более высокой рационализации его деятельности благодаря радикальному обогащению совокупного интеллектуального потенциала. Причем новая постановка проблемы, появление концепции "гибридного интеллекта" обязано своим развитием именно информатике.

Рассмотрим далее, какое содержание вкладывается в понятие "информатика" [20]. Очевидно, что, анализируя его содержание, уместно начать с генезиса понятия. Сейчас уже хорошо известно, что возникший в начале 60-х гг. термин "информатика" стал использоваться во Франции и франкоязычных странах для обозначения области общественной практики, занимающейся автоматической обработкой информации с помощью ЭВМ. Появление информатики, ее выделение из кибернетики (о чем дальше еще будет идти речь) действительно являются результатом революционных изменении в развитии компьютерной техники, причем главная заслуга принадлежит "второй электронной революции", начавшейся с середины 70-х гг., когда появилась микропроцессорная техника. "Французская" интерпретация информатики получила признание и распространение у нас благодаря "компьютерному ускорению", бурному развитию микропроцессорной техники, широкому внедрению ЭВМ третьего и четвертого поколений, развертыванию работ j:o созданию информационных систем пятого поколения.

 

Также примерно в начале 60-х гг. в нашей стране термин "информатика" стал употребляться для обозначения теории научной информации, или научно-информационной деятельности. Мы не будем останавливаться на перипетиях развития этих терминов в науке, поскольку это было уже сделано Э. П. Семенюком [21], а выскажем свои соображения о том, почему большинство ученых в трактовке информатики склонились к "французскому" варианту, а не к варианту, обозначавшему теорию научной информации, несмотря на его популярность среди специалистов, занимающихся научно-информационной деятельностью в СССР и ряде стран СЭВ.

 

На наш взгляд, предпочтение одного содержания термина другому кроется в самой возможности развития компьютеров, которые благодаря реализации ЭВМ на кристалле (микропроцессор) получили широкое распространение и проникли в различные сферы деятельности. Концепция же информатики как теории научной информации с самого начала была ориентирована на более скромную сферу применения и поэтому не могла выдержать конкуренции с "французским" вариантом термина.

 

Впрочем, в этой конкуренции и в процессе развития содержания понятия информатики выявились тенденции и симптомы их сближения. Речь идет прежде всего о перспективах, которые открывают разработка и массовое применение ЭВМ пятого поколения, переход от переработки данных к использованию знаний. Основу знаний составляют научные знания, которые в ходе бумажной и электронной документализации превращаются в информацию, допускающую процесс обработки. Возможность использования формализованных знаний в ЭВМ, отход от понимания компьютера как вычислительной машины, интеллектуализация средств взаимодействия человека и машины представляют собой, если можно так выразиться, "семантическую", или концептуальную, революцию в развитии ЭВМ. Перспектива использования научных знаний в ЭВМ, как и перенос акцента с искусственного интеллекта на "гибридный интеллект", существенно сближают "французский" и первоначально распространенный советский варианты толкования термина "информатика". Причем это сближение на уровне применения развитых ЭВМ пятого поколения оказывается достаточно тесным. Учитывая большую распространенность более широкого понятия информатики и тенденции ее развития, мы предполагаем, что информатика как теория научно-технической информации (научных коммуникаций и научно-информационной деятельности) станет одной из частных информатик, наряду с социальной, экономической и т.д. Такие мнения уже высказываются в литературе [22]. Вопрос же о ее наименовании, сужающем объем понятия, в последние пять-шесть лет дискутируется, в частности, на страницах журнала "Научно-техническая информация", хотя общепринятое мнение пока не сформировалось.

 

Информатика в широком смысле слова - это не только научная дисциплина, не только отрасль техники или промышленности. Это их "сплав", единая область как теоретической, так и практической деятельности. В этом смысле информатика напоминает космонавтику, представляющую собой такое же единство определенных отраслей науки, техники и производства.

 

Упомянутое триединство сопряжено с триединством частей информатики - технических, программных и алгоритмических средств [23], что является важным моментом в понимании феномена информатики. Без алгоритмов невозможно программное обеспечение, а без программы ЭВМ оказывается бездействующей техникой. Некоторые авторы полагают, что к этим трем составляющим следует добавить (раз информатика - область человеческой деятельности) и организацию всего информационного процесса [24]. Однако можно возразить, что такое добавление не отображает специфики информатики, так как организация есть необходимая составляющая любого вида человеческой деятельности, в том числе и такой, как информатика.

 

Что же касается программного обеспечения ЭВМ, то, по оценкам специалистов, на него падает более 50% расходов, затрачиваемых производителями ЭВМ на научно-исследовательские работы [23]. По другим данным, до 80% стоимости современных компьютерных систем составляет стоимость программного обеспечения, и существенная часть специалистов в информатике занята разработкой алгоритмов, программ, алгоритмических языков [26].

 

Сказанное выше об информатике и ее развитии позволяет нам согласиться с выводом о том, что главная функция информатики заключается в выработке, обосновании и использовании средств технологизации информационных процессов, их перестройке на базе ЭВМ, математического моделирования, программного управления [27].

Когда в нашей стране только вводилось в употребление понятие "информатика", к нему прибавлялись некоторые прилагательные (очевидно, для того, чтобы отличить его от начального понятия информатики как теории научно-информационной деятельности). "Машинная информатика - часть общественного информационно-коммуникативного процесса, основанная на использовании ЭВМ" [28], - писали В. М. Глушков и Ю. М. Каныгин. Ныне информатика утратила определения типа "машинная", "безбумажная", характеризуя область социальной деятельности "по сбору, обработке, передаче данных и осуществлению управленческих процессов, то есть область информационно-управленческой деятельности, основанной на машинной технологии" [29].

 

Можно привести целый ряд других определений информатики, но мы ограничимся лишь тем, которое нам представляется наиболее адекватным. А. И. Поздняков дает следующую дефиницию: "Информатику можно определить как особую отрасль научно-технической деятельности, как комплексную научно-техническую дисциплину, занимающуюся исследованием информационных процессов любой природы, разработкой на этой основе информационной техники и технологии, решением научных и инженерных проблем создания, внедрения и обеспечения эффективного использования компьютерной техники и технологии во всех сферах общественной жизни" [30]. Возможно, что приведенное определение несколько громоздко, но оно отражает современное понимание этой развивающейся области человеческой деятельности. Это, по сути дела, деятельностное определение, очерчивающее основное содержание и специфику феномена информатики.

 

И в заключение этого параграфа рассмотрим вопрос об информатике как науке. На наш взгляд, из приведенного выше определения следует наличие у информатики как комплексной научно-технической дисциплины фундаментальной области и прикладных ее ветвей, находящихся между собою в тесной взаимосвязи, обеспечивающей наивысшую наукоемкость создаваемых на этой основе информационной техники и технологии.

 

Специфика информатики детерминирована не только информацией, но и техническими средствами ее переработки, и это распространяется на все "этажи" информатики. "Отнесение информатики к фундаментальным наукам отражает общенаучный характер понятия информации и процессов ее обработки" [31], - отмечает А. П. Ершов. Мы присоединяемся к этому выводу, имея в виду ту часть информатики, которая занята фундаментальными исследованиями.

 

В чем же отличие информатики как науки от возникшей до нее еще в конце 50-х гг. кибернетики?

 

Для концепции кибернетики, провозглашенной Н. Винером, весьма существенной оказалась идея управления и зачастую кибернетику даже определяли как науку об управлении сложными динамическими системами. Такое понимание минимизировало идею кибернетики, но, по-видимому, это совпадало с какими-то объективными тенденциями развития науки. Сейчас, исходя из винеровского понимания кибернетики и предмета этой науки, ряд ученых настаивает на необходимости ее ограничения вопросами управления. Достаточно четко данную мысль сформулировал Н. Н. Моисеев, подчеркнув, что кибернетика - "это научная дисциплина, которая занимается общими вопросами управления" [32], что кибернетика - это общая наука об управлении в разных областях человеческой деятельности, живого мира и техники [33].

 

Считается, что в любом случае в информатике отсутствует концепция управления, важная для кибернетики, а сама кибернетика существует независимо от компьютеров, занимающих по отношению к ней такое же место, как физические приборы по отношению к физике [34].

 

Как полагают С. П. Курдюмов и Г. И. Рузавин, "кибернетика изучает процессы передачи, хранения и переработки информации с помощью ЭВМ, но она изучает их с точки зрения задач и функций управления. Поэтому ее часто определяют как науку об общих принципах управления в разнообразных системах. Информатика же исследует процессы преобразования и создания новой информации с гораздо более широкой точки зрения, не ограничиваясь только задачами управления" [35].

 

Думается, что на основании сказанного выше вряд ли можно провести четкую границу между информатикой и кибернетикой. Идея управления, ядром которого выступает преобразование информации, программное управление вычислительным процессом, существует и в информатике. Другое дело, что она здесь обеднена и локализована, не распространяясь на широкий круг явлений, как это имеет место в кибернетике.

 

Было бы ошибочно считать, что в кибернетике информация и информационный подход играют второстепенную роль: уже давно показана методологическая плодотворность информационного видения кибернетики [36].

 

Очевидно также, что утверждение, будто бы кибернетика не использует ЭВМ, абсурдно. Таким образом, какой-либо один признак вовсе не является решающим для отличия информатики от кибернетики, речь идет лишь о смещении акцентов исследования.

 

Означает ли это, что между информатикой и кибернетикой нет достаточно существенных различий? Ведь можно предположить, что кибернетика с течением времени просто трансформировалась в информатику? Нам кажется, что нет оснований как для отождествления кибернетики и информатики, так и для их резкого разграничения. На наш взгляд, информатика отнюдь не представляет собой нечто существенно отличное от кибернетики, а оказывается одним из современных направлений ее развития, выступая в качестве науки о "переработке информации с помощью компьютеров" [37].

 

Получается, что круг проблем, поднятых кибернетикой и включаемых в объем ее понятий, в информатике все же сужается, а не расширяется.

Итак, можно сделать вывод о том, что связь кибернетики и информатики как научных дисциплин вполне определяется соотношением общего и частного. Но если речь идет об информатике как единстве науки, техники и производства, то она выходит в этом смысле за рамки кибернетики. Но и здесь мы не можем говорить достаточно определенно о чисто научном статусе кибернетики. Ведь еще в 1966 г. М. В. Келдыш отмечал, что кибернетика "даже не область науки, а большая сфера человеческой деятельности, основанная на изучении логики многих процессов в природе и обществе и способов реализации этих процессов" [38]. Может быть, это было предвидение развития кибернетики в направлении того, что ныне получило название информатики? Мы не склонны проводить жесткие границы между информатикой и кибернетикой, как это делают некоторые авторы [39], и считаем, что их различие заключается лишь в ряде акцентов, которые характерны для современного периода и могут еще измениться в дальнейшем. Главное же то, что они развиваются в русле одного исследовательского направления, а определенный отход от концепции управления и сосредоточение внимания на свойствах информации и аппаратно-программных средствах ее обработки вскоре опять сменится интересом к управлению.

 

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я