• 5

§ 2. Информация и развитие

 

Использование информационного подхода, а также средств информатики и кибернетики в ходе исследования процессов движения и развития науки существенно зависит от решения методологических и мировоззренческих проблем взаимоотношения категорий движения, развития и информации. Усиление внимания к теории диалектики как общей теории движения и развития [35] повышает актуальность вопроса о месте и роли информационных идей и подходов в познании изменяющихся, развивающихся систем.

 

Прежде всего нужно отметить, что понятия "движение" и "развитие" и понятие "информация" относятся к различным уровням и классам. Понятия движения и развития являются одними из фундаментальных категорий материалистической диалектики. Они принадлежат к классу универсально-философских категорий, реализующих единство онтологического, гносеологического и логического аспектов. Их сущность и содержание всесторонне раскрываются материалистической диалектикой (прежде всего тремя всеобщими законами диалектики), а также основными принципами и системой категорий марксистско-ленинской философии. Понятие информации не выступает, как мы показали в предыдущем параграфе, философской категорией. Оно принадлежит к классу общенаучных понятий. Констатируя различия научного статуса категорий движения, развития и информации, мы должны хотя бы кратко показать соотношение двух уровней познания - философского и общенаучного, ибо от этого зависит как общее решение проблемы, рассматриваемой в данной работе, так и решение ряда других важных проблем методологии современной науки, связанных с кибернетикой и информатикой.

 

Прежде всего подчеркнем, что общенаучные формы и средства познания (понятия, методы, проблемы, принципы, гипотезы и т.д.) имеют достаточно гетерогенный состав и сложную структуру. Они связаны друг с другом, а также с традиционными частными науками и философией. Поэтому далее мы не будем говорить обо всех общенаучных формах и средствах познания, а остановимся лишь на определенной их группе, включающей в себя системный, структурно-функциональный, информационный, модельный и другие подходы и методы, а также соответствующие им понятия.

 

В марксистской философской литературе было замечено, что понятия информации, модели, системы, структуры и другие выступают в качестве определенного обобщения соответствующих понятий частных наук и потому могут считаться, если пользоваться терминологией В. А. Лекторского и В. С. Швырева, "наиболее общими понятиями специальных наук" [36]. В дальнейшем эти понятия и связанные с ними подходы и методы стали называть просто общенаучными, имея в виду, что они относятся к наиболее общим абстракциям частных наук.

 

Однако несколько ранее, анализируя традиционные общенаучные методы (анализ и синтез, дедукцию и индукцию и т.д.), а также некоторые новые методы (например, формализацию, аналогию, моделирование, математизацию), применяющиеся во всех специальных научных дисциплинах для исследования отдельных сторон их объектов познания, Б. М. Кедров и А. Г. Спиркин предложили назвать их особенными методами [37].

 

Очевидно, что как традиционные, так и новые общенаучные методы (подходы), в том числе системно-структурный и информационный, оказываясь в определенной степени обобщением частных наук, играют по отношению к философскому методу роль специальных методов (в отличие от просто частнонаучных методов). Но если это так, то общенаучные методы можно рассматривать как некоторые самостоятельные, но вместе с тем промежуточные методы относительно философии и частных наук [38]. Думается, что такая постановка вопроса о соотношении философского и общенаучных методов дает основу для выявления значения информационных средств в изучении развивающихся и изменяющихся систем, соотношения категорий движения, развития и информации.

Чтобы подчеркнуть, что информационный и другие подходы и методы, условно называемые общенаучными, с одной стороны, выступают как конкретизация общефилософского, универсально-диалектического метода, а с другой - являются определенным обобщением частных наук, как нам представляется, необходимо уточнить их название "специально-общенаучные". Оно отличает их от диалектико-материалистического метода, выступающего как универсально-общенаучный метод познания и преобразования действительности. Именно в качестве специально-общенаучных мы и будем рассматривать категорию информации и информационный подход. Не претендуя на универсальную общенаучность философского метода, будучи его конкретным проявлением во многих (а не какой-то одной) сферах научного познания, категория информации и информационный подход в определенном, специальном аспекте эксплицируют некоторые философские положения, в то же время обобщая данные частных наук. В этом смысле специально-общенаучные методы (и понятия) являют собой дедуктивно-индуктивные системы: дедуктивные по отношению к философии и индуктивные по отношению к частным наукам

 

Информационный подход в таком понимании может использоваться как специально-общенаучный метод для исследования достаточно общих, но все же определенных, специальных сторон процессов развития и движения. В данном аспекте понятие информации и связанные с ними математические средства познания могут употребляться для характеристики абсолютно всех процессов изменения и развития без ограничения предметной области. Мы имеем в виду принципиальное, а не актуальное использование - ведь информационные средства применяются пока в ограниченной области, которая постепенно расширяется в пространстве научного знания.

 

Говоря об использовании информационных представлений для характеристики и конкретизации процессов изменения и развития, нам хотелось бы прежде всего обратить внимание на еще одно существенное методологическое положение, без которого проблема "развитие и информация" не может быть раскрыта в правильном направлении. Речь идет о том, что понятие информации в марксистской философской литературе определяется с помощью универсально-философской категории отражения (см. § 1).

 

В ходе дальнейшего осмысления понятия информации, несомненно, будут получены более точные знания о ее природе, но неразрывная связь информации с отражением, уяснение того, что понятие информации в определенном аспекте конкретизирует категорию отражения - это как бы методологический трамплин для перехода к выявлению связи информации с развитием. Категория информации на общенаучном уровне конкретизирует категорию отражения (и частично ряд других категорий диалектики), информационный подход также выступает в качестве общенаучной экспликации ряда идей диалектико-материалистического метода.

 

По степени, уровню и некоторым характеристикам отражения можно оценивать информационные параметры изменяющихся и развивающихся объектов. И наоборот, если известны информационные свойства объекта, можно судить о его отражательных характеристиках. Отражение, в свою очередь, сопровождает процессы взаимодействия, движения, оно с ними неразрывно связано и оказывается, на наш взгляд, одним из существенных аспектов взаимодействия. Развитие тоже выступает как сторона взаимодействия, движения и через эти понятия в логическом плане связываются категории отражения и развития. Как известно, отражение представляет собой такое взаимодействие объектов, при котором содержание (структура, особенности) отображаемого объекта воспроизводится в отображающем объекте в определенной мере и в ином виде. По поводу этой дефиниции, которую разные авторы дают в различных формулировках, практически нет разногласий. Однако общее определение понятия развития еще не установилось. Мы не будем подробно рассматривать недостатки каждого из существующих вариантов, ибо это не входит в нашу задачу. Понятие движения, как общепринято в марксистской философии, означает изменение вообще. Развитие выступает особым случаем движения, который представляет наибольший интерес для материалистической диалектики. Именно процессы развития и связи (взаимодействия) и являются главным предметом ее анализа.

 

Движение и развитие в самом обобщенном виде характеризуют основные законы диалектики. Развитие являет собой взаимодействие противоположностей системы, взаимопереход количественных и качественных ее изменений, имеющих определенную направленность, задаваемую законом отрицания отрицания. Это определение есть так называемое "определение через закон", в данном случае через всеобщие законы диалектики. В принципе такая дефиниция понятия развития вытекает из ряда основополагающих высказываний классиков марксизма, в особенности ленинских положений. В. И. Ленин подчеркивал, что развитие есть ""борьба" противоположностей" [39], понимал "развитие как единство противоположностей" [40], считал, что "жизнь и развитие в природе включают в себя и медленную эволюцию и быстрые скачки, перерывы постепенности" [41] и т.д.

 

Что касается закона отрицания отрицания, то, будучи основным законом диалектики, он выражает определенную закономерность поступательного прогрессивного развития: на более высокой ступени развития происходит как бы возврат к исходному пункту, повторяются некоторые черты и особенности начальной ступени развития.

К регрессивной линии развития этот закон не применим уже в силу самой формулировки, предусматривающей переход от низшего к высшему. В этом смысле он не является столь всеобщим, как другие законы диалектики, на что обратил внимание М. Н. Руткевич [42]. Однако данный закон в принципе можно сделать всеобщим, распространив его и на регрессивную линию развития. Ведь если на более высокой ступени происходит якобы повторение некоторых черт более низкой ступени развития, то и - наоборот - в ходе регрессивного развития, на более низкой ступени также должны происходить аналогичные, но "более бедные" повторения. То же самое можно сделать и для третьего типа развития - "одноплоскостного", или "нейтрального", по отношению к прогрессу и регрессу, когда могут повторяться состояния изменяющегося объекта. Это следует из предпринятого здесь "инверсионного" переосмысливания закона отрицания отрицания для регрессивного и "нейтрального" развития с целью определенного его обобщения до статуса всеобщности "во всех измерениях", присущего двум другим основным законам диалектики.

 

Мы остановились на законе отрицания отрицания и сделали попытку его обобщения еще и потому, что этот закон помогает объяснить феномен отражения в процессе развития, а именно тот аспект отражения, который получил название историко-генетического [43]. Ведь высшую и низшую ступени развития, на которых повторяются некоторые общие черты, можно рассматривать как два объекта (или точнее два состояния развития одного объекта), между которыми существует отношение отражения. В высшей (или низшей) ступени развития происходит отображение генетически первичной низшей (для прогрессивного развития) либо высшей (для регрессивного развития) ступени, то есть воспроизводятся отдельные особенности, черты исторически связанных между собой ступеней (состояний) развивающегося объекта. Таким образом, категория отражения имеет самое непосредственное отношение к формулировке закона отрицания отрицания и показывает, что отражение выступает одной из сущностных характеристик развития вообще.

 

В этой связи возникает вопрос о том, на каких же ступенях развития осуществляется процесс генетического отражения в ходе отрицания отрицания? Ответить нам поможет рассмотрение процесса развития в совокупном действии других основных законов диалектики. Обратим внимание на "степень интегральности" всех трех законов диалектики, на временной параметр их совместного действия. То, что в процессах развития законы диалектики действуют одновременно и совместно, а не последовательно, хорошо известно. Однако результаты их одновременно-совместного действия сказываются по-разному.

 

Так, закон единства и борьбы противоположностей действует в любой момент времени, это своего рода "дифференциальный" закон. Закон взаимного перехода количественных изменений в качественные в этом смысле отличается от него, ибо для его реализации необходимо время (особенно в так называемых "постепенных скачках"), достаточное для изменения количества до границ, определяемых мерой, что приведет к скачку, переходу от старого качества к новому. Закон отрицания отрицания еще более "растянут" во времени, поскольку повторение некоторых черт возможно не ранее, чем на третьей ступени развития обьекта, то есть за этот период закон взаимосвязи количественных и качественных изменений проявит себя, по меньшей мере, дважды (в виде двух качественных переходов, скачков).

 

Повторение некоторых черт может произойти также на четвертой, пятой, шестой и последующих ступенях развития. Что же понимается под ступенью развития при формулировке закона отрицания отрицания? Весьма часто считается, что это определенное качественное состояние развивающегося объекта и поэтому речь идет о повторении на высшей ступени некоторых черт (свойств) качественной определенности исходной ступени.

 

Переход от одного качественного состояния к другому не всегда совпадает с этапом разрешения противоречий, свойственных развивающемуся объекту. На предшествующем этапе развертывания противоречий может происходить ряд качественных изменений. Они имеют место уже в период превращения различий в противоположности, становления связей между последними и обретения ими системного характера взаимодействия и взаимного отрицания. В рамках единства, взаимосвязи противоположностей (и доминирования одной из них) развивающийся объект может претерпеть некоторые качественные изменения без разрешения противоречий. Оно, а значит снятие единства, обязательно совпадает с качественным изменением, причем последнее носит уже коренной, фундаментальный характер.

 

Наличие серии качественных изменений в процессе полного цикла становления и разрешения противоречий объясняет, почему отрицание отрицания обычно не сводится к триаде (тезис - антитезис - синтез) и не обязательно следует этой формализованной схеме. В соответствии с ней повторение некоторых черт исходной ступени должно было бы происходить всегда на третьей ступени развития. Между тем рассмотренная выше "асинхронность" единовременного действия закона единства и борьбы противоположностей и закона взаимосвязи качественных и количественных изменений нарушает формальную схему отрицания отрицания. Определенный возврат к исходному пункту наступает лишь тогда, когда изменение качественного состояния (ступени развития) совпадает с этапом разрешения противоречий. Именно этим объясняются и факт генетического отражения одной ступени развития в другой, и существование ряда промежуточных этапов, где нет такого отражения как повторения (но есть другие процессы генетического отражения).

Наличие процессов не только обычного (назовем его структурным, или функциональным), но и генетического отражения позволяет далее использовать информационные представления для понимания процессов изменения объектов, их развития, подходя к информации как к определенной стороне отражения. Несмотря на обилие различных концепций информации, приходится признать, что пока лишь концепция информации как отраженного разнообразия дает возможность широко использовать ее для изучения процессов изменения и развития. Это, должно быть, произошло потому, что сторонники иных концепций информации почти не рассматривали вероятность использования их для анализа процессов изменения и развития [44]. Между тем концепция, в соответствии с которой информация представляется как сторона отражения, характеризующая его разнообразие, широко применяется в анализе процессов развития в природе и - частично - в обществе. В рамках этой концепции был сформулирован так называемый информационный критерий развития [45].

 

Особенность концепции отраженного разнообразия заключается не только в определенной концептуальной разработанности ее применения к процессам развития, но и в том, что на ее основе возможно измерение ряда параметров развития, и в принципе получение некоторых его теоретико-информационных критериев, ибо эта концепция основана не только на соображениях чисто философского характера, но и на обобщениях всех существующих математических вариантов теории информации и их использования в других науках. Концепция информации на базе отражения и разнообразия широко используется, как мы уже не раз отмечали, в информационной теории управления. Более того, определение понятия информации как отраженного разнообразия оказалось непосредственным "идейным вдохновителем" наиболее общего современного математического обобщения понятия информации с помощью теории категорий, осуществленного в работе А. А. Шарова [46].

 

Эксплицируя с помощью математической теории категорий данное в философских исследованиях понятие информации как отраженного разнообразия, А. А. Шаров отмечает, что "с математической точки зрения информация - это некоторый класс отображения, или морфизмов... Мы будем говорить об информации лишь тогда, когда при отображении сохраняется старая структура" [47]. Какие же структуры имеются в виду? Что касается теории Шеннона, то здесь выступают некоторые структуры с вероятностной мерой, в топологической теории информации Н. Рашевского - это графы, в алгоритмической теории информации А. Н. Колмогорова - определенная последовательность букв и т.д. Все это свидетельствует о необходимости экспликации категории информации на наиболее общем уровне математической структуры, об определенной независимости понятия информации от конкретного вида объектов, относительно которых она определяется и измеряется.

 

"Единственной математической теорией, - подчеркивает А. А. Шаров, - которая не налагает никаких ограничений на природу объектов, является теория категорий" [48]. Объектами этой теории могут быть теоретико-порядковые структуры, топологические пространства, универсальные алгебры, множества. Для теории категорий важно лишь то, чтобы каждая пара объектов (элементов) характеризовалась некоторым множеством отображений (морфизмов). Информация при этом теоретико-категориальном подходе к ее экспликации может быть охарактеризована как мономорфизм, то есть как отображение, при котором сохраняется разнообразие прообраза. Если же разнообразие при мономорфном отображении не сохраняется (например, в том случае, когда буквы текста отображаются инъективно, но все образы оказываются неразличимыми), происходит его потеря, то такое отображение не является отображенным разнообразием, то есть информацией.

 

А. А. Шаров вводит понятие количества информации морфиама, позволяющее установить количество информации, необходимой для того, чтобы осуществить данный морфизм, и на основе этого - измерение ценности информации. Показано, что подобный подход при определении количественных характеристик информации и при надлежащих условиях приводит к формулам вероятностной теории информации.

 

Предложенный теоретико-категориальный подход является, по-видимому, наиболее общим математическим подходом, сформировавшимся на основе философско-методологической концепции информации как "отраженного разнообразия". Наиболее общий математический подход получен, как видим, в рамках общего философского подхода к определению понятия информации, имеет с ним непосредственную методологическую корреляцию. Развитие теоретико-категориальных представлений об информации позволяет не только обобщить все математические определения понятия информации, но и прибегать к ним в исследовании процессов развития, в частности биологического (для изучения, например, гомологий). Но поскольку в этом подходе вводится и понятие ценности информационных свойств (то есть селективной ценности М. Эйгена, или информации как избирательного взаимодействия С. Фокса, или эволюционной информации А. П. Руденко), то данный подход к информации может использоваться в концепциях предбиологической и биологической эволюции [49].

 

Разработанные математические методы измерения разнообразия отражения дают возможность исследовать его изменение в процессах развития и тем самым осуществлять не только качественную, но и количественную оценку уровня, степени и темпов развития интересующих нас систем. Конкретные примеры приводятся нами в уже упоминавшихся работах, посвященных информационному критерию развития. При этом приходится делать определенную экспликацию понятия развития под "информационным углом" зрения: именно развитие систем рассматривается как изменение (отражение) составляющего их разнообразия одного состояния (ступени развития) объекта по отношению к другому состоянию (ступени развития).

 

Говоря об информационной экспликации общего понятия развития, мы должны подчеркнуть, что она осуществляется на двух уровнях - частнонаучном (например, информационные модели развития в биологии) и общенаучном (когда обобщаются определенные характеристики частных процессов развития). В данном случае нас больше будет интересовать второй уровень, на котором формируются достаточно общие, но вместе с тем специальные характеристики процессов развития.

 

Общенаучно-информационный уровень, в свою очередь, подразделяется в семиотическом плане на синтаксические, семантические и прагматические экспликации. Количественно-синтаксический критерий развития материальных систем исходит из того, что в процессах развития, например на линии прогресса, происходит увеличение количества информации развивающихся систем. Так, атомы содержат меньшее количество информации, чем молекулы, последние меньшее, чем биологические организмы и так далее, если выбирать одни и те же единицу количества информации и уровень отсчета.

 

Есть определенные варианты этого критерия. По мнению Е. А. Седова, процессами развития можно считать "лишь такие процессы, в которых увеличение количества информации опережает как увеличение массы системы, так и рост числа составляющих ее элементов" [50].

 

Конечно, такое представление слишком узко. По-видимому, любое изменение количества структурной информации, или лучше сказать, информационного содержания, следует относить к процессам развития материальных систем. Определенные преимущества информационных экспликаций процессов развития прежде всего связаны с возможностями применения количественных или математических методов. Но имеются и некоторые другие "полезные эффекты" информационных экспликаций: объединение различных характеристик реальных процессов развития, например, статистических (вероятностных) закономерностей и закономерностей динамических, где между причиной и следствием существует лишь однозначная связь. Информационный критерий, как это показано в упомянутой книге Е. А. Седова, дает возможность рассматривать процесс развития в единстве необходимости и случайности.

 

Пока количественные информационные критерии и соответствующие расчеты, на них построенные, как продемонстрировал М. Аптер на примере биологического развития, страдают субъективизмом, произволом (которые в принципе можно преодолеть). Однако этот автор, несмотря на свою критическую настроенность, все же полагает, что "теория информации прямо применима к развитию" [51].

Еще не существует единого даже синтаксического информационного критерия развития. Возможны различные "информационные" экспликации, существенно зависящие и от того, как понимается сам процесс развития, и от того, как интерпретируется информация. Очевидно, что иная трактовка информации, скажем, как снятой неопределенности в информационном плане, характеризовала бы переход объекта от состояния с одними информационными параметрами определенности к другому состоянию и т.д. Трактовка информации в семиотико-кибернетическом плане предполагает определение изменений всех составляющих ее компонентов на синтаксическом, семантическом и прагматическом уровнях и является, как было показано [52], перспективным комплексным информационным критерием для кибернетических и в особенности для самоуправляемых биологических и социальных систем. Что касается первых, то к ним может быть применен целый ряд информационных критериев развития. Например, наряду с упомянутыми еще и информационный критерий, связанный со "способностями" кибернетической системы перерабатывать информацию, осуществлять совокупность управленческих функций, в которых раскрывается активность отражательно-информационных процессов, и т.д.

 

Информационные характеристики кибернетических систем включают больший набор свойств, чем системы неживой природы (если признать, что информация существует в неживой природе как одно из свойств материальных систем). Это позволяет разработать комплексные информационные критерии развития, которые как конкретизируют различные аспекты семиотического информационного критерия, так и дают возможность перехода к еще более сложным критериям, особенно для систем социальной информации, обладающих другими свойствами и характеристиками, выходящими за пределы их кибернетического "набора".

 

Возможность выявления весьма тонких и сложных информационных критериев развития не означает, что нельзя пользоваться также более грубыми и общими, к каким принадлежит критерий изменения разнообразия состояний систем. Ведь в кибернетике известен закон необходимого разнообразия, согласно которому информационное содержание кибернетической системы должно соответствовать информационному содержанию воздействующих на нее возмущений. Короче говоря, этот закон устанавливает связь внутреннего содержания (структуры), степени разнообразия кибернетических систем с их отражательными способностями, с реакцией на разнообразие воздействующей на систему окружающей среды. Более сложная, содержащая большое количество разнообразия, система имеет возможность более адекватно отображать внешнюю среду и реагировать на возмущения, выполнять соответствующие управленческие функции.

В кибернетических системах степень развитости аппарата отражения внешнего мира находится в тесной корреляции с возможностями переработки информации. В этом смысле о степени развития кибернетических систем можно узнать по развитию их отражательного аппарата, их информационных подсистем, в особенности подсистем переработки информации. Не случайно о прогрессе в области создания электронно-вычислительных машин судят в основном по возможности и скорости переработки информации, причем они растут чрезвычайно быстро при переходе от одного поколения ЭВМ к другому.

 

Всего за десятилетие (с 1955 г. по 1965 г.) быстродействие ЭВМ увеличилось более чем в сто раз и достигло нескольких миллионов операций в секунду, а к настоящему времени этот показатель опять повысился более чем в сто раз. Вообще скорость переработки информации, согласно данным Дж. Платта и М. Минского, за последние сто лет (благодаря развитию в основном кибернетической техники в последние десятилетия) возросла в 10(6 степени) раз, а скорость передачи информации в 10 (7 степени) раз [53]. Интенсификация информационных процессов - одна из важных особенностей социального прогресса в особенности в период развертывания НТР. Это ставит вопрос о роли информации в социальном прогрессе. Но прежде чем перейти к нему, необходимо определить отношение информационного критерия развития, различных его экспликаций к философскому понятию развития, ибо это очень важно для уяснения роли информационных процессов в общественно-историческом прогрессе.

 

Какие бы ни выбирались информационные критерии развития - общие или частные, сложные или простые - необходимо выявить, как происходит изменение информации, ее накопление в системе, как информационные характеристики относятся к другим характеристикам изменяющихся и развивающихся систем, к развитию вообще. В процессе развития происходят различные метаморфозы - изменяются, например, энергетические характеристики систем, их масса, пространственно-временные параметры и т.д. В каком отношении к изменению этих свойств и атрибутов материальных систем находится изменение информационных параметров?

 

По-видимому, если мы стоим на марксистских позициях, сразу же следует отбросить две крайности, которые в явной либо неявной форме существуют в литературе.

 

Одна крайность связана с тем, что информационные аспекты развития вообще не принимаются во внимание и проблема развития рассматривается на "доинформационном" уровне. Такая позиция, встречающаяся в подавляющем большинстве философских работ, посвященных проблемам развития, очевидно, обусловлена невниманием к данным современной науки, в частности к кибернетике и информатике, и ее сторонники не используют в полной мере творческие возможности марксистско-ленинской философии.

 

Другая крайность заключается в абсолютизации значения информации в процессах развития, сводит проблемы развития только к изменению информации в развивающихся системах. Данная позиция, быть может, имела некоторое историческое оправдание как реакция на ранее упомянутую точку зрения, но сейчас этот "ультраинформационизм" неоправдан. Подобные радикальные, сугубо "информационные" концепции развития, абсолютизация позитивной роли информации характерны для буржуазной философской и социологической литературы, тогда как для нашей - недооценка информационного аспекта [54].

 

Диалектико-материалистический подход к проблеме развития, основанный на достижениях современной науки, обязательно должен учитывать роль информации в процессах развития. Нельзя сказать, что здесь уже все ясно и проблема решена. В действительности она только поставлена и ее решение - дело не только философов, занимающихся проблемой информации, а философии в целом, вновь обратившейся к разработке фундаментальных проблем развития в самом общем плане.

 

Далее мы выскажем соображения, которые можно рассматривать как некоторые тезисы. Их развитие поможет сдвинуть с места решение этой проблемы. Очевидно, что позитивная либо негативная абсолютизация информации в процессах развития, а тем более противопоставление информационных концепций развития диалектико-материалистическому учению о развитии в принципе неприемлемы.

 

Важно еще раз подчеркнуть, что информационные критерии развития выступают не в качестве критериев, однопорядковых с диалектико-материалистическим подходом к проблеме развития, а как варианты его общенаучной экспликации. Такой подход сразу же ставит на место вопрос о взаимоотношении наиболее общего, диалектико-материалистического понятия развития и его общенаучных либо частнонаучных экспликаций. Данная точка зрения является следствием высказанных в начале нашего изложения соображений о принадлежности категорий отражения, движения, развития - с одной стороны, и категории информации - с другой, к различным уровням научного знания - философскому и общенаучному.

 

Исходя из этого, можно утверждать, что определяющей методологической и мировоззренческой основой построения теоретико-информационных экспликаций понятия развития выступает материалистическая диалектика как общая теория движения и развития. Все информационные подходы к анализу изменяющихся и развивающихся систем реализуют определенные диалектико-материалистические идеи о развитии, но "схватывают" лишь определенные моменты, аспекты развития вообще, то есть информационные критерии играют роль какого-то менее общего компонента (стороны) диалектико-материалистических представлений о движении и развитии. Именно за счет сужения содержания при такой экспликации появляется возможность использовать в отдельных случаях, при наличии развитого математического аппарата некоторые количественные методы, позволяющие установить ряд параметров изменения и развития.

 

Нам представляется, что общая дефиниция понятия "развитие", если ее выразить кратко, используя определение "через видовые отличия" от родового понятия движения [55], изменения, в принципе должна состоять из философских категорий. Например, нами было предложено считать развитием конкретной системы изменение ее содержания [56], имеющее определенную направленность (не обязательно необратимую).

 

Под направлением изменения понимаются прогресс, регресс, изменение структуры (в процессах одноплоскостного развития) и другие возможные формы изменений системы. Понятие "содержание" системы является той наиболее широкой категорией диалектики, которая сводит в единое целое ее качество и количество, структурные, элементные и все другие изменения. С этой позиции неразвивающейся системой будет лишь система, не изменяющая своего содержания, находясь в движении (например, механическом). Движение и развитие в указанном смысле относительны - любое движение данной системы может оказаться процессом развития для более широкой системы.

 

Такое рабочее определение полностью сохраняет философский характер, ибо включает две философские категории: "изменение" и "содержание". При этом четко обнаруживается отличие развития от движения - развитие это не любое движение, а лишь связанное с направленным изменением содержания движущейся системы.

 

Трактовка понятия развития в общем случае как изменения содержания системы, имеющего определенную направленность, была выработана в результате исследования информационных представлений о процессах развития. Очевидно, что она не реализует всего богатства определения понятия развития через законы диалектики, но выделяет ряд общих характеристик реальных процессов развития и, как видим, выступает в качестве обобщения информационного подхода к исследованию развивающихся систем. Из общего определения понятия развития его информационная экспликация вычленяет лишь изменение разнообразия содержания в результате самоотражения одного состояния объекта в другом его состоянии.

 

Определение понятия развития как изменения содержания включает в себя и количественные и качественные изменения, эволюционные и революционные стороны развития, направленность развития в сторону уменьшения содержания (регресс) и в сторону его увеличения, обогащения (прогресс), и т.д. Такое понимание развития показывает, что наряду с изменением разнообразия в процессе генетического отражения могут происходить и другие изменения содержания - в частности, пространственно-временные, энергетические, массовые и т.д. Изменение информационных параметров есть лишь одна из характеристик развития и, следовательно, этот процесс не сводится только к изменению информации, ее количества, ценности и содержания. Установление места и роли изменения информации в общих процессах развития - задача, касающаяся каждого конкретного процесса развития. Она, как показано, вряд ли может решаться в самом общем виде, хотя бы в силу того, что понятие развития и его информационные экспликации принадлежат к разным уровням абстракции. Пожалуй, можно говорить лишь об определенном усилении значения информационных факторов в процессах развития при переходе к более высокой форме движения материи и то осторожно (поскольку этот процесс мало исследован).

 

Такой вывод следует из того, что в неживой природе, если признать наличие там информации, последняя, видимо, не играет особой роли в процессах развития, она как бы слита в одно синкретическое целое с другими свойствами материи, "размыта" в них. Неживые системы не имеют каких-либо специальных информационных органов. Этот факт негативно абсолютизируется концепцией, согласно которой в неживой природе вообще нет информации.

 

Значение информационных процессов резко увеличивается с появлением жизни (по сравнению с неживой природой), ибо информационные процессы имеют большое значение в управлении, без которого невозможно существование биологических систем и процессов. Наряду с обычной физической причинностью в процессах развития с появлением самоуправляемых систем формируются новые ее виды, связанные с движением информации, известные под названием информационной причинности, которые обогатили философскую концепцию детерминизма.

 

Попытки применения средств теории информации к исследованиям развития биологических систем описаны в ряде работ [57]. Вначале эти исследования шли по пути оценки количества информации в биологических системах и его изменения в процессах эволюции. Г. Кастлер, Б. Данков, Г. Йокки, Л. Оженстин, Г. Моровиц, X. Равен и другие использовали идеи статистической теории информации (и топологической - в работах школы Н.Рашевского). Их концепции не были приспособлены к "биологической реальности", что вызвало критику со стороны М. Аптера и других исследователей. Кроме того, прогресс в области применения средств кибернетики и теории информации для изучения проблем биологического развития сопровождался возрождением редукционистских и неомеханических тенденций, что, впрочем, имеет место при взаимодействии биологии не только с кибернетикой и теорией информации, но и с другими частными науками. Широкие возможности, открывшиеся перед биологическим познанием благодаря применению методов других наук, не должны, естественно, приводить к абсолютизации этих методов, в том числе и в исследовании процессов эволюции жизни. Поэтому, наряду с дальнейшим изучением частных аспектов биологической информации, ее видов и системы в целом, применением количественных методов, стоит задача создания общей "информационной картины" развития в теории эволюции живых систем - задача, которая до сих пор не решена и которая требует совместных усилий биологов и философов-марксистов [58].

 

И здесь, на наш взгляд, важное место в прояснении роли информации в биоэволюции должна занимать философская теория отражения. Развитие форм биологического отражения в значительной степени определяет процессы развития живых систем вообще как на генетическом, так и на онтогенетическом уровнях. Существенный результат биологической эволюции заключается не в увеличении размеров либо массы биосистем, а в совершенствовании биологических информационно-управленческих, отражательных процессов, в переходе от раздражимости к психическому отображению действительности.

 

Важно подчеркнуть, что аппарат отражения развивался потому, что в процессе естественного отбора преимущество было на стороне тех видов, особи которых отличались более совершенными информационно-управленческими процессами, позволяющими им лучше приспособиться к окружающей среде. Тем самым развитие информационных характеристик биологических систем в ходе эволюции, накопление информации и совершенствование процессов ее переработки происходили не сами по себе, а в существенной связи с сохранением и развитием упомянутых систем во всей совокупности их материальных свойств и характеристик. Прогресс информационно-управленческих отражательных систем биологических объектов значительно ускорил процесс эволюции жизни, и на этом пути при переходе определенных биосистем на социальный уровень развития появилось сознание.

 

Можно выделить два типа биологической информации - генетическую и сенсорно-сигнальную. Возникновение генетической информации обеспечивает самовоспроизведение живых систем, преобразование информации в конформацию - биологическую структуру. Другие свойства биосистем - их самоуправление, самосохранение и ориентация - связаны с сигнальной, или сенсорной, информацией. Для простейших живых систем это сопряжено со свойством раздражимости, позволяющим организмам ориентироваться в окружающей среде, находить пищу и избегать воздействия вредных факторов.

 

Принципиальное отличие генетической информации от сенсорной заключается в том, что в первом случае основная часть информации создается и передается внутри биосистемы, а внешняя среда поставляет лишь "информационное сырье", вещество и энергию. Источник генетической информации внутри системы - это молекулы ДНК (РНК). Для сенсорной (рецепторной) информации источник информации (исключая интерорецепторы) находится во внешней среде, и кодирование информации происходит не на молекулярном, а на ультраклеточном уровне. Дальнейшее развитие сенсорно-сигнальной информации связано с усложнением ее движения в биосистемах, совершенствованием обработки, что, в свою очередь, влечет за собой и развитие более сложных актов поведения, реакции животных на воздействия окружающей среды, совершенствование форм самоорганизации биосистем. В биосистемах происходит накопление разнообразия и между разнообразием систем и разнообразием их поведенческих реакций устанавливается определенное соответствие: выполняется закон необходимого разнообразия, являющийся, по мнению У. Р. Эшби, столь же обязательным, что и закон сохранения энергии.

 

Этот закон проявляется на уровне не только отдельных особей, но и их сообществ, когда одни особи вырабатывают специфические сигналы, воспринимаемые другими особями, производящими отбор сенсорной информации. Такая форма информационной связи базируется на механизме условных рефлексов, но она имеет ограниченное развитие, ибо даже у приматов не превышает нескольких десятков акустических сигналов. Именно эта особенность дала основание Ф. Энгельсу заметить, что "то немногое, что эти последние (животные. - В. П., А. У.), даже наиболее развитые из них, имеют сообщить друг другу, может быть сообщено и без помощи членораздельной речи" [59].

 

Таким образом, в биологической информации происходят как количественное накопление разнообразия, так и появление качественно новых признаков и функций, усложняются процессы кодирования и переработки, передачи и отбора, понимания и оценки и т.д. Роль информационного фактора в биологических системах существенно возрастает, но характерной особенностью развития информации в биосистемах является то, что они не используют искусственных знаковых символов (по аналогии с орудиями труда) для выполнения информационных функций. Все информационные носители сосредоточены в самой биологической особи (не вынесены за ее пределы), отличаются естественным происхождением, не выделены в специальный мир информационных средств, что характерно для общества (и кроме того биологические "знаки" обычно не имеют предметного значения).

 

Возникновение сознания как свойства высокоорганизованной материи - коренное качественное изменение и в самом прогрессивном развитии на планете, и в развитии информационных процессов. На развитие, появление качественно новых информационных процессов в виде человеческого сознания определяющее воздействие оказали материальные факторы, процесс изготовления орудий, труд, связанное с ним развитие общественных, производственных отношений, а также членораздельная речь как форма соединения индивидуального сознания в коллективное общественное сознание.

 

В ходе социального развития сформировался тот компонент социального отражения, который получил название социальной информации и который представляет собой аспект отражения самой социальной формы движения материи и всех других ее форм в той мере, в какой они используются обществом, вовлечены в орбиту общественной жизни. Однако вопрос о роли социальной информации в процессах развития представляет собой особую тему, которую мы рассмотрим в следующей главе.

 

На наш взгляд, вся проблематика "информатика и общество" относится к концепции той области научного поиска, которую уместно именовать социальной информатикой, представляющей по своему статусу интегративно-общенаучное направление исследований (по характеру своего образования она подобна социальной экологии). Социальная информатика акцентирует внимание на закономерностях и тенденциях взаимодействия общества и информатики, то есть на процессах информатизации общества и социализации информатики. Само возникновение социальной информатики является определенным шагом на пути информатизации общества как процесса овладения социальной информацией с помощью ЭВМ и других средств информатики в целях дальнейшего прогресса человечества (подобно появлению социальной кибернетики на пути кибернетизации), придания ему подлинно гуманистической ориентации.

 

 

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я