• 5

§ 1. Системно-кибернетический подход в социальном познании

 

Использование формализованных методов и общенаучных понятий в социальных теориях подчас вызывает возражения. Обычно ссылаются на специфику социальных феноменов в сравнении с природными объектами. Это справедливое указание, не учитывать которое нельзя. В то же время социальная специфика, выражающаяся в исключительной сложности общественных связей и отношений, отнюдь не исключает, а наоборот, предполагает обращение к количественным закономерностям.

 

К. Маркс считал, что "наука только тогда достигает совершенства, когда ей удается пользоваться математикой" [1]. Примечательно, что основатель теории научного социализма требовал этого не для естественных наук (что было бы тривиально), но, как это следует из многих контекстов, для общественных. Хорошо известно, что К. Маркс имел явное намерение придать своей экономической теории математическую форму. Это становится понятным особенно в современных условиях. В методологическом отношении у общественных наук много общего с другими науками, и они обязаны постоянно совершенствовать методы исследований, язык и логику рассуждений. Надо также иметь в виду, что математика и кибернетика - не общественные науки, а общенаучные дисциплины и их результаты не всегда применимы в неадаптированном виде в таких общественных науках, как, например, политическая экономия или исторический материализм. Математика и кибернетика не могут в полной мере отобразить специфику той или иной общественной дисциплины. Вместе с тем фундаментальный вывод о том, что основой для исследования общественных явлений может быть лишь социальная теория, вовсе не означает, что кибернетические средства неэффективны. Г. Клаус подчеркивает: "Общественные отношения носят, конечно, кибернетический характер, однако, в этой области существуют особенности, присущие только одному обществу, - особенности, которые, если кибернетические абстракции хотят быть правильными, необходимо также соответственно учитывать" [2]. Таким образом, одной кибернетики недостаточно для того, чтобы объяснить общественные факты, но вместе с тем она служит дополнительным средством, позволяющим социальному знанию лучше и точнее отображать реальность.

Круг идей кибернетики превратился ныне в рабочий аппарат, применяемый в технике, биологии, медицине, социологии и других науках: он претерпел при этом большое внутреннее развитие. Важно отметить, что "отец кибернетики" Н. Винер считал вполне законным приложение ее идей и методов к общественной сфере. Он, в частности, писал: "С самого начала своих исследований в области кибернетики я отчетливо понимал, что принципы управления и связи, применимые, как мне удалось установить, в технике и физиологии, приложимы также к социологии и экономике" [3]. Н. Винер при этом замечал, что общественные науки представляют собой испытательную среду, малопригодную для апробирования идей кибернетики, гораздо худшую, чем биологические науки. Однако "это отнюдь не означает, что идеи кибернетики неприложимы к социологии и экономике. Это скорее означает, что, прежде чем применять эти идеи в столь аморфной сфере, они должны быть испытаны в технике и биологии" [4].

 

Кибернетика как наука, обладающая потенциалом средств и методов количественного познания, оказывает существенную помощь в социальном познании. Это и понятно: не принимая но внимание количественные (информационно-кибернетические) отношения, реально существующие во всех общественных сферах, нельзя адекватно познать закономерности развития общества. Методологическое обоснование кибернетического подхода в социальном познании возможно лишь с учетом философского принципа системнссти и системного подхода. В связи с этим кажется целесообразным остановиться на вопросе о соотношении философии, кибернетики и общей теории систем, насколько это необходимо для настоящего анализа.

 

Нередко отношение философии и кибернетики представляется в понятиях общего и особенного, что, конечно, недостаточно для его Характеристики. К примеру, кибернетика рассматривает человека как элемент системы управления, не претендуя на то, чтобы на основе этого стать теорией человека. Здесь отношение системы и элемента общее (но и беднее) философского положения о том, что человек есть совокупность конкретно-исторических общественных отношений. Такой подход редуцирует особенное, внутреннее психическое качество индивидуума, генетическую индивидуальность к общему; причем кибернетика исследует еще более общие отношения между элементом и системой управления. Как пишет Г. Герц [5], кибернетика и философия существенно различаются не степенью общности их высказываний, а скорее целью совершаемых в них обобщений. При этом он отмечает, что философские трудности возникают там, где взаимосвязь чрезмерно акцентирована, а различием между философией, теорией систем и кибернетикой пренебрегают.

 

Материалистическая диалектика по праву рассматривается как философская основа системных исследований. Подчеркивается, что "йемаловажную роль в становлении и развитии системного подхода сыграли объективные тенденции сближения естественных и общественных дисциплин, потребность в более точном и квантифицированном описании социально-экономических процессов" [6]. Известно, что К. Маркс в контексте целостного общественного анализа на каждом шагу культивировал системное мышление. Под системным мышлением понимается прежде всего такой теоретический подход, который - исходя из традиционного философского положения "целое больше, чем сумма его частей" - ставит задачу объяснить структуру, способ функционирования и движение целого [7]. Впрочем, существуют и иные интерпретации понятия системы и соответственно системного подхода [8]. Философский принцип системности выступает в рамках диалектического и исторического материализма как преемник сущностных форм исследования, как высшая форма современного качественного анализа [9].

 

Таким образом, необходимо различать философский принцип системности и системный подход. По мнению В. Н. Садовского [10], философские идеи системности, целостности, структурности, универсальности связей объектов действительности, выступающие в форме принципа системности, представляют собой важный аспект философской методологии, существенную грань диалектического метода. Системный подход, не претендуя на решение философских проблем системного исследования, основной задачей имеет разработку общенаучных, междисциплинарных научных понятий, методов и способов исследования системных объектов.

 

В качестве общенаучного по своим понятиям и методам направления выступает кибернетика, изучающая самоорганизующиеся системы с точностью до изоморфизма. Как отмечают Б. В. Бирюков и Е. С. Геллер, "идущий от кибернетики системный подход - который поэтому лучше называть системно-кибернетическим подходом - в науках о человеке и обществе вносит немаловажный вклад в реализацию требования "строгости", "точности" исследования" [11]. Кибернетика в общем и целом абстрагируется от вещественного содержания систем, стремится сформулировать общие для них законы управления, организации и информационных связей. При этом структура рассматриваемых систем связана со сходством и различием законов их организации. Объективной основой такого подхода служит материальное единство качественно разнородных явлений, проявляющееся в аналогии и изоморфизме (гомоморфизме, модельном отношении и т. п.) их структуры и функционирования, в сходстве (или прямом совпадении) описывающего их математического аппарата [12].

 

Кибернетика - наука о сложных системах управления и связи, которые проявляются на разных уровнях движения, в том числе и на уровне общественных отношений. Поэтому многие науки так или иначе имеют отношение к процессам управления/ но лишь кибернетика изучает законы управления и связи преимущественно в том плане, в каком они обусловливают единство динамики, функционирования и развития машины, живого организма и социальной структуры. Иными словами, кибернетика оперирует законами управления и информационного взаимодействия одновременно на нескольких (а не на одном, как это свойственно многим другим конкретным наукам) уровнях структурной организации материи. Примечательно, что она рассматривает объекты не как системы "вообще", а как системы, обладающие определенной совокупностью общих структурных и функциональных свойств (присутствующих в мире живых систем, социальных структур). Кроме того, отмечает Ст. Бир, "только тогда, когда мы переходим ... к сложным и очень сложным вероятностным системам, мы попадаем в подлинно интересующую нас область исследования" [13].

 

Если исходить из того, что количество представляет собой сторону объективной действительности, с необходимостью следует, что схватывание количества в общественных явлениях всегда есть упрощение отражаемого объекта. Однако этого можно избежать, применив научный анализ, где сущность отражается адекватно. Трудности при создании социальных системно-кибернетических моделей состоят также в том, что определенные общественные явления кажутся ни с чем не сравнимыми. Вместе с тем математизация и кибернетизация социального познания, постоянно увеличивая свое значение, вооружает ученого-обществоведа набором необходимых профессиональных инструментов. И в области социального познания философская рациональность означает, что любая аргументация, по крайней мере неявно, должна быть ориентирована на общее знание формальных наук. Известное нормирование языка социальных наук никоим образом не стирает содержательности предмета. Последняя только острее проявляется при ясном формулировании задачи, выражающем более общий принцип понятийной ясности при любой научной аргументации.

 

Вопрос о целостном кибернетическом подходе к обществу и его подсистемам в свете высказанных идей решается положительно. В. Г. Афанасьев следующим образом обосновывает необходимость системно-кибернетического подхода к социальным процессам: "Поскольку информационные процессы занимают большое место в жизни и развитии общества, в особенности в управлении обществом, то возможен и информационный кибернетический инвариант (модель) общества. Весь вопрос, однако, в том, какие закономерности, принципы кибернетики применимы к социальным системам, насколько глубоко и с каких сторон они позволяют изучать общество, какие ограничения накладывает общество на применение кибернетических принципов" [14].

 

Кибернетика как наука о самоорганизующихся системах формирует представление об обществе как о самоорганизующейся системе. Аспект количественного изучения социальных явлений основывается, в частности, на идее самоорганизации. "Решение многих частных и общих задач конкретных социологических исследований, эффективное применение математического аппарата требуют развития и углубления основной конкретно-методологической идеи социальной кибернетики - рассмотрения общества и его структур как сложных самоорганизующихся систем" [15]. Кибернетика помогает познавать определенные стороны человеческого и социального поведения в их формализованных структурах, чтобы подготовить их для исследования с помощью вычислительных машин.

 

Создание оптимальной системы управления социальными процессами предполагает познание и овладение закономерностями общества как самоорганизующейся системы. По замечанию М. Маркова [16], решающее значение в этом плане имеют два аспекта: механизм самоорганизации в обществе и основные требования к управлению с учетом процессов самоорганизации.

 

В порядке первого приближения к самоорганизующимся системам в обществе целесообразно рассмотреть механизмы самоорганизации на уровне социально-психологических отношений.

 

Социальная психология как наука изучает закономерности психической регуляции социального или межличностного поведения. Точнее, главный предмет социально-психологического исследования - это закономерности отражательных мозговых процессов, которые регулируют межличностное поведение людей [17]. Любая деятельность человеческого мозга одновременно отражает условия поведения и регулирует его. Поэтому кооперация, как исходный пункт психологии, состоит в межличностном взаимодействии как психической деятельности.

 

Анализ социально-психологических отношений в рамках научно-технического прогресса может стать действенным и перспективным лишь при условии применения в этой области точных количественных методов. Попытаемся проанализировать проблемы социально-психологической теории в свете кибернетики. Выделим некоторые разделы и задачи исследования [18]: формы психической общности и структурно-психологические особенности различных социальных коллективов и групп; особенности механизма мотивации поведения индивида в группе и в совокупной деятельности членов различных групп; способы общения и социально-психологического взаимодействия индивидов внутри группы и групп между собой; закономерности группового и коллективного поведения.

 

Формы психической общности и структурно-психологические особенности различных социальных коллективов и групп могут быть подвергнуты системно-структурному анализу. Основной структурной единицей при этом выступает коллектив как ассоциация людей, отличающаяся признаками социальной группы и общественной организации [19]. Будучи сплавом социальной группы и организации, коллектив обладает в единстве объективной (необходимой) и субъективной (организационной) характеристиками. Особенностью подобного социально-психологического образования является его коллективистский характер. В силу этого представляет интерес рассмотрение коллектива - особой структурно-функциональной организации - в качестве кибернетической системы, функционирующей в более общей системе "общество - коллектив - личность".

Устойчивость коллектива как кибернетической системы достигается благодаря тому, что поведение его отдельных членов управляется социальными нормами. Последние, созданные первоначально на основе определенных целей, приобретают затем значение алгоритмов. Важно проанализировать, в каком отношении друг к другу находятся многообразно пересекающиеся и по-разному взаимовлияющие социальные группы и коллективы. Сложность таких отношений поистине кибернетическая: отдельный человек принадлежит к различным группам не только во временной последовательности, в одно и то же время он имеет множественную принадлежность к группам, функциональное значение которой изменяется с ситуацией. В этой динамике проявляется общая кибернетическая закономерность, действующая аналогично во всех высокоорганизованных многоустойчивых системах. Благодаря ей сложный характер переплетения социально-психологических систем отнюдь не исключает представления их в виде иерархической модельной структуры с различными функциональными блоками. В плане данной проблематики коллектив есть переплетенная система регулирования.

 

Цели коллектива как кибернетической системы, будучи и объективными и субъективными, определяют направленность его функциональной (поведенческой) деятельности. Чем больше личные цели членов коллектива соответствуют коллективным [20], тем выше эффективность функционирования системы "коллектив". Последнее открывает широкие возможности для координации и организации внутренней динамики социально-психологических образований, а это, как известно, составляет предмет кибернетической теории систем.

 

Особенности мотивации поведения индивида могут быть рассмотрены в аспекте кибернетического управления и регулирования. В социальной психологии доказано, что коллективные цели по сравнению с личными всегда действуют как более сильные мотивации. Эти цели имеют для группы значение социальных норм, регулирующих поведение отдельных членов в смысле коллективных потребностей. Тот или иной коллектив, обладающий добровольной дисциплиной и целью, общей для всех членов, функционируя в направлении достижения задач, способен по мере изменения ситуации перестраивать свою структуру, изменять во времени внутреннюю модель внешней среды. Социально-психологические структуры с относительной свободой самоорганизации располагают определенными резервами способов поведения и принятия решений в реальном масштабе времени, что делает такие системы функционально-избыточными и достаточно надежными.

 

Целесообразно остановиться на социологическом статусе самоорганизации в понятиях формальной и неформальной организации. Обычно формальная организация - это организация, наполненная исключительно служебным, функциональным содержанием; неформальная организация - это система незапрограм-мированных, спонтанно возникших организационных связей. Такой подход соединяет проблему неформальной организации с идеей самоорганизации. Самоорганизация становится способом осуществления непосредственной демократии. М. Марков пишет: "В социалистическом обществе самоорганизация - творческий процесс, и его развитие предполагает не ограничение, а всестороннее развитие творческой инициативы людей" [21].

 

Заслуживают внимания некоторые общие принципы самоорганизации, выдвигаемые кибернетикой, которые могут помочь в уяснении специфики социально-психологических феноменов. Ими не исчерпывается содержание процессов в общественных самоорганизующихся системах. Тем не менее выделение такого рода общих принципов и приведение их в систему [22] оказывается необходимым условием проникновения в сложную структуру социально-психологических образований. В этом плане представляет интерес рассмотрение самоорганизуемости социалистического общества как системы коллективов. А проблема изучения структуры самого коллектива включает, в свою очередь, исследование места и роли в нем малых групп.

 

Проблема общения и социально-психологического взаимодействия индивидов внутри группы и групп между собой выступает одной из центральных в социальной психологии. Общение людей - главнейший фактор формирования их психики и средство проявления психических возможностей и индивидуальных особенностей. В этой проблеме значительное место занимает информационная сторона общения. Как заметил Н. Винер, "действенно жить - это значит жить, располагая правильной информацией" [23]. Механизмы социально-психологического общения и поведения могут быть выяснены через кибернетический аспект современной теории информации. Рассмотрение таких явлений как общественное настроение, общественное мнение, морально-психологический климат коллектива, не говоря уже о психологических явлениях, связанных с целями, потребностями и интересами людей, невозможно без учета теоретико-информационного и кибернетического подхода.

 

Представляет интерес анализ приложений теории информации к проблемам восприятия. В социально-психологическом общении важно выявить исходные точные параметры, которые выполняли бы функцию эталонов при социологическом измерении. В информационном плане это измерение определяет такие характеристики, как скорость восприятия информации, длительность ее сознавания, пропорциональность передаваемой и воспринимаемой сознанием информации и т. п. Знание информационно-психологических эталонов открывает возможность создания информационно-психологических моделей человеческого общения. В качестве примера можно привести модель восприятия, переработки и запоминания информации человеком К. Вельтнера [24]. Согласно ей, величина 800-1000 бит/ч означает оптимальную адаптацию потока семантической информации и не имеет смысла, когда поток информации либо слишком велик, либо слишком мал. На основе модели возможно приведение в соответствие потока информации со скоростью восприятия и запоминания, с емкостью непосредственной памяти, с длительностью осознавания ранее полученной и переработанной информации [25] и т. п.

 

В информационном подходе к процессам социально-психологического общения особую важность приобретает учет прагматической стороны общения, выражающей отношение между языком (словесными знаковыми системами) и психологией людей, иначе говоря, о том, как слова и предложения воздействуют на человека. Семиотико-прагматический аспект информации позволяет выйти в область факторов идеологического воздействия на психологию масс. Научно обоснованная прагматика может способствовать применению кибернетических и теоретико-информационных методов в сфере общественных наук.

 

Наконец, задача исследования закономерностей группового и коллективного поведения точными количественными методами может распространяться на теоретико-игровой подход - важный аспект кибернетики. Этот подход включает в себя формализацию вопросов стратегии в условиях руководства разрешением группового конфликта [26]. Речь идет о предвосхищении преимущественно конфликтных ситуаций в так называемых социальных играх. Кибернетика обеспечивает возможность проверки стратегии сточки зрения того, ведет она к успеху или нет. При этом с помощью кибернетических систем, обладающих признаками самоорганизации, имитируется и проигрывается на моделях поведение систем в различных средах.

 

Таким образом, выбранные нами четыре группы проблем социальной психологии могут исследоваться с привлечением соответственно четырех чрезвычайно важных аспектов кибернетики.

 

С развитием кибернетики почти во всех частных науках возрос интерес к идущим от этой науки новым средствам расширения знания, особенно моделированию. Наряду с социопсихологическим экспериментом и социометрическими методами наибольшую пользу в социально-психологических исследованиях могут принести методы кибернетического моделирования, максимально полно выражающие существо способов подхода кибернетики к изучаемым явлениям. Вообще под моделью понимается система, целенаправленно изучаемая субъектом с целью получения информации о другой системе (прототипе, оригинале), причем для субъекта предпочтительнее замена системы-оригинала моделью в качестве объекта исследования. Модель находится в двойном отношении - и к субъекту и к объекту; многообразие возможностей обоих отношений лежит в основе универсальности данного метода. Теории также могут выступать как модели, и если теория формулируется на языке математики, мы имеем дело с математической моделью. От математической модели требуется структурное и интерпретационное богатство, лишь тогда при работе с моделью можно в полную силу запустить "дедуктивную машину" математики.

 

Авторы книги "Социальная психология" отвергают аргумент о мнимой непригодности математики в психологии [27]. Математическим методам в этой науке, утверждается в книге, принадлежит будущее; для глубокого теоретического проникновения в психические явления, отличающиеся большой сложностью, математическое моделирование необходимо. Вместе с тем важно учитывать, что как бы ни была развита математическая теория, она не может заменить фактические данные психологии. Экспериментальная психология представляет материал, который может использоваться в математическом моделировании межличностных взаимодействий, - моделировании, не являющемся альтернативой психологической теории, а служащим вспомогательным средством исследования. Такое моделирование несет в себе существенный эвристический заряд.

 

При анализе феноменов коллективной и массовой психологии необходим переход от описательно-констатирующих способов получения социально-психологической информации к наиболее конструктивным, математико-формализованным методам построения моделей, выполняющих прогностические функции. Намечается тенденция к уточнению, формализации некоторых (весьма расплывчатых) социологических и социально-психологических категорий. Динамизм психокибернетических моделей более адекватен поведению социально-психологических систем в необычайно сложной многофункциональной среде. Эвристически значимо в этом плане положение о том, что "использование в психологии тех или иных заимствованных извне, чужеродных "моделей" является законным в той мере, в какой между объектом психологии и этими внешними по отношению к ней объектами существует тождество или по крайней мере существенная связь" [28].

 

Для информационно-кибернетических моделей решающую роль играет достоверность исходной информации. Но и этого бывает недостаточно для того, чтобы обеспечить надежность функционирования, ибо последняя детерминирована не причинно-ме-ханистически: всегда происходят отказы того или иного рода. Поведение социально-психологических систем (групп, коллективов) зависит и от случайных факторов (определяется диалектикой необходимости и случайности). Проблема отношения надежности всей системы к ненадежности отдельных элементов служит темой теории надежности, которая выступает в форме математизации диалектики необходимости и случайности. Принцип надежности и достоверности информации необходим для рассмотрения общения и взаимодействия социальных коллективов; он лежит также в основе предвидения будущих политических событий внутри государства. Оптимизация и стабильность политических отношений в определенной мере зависят и от характера информационной модели социальных отношений, присущих тем или иным общественным группам. Информационный аспект моделирования тесно связан с психологией установки применительно к личностно-групповым отношениям. В рамках кибернетики на уровне информационного моделирования и других эффективных средств плодотворно изучается природа механизмов самоорганизации и самоуправления, в том числе и в социальном контексте. Задача повышения эффективности самоуправляемости общества делает этот аспект особенно актуальным.

 

Названные проблемы не раскрывают в полной мере возможностей применения точных методов в области социально-психологической науки. Однако необходимость и плодотворность привлечения этих методов не вызывает сомнений, особенно в конкретных социологических исследованиях.

 

Кибернетические аналогии не всегда применимы в сфере социальных отношений, уровень которых существенно отличается от биологического и технического. Тем не менее отдельные закономерности или частные организационные формы в плане системно-кибернетического подхода могут быть сходными на различных уровнях. Сложность организационных факторов в социальной области делает эти аспекты весьма актуальными и необходимыми как в теоретическом, так и в конкретно-организационном отношениях. Их значимость усиливается социальными воздействиями современного этапа НТР.

 

Таким образом, методологический анализ показывает, что системно-кибернетический подход в социальной психологии становится необходимым, что некоторые понятия и принципы кибернетики "работают" в указанной области. Разумеется, при этом нельзя принимать, например, редукционизм такого рода: "Для объяснения действий людей не нужно изобретать различные побуждающие "силы", поскольку эти действия можно рассматривать как проявления приспособительных тенденций, присущих всем живым организмам" [29].

 

Нетрудно заметить, что "кибернетическая" трактовка мотивации, предложенная Т. Шибутани, целиком и полностью подчинена бихевиористским концепциям, непомерно сближающим изучение человеческого поведения с естественными науками, что элиминирует психологические факторы и сводит личность к совокупности механизмов. Такое приложение кибернетики к трактовке личности заслуживает критики с позиций марксистской концепции социальной психологии. Однако эта критика не может и не должна бросать тень на собственно кибернетические научные принципы, на их необходимость и перспективность в социальном познании на основе марксистско-ленинской социальной теории. Исследовательская целеустановка Т. Шибутани в данном случае применяется в пределах аналогий, которые неправомерны с более специфической, социологической и философской точек зрения.

Закономерности, сформулированные на языке кибернетики и общей теории систем, чаще всего (как системы гипотез) служат либо необходимой предпосылкой исследовательской ориентации и представления статуса рассматриваемого явления, либо отличаются большой методичностью, которая оправдана лишь в некоторых разделах социологической науки. Основная же масса проблем социологии (взятых не столько в макро-, сколько в микромасштабе) представляет собой, образно говоря, теорему, условия доказательства которой еще предстоит сформулировать. В этом и должна проявиться методологическая зрелость, синтезирующая гибкость и качественную эвристичность диалектических принципов с логико-кибернетической доказательностью существенно формализованных социологических и социально-психологических моделей. В противном случае, разделяя и изолируя эти стороны исследовательской ситуации в социологии, можно получить истины, настолько общие, что в них не просматривается информационная структура, либо прийти к информационному насыщению предельно квантифицированных (безжизненных) факторов реляционного описания [30].

 

Из положения диалектического материализма о единстве количественных и качественных характеристик предметов следует и то, что формализовать (квантифицировать) в принципе возможно каждое явление. Однако мы пока не можем представить в математической форме хотя бы известные нам отношения. Это обусловлено тем, что описание количественных соотношений нередко предполагает знание качественной специфики и внутренних механизмов поведения какой-либо системы. Поэтому не все социальные явления на том или ином уровне развития общества могут быть формализованы. Более того, сама их формализация определяется той содержательной трактовкой, которая имеет место в "данной системе отсчета". В этом плане оказывается ложной концепция деидеологизации социальных дисциплин, развиваемая на основе идеи математизации социальных явлений, например, в таком течении буржуазной философии, как операцио-нализм, который иногда именуется философией кибернетики [31]. Подобного рода идеи питают иллюзии некоторых буржуазных методологов о возможности с помощью науки и техники - без идеологии и политики - овладеть механизмами управления обществом и поведением людей. Поэтому важно замечание о том, что "противопоставлять в социальных науках неточность и субь-ективизм качественного подхода строгости и объективизму количественного подхода - значит забывать, что количественное получается лишь из качественного" [32]. Справедливо, однако, и то, что мыслимые в системно-кибернетических понятиях социальные явления получают более строгое научное выражение.

В этой связи хотелось бы подчеркнуть гуманизирующий аспект формализованных методов, помогающих познавать сущность вещей и понятийно овладевать их разнообразием. Данный момент обычно не принимается во внимание в буржуазных теориях, так же как в сциентистски-технократических концепциях не учитывается человеческое измерение: определенные антропологические, этнические, генетические и эмоциональные пороги, приобретенные навыки, которые хотя и не являются абсолютными, но зсе-таки представляются относительно устойчивыми [33]. Отсюда проистекает трактовка науки и техники в качестве независимых от человека феноменов, детерминирующих все сферы общественной и индивидуальной жизни людей.

 

Как видим, изучение проблем социального познания с привлечением социально-психологических и системно-кибернетических представлений способствует позитивному решению возникающих в этом плане теоретических вопросов.

 

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я