• 5

§ 1. Кибернетика и сложные самоорганизующиеся системы

 

Философские вопросы, поставленные кибернетикой, интенсивно обсуждаются в отечественной и мировой литературе. При этом результаты кибернетики и ее философских идей интерпретируются с разных позиций, нередко сторонниками противоположных философских направлений. Идеи и принципы новой науки используются буржуазной философией (неотомизм, позитивизм, операционализм), представители которой пытаются противопоставить положения кибернетики диалектическому материализму. Однако реальное развитие кибернетики в нашей стране и значительная работа, направленная на установление научного и философского статуса кибернетики, которую ведут философы совместно со специалистами в области естественных наук, выявляют действительные взаимосвязи философских идей кибернетики и материалистической диалектики, показывают методологическую плодотворность диалектико-материалистической трактовки основных принципов кибернетики.

 

Философско-методологические вопросы кибернетики имеют важное мировоззренческое значение. Принципы, понятия и методы кибернетики, конкретизируя некоторые философские принципы и категории, обладают глубоким диалектико-материалистическим содержанием. Так, принципы самоорганизации, будучи областью, где сосредоточены существенные задачи кибернетического исследования, являются формой конкретизации принципов самодвижения и саморазвития материи через ее внутренние противоречия, взаимосвязи и взаимообусловленности. Вместе с тем принципы и понятия кибернетики, приобретая в силу синтетического характера этой науки общенаучное содержание, уточняют и углубляют принципы материалистической диалектики, облегчая их проникновение в новые области научного исследования. Через сферу философского осознания кибернетика вносит новые элементы диалектико-материалистического мышления в технические, биологические и социальные науки, ибо самоорганизация, говоря философским языком, - это самодвижение и саморазвитие [1]. Кибернетические принципы сложных систем выступают носителями диалектико-материалистического мировоззрения в технических науках. Идеи информации и самоорганизации и соответствующие им методы исследования нашли применение в биологических науках, способствуя становлению и развитию биофизики, молекулярной биологии, а также целостной теории эволюции. Механизмы саморегуляции и самоорганизации общества, как и информационные процессы, становятся предметом социальной и экономической кибернетики и информатики.

 

Широкий спектр применения идей и методов кибернетики выражает определенные синтетические тенденции НТР. В этом плане непреходящее значение для разработки философских проблем современной науки имеет анализ революции в естествознании на рубеже XIX-XX вв., осуществленный В. И. Лениным в работе "Материализм и эмпириокритицизм". В указанном труде дано глубокое истолкование новых для того времени научных данных в период крутой "ломки принципов" в ведущих отраслях естествознания. Ленинский анализ революции в физике служит образцом философского рассмотрения современных достижений НТР. Ленинские методологические принципы необходимы в философском обосновании идей и методов кибернетики, процесса информатизации общества и других новейших тенденций, связанных с перестройкой социальной действительности и мышления в стране и в глобальном масштабе. Не случайно именно об этом шла речь на научно-теоретической конференции, посвященной актуальным проблемам перестройки [2].

 

Основополагающим в рассмотрении методологической роли категорий и принципов современного естествознания служит выдвинутый Ф. Энгельсом тезис об объективной и субъективной диалектике. "Так называемая объективная диалектика царит во всей природе, а так называемая субъективная диалектика, диалектическое мышление, есть только отражение господствующего во всей природе движения путем противоположностей, которые и обусловливают жизнь природы своей постоянной борьбой и своим конечным переходом друг в друга, resp. (соответственно. - Ред.) в более высокие формы" [3]. Положение об объективной и субъективной диалектике получило развитие в ленинском принципе единства диалектики, логики и теории познания. Выражая мысль об объективном значении категорий и соответствующих им принципов мышления, В. И. Ленин писал: "...Если все развивается, то относится ли сие к самым общим понятиям и категориям мышления? Если нет, значит, мышление не связано с бытием. Если да, значит, есть диалектика понятий и диалектика познания, имеющая объективное значение" [4].

 

В философии диалектического материализма в отличие от прежних философских систем онтология и гносеология не существуют обособленно, вне связи друг с другом. В диалектическом материализме речь идет не о бытии вообще, не о сущем как таковом. Философия начинается именно с постановки вопроса об отношении мышления к бытию. Вместе с тем оправданно и необходимо разграничивать онтологию и гносеологию, имеются в виду два аспекта, два типа методологии. Гносеологическая проблематика как выражение субъективной диалектики ориентирована в целом на исследование всеобщих логико-познавательных форм в их, так сказать, чистом виде. В объективной диалектике рассматривается реальная действительность с использованием логики исследования специфики объекта, которую К. Маркс называл специфической логикой специфического предмета [5].

 

Диалектическая обработка кибернетической проблематики, формирование диалектико-материалистической концепции кибернетики необходимо включают в себя выявление объективной и субъективной диалектики в ее предмете и методе.

 

Возникновение кибернетики ознаменовало становление новых методов познания и вызвало переосмысление некоторых принципов и понятий, сложившихся в классической науке. Кибернетика представляет собой научный синтез целого ряда относительно далеких друг от друга специальных дисциплин, чем и объясняется широта приложения ее основных принципов. Причем кибернетические исследования приобретают значение для традиционных (физических, биологических, химических, а также математических) фундаментальных наук.

 

Кибернетика, по существу, продолжает линию развития экспериментально-математического естествознания. Аналогично тому как в XVII в. новая наука Галилея - Ньютона вызвала необходимость переосмысления научной проблематики, современная наука (и прежде всего кибернетика) ставит ряд таких методологических вопросов, рассмотрение которых вносит новые моменты в философское мышление. Освоение этого научного направления предполагает развитие методологических принципов и, стало быть, применение диалектического метода в дайной области требует научного творчества. Будучи наукой, сочетающей широкий синтез с детальным анализом, содержательные интерпретации с логико-математической формализацией, кибернетика позволяет на новом уровне решать определенные проб темы философии и науки. Успехи в разработке философских проблем кибернетики как науки об управлении сложными динамическими системами различной природы отражены в исследованиях советских и зарубежных ученых-марксистов. За последнее десятилетие в нашей стране вышел ряд книг отдельных авторов [6] и коллективных монографий [7], посвященных методологическим вопросам кибернетики и ее значению в развитии современного общества. Наряду с общими вопросами, затрагивающими предмет кибернетики, се философский и научный статус, важной является задача обоснования некоторых центральных идей и принципов кибернетики, ориентированных на решение кардинальных естественнонаучных, технических и социологических проблем, связанных с информацией, коммуникацией, управлением и регулированием.

 

Кибернетика впервые в истории науки вступила на путь объективного естественнонаучного и математически точного изучения процессов управления и переработки информации в природе, технике и обществе. Однако до сих пор область исследований кибернетики не установлена достаточно четко. Кроме того, имеющиеся в литературе определения кибернетики исходят из различных представлений о системе, информации, регулировании, управлении, алгоритме и так далее, связь между которыми не всегда ясна. Сферой, для которой существенны кибернетические понятия и закономерности, называют обычно и технику, и жизнь, и общество, и различные сочетания этих областей, и их все вместе.

 

Общий недостаток отдельных дефиниций кибернетики заключается в том, что они охватывают лишь ее частные области. На самом деле кибернетика изучает процессы управления и регулирования в динамических системах. Как пишут Г. Клаус и Г. Либшер, "тщательное исследование современного состояния кибернетики, включая философский и логический анализ различных дефиниций ее предмета, показывает, что основополагающим ее понятием является кибернетическое понятие о системе. Все другие основные понятия кибернетики, такие как информация, регулирование, алгоритм и др., которые неотделимы от кибернетического способа мышления, связаны с этим понятием о системе - раскрывают свойства и отношения, проявляющиеся в функционировании кибернетических систем. Поэтому соответствующее понятие системы естественно рассматривать в качестве центрального пункта дефиниции предмета кибернетики" [8]. Кибернетика в этом плане определяется как наука о кибернетических системах.

 

Такая дефиниция предмета кибернетики не предполагает объяснения того, что собой представляет кибернетическая система. Уяснение понятия кибернетической системы составляет задачу кибернетической теории систем. Подход к определению науки, при котором выделяется круг исследуемых в ней систем, выступает ныне общепринятым способом раскрытия предмета той или иной науки. Например, современная алгебра, составная дисциплина математики, обычно трактуется как теория алгебраических структур. Аналогично обстоит дело с понятиями современной логики.

 

Кибернетические системы обладают такими общими свойствами, как регулирование, переработка и передача информации, адаптация, самоорганизация, стратегическое поведение и др. Кибернетика стремится при этом структуру и функцию динамических систем описывать математически и рассматривать с помощью моделей. Она черпает свои знания прежде всего изучая конкретные кибернетические системы, принадлежащие к различным формам движения материи, и экспериментируя с моделирующими системами. Она создает идеализированные теоретические системы, в которых абстрагируется от всех особенностей определенных форм движения материи. Следует различать общую теоретическую (математическую) кибернетику и частные (региональные) кибернетики, исследующие отдельные (локальные) области действительности. Г. Франк отмечает, что предмет формальной кибернетики - абстрактные общие структуры, в то время как региональные ("материальные") кибернетики анализируют конкретные системы и процессы [9]. На основе этого кибернетика открывает системные закономерности, имеющие силу для нескольких форм движения материи. Это в особенности закономерности организации, управления и информационных процессов, которые включаются во все известные нам формы движения материи, начиная с перехода от неживого к живому.

 

За свою историю (с 1948 г.) кибернетика претерпела существенную эволюцию, сохранив однако ядро - учение о единстве процессов управления, информации и организации в биологических, технических и социальных структурах. Наиболее характерными особенностями кибернетики являются изучение и синтез сложных динамических систем, различающихся по своей физической природе. Кибернетика в общем и целом абстрагируется от вещественного содержания систем, стремясь сформулировать для них общие законы организации и информационных связей. При этом структура рассматриваемых систем связана со сходством и различием законов их организации. Объективной основой такого подхода служит материальное единство качественно разнородных феноменов, проявляющееся в аналогии и изоморфизме (гомоморфизме, модельном отношении и т. п.) их структуры и функционирования, в сходстве (или прямом совпадении) описывающего их математического аппарата. Кибернетика выступает как наука о сложных системах управления и связи. Последние наблюдаются на разных уровнях движения, в том числе и на уровне общественных отношений. Поэтому многие науки, а не только кибернетика, так или иначе имеют отношение к процессам управления, но лишь кибернетика рассматривает эти процессы с точки зрения единства поведения (функционирования) живого организма и машины. Кибернетика изучает законы управления и связи, причем, в отличие от других наук, преимущественно в том плане, в каком они обусловливают единство динамики, функционирования и развития машины, живого организмам социальной структуры. Иными словами, кибернетика оперирует законами управления и информационного взаимодействия одновременно на нескольких (а не на одном, как это свойственно многим другим конкретным наукам) уровнях структурной организации материи. Примечательно, что кибернетика подходит к объектам не как к системам "вообще", а как к системам, обладающим определенной совокупностью общих структурных и функциональных свойств (существующих живых систем, социальных структур).

 

Вместе с тем предмет кибернетики не остается неизменным, он эволюционирует. И это вполне закономерно: центр интереса в кибернетике с годами неизбежно перемещается. Современные аспекты кибернетики свидетельствуют о том, что ее предмет шире проблем управления; последние к тому же отступают перед задачами системной организации и самоорганизации. Понятия конечного автомата, алгоритма, логической сети, машины Тьюринга, самоорганизующейся системы, искусственного интеллекта и другие непосредственно не отражают задачи управления. Проблематика абстракции, идеализации, формализации "работает" на проблемы кибернетических структур и проблемы организации (куда, конечно, с необходимостью включаются структуры управления). Кибернетика - это теория сложных, самоорганизующихся систем. Ее теоретические (математические) структуры, исходные свойства которых задаются аксиоматически, невозможно втиснуть в рамки структур только одного какого-то типа. "Нам представляется совершенно неправильным, - справедливо пишет И. А. Акчурин, - на все времена связывать наиболее фундаментальные понятия теоретической кибернетики, такие, как информация, программа (алгоритм), автомат, игра, обратная связь и т.д., обязательно и только с проблемой управления" [10]. В условиях возросшего значения организационного и "гуманитарного" факторов в системах управления кибернетика становится, по существу, теорией системной организации. Материальная база кибернетики (кибернетическая техника, ЭВМ, бионические и биокибернетические системы) также, не сводится к системам управления. Таким образом, спецификация предмета кибернетики только в понятиях управления (и информации) не выражает всего ее методологического значения.

 

При сравнении предмета кибернетики с современным (расширительным) подходом к информатике [11] важно по достоинству оценить (и мы это стремились обосновать) системный характер кибернетического направления в науке и технике. В любом случае кибернетика изначально понимается как теория определенного класса систем; более того, можно утверждать, что она представляет собой конкретный и фундаментальный вариант общей теории систем.

 

Современное состояние кибернетики еще не привело к единому представлению об общей системе этой науки. Поэтому ее развитие идет внутри ряда дисциплин, которые, в свою очередь, также сложны. Сюда относятся теории, показывающие многообразие кибернетического способа мышления [12]: теории регулирования и управления, автоматов, нервных сетей, надежности, больших систем, информации, алгоритмов, игр и т.д. Подобно тому, как система понятий кибернетики развивается во взаимосвязи с понятийными системами традиционных наук, кибернетические методы соотносятся (или находятся в отношении дополнительности) с методами других научных дисциплин [13]. Это, например, методы моделирования и аналогий, черного ящика, проб и ошибок, которые, однако, модифицированы соответственно общему предмету кибернетики и приобрели математическую ориентацию.

 

Основные понятия и принципы кибернетики (как любой другой фундаментальной науки) тесно взаимосвязаны с категориями диалектики. Данная взаимосвязь выявляется при непосредственном рассмотрении проблем, ориентированных на диалектическое овладение сложностью [14]. И в специфически кибернетическом плане и на уровне философской методологии становится очевидной необходимость синтеза содержательных (качественных) и формально-математических (количественных) методов научного исследования сложных самоорганизующихся систем [15]. Кибернетика с ее математическим моделированием и общими эвристическими принципами и законами управления сложными саморазвивающимися системами являет собой пример синтеза, в рамках которого качественные суждения используются наряду с количественными методами и поддерживается непрерывная обратная связь между анализом проблемы и ее формализацией. Широкий структурный подход в современной науке означает непрерывную связь между формальным и конкретным.

 

В кибернетике все внимание концентрируется на вопросах системной динамики, организации, структуры, языка, информации и управления. Отметим также, что абстрагирование, идеализация, формализация - отличительные особенности кибернетики как науки. Правда, это лишь одно, наиболее "наглядное" ее измерение. Существует также точка зрения, акцентирующая качественную, принципиальную сторону. В соответствии с ней научная задача кибернетики состоит скорее в поисках объяснений, чем описаний, последние сами по себе не приведут к объяснениям без специальных умозрительных усилий [10].

 

Рассмотрение этих сторон кибернетики в диалектическом единстве позволяет составить представление о формально-содержательной природе кибернетики, имеющее важный философский смысл. Нередко отношение философии и кибернетики выражается в понятиях общего и особенного, что, конечно, недостаточно для характеристики связи между философией и системной наукой. К примеру, кибернетика рассматривает человека как элемент системы управления, не претендуя на то, чтобы на основе этого стать теорией человека. Здесь отношение системы и элемента есть общее философского положения о том, что человек является совокупностью конкретно-исторических общественных отношений. Такой подход редуцирует особенное, внутреннее психическое качество индивидуума, генетическую индивидуальность до общего, причем кибернетика исследует еще более общие отношения между элементом и системой управления. Г. Герц пишет, что "математика и кибернетика абстрагируются от специфических свойств элементов, от системных законов, которые регулируют существенные способы поведения определенных систем и исследуют всеобщие отношения систем, структур, возможных идеальных объектов и т.д. Философия, напротив, обобщает научные знания, чтобы научно обосновать свои ответы на основные вопросы мировоззрения" [17]. Иначе говоря, кибернетика и философия существенно различаются не столько степенью общности своих высказываний, сколько целью обобщений.

Неотделимый от моделирования функциональный подход, представляющий важную особенность кибернетики, выступает как основной путь изучения сложных систем. Сложность кибернетических систем нередко оказывается связанной с человеческим фактором, который все более проявляет себя в мире науки, техники и социального управления. Гуманитарный аспект входит в самую "сердцевину" кибернетической проблематики, например, в работы в области искусственного интеллекта. А для современных социальных структур характерен рост весомости не только человеческого, но и организационного фактора.

 

Изложенное подчеркивает актуальность кибернетической проблематики, ориентированной на изучение законов функционирования и развития сложных самоорганизующихся систем. Диалектическое осмысление предмета кибернетики и особенностей ее метода приводит к постановке вопроса о взаимосвязи кибернетических аспектов самоорганизации с диалектическим принципом самодвижения и саморазвития материи.

 

Атрибутивный характер движения материи позволяет говорить о ее самодвижении, "спонтанейном" развитии. При этом возникает вопрос о внутреннем содержании движения, саморазвития природы, о ее внутренней активности. Конкретизация этой проблемы предполагает объяснение "самодвижения" различных материальных систем, ибо абсолютность самодвижения материи в целом реализуется в относительно самодвижущихся конкретных системах. Относительность самодвижений различных материальных систем заключается во взаимоотношениях между внутренними и внешними факторами; всякая материальная система находится во взаимодействии с другими материальными системами, которые выступают по отношению к ней как условия ее самодвижения. Причем внутренние связи и противоречия в материальных системах представляют собой источник самодвижения, а внешние - условие реализации определенной тенденции.

 

Гносеологический анализ данной проблемы предполагает вычленение диалектического содержания категории самодвижения, установление ее связи с другими, философскими и общенаучными, понятиями. Методологическая основа такого исследования - положение В. И. Ленина о диалектическом объединении принципа единства мира и принципа самодвижения, саморазвития. Не случайно самодвижение материи служит объективным базисом для процесса познания. "Условие познания всех процессов мира в их "самодвижении", в их спонтанейном развитии, в их живой жизни, есть познание их как единства противоположностей" [18]. В этом плане в нашей литературе освещались различные аспекты проблемы самодвижения [19].

 

При дальнейшем анализе необходимо учитывать то обстоятельство, что с каждым этапом в развитии естествознания проблема самодвижения материи наполняется новым содержанием; в рамках самого естествознания вырабатываются принципы и понятия, эвристический смысл которых позволяет уточнять существующие взгляды на природу движения материи. В современном естествознании не подлежит сомнению ведущая роль функционально-структурных методов [20], что является следствием проникновения науки в сложный, организованный мир. В связи с этим возникает необходимость в конкретизации и дальнейшем развитии идеи самодвижения применительно к высшим уровням организации материи, которые находятся в поле зрения теоретической биологии, экологии и некоторых других наук. При анализе проблемы самодвижения под таким углом зрения неизбежно привлечение идей кибернетики и общей теории систем. Действительно, кибернетический и общесистемный принципы позволяют вычленить из общей идеи самодвижения организационные аспекты и прежде всего аспект самоорганизации.

 

Философская трактовка самоорганизации включает в себя определение основных понятий кибернетической теории самоорганизующихся систем, соотнесение их философского содержания с диалектическими принципами материального единства мира, саморазвития, причинности, внутреннего и внешнего и др. Вопрос о философском статусе принципов самоорганизации тесно связан с методологическими проблемами теории самодвижения и саморазвития материи. Поэтому значимость обретает осмысление естественнонаучных (в частности, биокибернетических) принципов самоорганизации в соотношении с диалектическим принципом саморазвития. Уже при постановке вопроса о том, каковы естественнонаучные механизмы перехода от одного уровня организации материи к другому (в особенности от неживой материи к живой) необходимо привлечение современных диалектико-материалистических представлений. Вместе с тем следует акцентировать внимание на естественнонаучном выражении принципа саморазвития применительно к высшим уровням организации материи, то есть на выяснении специфических механизмов самоорганизации. В этом отношении "самоорганизация" может рассматриваться как общенаучная конкретизация философского принципа саморазвития.

 

Понятие самоорганизации используется в различных смыслах. Например, о самоорганизации говорят тогда, когда повышение организации в большей или меньшей мере происходит само по себе, спонтанно; ее также связывают с автономным развитием, которое управляется изнутри, а не извне; под самоорганизующейся системой понимают кроме того систему, способную изменять внутреннюю структуру и способы поведения. В последнем случае понятие самоорганизации оказывается связанным с понятием обучения. Однако такие (однофакторные) характеристики самоорганизации показывают, что для раскрытия содержания этого интегрального принципа одного признака недостаточно.

 

В обосновании философского статуса самоорганизующейся системы это понятие предложено рассматривать на основе четырех системных принципов: активности, целенаправленности, надежности функционирования и вероятностно-стохастической детерминации [21]. Данная концептуальная "модель" самоорганизации, выражающая ее системный характер, получает интерпретацию и развитие в различных областях естественнонаучного, технического и социального познания. При этом концепция самоорганизации реализует исследовательскую установку на выявление внутренних факторов развития, которые позволяют показать доминирующую роль внутренних противоречий, находящихся в соответствии с системой внешних закономерностей. Иначе говоря, подобное понимание самоорганизации раскрывает внутренние механизмы и внутренние причины самодвижения тех форм материи, к которым принадлежат самоорганизующиеся системы. Как бы качественно ни различались такого рода системные объекты, они обладают общими характеристиками самодвижения, которые выражены в принципах самоорганизации. В этом отношении самоорганизация представляет собой высшую форму развития динамических систем и может рассматриваться как одно из специфических проявлений самодвижения материи [22].

 

Понятие самоорганизации в отличие от понятия организации выражает диалектический аспект последней, включая в себя в основном те организации, которые воплощены в сложных саморазвивающихся (относительно автономных) системах. В общем случае под самоорганизацией понимается способность системы к стабилизации некоторых параметров посредством направленного упорядочения ее структурных и функциональных отношений с тем, чтобы противостоять энтропийным факторам среды. Процессы самоорганизации характеризуются при этом возрастанием упорядоченности системы, энергоинформационным взаимодействием со средой и процессами самоуправления. Исходя из необходимости взаимодействия системы с окружающей средой и приняв тезис о том, что наличие подходящего окружения есть необходимое условие самоорганизации, важно раскрыть определяющую роль внутренних факторов системы в организации своего поведения. Именно такой, диалектический подход к пониманию самоорганизации представляет наибольший интерес.

 

Кибернетика, по-новому поставив проблему самоорганизации, внесла важный вклад в решение вопроса о том, "каким образом связывается материя, якобы не ощущающая вовсе, с материей, из тех же атомов (или электронов) составленной и в то же время обладающей ясно выраженной способностью ощущения" [23]. Результаты кибернетики подтверждают выдвинутую В. И. Лениным гипотезу о генезисе психического в процессе эволюции материи. Плодотворность ленинской идеи об отражении как общем свойстве материи проявляется в том, что она дает ключ к теоретическому осмыслению моделирования особенностей высших форм самоорганизующейся материи на качественно ином субстрате.

Идеи современной кибернетики позволяют детально анализировать и облекать в конкретную форму философские принципы активности. Концепция активности кибернетических систем основывается на диалектических принципах решения проблемы источника развития. Признание активности свойством развивающейся материи помогает глубже понять законы материального мира и, в частности, переход от неживой материи к живой. Анализ самоорганизующей активности кибернетических систем открывает новый аспект общей концепции активности. Благодаря обратным связям возможности реализации активности резко возрастают; обеспечивается избирательность взаимодействия, обусловливающая устойчивость систем и приводящая их к упорядоченному состоянию.

 

Самоорганизующую активность кибернетических систем не следует отождествлять со способностью к гомеостатическим формам стабилизации в ответ на воздействия внешней среды. Самоорганизующая активность, будучи одним из факторов прогрессивного развития (саморазвития), базируется на оптимальном сочетании стабилизирующих форм самоорганизации (с преобладанием отрицательных обратных связей) с целенаправленной трансформацией систем (на основе положительной обратной связи). Поэтому такая активность выступает как необходимое и существенное внутреннее свойство самоуправляемой и саморегулируемой системы, проявляющееся не только в ее относительной самостоятельности, независимо от изменения внешних условий, но и в преодолении возмущающих воздействий среды и в подчинении последней своим внутренним целям.

 

Проблема активности переплетается с проблемой внутренней целесообразности (целенаправленности) больших систем. Ее решение предполагает знание внутренних механизмов технической и биологической целесообразности, а также не в меньшей мере целесообразности, присущей общественным системам. Природа активности и целенаправленности кибернетических систем - в их внутренней организованности. Важнейшим фактором целенаправленного поведения таких систем является надежность структурно-информационных отношений, позволяющая системе в целом функционировать безотказно, соблюдать правило достоверности информации в процессах приема, переработки и накопления, что, в свою очередь, служит необходимым условием эффективного решения стоящих перед системой задач.

 

В теории самоорганизующихся систем важное значение имеет понятие сложности. Для того, чтобы система приобрела способность к самоорганизации, самообучению, самовоспроизведению, необходим некоторый критический уровень сложности. Отсюда следует, что понятие сложности способно выражать не только количественные, но и качественные особенности систем.

 

При исследовании самоорганизации необходимы вероятностные представления, которые являются исходными, базисными в кибернетике. Основные идеи в теории автоматов были выдвинуты и обоснованы исходя из принципов вероятностной логики. Необходимость статистического подхода в теории автоматов вытекает, например, из того факта, что практически не может быть абсолютно надежного автомата [24]. В системах высокоорганизованных (биологических, социальных) оптимальное соотношение однозначно детерминированных и вероятностных процессов находит воплощение в сочетании (единстве) централизованного управления и самоуправления частей, единстве иерархичности и автономности. Важно отметить недостаточность схемного принципа при объяснении функциональных структур мозга. Для мозга характерно сочетание упорядоченности (на уровне поведения) с определенным (функциональным) беспорядком при общей инвариантности структуры. Статистическая организация - существенный элемент самоорганизации функциональных структур мозга. Более того, это характерное свойство любой самоорганизующейся системы.

 

Широкое использование понятия самоорганизации в современной науке и философской методологии предполагает ответ на вопрос, какой категорией оно является - общенаучной или философской. В более общем плане возникает проблема общенаучных понятий, критериев их принадлежности к разным уровням научной методологии [25]. Понятие самоорганизации вследствие формализации в логико-математических теориях получает применение, например, как в молекулярной, так и в эволюционной биологии. С ним в биологию входят те методы, которые были развиты в формализованных теориях самоорганизации. Правда, последние обычно претерпевают необходимую модификацию. Кроме того, принцип самоорганизации, приобретя глубокое общенаучное содержание в частных теориях и конкретных науках, оказывается родственным философскому принципу самодвижения, саморазвития применительно к высшим уровням организации материи.

 

Итак, принцип (понятие) самоорганизации конкретизирует, уточняет на определенных уровнях методологии - логико-математическом, техническом, теоретико-биологическом и социологическом - принцип самодвижения и саморазвития материи в его диалектико-материалистической концепции. Отсюда следует не только научно-методологическое значение понятия самоорганизации в различных областях естествознания и техники, но и его философский смысл. Последний содержится, в частности, в понятии "самоорганизующаяся система", которое характеризует вполне определенный класс объектов, представляющих интерес на разных уровнях познания и практики. Философский смысл общенаучного понятия "самоорганизующаяся система" определяется его связью с диалектическим принципом саморазвития и системно-кибернетическим подходом, оказывающим значительное влияние на формирование научной картины мира. Кибернетика сближает сложившиеся области научного познания и делает возможной связь между учеными различных специальностей.

Диалектический подход к кибернетической проблематике самоорганизующихся систем необходим в философском рассмотрении проблемы искусственного интеллекта, которая является одной из центральных в кибернетике.

 

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я