• 5

Что такое брак?

Брак как понятие юридическое представляется союзом двух лиц разного пола, удовлетворяющим известным условиям закона и порождающим известные гражданские последствия. Понятно, что такое определение брака чисто формальное: сказать, что брак есть союз двух лиц разного пола, удовлетворяющий известным условиям закона и порождающий известные гражданские последствия, не значит определить содержание брачного союза. Оно не исчерпывается даже перечислением всех прав и обязанностей, вытекающих из брака, так что в области права нет возможности дать полное определение брачному союзу. Поэтому искать определение брака в СК – занятие бессмысленное. Тем не менее попытаемся поразмышлять над тем, что вкладывается в понятие брака в обыденной жизни.

Обычно, когда речь заходит о браке, люди упоминают о двух его разновидностях: венчании в церкви и гражданском браке. Выясним отношение к ним современного законодательства.

Является ли церковное венчание браком? История свидетельствует, что религия всегда выступала блюстительницей различных общественных учреждений. Точно так же она с древнейших времен взяла в свое ведение брак как учреждение, составляющее основу всего общественного быта, как ядро развития цивилизации. С точки зрения религии вообще брак представляется учреждением, состоящим под покровительством божества; по учению же православной церкви – даже учреждением, совершаемым с его участием, – таинством. Равным образом и закон нравственный, независимо от религии, принимает в свою область учреждение брака и признает его союзом двух лиц разного пола, основанным на чувстве любви, который имеет своим назначением восполнить личность отдельного человека, неполную в самой себе, личностью лица другого пола. Естественно поэтому, что понятие брака, находящееся в такой мере под влиянием религиозных и нравственных представлений, не вошло сполна в область права. И здесь на сцену вступает церковь и берет брак под свою исключительную опеку, вводя необходимость церковного венчания, вследствие чего заключение брака из акта гражданско-правового превращается в акт церковный. Вместе с тем церковь начинает борьбу с невенчанными браками, объявляя их ничтожными.

На Руси церковное венчание появилось в XI в. и практиковалось изначально только среди высших слоев общества, остальные сословия заключали браки традиционным образом – по соглашению между родственниками невесты и женихом или его родственниками. Церемония брака сопровождалась специальным обрядом: невесту приводили вечером в дом к жениху и она снимала с него обувь. На другой день после свадьбы ее родственники приносили приданое.

Церковь постоянно боролась с этими обычаями и пыталась утвердить каноническую форму брака, которая была заимствована вместе с христианством из византийского брачно-семейного законодательства, основанного на собраниях канонических правил и светских постановлений византийских императоров, дополненных впоследствии постановлениями русских князей и получивших наименование Кормчей книги.

Согласно указаниям Кормчей книги венчанию предшествовало обручение – сговор, во время которого родители невесты и жених оговаривали процедуру заключения брака и договаривались о приданом. Обручение оформлялось специальной сговорной записью. (Интересно отметить, что, если эти условия нарушались, т. е. не исполнялось обещание заключить брак, на этот случай устанавливался штраф, именуемый зарядом, достигавший иногда значительных размеров). Затем священник, производивший обручение, давал венечную запись, которую необходимо было предъявлять при венчании. Венчание производилось только священником, обозначенным в венечной записи, в присутствии не менее двух свидетелей.

С течением времени влияние церкви на семейные отношения и на брак постепенно уменьшалось, а роль государства усиливалась. Реформы Петра I положили начало новому периоду в развитии семейно-правового регулирования. Императорские указы, издаваемые Петром I, восполняли пробелы в каноническом праве. С этого времени большое значение стало придаваться добровольности вступления в брак. Так, по указу Петра I родственники лиц, вступающих в брак, обязаны были приносить присягу в том, что не принуждали жениха и невесту к браку. Это положение затем получило закрепление в Своде законов Российской империи. Статья 12 Законов гражданских указывала, что «брак не может быть законно совершен без добровольного и непринужденного согласия сочетающихся лиц». Указом 1722 г. было запрещено женить «дураков, которые ни в науку, ни в службу не годятся», а указом 1714 г. Петр попытался ввести образовательный ценз для дворян, вступающих в брак, требуя при венчании справки о знании арифметики и геометрии (но эта попытка, к сожалению, не увенчалась успехом).

При Петре I обручение становится расторжимым, кроме того, вводится запрещение снабжать его сговорной записью и включать в нее условие о штрафе (заряде) на случай, если брак не состоится. В дальнейшем это стало полноценным законным положением, и поэтому обещание вступить в брак могло быть свободно не выполнено без всяких последствий для обещавшего. А с 1775 г. обручение и венчание сливаются во времени их совершения.

В 1721 г. православные христиане впервые в России получили возможность вступать в браки с христианами других конфессий. Это нововведение было связано с тем, что после войны России со Швецией Петр I хотел поселить плененных шведов в Сибири и привлечь их к ее освоению, дав им российское гражданство. Однако по законам того времени они не могли вступить в брак с православными, не приняв предварительно православную веру. В связи с этим было установлено правило (существующее, кстати, в каноническом праве и в настоящее время) о том, что христианин другой конфессии вправе вступить в брак с православным, дав подписку, что он не будет совращать православного супруга в свою веру и обязуется воспитывать детей в православии.

Надо сказать, что дореволюционная Россия так и не дошла до создания единого для всех подданных законодательства о браке. Российское брачное законодательство, и светское, и каноническое, всегда опиралось на религиозные нормы и правила. Поэтому лица разных вероисповеданий и конфессий подпадали под действие различных законов в зависимости от предписаний своей религии. С одной стороны, это было свидетельством веротерпимости (гораздо хуже было бы навязывание всему населению империи православных представлений о браке), с другой стороны, на рубеже XIX–XX вв. настоятельно ощущалась потребность в, как минимум, альтернативном едином светском законодательстве, допускающем браки между лицами разных конфессий. Ведь мусульманам разрешалось заключать полигамные браки (т. е. допускалось многоженство); брак между католиками был нерасторжим, дозволялась только сепарация – судебное разлучение супругов (вступить в новый брак супруги, получившие решение о сепарации, не могли) и т. д. Подводя итог, еще раз заметим, что заключение брака в дореволюционной России могло производиться только в церкви.

Многое изменилось после октября 1917 г. Почти сразу же после Октябрьской революции были проведены две большие реформы семейного законодательства. 18 декабря 1917 г. вышел декрет «О гражданском браке, детях и о ведении книг актов гражданского состояния». Согласно этому декрету единственной формой брака для всех граждан России независимо от вероисповедания стало заключение брака в государственных органах. Брак, заключенный по религиозному обряду после принятия декрета, не порождал правовых последствий. За браками, заключенными в церковной форме до принятия декрета, сохранялась юридическая сила, и они не нуждались в переоформлении. Вслед за первым декретом 19 декабря 1917 г. был принят второй не менее значимый декрет «О расторжении брака». На основании этого декрета бракоразводные дела были изъяты из компетенции судов духовных консисторий, в которых они до этого расторгались. Дела о разводе, возбужденные по одностороннему заявлению супруга, были переданы в ведение местных судов. Такие важные вопросы, как и с кем останутся проживать несовершеннолетние дети, о выплате средств на их содержание, а также об алиментах бывшей жене, решались по соглашению между супругами. При отсутствии соглашения эти вопросы рассматривались судом. Любопытно, что право на содержание в тот период признавалось только за женой, но не за мужем. При расторжении брака по взаимному согласию супругов предусматривалась внесудебная процедура развода.

Вскоре, а именно 22 октября 1918 г. был принят первый отдельный закон, ставший основой в регулировании семейно-брачных отношений, – Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве. Он окончательно установил, что только гражданский (светский) брак, зарегистрированный в отделе ЗАГСа, порождает права и обязанности супругов. В кодексе специально оговаривалось, что многочисленные препятствия, предусмотренные законодательством дореволюционной России, например принадлежность к разным вероисповеданиям, монашество, потеряли свое правовое значение. Процедура развода еще более упростилась. Как и прежде, при взаимном согласии супругов развод производился органами ЗАГСа. Дела о расторжении брака по заявлению одного из супругов рассматривались как бесспорные единолично судьей без участия заседателей.

Дальнейшее совершенствование советского законодательства привело в 1926 г. к замене закона от 22 октября 1918 г. на Кодекс законов о браке, семье и опеке. Наиболее существенным нововведением этого кодекса было придание правового значения фактическим брачным отношениям. Согласно доминирующей тогда советской концепции брака как договора решающее значение придавалось не факту регистрации брака, а взаимному соглашению сторон.

Поэтому были выдвинуты многочисленные предложения по упразднению регистрации брака вообще. На принятие решения оказали влияние и модные в то время в социалистических кругах теории об отмирании брака. Введение в 1917 г. гражданской формы брака многие считали не более чем антирелигиозным приемом, направленным на борьбу с церковной формой брака. Считалось, что к 1926 г. большевикам удалось в значительной мере искоренить «религиозные предрассудки» населения, и опасность возрождения церковной формы брака больше не представлялась им серьезной.

О том, как велось это искоренение, можно судить по следующим фактам. После издания декретов 1917 г. церковь отказывалась признавать гражданский брак и развод. Определение церковного Собора от 4 марта 1918 г. объявило гражданский развод, совершенный лицами православного вероисповедания, актом поругания религии и предписало подвергать совершивших его лиц церковному покаянию. Действуя таким образом, церковь не превысила своих прав, так как ее акты касались только верующих. Следовать этим предписаниям или нет, зависело лишь от самих верующих. Санкции носили также чисто религиозный характер, т. е. церковь отнюдь не присваивала себе функции государства, а действовала в свойственных ей рамках. Однако реакция советских органов была крайне резкой. Постановлением Наркомата юстиции РСФСР от 27 мая 1920 г. деятельность консисторий была прекращена по мотивам присвоения последними функций государственных органов. Это было явным нарушением прав религиозных организаций и одновременно прав человека. Государство было вправе не признавать юридической силы за браком или разводом, произведенными религиозными учреждениями, но не должно было препятствовать их совершению верующими. Еще одним доводом в пользу придания правового значения фактическим брачным отношениям были статистические данные, свидетельствующие о том, что в незарегистрированных браках (их общее число составляло примерно 7 % от всех браков), как правило, состояли женщины из наименее обеспеченных слоев населения, особенно нуждавшиеся в правовой защите. Часто такие женщины, брошенные фактическим супругом, оставались без средств к существованию, поскольку ни права на имущество, ни права на взыскание алиментов по закону они не имели.

Брак по сути своей превратился, как в Древнем Риме, в частную неформальную сделку, что фактически означало почти полное прекращение контроля государства за совершением и прекращением браков. В результате установилось параллельное существование фактического и зарегистрированного брака, что ни к чему, кроме правовой неопределенности, путанице и подрыву принципа моногамии, привести не могло. Расторжение брака в суде было отменено. Брак расторгался в органах ЗАГСа, причем без вызова второго супруга, ему только сообщалось о факте развода.

Следующий шаг в развитии семейного законодательства, доказывающий, что политическая ситуация в стране не могла не сказаться и на регулировании семейных отношений, был сделан в 1936 г. Постановление ЦИК и СНК от 27 июня 1936 г. «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских садов, усилении уголовного законодательства о браке и семье» ясно показывает, к чему приводит необдуманное вмешательство государства в личные семейные отношения. Запрещение абортов в слаборазвитой стране, население которой не имело даже самых элементарных представлений о планировании семьи, привело к массовым криминальным абортам, многие из которых заканчивались тяжелыми последствиями. Ситуация осложнялась еще и тем, что не только лица, осуществляющие прерывание беременности, но и сами женщины, производящие аборт, привлекались за эти действия к уголовной ответственности.

В результате многие женщины не прибегали к медицинской помощи при возникновении осложнений из страха перед уголовным наказанием, что нередко приводило к смертельным исходам.

Еще один правовой акт, отбросивший наше законодательство на столетие назад, был принят 8 июня 1944 г. Этот Указ запрещал установление отцовства в отношении детей, рожденных вне брака. Ни добровольное признание отцовства, ни отыскание его в судебном порядке более не допускались. Не возникало, естественно, и права на получение алиментов от фактического отца. Только в 1945 г. другим указом было разрешено признание отцом внебрачного ребенка в случае вступления в брак с его матерью. Эти меры прикрывались лишенными всякого основания заверениями о том, что права внебрачных детей не нарушаются, так как заботу о них берет на себя социалистическое государство. Ведь, во-первых, мизерные пособия, установленные для одиноких матерей, не могли заменить алиментов, во-вторых, дети лишались права знать своего отца, а отец не мог узаконить отношения с родными детьми. Время для подобного мероприятия было выбрано самое неудачное. Война привела к массовой миграции населения, разлучению семей и возникновению многочисленных внебрачных связей. Права детей нарушались и тем, что в свидетельстве о рождении ребенка в графе «отец» ставился прочерк, что сразу указывало на внебрачное происхождение ребенка, и, хотя формально права внебрачных детей и детей, рожденных в браке, признавались равными, на практике это нередко приводило к дискриминации. Суды, чтобы хоть как-то обеспечить интересы внебрачных детей, взыскивали алименты с их отцов как с фактических воспитателей.

Второй мерой, предусмотренной Указом от 8 июня 1944 г., было придание значения только зарегистрированному браку. Всем лицам, вступившим в фактические брачные отношения с 1926 по 1944 г., предписывалось зарегистрировать брак, указав при этом дату вступления в фактические брачные отношения и общих детей. В противном случае их брак терял юридическое значение.

Была ужесточена и процедура развода: брак отныне расторгался лишь в случае признания судом необходимости его прекращения. Таким образом, суду предоставлялось право отказать в иске о расторжении брака, даже если оба супруга настаивали на разводе. Кроме того, сама процедура расторжения брака стала более сложной. Заявление о разводе с указанием мотивов расторжения брака подавалось в народный суд. После этого в местной газете публиковалось объявление о возбуждении дела о разводе, затем в суд вызывался супруг-ответчик. Народный суд рассматривал дело и принимал меры к примирению супругов. Далее дело предавалось в суд второй инстанции, который рассматривал его по существу и выносил мотивированное решение о разводе или об отказе в расторжении брака. Одновременно с этим суд должен был определить, с кем остаются проживать несовершеннолетние дети и кто из родителей несет обязанности по их содержанию. По требованию супруга суд мог также произвести раздел имущества и присвоить супругу добрачную фамилию.

30 июня 1969 г. был принят Кодекс о браке и семье РСФСР. В соответствии с ним по-прежнему признавался только зарегистрированный брак, а фактический брак не порождал никаких правовых последствий. Основанием к разводу считался непоправимый распад семьи. При отсутствии у супругов несовершеннолетних детей или споров по поводу имущества развод по взаимному согласию производился в органах ЗАГСа, которые не выясняли причины развода и не предпринимали попыток к примирению супругов. При отсутствии согласия одного из супругов на расторжение брака, а также если у них были несовершеннолетние дети или один из супругов заявлял требования о разделе имущества или о взыскании алиментов спор о расторжении брака разрешался судом. При этом суд был обязан выяснить причины развода и при необходимости попытаться примирить супругов.

Наконец, стоит упомянуть об урегулировании алиментных отношений. Указом от 19 ноября 1986 г. был установлен минимальный размер алиментов, подлежащих ко взысканию на несовершеннолетних детей. Целью этой меры было обеспечение детям необходимых средств к существованию. Однако поставленная цель так и не была достигнута. Во-первых, сначала при установлении минимального размера – 20 руб. на одного ребенка – не было принято во внимание, что таким образом можно распределить все 100 % дохода родителей, например при заработной плате 80 руб. и наличии 4 детей. В связи с этим суду была предоставлена возможность снижать минимальный размер алиментов. Возникал вопрос, зачем тогда устанавливать минимальный размер, если таковым он не являлся? Во-вторых, после вступления нашей страны в полосу инфляций минимальный размер алиментов так и не был проиндексирован до самой своей отмены в декабре 1994 г.

Стремительное изменение общественных отношений потребовало принятия нового закона, регулирующего семейные отношения. В связи с этим в 1994 г. была создана рабочая группа по подготовке нового Семейного кодекса, который был принят Государственной Думой 8 декабря 1995 г. Законодатель пошел по давно намеченному пути, указав в ст. 1 °CК, что брак заключается в органах ЗАГСа, а права и обязанности супругов возникают со дня государственной регистрации заключения брака. Конечно, можно обвенчаться в церкви, но правового значения этот обрядовый акт иметь не будет. Теперь церковное венчание – это уже история.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я