• 5

I. Дедукция абсолютного синтеза, содержащегося в акте самосознания

1. Мы исходим из доказанного в предшествующем разделе положения: предел должен быть одновременно идеальным и реальным. Если это верно, то, поскольку изначальное соединение идеального и реального мыслимо только в абсолютном акте, предел должен быть положен актом и самый этот акт должен быть одновременно идеальным и реальным.

2. Но таким актом может быть только самосознание, следовательно, всякое ограничение может быть положено только самосознанием и дано вместе с самосознанием.

a) Изначальный акт самосознания идеален и реален одновременно. По своему принципу самосознание только идеально, однако посредством самосознания для нас возникает Я в качестве только реального. Посредством акта самосозерцания Я также непосредственно ограничивается; быть и быть созерцаемым — одно и то же.

b) Предел полагается одним самосознанием, следовательно, у него нет иной реальности, кроме той, которую он обрел посредством самосознания. Этот акт есть высшее, ограничение есть производное от него. Для догматика же производное первично, самосознание вторично, что немыслимо, ибо самосознание есть акт, а предел, для того чтобы быть пределом Я, должен быть одновременно зависимым и независимым от Я. Это мыслимо лишь в том случае (раздел II), если Я равно действию (Handlung), в котором содержатся две противоположные деятельности, одна ограничиваемая, от которой именно поэтому предел независим, другая ограничивающая, именно поэтому не допускающая ограничения.

3. Это действие и есть самосознание. По ту сторону самосознания Я есть только объективность. Это только объективное (именно поэтому изначально необъективное, так как объективное без субъективного невозможно) есть единственное само по себе, которое существует. Лишь посредством самосознания к нему присоединяется субъективность. Этой изначально только объективной, ограниченной в сознании деятельности противополагается ограничивающая деятельность, которая именно поэтому сама не может стать объектом. Быть осознанной и быть ограниченной — одно и то же. Осознается лишь то, что во мне, так сказать, ограничено; ограничивающая же деятельность выходит за пределы всякого сознания именно потому, что она

служит причиной всякого ограничения. Ограничение должно выступать в качестве независимого от меня, так как я способен узреть только ограниченное во мне, но не деятельность, посредством которой оно положено.

4. Если принять в качестве предпосылки это различие между ограничивающей и ограниченной деятельностями, то окажется, что ни ограничивающая, ни ограниченная деятельность не будет той, которую мы называем Я. Ибо Я есть только в самосознании, а Я самосознания не возникает ни как следствие одной, ни как следствие другой деятельности, мыслимых изолированно.

a) Ограничивающая деятельность не осознается, не становится объектом; следовательно, она является деятельностью чистого субъекта. Но Я самосознания не есть чистый субъект, а субъект и объект одновременно.

b) Ограниченная деятельность есть лишь та, которая становится объектом, только объективное в самосознании. Однако Я самосознания — не чистый субъект и не чистый объект, а то и другое одновременно.

Следовательно, ни ограничивающая, ни ограниченная деятельности для себя не ведут к самосознанию. Я самосознания возникает тем самым только посредством некой третьей деятельности, составленной из обеих названных.

5. Эта третья деятельность, которая парит между ограниченной и ограничивающей деятельностями и посредством которой возникает Я, не может быть ничем иным, кроме Я самого самосознания, поскольку продуцирование и бытие Я едины.

Следовательно, само Я есть деятельность, составленная из двух других, а само самосознание — синтетический акт.

6. Для более точного определейия этой третьей, синтетической деятельности необходимо сначала более точно определить противоборство противоположных деятельно-стей, из которых она состоит.

а) Это противоборство есть изначально борьба деятель-ностей, противоположных не по своему субъекту, а по своей направленности, так как обе они — деятельности одного и того же Я. Происхождение обеих направленностей таково. Я присуще стремление производить бесконечное, и эту направленность следует мыслить идущей вовне (как центробежную); но в качестве таковой она не могла бы быть различена без деятельности, обращенной внутрь, к Я как к своему средоточию. Идущая вовне, бесконечная по своей природе деятельность есть объективное в Я, возвращающаяся же к Я — не что иное, как стремление созерцать

себя в этой бесконечности. Посредством этого действия в Я вообще происходит разделение на внутреннее и внешнее; этим разделением в Я полагается противоборство, которое может быть объяснено только необходимостью самосознания. Дальнейшее объяснение того, почему Я должно изначально осознавать себя, невозможно; это и есть не что иное, как самосознание. В самосознании же борьба противоположных направлений необходима.

Я самосознания — это Я, которое движется по этим противоположным направлениям. Оно состоит только в этой борьбе, или, вернее, оно и есть эта борьба противоположных направлений. С такой же непреложностью, как Я сознает само себя, должна возникать и поддерживаться эта борьба. Спрашивается, как же она поддерживается.

Два противоположных направления снимают друг друга, уничтожают, — следовательно, борьба как будто не может продолжаться. В этом случае возникла бы абсолютная бездеятельность; ибо поскольку Я есть не что иное, как стремление быть равным самому себе, то единственным основанием, определяющим Я к деятельности, является сохраняющееся противоречие в нем самом. Между тем каждое противоречие само по себе уничтожает само себя. Оно может быть сохранено только посредством стремления сохранить, или мыслить, его; этим третьим в противоречие привносится своего рода тождество, отношение друг к другу двух противоположных членов.

Изначальное противоречие в сущности самого Я нельзя снять, не сняв этим и само Я; но оно не может и сохраняться само по себе. Сохранено оно может быть только посредством необходимости продолжаться, т. е. посредством возникающего из него стремления сохранить его и тем самым привнести в него тождество.

(Уже из предыдущего изложения можно прийти к выводу, что выраженное в самосознании тождество не изначально, но производно и опосредствованно. Изначальна борьба противоположных направлений в Я, тождество — ее результат. Первоначально мы, правда, осознаем только тождество, но исследование предпосылок самосознания показало, что это тождество может быть лишь опосредствованным, синтетическим.)

Высшее, что сознается нами, — это тождество субъекта и объекта; однако само по себе оно невозможно, а возможно только посредством некоего третьего, опосредствующего. Поскольку самосознание есть двойственность направлений,

то опосредствующее должно быть деятельностью, которая парит между противоположными направлениями.

b) До сих пор мы рассматривали обе деятельности только в их противоположной направленности, и осталось еще нерешенным, одинаково ли обе они бесконечны или нет. Однако поскольку до самосознания нет оснований полагать ту или иную конечной, то и борьба двух деятель-ностей (ибо то, что они вообще пребывают в состоянии борьбы, было только что доказано) будет бесконечной. Следовательно, примирение может быть дано не в одном действии, а только в бесконечном ряде действий. Поскольку же мы мыслим тождество самосознания (прекращение этой борьбы) в едином действии самосознания, то в этом едином действии должно содержаться бесконечное число действий, т. е. оно должно быть абсолютным синтезом, и, если для Я все положено только его действованием, должно быть синтезом, которым положено все, что вообще положено для Я.

Что побуждает Я к этому абсолютному действию, или как возможно объединение бесконечного числа действий в одном абсолютном действии, может быть объяснено лишь следующим образом.

В Я содержатся изначальные противоположности — субъект и объект; оба они друг друга снимают, и тем не менее один невозможен без другого. Субъект утверждает себя только в противоположности объекту, объект в противоположности субъекту, т. е. ни первый, ни второй не может стать реальным, не уничтожив другого; однако до полного уничтожения одного другим дело никогда дойти не может именно потому, что каждый из них есть то, что он есть, только в своей противоположности другому. Следовательно, они должны быть объединены, ибо ни один не может уничтожить другого; однако существовать вместе они тоже не могут. Таким образом, противоборство идет не столько между двумя факторами, сколько между неспособностью объединить два бесконечно противоположных друг другу фактора, с одной стороны, и необходимостью сделать это, чтобы не было снято тождество самосознания, — с другой. Именно то, что субъект и объект абсолютно противоположны друг другу, и заставляет Я свести бесконечное число действий в одно абсолютное действие. Если бы в Я не было противоположения, то в нем вообще не было бы ни движения, ни продуцирования, а следовательно, не было бы и продукта. Если бы противоположение не было абсолютным, то объединяющая деятельность также не

была бы абсолютной, необходимой и непроизвольной.

7. Выведенное нами здесь продвижение от абсолютного антитезиса к абсолютному синтезу может быть представлено и совершенно формально. Если мы представляем объективное Я (тезис) как абсолютную реальность, то противоположное ему должно быть абсолютным отрицанием. Однако абсолютная реальность именно потому, что она абсолютна, не есть реальность; следовательно, обе противоположности в противоположении только идеальны. Для того чтобы Я стало реальным, т. е. объектом для самого себя, в нем должна быть снята реальность, т. е. оно должно перестать быть абсолютной реальностью. И точно так же: для того чтобы противоположное стало реальным, оно должно перестать быть абсолютным отрицанием. Для того чтобы оба стали реальны, они должны как бы разделиться в реальности. Но это разделение реальности между ними, между субъективным и объективным, возможно только посредством третьей, парящей между ними деятельности Я, а эта третья деятельность в свою очередь возможна, только если обе противоположности сами являются дея-тельностями Я.

Таким образом, это продвижение от тезиса к антитезису и от него к синтезу основывается на изначальном механизме духа, а, если оно чисто формально (например, в качестве научного метода), оно абстрагируется от того изначального, материального продвижения, которое разрабатывает трансцендентальная философия.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я