• 5

7

На самой низкой ступени это начало открывает себя во всеобщем стремлении к формированию, которое мы должны предпослать в качестве начала всякой организации; ибо одна только формирующая сила, которая присуща и мертвой материи, могла производить лишь мертвые продукты. Самая изначальная способность материи к организации заключается, правда, в формирующих силах, которые присущи материи как таковой, ибо без них вообще немыслимо происхождение различимой по фигуре и сцеплению материи. Однако именно потому, что формирующая сила господствует и в неорганической природе, в органической природе к ней должно присоединиться начало, которое вознесет ее над первой. Возникает вопрос, как всеобщая формирующая сила материи переходит в стремление к формированию?

В понятии стремления к формированию заключается, что формирование происходит не слепо, т. е. посредством сил, которые свойственны материи как таковой, но что к необходимому, содержащемуся в этих силах, присоединяется случайное чужого влияния, которое, модифицируя формирующие силы материи, одновременно заставляет их производить определенный образ. В этом особом образе, которого материя, предоставленная самой себе, не принимает, и заключено случайное каждой организации, и это случайное в формировании, собственно, и находит свое выражение в понятии стремления к формированию.

Сила формирования превращается, следовательно, в

стремление к формированию, как только к мертвому действию первой присоединяется нечто случайное, т. е. мешающее влияние чуждого начала.

Это чуждое начало не может быть в свою очередь силой, так как сила вообще есть нечто мертвое; но это мертвое, которое заключено в одних только силах, и должно быть здесь исключено. Таким образом, понятие жизненная сила — совершенно пустое понятие. Некий сторонник этого начала возымел даже умную мысль рассматривать ее как аналог силы тяжести, которая, как он говорит, ведь тоже не может быть объяснена! Сущность жизни вообще состоит не в силе, но в свободной игре сил, непрерывно поддерживаемой каким-либо внешним влиянием.

Необходимое в жизни — это всеобщие силы природы, участвующие в этом процессе; случайное, поддерживающее эту игру своим влиянием, должно быть особенным, другими словами, материальным началом.

Организация и жизнь вообще выражают не нечто само по себе пребывающее, а только определенную форму бытия, нечто общее, обусловленное рядом совместно действующих причин. Следовательно, начало жизни есть только причина определенной формы бытия, а не причина самого бытия (ибо она вообще не может мыслиться).

Следовательно, силы, которые действуют в жизни, — не особенные силы, присущие органической природе; то, что вводит эти силы в игру, результат которой есть жизнь, должно быть особенным началом, которое как бы изымает органическую природу из сферы всеобщих сил природы и перемещает то, что было бы мертвым продуктом формирующих сил, в высшую сферу, сферу жизни.

Только так происхождение всякой организации являет себя в качестве случайного, каким оно и должно быть в соответствии с понятием организации; ибо природа не должна производить ее необходимым образом; там, где она возникает, природа действовала свободно; лишь постольку, поскольку организация есть продукт природы в ее свободе (свободной игры природы), она может вызывать идеи целесообразности, и лишь в той мере, в какой она вызывает эти идеи, она есть организация.

Упомянутое начало, будучи причиной жизни, не может быть ее продуктом. Следовательно, оно должно находиться в непосредственной связи с первыми органами жизни. Оно должно быть распространено повсюду, хотя действует он лишь там, где находит определенную рецептивность. Так, причина магнетизма существует повсюду, но действует

только на некоторые тела. Поток магнетизма обнаруживает незаметную иглу и в открытом, вольном море, и в закрытом помещении, и там, где он ее находит, он придает ей направленность к полюсу. Так и поток жизни, откуда бы он ни пришел, находит восприимчивые к нему органы и придает им там, где он их находит, жизненную деятельность.

Это начало ограничено в своих действиях только ре-цептивностью вещества, с которым оно себя отождествило, и в зависимости от различия этой рецептивности должны были возникать различные организации. Именно поэтому названное начало, хотя и воспринимаемо всеми формами, само изначально бесформенно, и нигде не может

быть изображено в качестве определенной материи. Таким образом, это всеобщее начало жизни могло индивидуализироваться в отдельных существах, а также посредством сообщения его через все поколения постоянно оставаться в связи со всеми живыми существами. Начало жизни пришло в органическую материю не извне (например, посредством инфузии — бессмысленное, но распространенное представление), наоборот, это начало сформировало для себя органическую материю. Так, индивидуализируясь в отдельных существах и придавая им индивидуальность, оно стало началом непостижимым, если исходить из самой организации, началом, воздействие которого открывается индивидуальному чувству только как вечно живое стремление.

Это начало, будучи причиной жизни, не может входить в процесс жизни как его составная часть; не подчиненное никакому химическому сродству, оно — неизменное, в каждом организованном существе. О том, чтобы это начало уничтожало мертвые силы материи в живом теле, конечно, не может быть и речи, но несомненно 1) что оно дает этим мертвым силам направление, которое они, будучи предоставлены сами себе в свободном беспрепятственном формировании, не приняли бы; 2) что оно все время возбуждает и непрерывно сохраняет борьбу этих сил; предоставленные сами себе, они вскоре оказались бы в состоянии покоя и равновесия.

Поскольку это начало в качестве причины жизни ускользает от любого взора и скрывается в своем собственном творении, оно может быть познано лишь в отдельных явлениях, в которых оно выступает, и перед этим неизвестным, в котором уже древнейшая философия предполагала первую силу жизни, останавливается рассмотрение как неорганической, так и органической природы.

Все функции жизни и вегетации находятся в такой связи с всеобщими изменениями природы, что общее начало обеих следует искать в одной и той же причине. Мы видим, что более обильный приток света ведет к всеобщему движению в органической природе; его следует приписывать не непосредственному влиянию света, в той мере, в какой нам известны его силы, но скорее началу, которое распространено везде и из которого посредством, быть может, неведомых действий создается свет, так же как свет в свою очередь служит к тому, чтобы все время возбуждать это начало. Мы замечаем во всяком случае, что, невзирая на неизменность источника света и отсутствие каких-либо изменений в составе воздуха и в погоде, в иные годы наблюдаются неурожай и плохая вегетация. Причины метеорологических изменений еще не исследованы, и, без сомнения, их следует искать в более высоких процессах; именно эти изменения оказывают на чувствительные тела действия, которые не могут быть объяснены химическим или гигромет-рическим составом воздуха. Следовательно, необходимо признать, что помимо тех составных частей атмосферы, которые мы можем изобразить химическим путем, в ней распространена особая среда, посредством которой все атмосферные изменения становятся ощутимыми для живого тела. Когда атмосфера избыточно заряжена электричеством, почти все животные проявляют особый страх, во время грозы гальванические опыты удаются лучше, ярче вспыхивает искра, хотя нет никаких оснований полагать, что электричество служит непосредственной причиной этих явлений. Приближение сильного землетрясения предвещается изменением цвета неба, беспокойством и даже жалобным воем некоторых животных, как будто та причина, что разрушает горы и поднимает острова из глубин моря, волнует и дышащую грудь животных, — все эти наблюдения невозможно объяснить, не исходя из всеобщей непрерывности в действии всех природных причин и общей среды, посредством которой все силы природы действуют на чувствительные существа.

Поскольку это начало поддерживает непрерывность в неорганической и органической природе и связывает всю природу во всеобщий организм, мы вновь узнаем в нем ту сущность, которую древняя философия, прозревая, приветствовала в качестве общей души природы и которую некоторые физики того времени считали единой с формирующим и созидающим эфиром (составляющим основу благороднейших творений природы).

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я