• 5

2. ПРЕОДОЛЕНИЕ СУБЪЕКТИВИЗМА. НАТУРФИЛОСОФИЯ

Главное философское достижение Канта — идея активности субъекта. Проблема объекта остается у него открытой. Вещи «аффицируют» нашу чувственность, но существуют «сами по себе», независимо от субъекта. Фихте не мог с этим примириться и построил систему мироздания, целиком зависящую от человеческого Я (не эмпирического «я» той или иной личности, а некоего всеобщего духовного начала). Не-Я, т. е. объективный мир, соположено и тождественно Я и в то же время отлично от него в силу своей пассивности. Не-Я — лишь вместилище деятельности Я. Проблема объекта решена Фихте путем подчинения его субъекту.

Юный Шеллинг увлечен Фихте, но быстро от него отходит, у него возникает собственная концепция. От фих-тевской она отличается интересом и почтением к объективному началу. У Шеллинга, как и у Фихте, объект и субъект изначально соположены, образуя нечто единое. В чем же различие между двумя философиями? Гегель впоследствии напишет об этом специальную работу: Фихте обосновывает «субъективный субъект-объект», Шеллинг — «объективный субъект-объект». Все дело пока в едва заметных нюансах.

Расхождения между Шеллингом и Фихте и даже завуалированные выпады первого против второго можно обнаружить в работе «Философские письма о догматизме и критицизме». Здесь противопоставлены две крайние точки зрения. «Либо нет субъекта, а есть абсолютный объект, либо нет объекта, а есть абсолютный субъект. Как же решить этот спор?» 18 Догматизм противостоит критицизму. Шеллинг отвергает первый из-за недооценки субъекта, второй — из-за его переоценки. Догматизмом он называет философию Спинозы, критицизмом принято было называть философию Канта.

Но почему тогда Шеллинг в своей работе превозносит Канта? Он пишет: «Пока стоит философия, будет стоять и «Критика чистого разума», и только она одна... «Критика чистого разума»... значима для всех систем...» 19 По мнению Шеллинга, «Критика чистого разума» содержит подлинное учение о науке, труд Канта — канон всех возможных систем.

Кого же имеет в виду Шеллинг, критикуя «критицизм»? О ком сказано: ничто так не возмущает философский ум, как утверждение, что отныне вся философия должна двигаться в рамках одной определенной системы? Для Шеллинга нет более возвышающего зрелища, чем бесконечный простор расстилающегося впереди знания, все величие философии для него в том, что она не может быть завершена. Что это за «критицизм», которому надо доказывать вред умственной тирании, право философской мысли на свободу, призывая к терпимости? Кого надо убеждать в том, что термин «философия» целесообразно сохранить? «Философия — какое прекрасное слово! Если автору будет дано право голоса, он отдаст свой голос за

сохранение старого слова» 20.

Фихте ввел новый термин — «наукоучение», говорил о «так называемой философии». Видимо, против него и направлен шеллинговский пафос обличения «критицизма». Главная задача всякой философии, пишет Шеллинг, состоит в разрешении проблемы бытия. Как критицизм, так и догматизм не могут справиться с этой проблемой. «Если догматизм требует, чтобы я растворился в абсолютном объекте, то критицизм, напротив, должен требовать, чтобы все именуемое объектом исчезло в моем интеллектуальном созерцании меня самого» 21. Термина «интеллектуальное созерцание» у Канта нет, созерцание, по Канту, может быть лишь чувственным. Об интеллектуальном созерцании стал говорить только Фихте. Шеллинг, следовательно, имеет в виду именно его. Такого мнения держится и А. Пипер, автор вступительной статьи к новейшему, академическому изданию «Писем о догматизме и критицизме»: у Шеллинга «собственно не Кант, а Фихте — антипод Спинозы» 22. В зрелые годы Шеллинг прямо назовет Фихте антиподом Спинозы. «Идеализм Фихте выступает как полная противоположность спинозизму, как спинозизм наизнанку, поскольку абсолютному, уничтожающему все субъективное объекту Спинозы он противопоставляет субъект в его абсолютности, неподвижному бытию Спинозы — действие» 23.

Когда вышли «Письма...», Фихте смолчал, но четыре года спустя он напишет Шеллингу по поводу его работы:

 «У меня возникло предчувствие, что Вы не проникли в смысл наукоучения» 24. Вполне возможно, что Шеллинг еще не осознавал в полной мере своих расхождений с Фихте. Он мог также опасаться за свою судьбу: ему нужно было добиться самостоятельного положения в науке; новые идеи встречали противодействие. Фихте важен был ему как покровитель, как союзник в борьбе с философской ортодоксией (в том числе с ортодоксальным кантианством), время разрыва с Фихте еще не пришло. В 1797 г. Шеллинг публикует в йенском «Философском журнале» (редактируемом Фихте) статью «Общий взгляд на новейшую философскую литературу», где Фихте назван главой нового направления, создателем более высокой философии, чем учение Канта. Но и здесь Шеллинг очерчивает круг самостоятельных интересов: это философия природы.

В работе «Общий взгляд...» уже сформулирована идеалистическая программа натурфилософских исследований, т. е. программа такого философского осмысления природы, согласно которому все вещи в природе «могут быть только продуктами духа» 25. Сам термин «натурфилософия» появится позднее — только в 1799 г. в работе «Первый набросок системы натурфилософии». Ф. Энгельс в «Анти-Дюринге» объективно оценил значение натурфилософии: «Она содержит много нелепостей и фантастики, но не больше, чем современные ей нефилософские теории естествоиспытателей-эмпириков, а что она содержит также и много осмысленного и разумного, это начинают понимать с тех пор, как стала распространяться теория развития» 26. В «Диалектике природы» Энгельс отмечал, что натурфилософия «заменяла неизвестные еще ей действительные связи явлений идеальными, фантастическими связями и замещала недостающие факты вымыслами, пополняя действительные пробелы лишь в воображении. При этом ею были высказаны многие гениальные мысли и предугаданы многие позднейшие открытия...» 27.

В 1820 г. датский физик X. К. Эрстед открыл явление электромагнетизма. Открытие Эрстеда произошло случайно. Но, как отмечает Дж. Бернал, Эрстед, «вдохновленный унитарными идеями натурфилософии, в течение 13 лет,

несомненно, пытался найти связь между электричеством и магнетизмом...» 28. Унитарные идеи, т. е. мысли о единстве природы, вынашивал Шеллинг. Еще в первой своей натурфилософской работе — «Идеи к философии природы» он находил много общего между электричеством и магнетизмом.

Со времен Ньютона и Гюйгенса боролись две теории света — корпускулярная и волновая. Шеллинг писал в трактате «О мировой душе»: «Когда я утверждаю материальность света, я не исключаю этим противоположного мнения, а именно что свет представляет собой феномен движущейся среды... Разве не лучше было бы поэтому рассматривать эти мнения не как противоположные, как это делалось до сих пор, а как взаимодополняющие и таким образом соединить преимущества обоих в одной гипотезе?» 29 Пройдет более ста лет, и в 1923 г. Л. де Бройль создаст синтетическую теорию света, объединившую идеи корпускулы и волны.

Шеллинг не отвергал ни эксперимента, ни наблюдения в науке. А. Гумбольдту он писал: «Натурфилософию упрекают в том, что она презирает опыт и мешает его прогрессу, и это происходит в то время, когда многие естествоиспытатели наилучшим образом используют ее идеи и применяют их в своей экспериментальной работе. Разум и опыт могут противоречить друг другу только по видимости» 30. Отвечая Шеллингу, Гумбольдт соглашался с ним: «Я рассматриваю революцию, которую Вы начали в естествознании, как прекраснейшее начинание нашего времени... Натурфилософия не может повредить успехам эмпирических наук. Напротив, она дает принципы, которые подготавливают новые открытия» 31.

Что это за принципы? Об одном из них, об «унитарных идеях», мы упоминали. Природа едина. Нет в ней разобщенных субстанций, неразложимых первоэлементов, какими с древних времен привыкли считать воздух, воду, огонь. В XVIII в. удалось разложить на составные части воздух и воду. Что касается огня, то XVIII столетие сначала укрепило, а потом начисто отвергло теорию флогистона — особого вещества, которое будто бы выделяется при горении. Было доказано, что нет и теплорода, особого веще-

ства теплоты. «Отпадают, — пишет Шеллинг, — все абсолютные качественные различия материи, которые ложная физика фиксирует и закрепляет в понятиях так называемых «субстанций»: вся материя внутренне едина и по существу представляет собой тождество» 32.

Другой принцип натурфилософии Шеллинга — изменение и развитие природы. Изначальное движение присуще материи как таковой. Всякий покой, всякое устойчивое состояние тела относительны. Природа — не только продукт, она — продуктивность, «абсолютная деятельность». Шеллинг говорит об «иерархии организаций», по-разному представляя себе, однако, направленность этой иерархии. Во «Введении к наброску системы натурфилософии» речь идет о ступенях природы («потенциях») как о ступенях восхождения форм. «Неорганическая природа — продукт первой потенции, органическая — продукт второй... Поэтому неорганическая природа предстает вообще как от века существующая, а органическая — как возникшая» 33. А в написанном до этого «Первом наброске системы натурфилософии» речь шла о нисхождении форм — «природа постепенно спускается от органического к неорганическому» 34. Ошибочная, произвольно высказанная точка зрения уступила место более правильной.

Еще один важный принцип — единство противоположного. Любая действительность уже предполагает раздвоение. Где существуют явления, там существуют противоположные силы. Учение о природе, следовательно, предполагает в качестве непосредственного принципа всеобщую двойственность 35. Диалектический взгляд на природу помог Шеллингу высказать плодотворную догадку о том, что такое жизнь. Жизнь, пишет он, представляет собой единство двух материальных процессов — распада и восстановления веществ. «В каждом одушевленном теле должна поддерживаться постоянная смена материи» 36.

А как обстоит дело с принципом материальности мира, столь важным для естествознания? В работе «Общий взгляд на новейшую философскую литературу» очевиден идеалистический подход к истолкованию действительности. Однако Шеллинг непоследователен, утверждает под-

час прямо противоположное. Недаром К. Маркс сравнивал раннего Шеллинга с Фейербахом. В работе «О мировой душе» говорится: «Первый принцип естествознания заключается в том, чтобы не рассматривать ни одно начало как абсолютное и считать, что каждая сила в природе действует посредством материального начала» 37. Ссылаясь на это место (и аналогичные высказывания Шеллинга), шел¬ линговед из ГДР В. Ферстер отмечает: «Для Шеллинга материальность внешнего мира является прежде всего неоспоримым фактом» 38. В этом плане представляет интерес поэма Шеллинга «Эпикурейский символ веры Гейнца Видерпоста» (1799). Прозаический перевод стихов Шеллинга даст более точное представление об их мировоззренческом смысле: «С тех пор, как мне стало ясно, что материя — это единственная истина, прародительница всего сущего, основа любого мышления, начало и конец знания, я не признаю ничего незримого, откровение для меня только то, что можно обонять, вкушать, ощущать» 39. При жизни Шеллинга эти строки не публиковались. Вместе с тем мы должны отметить, что материалистические интенции быстро сменились у молодого Шеллинга стремлением идеалистически истолковать природу.

Интерес к натурфилософии и естествознанию Шеллинг сохранял все годы своей жизни. Об этом свидетельствует, в частности, публикуемая в настоящем издании работа «О новом открытии Фарадея». Шеллинг — президент Баварской академии наук — в 1832 г. выступил с докладом на ее пленарном заседании, целиком посвященном явлению, обнаруженному английским физиком: возникновению электрического тока под воздействием магнитного поля. Это открытие вытекало из открытия X. К. Эрстеда, который продемонстрировал магнитные свойства электричества. Шеллинг напомнил, что он в свое время говорил о связи магнетизма и электричества.

В 1836 г. Н. А. Мельгунов спросил Шеллинга относительно натурфилософии, исключена ли она из его новой системы, и получил отрицательный ответ. Шеллинг сказал, что полон новых идей в этой области, это будет пятая часть его учения (четыре первых — историко-философское вве-

дение, «позитивная» философия, философия мифологии, философия откровения).

В 1843 г. Шеллинг прочитал в Берлине натурфилософский курс, опубликованный посмертно под названием «Описание природного процесса». Здесь изложена последовательно идеалистическая система натурфилософии, содержащая, однако, идею развития, восхождения от низшего к высшему. «Материю нельзя, как у Аристотеля, полагать в качестве начала, она сама есть нечто ставшее» 40. Каким образом это происходит, философ объяснить не может. Он просто констатирует факт: сущее «должно стать материей, если суждено ему не остаться бескачественным, пустынным и пустым бытием, а стать организмом, от простого организма перейти к свободно передвигающемуся, от него к полностью заново рожденному — к человеку» 41.

В разговоре с Мельгуновым Шеллинг назвал натурфилософию пятой, своего рода дополнительной частью своей системы, но на поверку выходило, что это одна из первых ее частей, начало системы, изложение того, что поздний Шеллинг именовал «негативной философией».

О неослабевающем интересе позднего Шеллинга к достижениям естествознания свидетельствуют опубликованные недавно в ГДР письма его к химику К. Ф. Шёнбейну, открывшему озон. Это деловая научная корреспонденция. В одном из писем Шеллинг говорит, что ждет «новой научной жизни для химии» 42, спрашивает мнение Шёнбейна о той части работы «О мировой душе», где речь идет о химии. В последнем письме (май 1853 г.) он вынужден признаться, что несколько отстал от последних открытий, и просит назвать руководство, в которое эти открытия уже вошли, с тем чтобы он мог получить верное представление о новых данных. Семидесятивосьмилетний Шеллинг, как и в юные годы, полон почтения к природоведению.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я