• 5

4. Поскольку источник всякого питательного вещества

находится в крови, поскольку каждый орган обладает своим особым химическим составом и берет из этого всеобщего источника только то, что он способен удержать, то следует допустить, что кровь, циркулируя, постоянно меняет свой состав; это подтверждается опытом, так как кровь, выступая из того или иного органа, всегда меняет свой вид. Однако поскольку основание этого изменения надо искать в органе, то следует предположить, что в органе действует причина, которая делает его способным определенным образом расслаивать проходящую через него кровь и тем самым одновременно определенным образом регенерировать самого себя. Эту причину следует искать не в отрицательных началах жизни, не в начале, которое порождается или разлагается самим жизненным процессом, следовательно, искать ее надлежит в более высоком начале, которое находится вне сферы самого жизненного процесса и лишь постольку есть первая и абсолютная причина жизни.

Примечание. Таким образом мы опять оказались у границы, которую невозможно преступить средствами мертвой химии.

Какой физиолог с самого начала развития этой науки мог быть столь туп, чтобы не понять, что процесс ассимиляции и питания в животном организме происходит химическим путем? Вопрос, на который не был найден ответ, заключался только в следующем: какая причина поддерживает этот химический процесс и по какой причине он столь бесконечно индивидуализируется, что ведет к постоянному воспроизведению всех отдельных частей (постоянно в одном и том же составе и в одной ц той же форме)? Теперь многие забавляются пустой игрой им самим непонятными словами: животное избирательное притяжение, животная кристаллизация и т. д., игрой, которая лишь потому кажется новой, что прежние физиологи не решались провозглашать последними причинами те действия природы, относительно которых ни у кого не возникает сомнения, что они совершаются, но причина которых им (как и новым физиологам) была неизвестна.

5. Как объясняют эти физиологи неистовство природных влечений, которые, если их не удовлетворяют, влекут человека к буйным проявлениям и к яростным действиям, направленным против самого себя? Читали ли они у поэтов о голодной смерти Уголино 30 и его сыновей? И как они объясняют страшную силу, с которой природа, если тайный яд грозит первоисточнику жизни, стремится

подчинить это сопротивляющееся ей вещество законам, свойственным животной организации? Многие яды такого рода действуют ассимилирующе на вещества животного организма. По законам мертвой химии из того и другого должен был бы возникнуть общий продукт, при наличии которого жизнь, быть может, не могла бы сохраниться, но против которого мертвые силы не стали бы бороться. Как же поступает в данном случае природа? Она приводит в действие все силы жизни, чтобы подавить ассимилирующую силу яда и принудить его подчиниться ассимилирующим силам тела. Не действие яда, а собственная сила живого тела вызывает эту борьбу, которая часто завершается смертью, а часто и выздоровлением. Из этого (как мне представляется) достаточно ясно, что мертвые химические силы, действующие в процессе ассимиляции, сами предполагают некую высшую причину, которая управляет ими и приводит их в действие.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я