• 5

1. ВЕХИ ТВОРЧЕСКОГО ПУТИ

Ф. В. Й. Шеллинг (1775 — 1854) — представитель немецкой классической философии. Его творческая судьба необычна: рано созрев как самостоятельный философ (в 23 года без защиты диссертации он стал профессором в Йене), Шеллинг выступил в качестве главы направления, пытавшегося преодолеть субъективизм Фихте, повернуть теоретическую мысль лицом к природе. Развивая свои принципы и пытаясь применить их к жизни человека и общества, он попал затем в кризисную ситуацию, не завершив ни одного из начатых им фундаментальных трудов. Плодовитый в молодости писатель неожиданно прекратил публикацию своих произведений. Большинство работ Шеллинга появилось посмертно. Он пережил свою славу и не оставил философских наследников. Это было время, когда в немецкой философии преобладал вульгарный материализм. Вскоре раздался призыв «Назад к Канту!». Помимо неокантианства в Германии было сильное неогегельянство и нечто вроде неофихтеанства. Неошел-лингианства не было.

Известны отрицательные отзывы о Шеллинге, принадлежащие представителям различных философских направлений, которые с разных сторон дружно нападали на Шеллинга, отрицая за ним какое-либо значение. Шеллинга одновременно обвиняли в атеизме и мистике, материализме и обскурантизме. У математика К. Ф. Гаусса, по его словам, при чтении Шеллинга «волосы вставали дыбом». Биолог М. Я. Шлейден называл Шеллинга «философским Калиостро». Как согласовать эти негативные характеристики с современным интересом к мыслителю?

А интерес растет. Об этом свидетельствуют не только многочисленные появившиеся в последние годы работы о Шеллинге, но и публикация его наследия. Баварская академия наук приступила к изданию Полного собрания

сочинений Шеллинга в 80 томах (три из них уже увидели свет). В Турине профессор Л. Парезон выпустил пять томов неизвестных текстов Шеллинга и свидетельств о нем современников. Настоящий двухтомник (в сочетании с выпущенной ранее в серии «Философское наследие» работой Шеллинга «Философия искусства») призван ознакомить советского читателя с наиболее ценным из философского наследия мыслителя.

Правильно истолковать Шеллинга помогают нам оценки, принадлежащие основоположникам марксизма. К. Маркс писал Л. Фейербаху 20 октября 1843 г.: «Искренняя юношеская мысль Шеллинга... которая у него осталась фантастической юношеской мечтой, для Вас стала истиной, действительностью, серьезным мужественным делом» 1. Здесь же Маркс отмечал попытку Шеллинга превзойти все прежние философские направления: «Как ловко г-н Шеллинг поймал на удочку французов — сперва слабого эклектика Кузена, позднее даже даровитого Леру. Ведь Пьеру Леру и ему подобным Шеллинг все еще представляется тем человеком, который на место трансцендентного идеализма поставил разумный реализм, на место абстрактной мысли — мысль, облеченную в плоть и кровь, на место цеховой философии — мировую философию! Французским романтикам и мистикам Шеллинг говорит: я — соединение философии и теологии; французским материалистам: я — соединение плоти и идеи; французским скептикам: я — разрушитель догматики...» На это письмо К. Маркса ссылается В. И. Ленин в «Материализме и эмпириокритицизме», говоря о невозможности стать вне борьбы основных философских направлений 3.

Ф. Энгельс слушал лекции Шеллинга в 1841 г. Находясь в то время на гегелевских позициях, он отмечал непоследовательность идеализма Шеллинга, в частности двусмысленность понятия «слепого», «предвечного» бытия: «...принципом позитивной философии является предшествующее всякому мышлению бытие... Это «слепо сущее» есть hyle, вечная материя прежней философии. Что эта материя развивается, становясь богом, это, во всяком случае,— нечто новое» 4. И далее: «Предвечное бытие ведь никак еще не может видеть, желать, отпускать, переводить

обратно. Оно ведь не более, чем голая абстракция материи, которая как раз очень далека от всего личного, от всякого самосознания. Никакие рассуждения не могут внести самосознание в эту неподвижную категорию, если только она не будет понята как материя и как развивающаяся через природу к духу... Эта предвечность может вести только к материализму и, самое большее, к пантеизму, но никак не к монотеизму» 5. Энгельс показывал движение Шеллинга по нисходящей: «...богом упоенный пророк, он возвещал наступление нового времени. Вдохновленный снизошедшим на него духом, он сам часто не понимал значения своих слов. Он широко раскрыл двери философствования, и в кельях абстрактной мысли повеяло свежим дыханием природы; теплый весенний луч упал на семя категорий и пробудил в них все дремлющие силы. Но огонь угас, мужество исчезло, находившееся в процессе брожения виноградное сусло, не успев стать чистым вином, превратилось в кислый уксус» 6.

Однако, когда позитивист Е. Дюринг выступил против немецкой философской классики, он получил резкую отповедь от Энгельса. Дюринг, писал Ф. Энгельс, «осмеливается называть шарлатанами таких людей, как Фихте, Шеллинг и Гегель, из которых даже наименее значительный — все же гигант по сравнению с ним» 7.

Марксистская историко-философская мысль преодолела односторонне-негативный подход к наследию Шеллинга, который проявился в некоторых работах, и ярче всего, пожалуй, в книге Д. Лукача «Разрушение разума» (1954). Последняя имеет вызывающий удивление подзаголовок — «Пути иррационализма от Шеллинга до Гитлера». Даже если иметь в виду немолодого Шеллинга, недопустимо ставить его в один ряд с главарем немецкого фашизма. В ГДР массовым, карманным изданием уже в четвертый раз выпущена «История новейшей философии» Шеллинга, созданная им в 1827 г. 8 Последняя работа о Шеллинге, написанная преимущественно марксистами ГДР и ФРГ, остро ставит вопрос об актуальности учения Шеллинга, о материалистических тенденциях, в нем содержащихся, критикует иррационалистические крайности и политическую реакционность поздних работ философа, отмечая

вместе с тем и возможность их антисциентистскои и антитехнократической интерпретации 9.

Фридрих Вильгельм Йозеф Шеллинг родился 27 января 1775 г. в городке Леонберг близ Штутгарта в семье дьякона. Окончив семинарию, пятнадцатилетний юноша поступает на богословское отделение университета в Тюбингене. Живет он в интернате и дружит с проживающими там же старшеклассниками Гегелем и Гёльдерлином. Молодые люди увлечены французской революцией. По преданию, Гегель и Шеллинг посадили на лугу близ Тюбингена «дерево свободы», молва приписывала Шеллингу перевод на немецкий язык «Марсельезы». Ни то ни другое документально не подтверждается, но в архиве недавно был найден документ, указывающий на принадлежность Шеллинга к революционному студенческому клубу.

Интерес к политике сочетается с живым интересом к философии, студент Шеллинг самостоятельно штудирует Канта. В эти же годы возникает еще один интерес, который он пронесет через всю жизнь,— к мифологии. Диссертация, сделавшая его в семнадцать лет магистром философии и самостоятельно им написанная, называлась «Опыт критического и философского истолкования древнейшей философемы о происхождении человеческого зла по третьей книге Бытия» (Гегель и Гёльдерлин аналогичную защиту провели по тексту, представленному профессором). В 1793 г. он публикует первую свою статью — «О мифах, исторических сказаниях и философемах древности».

В том же году Шеллинг познакомился с Фихте, проезжавшим через Тюбинген. Через год — новая встреча с Фихте, направлявшимся в Йену, чтобы читать курс своего наукоучения 10 — философской системы, призванной, по мысли автора, довести до конца дело, начатое Кантом. Шеллинг быстро схватывает суть фихтевского учения и в его духе пишет работу «О возможной форме философии», которая тут же выходит в свет в виде тоненькой книжки. За ней следует «Я как принцип философии, или Безусловное в человеческом знании» (1795). Судя по названию, это фихтеанская работа, однако внимательное прочтение обнаружит в ней некоторые своеобразные, характерные для Шеллинга оттенки, которые еще более заметны в другой

появившейся в том же году работе — «Философские письма о догматизме и критицизме». Это — тяготение к объективному началу. Последователь Канта и Фихте, Шеллинг пытается совместить их принципы с учением Спинозы, совершенно им противоположным.

После окончания университета в 1795 г. Шеллинг отказывается от духовной карьеры и служит домашним учителем. Вместе с подопечными ему двумя отпрысками богатой фамилии он переезжает в Лейпциг, где его воспитанники поступают в университет. В Лейпциге Шеллинг занимается естествознанием. Две работы — «Идеи к философии природы» (1797) и «О мировой душе» (1798) — приносят ему известность в научных кругах. По ходатайству Гёте Йенский университет приглашает Шеллинга на должность экстраординарного (внештатного) профессора. В 1799 г. Шеллинг публикует еще две натурфилософские работы — «Первый набросок системы натурфилософии» и «Введение к наброску системы натурфилософии». За ними следуют «Система трансцендентального идеализма» (1800), «Изложение моей философской системы» (1801), диалог «Бруно» (1802). Вместе с Гегелем Шеллинг издавал «Критический философский журнал». Статьи публиковались там без подписи, и поэтому до сих пор нет полной ясности в том, какова доля каждого из них в опубликованных материалах 11.

В Йене Шеллинг сближается с кружком романтиков (Фридрих и Август Вильгельм Шлегели, Людвиг Тик, Новалис), пробудивших у него интерес к искусству и повлиявших на его художественные вкусы. Но философ держится особняком; на религиозные увлечения Новалиса он отвечает богохульной поэмой «Эпикурейский символ веры Гейнца Видерпоста» (1799). Разрыв с романтиками происходит и на личной почве: жена А. В. Шлегеля Каролина оставила мужа, чтобы сочетаться браком с Шеллингом.

Супруги в 1803 г. переезжают в Вюрцбург, где Шеллингу было предоставлено место ординарного профессора. Еще в начале года вышел его новый труд «О методе университетского образования». Шеллинг работает над курсами «Философия искусства» и «Система всей философии» (оба вышли посмертно). Он пробует силы и в области художе-

ственной прозы: в январе 1805 г. появляется роман «Ночные бдения» (под псевдонимом Бонавентура) 12.

В 1806 г. Шеллинг обосновывается на долгие годы в Мюнхене. Его назначают штатным членом Баварской академии наук. Речь «Об отношении изобразительных искусств к природе» (1807), произнесенная в Академии по случаю именин короля, приносит ему монаршье благоволение и вскоре — пост генерального секретаря Академии художеств. Отныне он не знает материальных забот. Но судьба наносит ему тяжелый удар: в сентябре 1809 г. умирает Каролина, любимая жена, друг, помощник в работе. Через три года он женится на юной Паулине Готтер, он будет счастлив и в новом браке, но что-то оборвется в его жизни с уходом из нее Каролины: Шеллинг не опубликует больше ни одного значительного произведения. Последнее — «Философские исследования о сущности человеческой свободы» — увидело свет весной 1809 г.

Потеря жены настраивает Шеллинга на религиозный лад. В 1804 г. в работе «Философия и религия» он отрицал личное бессмертие. Теперь ему хочется верить, и он убеждает себя, что Каролина исчезла не совсем, что живет не только память о ней, но и частица ее самой. Бессмертию души посвящен диалог «Клара». Он был написан в 1810 г. и опубликован посмертно, как и одновременно с ним созданные «Штутгартские беседы», которые содержат популярное изложение всей его системы.

Происходившее в это время изменение политического климата не могло не сказаться на творческой эволюции Шеллинга. В посленаполеоновской Европе на долгие годы воцаряется политическая реакция. Священный союз Австрии, Пруссии и России, к которому примкнули и другие государства, бдительно следил за устойчивостью монархических режимов. В германских государствах усиливается цензура, подавляется свободомыслие, пресекаются студенческие выступления. Шеллинг не разделяет радикальных настроений, он на стороне правительства.

Вопреки религиозному умонастроению Шеллинга молва приписывает ему атеистические убеждения. Вюртембер-гский король по этой причине не утвердил решение Тю-бингенского университета пригласить Шеллинга на до-

лжность профессора. Ф. Г. Якоби в печати обвиняет его в безбожии. Ответ Шеллинга Якоби содержится в памфлете «Памятка о «Божественном сущем» господина Ф. Г. Якоби» (1812).

В 20-е годы Шеллинг работает над произведением «Мировые эпохи», бесконечно переделывает его, трижды посылает в набор, но не выпускает и не завершает (фрагменты увидели свет посмертно). Та же участь постигает и другой его фундаментальный труд — «Философию мифологии». Творческому кризису сопутствуют болезни, в 1820 г. Шеллинг на семь лет перебирается из Мюнхена, где плохой климат, в Эрланген; иногда ведет там лекционный курс, но большую часть времени уделяет творческой работе, которая по-прежнему не приносит видимых результатов.

С 1827 г. Шеллинг снова в Мюнхене. Он — президент Академии наук. В новосозданном Мюнхенском университете он с успехом читает вводный курс (изданный посмертно под названием «История новейшей философии»). Значительное место в нем уделено критике Гегеля. К 1832 г. окончательно складываются идеи новой, «позитивной» философии, и он читает курс под таким названием (опубликованный только в наши дни). Неоднократные попытки закончить и выпустить труд, излагающий в систематическом виде его собственные взгляды, успеха не имеют. Несмотря на многомесячные творческие отпуска, он публикует с огромными перерывами лишь мелкие работы. В 1815 г. — «Самофракийские божества», в 1832 г. — «О новом открытии Фарадея», еще через два года — предисловие к немецкому переводу трактата В. Кузена. Французскому философу Шеллинг был обязан орденом Почетного легиона и членством в Парижской академии наук.

Стареющий Шеллинг становится философским знаменем политической реакции. Именно поэтому в 1841 г. прусский король приглашает его занять в Берлине кафедру философии, Шеллинг принял приглашение и объявил курс — «Философия откровения». Его вступительная лекция собрала многочисленную и блистательную аудиторию. Среди слушателей находились Ф. Энгельс, А. Гумбольдт, С. Киркегор, М. А. Бакунин. Впечатления Энгельса от шеллинговского курса процитированы выше. Добавим еще слова Энгельса из его статьи «Шеллинг — философ во Христе»: «Первое, что сделал Шеллинг здесь на кафедре, было то, что он прямо и открыто напал на философию

и вырвал из-под ее ног почву — разум» 13. Курс был неудачен. Шеллинг впоследствии дезавуировал его: в своем философском завещании, составленном в начале 1853 г. и содержавшем распоряжения относительно рукописей, он отмечал, что этот курс представляет лишь исторический интерес, в нем он видел попытку, «которая уступила место более правильному» ходу мыслей 14. Можно себе представить раздражение Шеллинга, когда помимо его воли курс 1841/42 г. вскоре после прочтения был опубликован по студенческой записи. Шеллинг подал в суд и проиграл процесс. Обиженный философ в 1846 г. прекратил чтение лекций (сохранив обязанности члена Академии). Главные усилия он тратит на безуспешные попытки завершить и опубликовать свои труды.

Шеллинг умер 20 августа 1854 г. Через два года его сын Фридрих начал выпускать Собрание сочинений философа в 14 томах, больше половины которых составляли неопубликованные произведения.

У читателя, естественно, возникает вопрос относительно причин, воспрепятствовавших Шеллингу довести до конца построение системы. Что мешало плодовитому некогда автору публиковать свои труды? Мы указывали на психологический перелом 1809 г., связанный с кончиной жены. Но главной причиной было то, что творческий поиск не завершался приемлемым для мыслителя результатом. Концы не сходились с концами, и Шеллинг не мог удовлетвориться найденным решением. Творческая эволюция Шеллинга — самокритика идеализма, способного остро ставить проблемы, но неспособного доводить до конца их решение.

«Какое существенное отличие вашей теперешней системы от прежней?» — спросил Шеллинга русский писатель Н. А. Мельгунов осенью 1836 г. В ответ он услышал: «Она та же; главные, основные начала не изменены, только она возведена в высшую степень» 15. В 1794 г., преподнося свое первое произведение, Шеллинг процитировал в дарственной надписи Спинозу и приписал по-гречески формулу пантеизма «эн кай пан» («всё — единое»). А шестьдесят лет спустя, за несколько месяцев до смерти, он писал сыну

Фридриху: «Лессинг в свое время сказал: всё — единое, я не знаю ничего лучшего. Я тоже не знаю ничего другого» 1б. Шеллинг вступил в философскую жизнь и ушел из нее пантеистом. И все же пантеизм раннего Шеллинга разительно отличается от позднего. В творческой эволюции мыслителя менялись и авторитеты, и интересующие его сферы философствования, и подходы, хотя трудно установить четкую периодизацию. Он начинал с увлечения Фихте, но сразу же стал преодолевать фихтевский субъективизм; увлекся Спинозой и никогда не забывал о нем, но затем все большее внимание стал уделять Лейбницу («Как плодотворно каждое слово этого мужа; ни разу не пришлось ему затронуть какой-либо предмет так, чтобы волшебным образом его не посетила идея») 17. Важной вехой был поворот к естествознанию и философии природы. Однако невозможно сказать, когда кончился «натурфилософский период»: перестав публиковать труды по философии природы, он сохранял интерес к ее проблемам и продолжал именовать свою систему натурфилософией, подобно тому как Фихте сохранил термин «наукоучение», даже существенным образом изменив свои принципы. В 1801 г. Шеллинг заявил о «своей системе», сформулировав принцип тождества идеального и реального. Однако «философия тождества» или «всеединства» не всегда понималась им однозначно. В ней выдвигались самые разнородные, порой взаимоисключающие моменты, обнаруживались и вновь утрачивались диалектические черты. В конечном итоге возобладал идеализм.

В 1832 г. Шеллинг впервые прочел курс так называемой позитивной философии, якобы коренным образом отличающейся от всего предшествующего философствования. Под знаком безуспешных попыток систематически изложить новые идеи прошли последние двадцать два года его жизни.

Условно в творчестве Шеллинга, на наш взгляд, можно выделить три периода: ранний (до 1801 г.), средний и (начиная с 1832 г.) поздний, «закатный». В данном двухтомнике представлены произведения, относящиеся к первым двум периодам.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я