• 5

§ 4. Социально-правовая необходимость изучения адвокатуры и проведения научных исследований о ней

1. Развитие любой науки, в том числе и об адвокатуре, происходит в связи с усложнением задач, которые ставит перед ней жизнь. Положение с адвокатологией в сегодняшнее время приобретает особую остроту, поскольку общество, государство находятся на переломном, переходном этапе.

Поглощенные сегодняшними трудностями адвокаты и теоретики права забывают о необходимости научных разработок адвокатологии. Обычные же люди нередко считают практическую адвокатуру оторванной от жизни, не способной обеспечить защиту их интересов. Чтобы преодолеть такие отношения, нужны серьезные научные исследования о возможностях адвокатуры в современных условиях жизни.

Рыночные реформы, новые факторы социального развития ставят проблемы, ранее не известные ни самой адвокатуре, ни науке о ней.

Правоохранительная практика также предъявляет довольно высокие требования к качеству и обоснованности научных разработок по адвокатуре.

Существующие юридические исследования, сделанные в прошлом учеными-процессуалистами уголовного и гражданского права, уже не в состоянии в полной мере удовлетворить запросы адвокатуры. Жизнь заставляет адвокатологию все в большей мере обращаться к исследованию фундаментальных проблем, находящихся на стыке адвокатских и иных юридических познаний.

Наука об адвокатуре обладает системой логических приемов и правил исследования, с помощью которых может познаваться не только наличное бытие ("сущее"), но и открываться новые закономерности в развитии адвокатуры. Это особенно важно делать в периоды реформ и широких социальных изменений. Способность нахождения новых истин также является важнейшей целью адвокатологии. Этот процесс можно считать эвристической целью. Эвристика - умение находить истины (от греч. "эуреско" - "нахожу", "ищу", "добываю").

Сейчас эвристическими целями адвокатской науки являются изучение новых форм ее объединений: их взаимодействие, возможности слияния и т.п.

В самой науке, т.е. в системе знаний об адвокатуре, заложены свойства, которые при определенных условиях ведут к формированию способов познания как сущего, так и нового. Подобные способы изучения представляют собой методы, а их система является методологией. Образование ее с помощью научных средств также служит серьезной целью адвокатологии. "Методос" - по-гречески значит "путь следования", "направление изучения". Методология адвокатуры - это и есть способы изучения ее свойств, планомерный путь научного познания и установления истинных, подлинных начал адвокатуры, а не абстрактных, эфемерных наименований ее отдельных аспектов и свойств.

2. Теория адвокатского правоведения в силу особенностей своего предмета включает в себя и мировоззренческие аспекты адвоката-практика. Любой вопрос, стоящий в сфере его деятельности, каким бы узкопрофессиональным или сугубо юридическим он ни был, нередко приобретает ярко выраженное социальное значение. Мировоззренческий характер адвокатологии позволяет практикующему специалисту выйти из узкого пространства профессиональных категорий в реальную жизнь, побуждает его занять ту или иную общественную позицию в решении конкретных вопросов, позволяет отстаивать частные, групповые и даже коллективные интересы людей.

Необходимость развития адвокатологии не только обусловлена стоящими перед ней задачами, но и связана с достижениями практических целей. Адвокатология является одним из способов добывания новых знаний о конкретной деятельности защитника или представителя. Она накапливает эти знания, систематизирует их, ведет к определенного рода открытиям. В этом качестве наука об адвокатуре направлена на достижение онтологических целей. Онтология представляет собой науку о сущем (существующем, существе, существенном). "Онтос" по-гречески означает "сущее". Познание существа адвокатуры и является целью ее науки.

Адвокатура, как уже говорилось, это - социально-правовое явление. Поэтому ее наука ставит своей посильной целью преобразование общества, позитивацию его негативных сторон, улучшение социальной обстановки в стране. Сама адвокатура, ее правовые нормы и принципы деятельности вспоминаются обществом и привлекаются к его жизни особенно тогда, когда те или иные "стеснения" исходят от государства, его органов. Видеть такие моменты, улавливать их наступление, с тем, чтобы встать на защиту социального, и есть самостоятельная цель науки об адвокатуре. Такую целенаправленность уместно назвать социальной. "Социум" по-гречески "общество". Адвокатура по своей сути и природе - это общественное, а не государственное объединение. И социальная направленность ее науки ведет к совершенствованию общественной жизни людей в государстве, к сохранению у граждан социальных благ и достижений, к защите их прав и законных интересов от возможных или реальных посягательств. Различные аспекты этих целей хорошо и достаточно полно изложены в "Законе об адвокатской деятельности и адвокатуре". Научная разработка совершенствования именно такой деятельности адвокатуры также является целью адвокатологии.

3. Наука об адвокатуре стремится разрабатывать свои термины, представления, категории, понятия и определения. В них закладываются соответствующие мысли, идеи. Значит, целью адвокатоведения является и формирование собственной профессиональной идеологии.

Идеология (по-гречески "идеа", т.е. "понятие", "представление", а "логос" - "слово, теория") адвоката - это способ его мышления, направленность ума, система специальных знаний и оперирование ими. Она в принципе отличается от идеологий: государственной, политической, экономической и даже правовой.

Идеология адвокатуры является целью научных исследований, направленных на выработку таких мыслей, которые, став достоянием конкретного адвоката, дают ему возможность и условия для выполнения конкретно стоящих задач. В противоположность аналогичному затасканному термину и опошленному понятию адвокатская идеология имеет свое собственное, социально полезное содержание и гуманные формы ее практического проявления. Выработка такой чисто адвокатской идеологии, в корне отличной от взглядов существующих в правоохранительной системе, и является целью науки об адвокатуре.

Адвокатскую идеологию нельзя толковать как часть государственной или общественной идеологии. Тем более недопустимо отождествлять ее с ними даже в судебных дискуссиях, письменных документах (заявлениях, ходатайствах, жалобах и др.) или частном разговоре с процессуальным противником. Свою идеологию адвокат должен знать, дополнять ее, использовать на практике, заботиться о ее чистоте, оберегать от проникновения в нее обывательских мыслей, прокурорско-следственных положений, терминологии и понятий доверителей. Мысли адвоката должны быть серьезными, объективными, честными, чистыми, собственными и разделяемыми коллегами по профессии. Форма же изложения их зависит от ситуации, отношения процессуального противника, выбранной позиции по делу и т.д.

Адвокатская идеология, понимаемая в разумных пределах, есть признание того факта, что ее носитель - адвокат - играет большую роль в социальной жизни страны, в оказании правовой помощи ее гражданам, их защите или представительстве. Идеологическая цель адвокатологии предполагает высокую и растущую роль правосознания адвоката, достойный уровень его общей и специальной культуры поведения и работы, сознательный выбор правильных в данной ситуации действий, четкое понимание своих корпоративных и отраслевых полномочий, собственного правового, этического и профессионального статуса.

4. Любой адвокат заинтересован "выиграть дело" или хотя бы не проиграть его, достойно вести себя и благополучно закончить процесс. Для этого он разрабатывает всевозможные планы, модели, варианты, приемы, позиции и пр., продумывает различного рода "ходы" процессуального противника, находит в них слабые или уязвимые места, готовится к отстаиванию своих версий, выдвижению разумных предложений; во все время работы изучает материалы дела, судебную и следственно-прокурорскую практику, законодательство, специальную литературу и т.п. Настоящий адвокат, как говорится, "живет делом", оно не отпускает его, не дает расслабиться или забыться. Оно на какое-то время становится частью его "Я".

Вот этот сложный труд почти всегда нелегко организовать. Нужен серьезный научный подход, который немыслим без использования полученных знаний, прошлого опыта, теоретических наработок адвокатологии по реализации задуманного. Поэтому следующей важной частью этой науки является получение знаний практически-организаторского характера. Ранее мы уже писали о том, что "защиту не осуществляют, а организуют"1.

Греческая этимология термина "органон" означает "орудие", "инструмент". Это позволяет рассматривать науку об адвокатуре как своеобразный инструмент определенных преобразований в ситуации, деле, условиях его нахождения или ведения. Адвокат, обладая специальными знаниями, может определенным образом изменять течение процесса, замедлить или, наоборот, ускорить принятие нужных ему решений.

Адвокатология еще весьма далека от того, чтобы иметь серьезную научную базу, из которой практикующий адвокат может почерпнуть рекомендации к решению стоящих перед ним задач. Практически-организаторская цель адвокатологии состоит в том, чтобы на основе исследований получить выводы и дать их практике.

Пока что адвокаты работают над делом зачастую "вслепую", "по наитию", исходя из индивидуальных способностей и своего прошлого опыта. Вспоминая сравнительно недавнее время (60-80-е годы), нужно с удовлетворением отметить, что тогда довольно часто издавались научно-методические рекомендации для адвокатов по ведению тех или иных категорий дел. Такое было в МГКА, МО-КА, Ленинградской и других коллегиях. Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности Прокуратуры СССР наряду с публикациями, облегчающими работу следователей, прокуроров и судей, выпустил целый ряд серьезных научно-методических пособий и рекомендаций для адвокатов. Происходило это потому, что в государстве того периода господствовала концепция "адвокат - помощник суда". Был постоянный контроль со стороны Отдела адвокатуры Министерства юстиции СССР над адвокатурой, ее работой, кадровым и научно-методическим обеспечением.

Понятно, что время это прошло. Но необходимость научного усиления адвокатуры - очень острая проблема. Проблема есть, но почти не решается. Объяснения - типично современные: "не отработан механизм" для развития адвокатологии. По-русски читай: "нет денег".

Если нет денег на развитие ума, науки, то адвокаты обречены на "слабый ум", хилую науку и, в конечном счете, на безденежье, прозябание, разложение. Не исключено и предположение, что кому-то очень невыгодно тратить средства для подготовки умных, толковых адвокатов.

Предложить практике варианты наиболее эффективной организации работы адвоката - сама по себе очень важная цель адвокатологии. Но более нужной, по сравнению с этой, является и научная разработка прогнозирования: существование самой адвокатуры, ее структур, звеньев; работы адвокатов; их взаимоотношений с различного рода лицами (подзащитными, доверителями, представителями правоохранительных органов, участниками процесса и т.д.). Выработку подобного рода исследований можно считать прогностической целью адвокатологии. "Прогносис" по-гречески значит "предсказание", "предвидение, основанное на определенных данных".

5. В теории адвокатского права такими данными для предсказания могут быть уже познанные закономерности существования и развития коллегий, юридических консультаций, бюро, кабинетов. Теории адвокатского правоведения предстоит объединить накопленный этими структурами и подразделениями опыт, отобрать наиболее ценное и полезное, обосновать отказ от старого, отжившего и разобраться в новых адвокатских образованиях.

Адвокатология может определить тенденции развития адвокатуры, сформулировать оптимальные процессы ее реформирования, выдвинуть обоснованные гипотезы (предположения) о слиянии форм и видов объединений в одно или, наоборот, продолжении дробления этого социально-правового явления, вплоть до сведения организации до уровня только частных адвокатских кабинетов (фирм).

Успешное развитие адвокаталоги и предполагает тесную взаимосвязь всех стоящих целей между собой. Ведь познание существующего (онтологическая цель) не может базироваться только на анализе практики. А она немыслима без научной разработки ее исследования, т.е. методологической цели. Выявить данные, позволяющие получать выводы о перспективах развития, т.е. о прогностической цели, нельзя без наличия принципов социальной и идеологической цели. И, наконец, выводы, касающиеся практически-организаторской цели, эффективны тогда, когда в них включены научные идеи, относящиеся ко всем иным целям адвокатологии.

У науки об адвокатуре, если не игнорировать ее наличие и потребность развития, есть ясное и социально полезное будущее. Самой адвокатурой пройден долгий и трудный путь. Сегодняшняя жизнь поставила буквально всех, в том числе и адвокатуру, в крайне сложное положение, граничащее с вопросом о выживании. Отчетные доклады, выступления, речи, интервью руководителей адвокатуры о "высокой роли адвокатуры в обществе" - это пока что популизм, ничего общего не имеющий с реальностью.

Говорить сейчас о расцвете адвокатуры (суда, следствия, прокуратуры) - значит произносить слова, за которыми нет правды.

Но раз этого нет, то тем более надо всеми силами стремиться "образумить" адвокатуру. Дать ей больше ума, знаний для существования, реформирования выживания и расцвета.

6. Большое значение в этом деле имеет законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре. Оно основывается на Конституции РФ и состоит из Федерального закона, других федеральных законов, принимаемых в соответствии с федеральными законами, нормативными правовыми актами Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти, регулирующих указанную деятельность, а также в пределах полномочий, установленных Федеральным законом, законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ (ст. 4 Закона). Тем самым правовая база адвокатуры - довольно серьезная и широкая. Это свидетельствует о повышении внимания государства к различным сферам адвокатской деятельности.

7. Государством отрегулирован вопрос о специфических категориях адвокатуры.

Использование в наименованиях организаций и общественных объединений терминов "адвокатская деятельность", "адвокатура", "адвокат", "адвокатская палата", "адвокатское образование", "юридическая консультация", либо словосочетаний, включающих в себя эти термины, допускается только адвокатами и учрежденными в порядке, установленном Федеральным законом, адвокатскими образованиями (ст. 5 Закона).

Речь идет о том, что указанная и подобная ей терминология принадлежит только адвокатуре, официально признанной государством. И никаким другим образованиям, независимо от того, юридические они или нет.

Такое ограждение адвокатуры от самовольных структур имеет большое значение. Государство объявило всем органам, организациям и гражданам, что в стране существует единая адвокатура. Любые иные общества, чем бы они не занимались, не имеют права ни именоваться адвокатскими, ни вести соответствующую деятельность.

Данная норма положила конец всем т.н. "теневым", "пиратским", "партизанским", "параллельным" и т.п. адвокатским коллегиям, юридическим консультациям и пр., которые весьма серьезно

подорвали престиж подлинной адвокатуры, принесли много вреда людям, оказавшимся в трудных ситуациях, осложнили работу судов и правоохранительной системы, увели много денег из адвокатской и государственной казны.

Бывшие квазиадвокатские образования носили антиобщественный и неправомерный характер. Работавшим там "специалистам широкого профиля" довольно долго удавалось обманывать и доверчивых людей, и безразличных к нуждам адвокатуры правоохранительных работников, и слишком занятое другими проблемами государство.

Теперь, в соответствии со ст. 5 Закона, подобного рода самообразования признаются незаконными. И не только по форме (если в нее включен адвокатский термин), но и по существу организации и деятельности. Со всеми вытекающими отсюда правовыми, социальными и личностными последствиями.

Чтобы глубже уяснить смысл названного юридического запрета, достаточно вспомнить хотя бы несколько названий таких "фирм", против которых направлена указанная норма. Это: и "Международная юридическая консультация коллегии адвокатов", размещавшаяся в грязном полуподвале на окраине Москвы, и какой-то там "Интерюрадвокатсервис"; и некий "Профсоюз адвокатов-предпринимателей", и различные филиалы, представительства, отделы несуществующих региональных адвокатских объединений, не зарегистрированных ни в Москве, ни у себя дома. Но, тем не менее, их адвокаты выступали в судах, работали с клиентами, носили в одном кармане квитанционную книжку, а в другом- ордерскую.

Выпроваживание их с социальной арены на обочину или в небытие - заслуга разработчиков и авторов нового адвокатского закона. Теперь самой адвокатуре, государству и его органам надо внимательно следить за тем, чтобы подобного рода сорняки и наслоения вновь не выросли на адвокатском сообществе, не пустили свои метастазы в его организм и жизнь российских граждан. Правовые же идеи, заложенные в Законе, способны стать надежным защитным инструментом внешнесоциального очищения адвокатуры, средством поднятия ее упавшего престижа.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я