• 5

§ 9. Профессионализм адвоката

1. Деятельность адвоката основана на законе и является его профессиональной обязанностью. При оказании юридической помощи гражданам адвокат руководствуется нормами права и профессиональными навыками. Последние представляют собой выработанные практикой правила адвокатской профессии. Их цель - содействие эффективной защите прав и охраняемым законом интересов физических и юридических лиц.

Гарантами соблюдения адвокатами профессиональных правил являются органы адвокатского самоуправления.

В профессиональной деятельности адвокат независим. Свои решения по выбору средств и способов выполнения принятого поручения он выполняет самостоятельно, не допускает влияния третьих лиц и организаций любого ранга и статуса, в том числе и органов адвокатского самоуправления.

Решения и действия адвоката согласуются с доверителем или подзащитным. Требования и просьбы, которые противоречат закону или профессии, не могут быть приняты адвокатом к исполнению.

В соответствующих случаях это служит основанием к расторжению соглашения о выполнении поручения.

Навязывание доверителю своих услуг, самореклама, обещание "выиграть дело" и т.п. не соответствуют правилам адвокатской профессии.

Взаимоотношения адвоката с лицом, которому он оказывает помощь, основываются на доверии. Адвокат не должен давать своему доверителю никаких гарантий или заверений, порождать у него надежды, ссылаясь на свои "исключительные возможности", "старые связи", "влиятельных друзей", "добрые отношения с представителями власти" и пр.

Качественное выполнение принятого поручения возможно лишь при условии добросовестного отношения к нему адвоката. Данное требование предполагает правильную организацию труда, исключение поверхностности, спешки, непродуманных действий и даже высказываний.

Принимая поручение, адвокат должен быть уверен в своей компетентности по существу данного дела.

Адвокат не может принять поручение на ведение гражданского дела, если притязания его клиента не основаны на законе. Выяснив существо дела, характер правоотношений и наличие юридических оснований, адвокат сообщает доверителю свои соображения о доказательствах и перспективе судебного разбирательства.

Адвокат не может принять поручение по гражданскому делу в следующих случаях: когда обнаруживается отсутствие фактов, необходимых для обоснования требований или возражений доверителя; в случаях, в которых обоснование требований или возражений не может быть подтверждено доказательствами, допущенными законом для данных правоотношений; при несовпадении правовых позиций адвоката и доверителя; если он является родственником другой стороны по делу и т.п.

Приняв решение о невозможности участия в гражданском деле, адвокат ставит об этом в известность доверителя заблаговременно, для того, чтобы тот имел время и возможность обратиться к другому адвокату.

Поручение на ведение уголовного дела принимается адвокатом по просьбе любого лица. Но если подзащитный возражает против того, чтобы какое-то лицо заключило соглашение на ведение его дела, такое соглашение расторгается. Ибо в противном случае между ним и подзащитным не будет главного связующего фактора - доверия.

По групповому делу адвокат не может защищать нескольких лиц, интересы которых противоречат друг другу. Приняв, к примеру, поручение на ведение подобного дела, адвокат вынужден будет "сглаживать" их позиции, уговаривать каждого кое-что изменить в своих показаниях, с тем, чтобы внешне выглядеть представителем согласованных общих отношений своих клиентов к обвинению, выдвинутому против них, а оно обычно конкретно и индивидуализировано.

Нельзя адвокату браться одновременно за защиту взрослого человека и несовершеннолетнего. Например, отца и сына. Даже если их позиции совпадают.

Если адвокат участвует в уголовном деле по назначению, в порядке ст. 51 УПК, он разъясняет подзащитному суть этого принципа, и его право - пригласить другого адвоката. Но уже - по соглашению.

Адвокат поддерживает любую позицию, занятую его подзащитным. Если тот не признает себя виновным, адвокат также должен быть связан этим тезисом и в меру возможностей пытаться обосновать его материалами дела. Грубым нарушением самим адвокатом права обвиняемого на защиту будет, если адвокат прямо или косвенно выскажется о признании им вины подзащитного, которую гот отрицает.

Подзащитный может признавать факты, обосновывающие событие или состав преступления, но отрицать свою причастность к нему, т.е. виновность Адвокат и здесь должен попытаться усилить позицию подзащитного, найти в деле то, что ставит под серьезное сомнение субъективную сторону состава преступления.

2. Бывают случаи, когда подзащитный признается в содеянном, хотя объективных доказательств этому в деле крайне мало. Адвокат разъясняет ему сложившуюся ситуацию и разъясняет возможность отрицания вины из-за недостаточности обвинительных доказательств и, как следствие этого, большую вероятность вынесения оправдательного приговора. Здесь возможны два варианта поведения доверителя. Один - когда он, выслушав адвоката и продумав, что было, есть и будет в деле, соглашается с адвокатом, меняет признание на отрицание. Адвокат усиливает это доказательственным материалом. Если приговор будет оправдательным, то дело считается выигранным адвокатом.

Но когда после смены подзащитным позиции суд все же вынесет обвинительный приговор, то моральная ответственность за такое решение целиком ляжет на адвоката. К тому же суды в таких случаях пишут в приговорах, что подсудимый изменил первоначальные признательные показания с целью уйти от ответственности. И назначается наказание, более суровое по сравнению с тем, которое могло бы быть назначено подзащитному, если бы тот от начала следствия и до окончания суда стоял на признательных показаниях. Следовательно, адвокату надо учитывать и этот фактор: удастся ли ему самому убедить суд в невиновности подзащитного и каковы могут быть последствия как его удачи, так и неудачи.

Второй вариант защиты подсудимого, признающего вину несмотря на слабость обвинительного материала, это когда подзащитный не реагирует на сообщение адвоката и продолжает стоять на позиции полного признания вины. В этом случае адвокату вообще нельзя больше говорить с подзащитным о качестве доказательств. Раз он решил признаться - это его право и его дело, а низкое качество следствия не изменило его решения. И адвокату нельзя больше акцентировать внимание на доказательствах. Его задача - усилить признательную позицию. Показать, к примеру, роль этого признания в облегчении расследования деяния, в поиске следователем таких-то фактов и т.п.

Как видим, в обоих вариантах адвокат должен проявить себя не столько как юрист, сколько как разумный человек, способный видеть все возможные варианты развития дела.

В случае, когда адвокат установит, что признание вины было получено посредством незаконного воздействия на подзащитного, он должен принять меры к тому, чтобы подобные обстоятельства были зафиксированы в материалах дела.

Иногда между адвокатом и подзащитным бывают случаи коллизий, т.е. несовпадений взглядов по каким-то аспектам дела. Важно, чтобы не было принципиальных расхождений между ними, т.е. конфликта, который не дает адвокату ни оснований, ни права защищать подсудимого. Задача адвоката - обговорить с подзащитным все вопросы, вызывающие у них разное отношение к ним. И выработать единый подход к любому обстоятельству, которое будет исследовать суд.

3. После оглашения приговора отношения адвоката с подзащитным, уже осужденным, также должны продолжаться до определенного времени.

Если приговор не устраивает подзащитного, адвокат обязан подать кассационную жалобу. Но опять-таки с согласия осужденного. Когда тот возражает, адвокат связан его позицией. Жалоба им не подается, но в этом случае адвокату нужно взять от подзащитного письменный отказ от подачи жалобы. Он застрахует адвоката от неловкой ситуации, которая может сложиться тогда, когда доверитель передумает свой отказ и будет просить адвоката составить кассационную жалобу, хотя срок ее подачи давно истек. И этот письменный отказ подзащитного предотвратит возможные упреки в адрес адвоката со стороны любых лиц.

4. Профессиональными должны быть и действия адвоката, касающиеся денежных отношений с доверителем.

Гонорар по соглашению между ними определяется в разумных пределах. Учитывается ряд факторов. Это объем и сложность дела; длительность процесса или время, затраченное на его подготовку и консультирование клиента; материальное положение человека, обратившегося за правовой помощью к адвокату; необходимость проведения собственных исследований; обращение к специалистам; беседы и консультации с ними и т.п. Учитываются и особенности региона, где работает адвокат с подзащитным. Например, в Москве размеры гонораров выше, чем, к примеру, в регионе, где людям много месяцев не платят заработанные деньги. Принимается в расчет и деловая репутация адвоката; его профессиональный, а не "газетно-накачанный" авторитет.

5. Работая в суде, адвокат обязан соблюдать процедурные правила. Но также необходимо и проявлять уважение к суду. Каким бы он ни был. Не секрет, что в жизни много нормальных, т.е. спокойных и грамотных судей. Но не тайна и то, что есть такие судьи, про которых не грех сказать древней мудростью: "Хоть всех святых выноси".

Волокита в судах стала для них признаком хорошего тона. Здесь адвокат почти ничего не может сделать. Потому что судьи обычно говорят: "А что я могу сделать, если свидетели не являются в суд, а милиция не хочет их доставлять приводом?" Но это лишь разговоры. Причины же повсеместной волокиты гораздо глубже и серьезнее: 1) судьи, особенно пожизненно утвержденные, просто не хотят работать; 2) отсутствует серьезный контроль и надзор над ними со стороны их руководства, общества, прокуратуры и государства.

Распространены факты несвоевременного начала слушаний дела, безмотивность и непонятность многочасовых перерывов в заседании и т.п.

Предвзятость, резкость, иногда и грубость судей заметна всем. Здесь адвокат может проявить свои профессиональные качества: тактично остановить "зарвавшегося" судью, встать и, дождавшись паузы, заявить: "Я все это, Ваша честь, очень внимательно выслушал. Но не все понял и запомнил. Поэтому прошу занести в протокол судебного заседания все то, что Вы сейчас здесь говорили". Ни секретарь, ни судья, конечно же, этого не запишут. Но повторяться подобное уже не будет. Но судья впредь будет более осторожен и сдержан в "словоизлияниях". Адвокат же должен остаться принципиальным. Протокол надо внимательно изучить. И если там не оказалось того, что возмутило адвоката как профессионала и человека, надо обязательно внести "замечания на протокол".

Участвуя в допросе, адвокат не должен ставить наводящих или не относящихся к делу вопросов, спрашивать так, чтобы не задевать ничью честь и не унижать достоинства потерпевших, свидетелей, экспертов и др.

При свиданиях с арестованным подзащитным надо знать и соблюдать правила, действующие в местах заключения, подчиняться распоряжениям дежурных, контролеров, разводящих, конвоирующих и др. Игнорирование пенитенциарных норм очень быстро сказывается не только на работе, но и на самом адвокате. Типичный пример. Идет задумавшийся о деле адвокат по коридору тюрьмы. Навстречу ему быстро шагает какая-то группа. Все в штатском. Вдруг из группы окрик: "В сторону!" А адвокат - в задумчивости идет, пытаясь остановиться или обойти, но уже поздно: адвокат в шляпе и с портфелем почему-то отлетает в сторону и чувствует плечом "шубу", т.е. корявую тюремную стену. В группе - хохот. А ведь все произошло верно. По правилам. Их, тюремным правилам. Шел конвой, вел группу опасных преступников, ему помешали, он отреагировал. И все. Адвокату в тюрьме надо думать о тюрьме, а не о деле. Для этого есть консультация, дом, дача и т.п.

6. Как участник судебных прений, адвокат внешне уважительно относится к своим оппонентам. Из судебной речи должны быть исключены общие рассуждения, политические экскурсы, ссылки на передачи телевидения и т.п.

Речь - по форме сжатая. По существу - объемная: фактами, мыслями, доказательствами. Судьи взяли за правило: во время речи адвоката извиниться и вклиниться в нее со своим вопросом. Адвокат вынужден прерваться, чтобы выслушать судью, и объяснить то, что тот не понял. Затем следует: "Продолжайте, господин адвокат, еще раз извините!".

Многие адвокаты, чтобы не обострять положение, так и поступают. Но это - профессионально неправильно.

Опытный, грамотный адвокат, выступая с защитительной речью, не позволяет себя прерывать. Он начал говорить - и говорит. А вопроса, реплики судьи или прокурора он якобы не замечает. И снова говорит. Тогда судья спохватывается и сидит уже молча.

Еще более квалифицированные адвокаты поступают профессиональнее. Услышав во время своей речи вопрос или реплику судьи (прокурора), он замолкает, делает вид, что очень внимательно слушает вопросы, монолог и рассуждения судьи, ничего не отвечая, смотрит либо судье в глаза, либо в окно. Это в данной ситуации одно и то же. И как только судья наспрашивается безответно и наговорится сам с собой, адвокат продолжает свою речь с того момента, на котором его оборвали.

Он не заметил бестактности судьи, не дал себя "сбить с толку", показал свою выдержку. Адвокат просто сделал для себя паузу, чем и образумил судью.

7. Отношения с коллегами - уважительные, не панибратские. Но и не официальные, потому что это - товарищи по работе, а не сотрудники или сослуживцы. Адвокаты заботятся о здоровом нравственно-психологическом климате в свой организации, в необходимых случаях консультируют коллег, разбирают с ними какой-то казус, дело, поступок следователя, речь прокурора, приговор суда и т.п. Все это - нормально.

Обязанность опытных адвокатов - помогать начинающим, но не лезть с советами и поучениями: "Адвоката, как и девушку, украшает скромность". Но в нынешнее время такое украшение редко встретишь у адвоката, особенно маститого. Достаточно включить в выходные дни телевизор или в будни открыть популярную газету.

К. такому адвокату не то что молодой коллега, но и очень зрелый., хорошо воспитанный адвокат побоится или постесняется обратиться за советом или с просьбой выслушать. И правильно сделает. "Ячество" и надменный вид "мэтра" говорят о том, что дружеского совета, а тем более помощи от него не дождешься. Можно лишь нарваться на унижающий вопрос: "Что ж ты не знаешь элементарных вещей? Сам подумай или загляни в закон!"

В беседах с людьми, а также в правовых документах адвокат не допускает бестактных высказываний в отношении других адвокатов.

Принимая поручение по делу, в котором ранее участвовал другой адвокат, его следует уведомить о своем участии в деле. Причем говорится это в очень вежливом и мягком тоне.

Адвокат не может разговаривать с доверителем другого адвоката без участия или согласия последнего. Если же доверитель просит адвоката быть вторым представителем по его делу, нужно удостовериться в согласии на это первого адвоката, дабы избежать недоразумений и не прослыть "перехватчиком" дел.

Соблюдение адвокатом названных и других неписаных профессиональных норм служит гарантией его авторитета среди коллег: показателем честности, порядочности и квалифицированности. То есть - престижа.

8. Адвокату важно не только хорошо освоиться с практикой ведения дел или изучить теоретические основы профессии. Ему необходимо полное знание своих функций, положения в уголовном и гражданском судопроизводстве, юридической природы адвокатуры, ее истории, профессиональной этики и т.п.

Профессиональное мастерство предполагает постоянное совершенствование адвокатом своей деловой квалификации. Сам по себе практический опыт, не подкрепленный теоретическими знаниями, ведет к узкому профессионализму, вырабатывает шаблоны поведения, другие нежелательные последствия. Постоянная работа по повышению профессионального уровня, воспитание потребности в новых знаниях могут служить гарантией достижения профессионального мастерства. Необходимо знакомиться не только с новыми нормативными актами, но и с монографиями, пособиями, статьями, сборниками и т.п. Помочь росту адвоката может как индивидуальная, так и коллективная форма повышения профессионального мастерства. Этому содействует участие адвокатов в работе научно-практических конференций, секций, общественных институтов судебной защиты, учеба на курсах и другие способы повышения квалификации.

В числе факторов, оказывающих влияние на профессиональные достоинства адвокатов, входит их специализация.

Разделение труда в адвокатуре - явление не новое. Еще в древности (в Греции, Риме) судебную защиту осуществляли ораторы, а юридической консультацией занимались иконики (прагматики).

Многие века во Франции человек, обращающийся в суд, пользовался помощью двух лиц - поверенного и адвоката. Это положение изменилось лишь в 1972 г. До сих пор в Англии юридическую помощь оказывают две категории правозаступников - барристеры и солиситоры. Известна также специализация адвокатов в зависимости от отраслей права, и даже в пределах одной отрасли.

С учетом склонностей и возможностей адвоката его участие в однотипных делах может содействовать выработке навыков, экономии времени и сил, овладению специальным нормативным материалом. Необходимость таких навыков и знаний особенно важна при участии в сложных уголовных делах, а также в гражданских делах, таких как о возмещении вреда, о признании отцовства, о разделе наследства и пр.

Специализация сопряжена со снижением у адвоката интереса к другим делам, с появлением у него стереотипа в оценке доказательств, с утратой широты подхода к исследуемым обстоятельствам, с неизбежным снижением квалификации, необходимой для ведения других дел. В связи с этим специализация целесообразна тогда, когда она осуществляется в широком плане: по гражданским или уголовным делам, в сочетании с участием адвоката в консультационной работе.

Одним из обязательных условий нормальной адвокатской деятельности является ее информационная обеспеченность. В зависимости от источников правовую информацию условно подразделяют на официальную и неофициальную. К официальной относится информация, исходящая от государственных органов и должностных лиц этих органов. Содержится она в законах и подзаконных актах, материалах судебной практики, в других актах применения права, обзорах и т.д. Если же информация исходит от общественных организаций, их органов и должностных лиц, от граждан, находится в статьях, докладах и т.п., то эта информация носит неофициальный характер.

В коллективах адвокатов имеется ряд недостатков в организации поступления и хранения нормативных актов, учета вносимых в них изменений и дополнений, в ознакомлении адвокатов с правовой информацией. Устранению этих недостатков содействуют меры по улучшению организации справочно-информационной работы. Среди этих мер - направление органами юстиции в адвокатуры официальной правовой информации в том же порядке и объеме, в каком ее получают судьи. Необходимо также улучшение кодификационно-справочной работы в советах палат.

Важным средством повышения профессионального мастерства является самостоятельное ведение адвокатом картотеки нормативных актов, материалов судебной практики и других источников правовой информации.

Проблема повышения профессионального мастерства связана с осуществлением контроля за качеством работы адвокатов. Он основан на принципе товарищеской взаимопомощи: разбор с коллегами позиции по важному делу, прослушивание и обсуждение их судебных выступлений. Проверка работы адвокатов и обзоры адвокатской практики содействуют распространению положительного опыта и устранению недостатков в работе. Эти и другие методы эффективны, когда контроль проводится квалифицированно и доброжелательно. Мало пользы даст обзор адвокатской практики, где просто перечисляются дела с благоприятным исходом. А как добился адвокат такого результата - неясно. Мало даст и ознакомление адвокатов с дисциплинарной практикой совета палаты, если его постановления недостаточно мотивированы. При проверках требуется не только выявить недостатки в работе адвоката, но и научить, как их избежать.

9. Профессиональное мастерство работы адвоката неотделимо от оценки ее эффективности.

Деятельность адвоката иногда представляют эффективной, когда его позиция совпадает с решением следователя, прокурора, суда. Такой подход верен не всегда.

Работу адвоката можно считать эффективной, если суд согласился с позицией адвоката, оправдал или применил закон о менее тяжком преступлении. Это - бесспорная эффективность.

Но в условиях состязательного процесса даже обоснованная критика обвинительной версии, изложение доводов и доказательств в пользу подсудимого также являются показателями эффективности работы адвоката. Деятельность адвоката не всегда сразу приводит к нужному ему результату, благоприятному для подзащитного. Нередко следователь отклоняет ходатайства адвоката, а суд признает их законными и обоснованными. Несовпадение позиции адвоката с приговором не исключает признания ее правильной в вышестоящем суде.

Деятельность адвоката представляется эффективной, когда в конкретной процессуальной ситуации он использовал все указанные в законе средства и способы защиты, сделал все возможное для подзащитного или доверителя. Именно такая деятельность служит решению задач адвокатуры. Для вывода о ее эффективности требуется изучить дело и участие в нем адвоката. При несогласии с его ходатайством, жалобами и выводами необходимо выяснить причины несогласия. Иной же подход не может служить основанием для оценки качества работы адвоката, уровня его профессионального мастерства.

Адвокат становится все более значимой фигурой в современном обществе. В связи с постоянным совершенствованием законодательства роль защитника возрастает. Повышаются и требования, предъявляемые к нему как к специалисту, осуществляющему защитительную деятельность.

К сожалению, приходится констатировать, что образ адвоката, сформированный за прошедшие годы, в значительной степени искажен. Адвокат иногда рассматривается как фигура, мешающая ходу следствия и установлению истины. Поэтому в обществе необходимо формирование правильного понимания сути деятельности адвоката и требований, предъявляемых к лицам данной профессии.

Человек доверяет свою судьбу адвокату в один из самых трудных моментов своей жизни: пошлют на многие годы в заключение или поверят в исправление без лишения свободы; при ком оставят ребенка - при матери или при отце; признают увольнение с работы незаконным или подтвердят его правильность. От разрешения этих и им подобных вопросов зависит благополучие человека, а иногда и сама его жизнь. Понятно, что знания, опыт, настойчивость адвоката в таких ситуациях совершенно необходимы.

Нередко создается впечатление, что адвокату не стоит больших трудов прийти в суд и сказать несколько фраз в защиту доверителя. На самом же деле за этим всегда скрывается большая и напряженная работа. Нужно перечитать много нормативного материала и опубликованных судебных решений, чтобы определить позицию и найти для нее правовую основу.

Необходимо изучить специальную юридическую литературу, посоветоваться с коллегами по адвокатуре, а то и с научными работниками по соответствующей отрасли права. Адвокат припоминает и анализирует аналогичные случаи из собственной практики. Если нужно, он обращается за консультациями в судебно-медицинские, психиатрические, криминалистические и другие учреждения.

Нужно побеседовать с обвиняемым. Особенно, если он содержится под стражей, дать ему совет, выработать с ним позицию по делу и поддержать его морально.

Иногда следует выявить очевидцев преступления, еще не известных следователю, и заявить ходатайство об их допросах, если они располагают сведениями, необходимыми для защиты.

В итоге всей этой большой и сложной работы адвокат определяет линию защиты. В зависимости от обстоятельств дела и имеющихся доказательств, он приходит к выводу, что обвинение не доказано, или ему дана неправильная юридическая оценка, или личность обвиняемого позволяет смягчить наказание.

В любом деле можно найти смягчающие обстоятельства. Но чтобы сделать это, надо быть юристом высокого класса. Ведь следователь, прокурор, представитель другой стороны занимают иную позицию. Адвокат оппонирует им, не соглашается, спорит, опровергает. Для этого нужны большой профессионализм, трудолюбие и смелость.

Спорить с власть имущими далеко не безопасно. Доверитель, как правило, не знает, каким преследованиям и унижениям может подвергнуться хороший адвокат. Ведь он доказывает, что следователь применил недозволенные методы расследования, не проверил все версии, не разобрался в деле, незаконно арестовал честного человека, незаконно прослушивал его телефонные переговоры, без достаточных оснований произвел обыск и т.д. Иными словами, адвокат изобличает следователя в недобросовестности, а иногда - и в грубых нарушениях закона.

Тот же упрек адвокат делает и надзирающему за следствием прокурору, который без достаточных оснований санкционировал арест обвиняемого, обыск в его квартире, прослушивание телефона, утвердил обвинительное заключение, согласившись со следователем. В лице следователя и прокурора адвокат часто имеет раздраженных людей, спасающих честь мундира. И если адвокат очень активен, принципиален, то его пытаются "образумить". Это делается в назидание следующему адвокату, который, как они рассчитывают, будет "спокойнее".

Но именно бесстрашное и честное стремление помочь доверителю и есть прямая обязанность адвоката. Ее профессиональное выполнение поднимает престиж самого адвоката и всего объединения в целом. А престиж адвокатуры - барометр зрелости общества и прочности порядков. И этот престиж нужно всемерно укреплять.

10. Профессиональный долг адвоката в ряде случаев закреплен в законе. Так, например, он должен хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи человеку. Закон запрещает адвокату отказаться от принятой защиты обвиняемого и т.д.

Адвокатские традиции и профессиональные принципы чаще, чем закон, выступают регуляторами поведения адвокатов.

Существенной гарантией выполнения адвокатом своего профессионального долга являются такие факторы личностного характера, как честь, совесть, репутация. От осознания адвокатом своего профессионального долга, от его совести во многом зависит его отношение к доверителю. Осознание значения своего поведения и его последствий диктует адвокату необходимость глубокого изучения дела, специальной литературы, истребования различных справок, обращения за консультациями к специалистам. Оно также определяет содержание и форму изложения любых доводов адвоката по делу.

Критерии и необходимые условия адвокатской деятельности - добросовестность, точное и неуклонное исполнение предписаний закона. Иная же деятельность адвоката незаконна и непрофессиональна. Добиваясь применения права, адвокат тем самым осуществляет

свою профессиональную деятельность. Само участие адвоката в судопроизводстве способствует установлению справедливости. Характер адвокатской деятельности таков, что любые ее виды нельзя рассматривать в отрыве от профессионального долга, которому адвокату нужно следовать самому и содействовать такому же поведению коллег.

Очень часто в процессе осуществления своего долга адвокату приходится преодолевать ряд препятствий, вызывающих у него чувство горечи, разочарования. К их числу относятся: негативное отношение к адвокату со стороны лиц, ведущих процесс; обвинительный уклон правосудия, необоснованное отклонение ходатайств и жалоб адвоката; игнорирование его доводов и др.

В результате частого общения адвокатов с людьми, страдающими личностными изъянами, у адвокатов может появиться пренебрежение к требованиям закона и нравственности, скептицизм и конформизм1. Дефицит времени может породить торопливость, стереотипы суждений, привычку адвоката действовать по шаблону. Шаблоны и штампы порождают формальное отношение к работе, замену творческих начал рутиной и косностью. К ошибочным действиям способна привести безапелляционность адвоката, его чрезмерная уверенность в собственных силах, в своей проницательности. Отрицательное влияние на деятельность адвоката оказывает равнодушие к людям, безразличие к их судьбам, отсутствие профессионального интереса к делу.

11. Адвокатской работе свойственно сочетание профессиональных и личностных стимулов.

Последние весьма разнообразны. И их роль в работе адвоката значительна. Важным стимулом надлежащего осуществления профессионального долга является его соответствие интересам, способностям и деловым качествам адвоката, что и обусловило его вхождение в коллегию. Характерным выступает стремление к справедливости и осознание его высокого значения для защиты прав личности, творческий характер труда и самостоятельность, позволяющая проявить инициативу и активность, также присущие адвокату, возможность с чистой совестью сказать, что все указанные в законе средства и способы защиты действительно были использованы1.

Адвокат должен постоянно помнить о высоком значении своей профессии, о чести и достоинстве всей адвокатуры. Осуществляя свои профессиональные действия, адвокат видит не только цели своего участия в рассмотрении конкретного случая. Он всегда сознает, что его поведение - показатель состояния дела защиты, отношения к людям, оказания им помощи. Безупречное следование закону и профессиональный такт сопутствуют поведению адвокатов в процессе и вне его. Адвокат умеет быстро и правильно устанавливать отношения с людьми, сказать или сделать все им необходимое, с учетом индивидуальных качеств людей и конкретной ситуации.

Соблюдение такта в делах вырабатывается в процессе становления интеллигентного человека. Профессиональный такт - важная черта адвокатского мастерства, необходимое условие выполнения его функций. Во всем поведении адвоката, в его устных высказываниях, жалобах и иных документах не должно быть места для резких и оскорбительных выражений, к кому бы они ни относились.

Вопросы на предварительном и судебном следствии, задаваемые адвокатом в приличной и спокойной манере, способствуют установлению необходимого контакта с допрашиваемыми лицами, получению от них ожидаемых ответов. Адвокат проявляет неумелость, если, встретив стремление скрыть или исказить обстоятельства дела, утратит выдержку и вступит в пререкания с допрашиваемым лицом, без нужды огласит сведения, наносящие урон самолюбию этого человека или тем более оскорбит его. Адвокат так формулирует свои заявления и ходатайства, чтобы ни у кого из участников судебного процесса не могло возникнуть представления, будто он намеревался оскорбить или обидеть кого-либо.

Придирки и уловки при допросе, резкие и грубые нападки на кого бы то ни было в судебных прениях вредят защите.

У судей в таких случаях отложатся те показания, которые адвокат пытался опорочить. Здесь и во многих других случаях нужен профессиональный такт, умение вовремя остановиться.

12. Руководство палаты призвано поддерживать надлежащее поведение адвоката. Так, по одному из дел адвокат выявил существенные нарушения закона, допущенные следователем, указав на них в своем ходатайстве. Орган же предварительного следствия направил в президиум письмо, имеющее цель дискредитировать и устранить адвоката из дела. Проверив письмо, президиум признал его необоснованным.

Президиумы считают недопустимым отход адвоката от официальных позиций во взаимоотношениях с должностными лицами. Одного из адвокатов подвергли дисциплинарному взысканию за то, что он по просьбе следователя участвовал в деле без получения ордера юридической консультации. Недопустимо оспаривать записи в протоколе судебного заседания с помощью переговоров, заявлений, а не путем подачи замечаний на протокол.

Забота о поддержании престижа адвокатуры определяет поведение ее представителей в различных ситуациях, в том числе взаимоотношения адвоката с коллегами.

Адвокаты представляют собой профессиональную группу, объединенную не только формальным членством в Палате, но и общностью профессии, правового положения, функций и способов их осуществления, обычаев и интересов.

Профессиональный долг адвоката - оказать внимание и содействие, когда он видит, что коллега заблуждается, не знает обстоятельств, которые могут оказаться существенными. Но прийти коллеге на помощь нужно так, чтобы та не оказалась поучением или непрошенным вмешательством.

Адвокатам положено относиться друг к другу доброжелательно. Так, коллеге следует передать копию искового заявления, ознакомить его с предназначенными для суда документами. При участии в деле нескольких адвокатов один из них без согласования с другими не должен просить о перенесении слушания дела и т.п. А на практике, к сожалению, ситуации обратного порядка довольно часты.

Помощь товарищу иногда сопряжена с определенными сложностями. Например, по какому-то важному обстоятельству интересы подсудимых между собой связаны. Защитник одного из них ходатайствовал о вызове эксперта и об истребовании документов, задавал вопросы свидетелям и пр. С точки зрения второго адвоката, это вредит его доверителю. Однако помощь состоит не в заявлении ходатайства или постановке вопроса свидетелю, а в высказывании товарищу своего мнения. Иное продемонстрирует неумение коллеги, нанесет ему обиду. Кроме того, вмешавшись в его работу, адвокат не может быть уверен в своей правоте. Товарищ может вести защиту по своему плану. По нему заявлять ходатайство совсем не нужно или это следует делать в другой момент процесса.

13. В судебных заседаниях нередко возникают конфликты между участниками процесса. В гражданских делах всегда идет спор и между представителями сторон. Однако он не должен переходить в личные пререкания. Неправильные действия коллеги - отнюдь не основание отвечать ему тем же. От таких высказываний страдает не только самолюбие и доброе имя товарища, но и достоинство адвокатуры. Нельзя ожидать уважения к организации, члены которой недостойно ведут себя друг с другом. Возникшие разногласия по просьбе адвоката могут быть разрешены советом палаты, но не путем бестактного отношения к коллеге.

К сожалению, недостаточная профессиональная культура и забвение чувства достоинства иногда приводят к серьезным осложнениям между адвокатами как в процессе, так и в коллективе.

14. Много сложностей бывает у адвоката с доверителями. Но и здесь он должен всегда помнить о своих корпоративных обязанностях.

Так, адвокату запрещены не только прямое предложение своих услуг доверителю, но и завуалированные действия, направленные на получение дела. Порицается самореклама, особенно в выступлениях, рассчитанных не столько на суд, сколько на публику, присутствующую в судебном заседании. На этот счет у адвокатов сложилась профессиональная поговорка: "Говорить не для суда, а для сюда".

При всем многообразии адвокатской деятельности, ей всегда сопутствуют определенные взаимоотношения с доверителями.

Кого бы ни представлял адвокат, он всегда доверенное лицо тех, кому оказывает юридическую помощь. Без доверия к адвокату немыслима его деятельность в качестве защитника обвиняемого, представителя интересов потерпевшего или иного лица. Доверие необходимо и тогда, когда речь не идет об уголовном или гражданском процессе, а человеку нужно дать лишь консультацию или совет.

В доверии отражаются правовая природа отношений адвоката с обращающимися к нему лицами, нравственная сторона адвокатской деятельности, направленность внимания адвоката на обеспечение прав граждан. Со времени существования адвокатуры запрещена практика "измены" доверителю. Даже спустя длительное время после выполнения поручения доверителя адвокат не вправе участвовать против него в другом процессе.

Без согласия клиента адвокат не может передать поручение по делу своему коллеге. Поэтому, уезжая в командировку, адвокат обеспечивает себе замену по принятым поручениям, согласовав их с доверителем. После окончания командировки отданные другим адвокатам поручения возвращаются к прежнему адвокату. Но опять-таки лишь с согласия доверителя.

Адвокат обычно получает от доверителя документы и возвращает их ему без какой-либо расписки.

Принцип доверия к адвокату обусловливает порядок его вступления и участия в деле, замены и выхода из процесса, существование института адвокатской тайны и решение ряда других проблем. Адвокат приобретает доверие своими знаниями, умением их применить, смелостью и настойчивостью, добросовестным отношением к делу и к тому, в чьих интересах он ведет дело. Смелость адвоката проявляется в последовательном осуществлении защиты вопреки встречающимся при этом препятствиям, в непримиримости к нарушениям прав доверителя. Упрека заслуживают адвокаты, равнодушные к участи своих доверителей, не пытающиеся разобраться в деле, спешащие "отработать гонорар". Тот, кто избрал нелегкий труд профессионального адвоката, должен проникнуться убеждением, что совершает нечестный поступок всякий раз, когда, взявшись за дело, не сделал для доверителя всего, что было в его силах. Если он усвоит это положение, если будет жить этой мыслью, то сравнительно быстро достигнет профессионального авторитета.

Доброе отношение к доверителю, стремление использовать все указанные в законе средства и способы защиты всегда необходимы. И когда, например, подзащитный отрицает обвинение, признание его вины адвокатом считается отказом от защиты, влекущим дисциплинарное взыскание.

Недопустимым считается "свертывание" ознакомления с делом в ущерб качеству работы, даже если бы тщательное изучение адвокатом материалов дела повлекло нарушение следственными органами сроков окончания следствия. Признается недопустимым и принятие на себя адвокатом защиты в одном процессе многих обвиняемых. Это исключает качественное выполнение порученного дела.

Бывают случаи, когда адвокат уклоняется от свидания с подзащитным в следственном изоляторе, если он участвует в судебном разбирательстве без предварительного изучения уголовного дела; не помогает доверителю получить документы, подтверждающие его права, если не знакомится с протоколом судебного заседаниями. Это непрофессионально. И уж совсем недопустимо для адвоката, исходя из своих интересов вступать с доверителем в личные отношения.

Характер взаимоотношений адвоката с доверителем должен быть понятен последнему. Если адвокат согласен принять его поручение, то надо прямо сообщить об этом человеку, а также разъяснить ему характер и порядок оказания юридической помощи по дан ному делу.

15. Хотя взаимоотношения адвоката и суда в значительной мере определены законом, здесь вовсе не утрачивают своего значения профессиональные правила и обычаи.

Для уяснения отношений между судьями и адвокатами следует немного знать историю этой проблемы.

Во Франции, например, между адвокатурой и магистратурой издавна существовала тесная связь. Многие адвокаты завершали свою карьеру переходом на судебные должности. Насчитывая в своей среде ряд бывших адвокатов, магистратура, естественно, относилась к адвокатуре как к своей союзнице. Отсюда понятно взаимное уважение и почти полное отсутствие неприязненных отношений между судьями и адвокатами. Еще теснее связь адвокатов и судей была в старой Англии.

Иными были взаимоотношения адвокатов и судей в Германии. Ум, талант, заработок хорошего адвоката вызывали зависть судей, раздражала их и обычная критика судебных решений, содержащаяся в жалобах адвокатов. Все это влекло за собой стремление судей принизить и ущемить права адвокатов. Невозможность занять более высокое положение порождала робость и угодничество адвоката, ограничивало его стремление лишь достичь материального благополучия.

Учрежденная после ликвидации крепостничества адвокатура в России просуществовала немногим более полувека. Слабость юридических традиций, пренебрежительный подход к законности и правам личности, в защиту которой выступали адвокаты, влекло отрицательное к ним отношение. Адвокаты стремились отстоять свои права, предпринимали индивидуальные и коллективные действия для ограждения себя и своих доверителей от судебного произвола. Но эффективность этих усилий была невелика.

Для успешного оказания юридической помощи большое значение имеет характер обстановки, в которой действует адвокат. Без высокой общей и правовой культуры судьи и адвоката, уважения ими закона и прав личности подготовка к процессу, его нормальный ход и положительный результат для адвоката весьма проблематичны.

Например, для выполнения ранее принятого поручения адвокат вынужден обращаться с просьбой о назначении дела на определенное время, об объявлении перерыва и т.п. Удовлетворить такую просьбу судья может, но нередко она произвольно им отклоняется. Чтобы избежать отказа, некоторые адвокаты, обычно работающие в одном районе с судьей, жертвуют интересами своих доверителей и, не желая раздражать судью, воздерживаются от заявления необходимых ходатайств, проходят мимо опасных для подзащитного нарушений закона и т.д. Для оправдания подобного поведения адвокатом иногда приводится надуманный довод о причинах своей пассивности в процессе. Обычно он говорит подзащитному о стремлении избежать ухудшения его положения.

Критическая оценка адвокатами деятельности отдельных судей обусловлена обвинительным уклоном последних, тенденциозностью и невниманием к адвокатским вопросам, нарушениями процессуальных норм. С другой стороны, опрос судей свидетельствует о том, что отношение к адвокатам зависит от степени их подготовки к процессу, глубины правового анализа материалов дела.

Суды нередко ограничиваются перенесением в приговор формулировок, изложенных в тексте обвинительного заключения. Такая практика ведет к неправосудным приговорам. Одна из причин их вынесения - отход от принципа состязательности. Прокурор заинтересован в установлении истины, но только той, которая выражена в утвержденном им обвинительном заключении. Между тем правосудие не может находиться в плену этой истины, иначе оно утратит свое назначение и доверие со стороны государства и общества. Для критического отношения судей к материалам предварительного расследования требуется обеспечить не только равенство прав обвинителя и защитника, но и создание условий защите. Это еще очень слабо осуществляется на практике.

Адвокат вправе ждать от суда уважения. Без этого надлежащее выполнение им профессиональных обязанностей невозможно. Понимание значения адвокатской деятельности для разрешения задач суда - надежная предпосылка делового сотрудничества адвоката и судей.

Уважение к суду адвокат проявляет тем, что и как он говорит, о чем пишет в ходатайствах и жалобах. Каждым своим словом, поведением адвокат демонстрирует деловитость, грамотность и независимость. Эти качества несовместимы с раздражением или насмешкой при допросе, обращением к подсудимому на "ты", ссылками на свои переживания вместо изложения суду доводов или заменой доказательств общими рассуждениями.

В суде адвокату нельзя "сгущать краски" или быть "в запальчивости". Даже когда обстановка в судебном заседании обостряется и перестает быть нормальной, адвокат проявляет выдержку, не допуская со своей стороны никаких дерзостей, грубостей. Сдержанность сопутствует поведению адвоката на следствии и в любой судебной инстанции. Адвокат не должен допускать, участвуя в заседании суда второй инстанции, нервозного тона, выражать возмущение действиями суда и его членов, делать замечания в адрес членов суда, высказывать упреки.

Прокурор нередко возражает против законных и обоснованных ходатайств адвоката. Он позволяет себе в отношении его бестактные выпады, демонстрирует неуважение к адвокату, его труду. Во всех таких ситуациях адвокат озабочен прежде всего судьбой доверителя, стремится не снижать усилий в своей работе. Он находит безупречные формы полемики, не утрачивает в острых и сложных процессуальных ситуациях самообладание и корректность, проявляет свое мастерство.

Профессиональные обязанности адвоката по отношению к суду весьма многообразны.

Он заботится о том, чтобы к его словам суд относился с доверием. При ссылках на нормативный акт нужна предельная точность.

Особой добросовестностью адвокат должен отличаться при изложении фактических обстоятельств дела. Их искажение бесцельно, так как будет замечено судом и другими участниками процесса. Вряд ли можно говорить об уважении суда к адвокату, если его жалобы, ходатайства и другие материалы составлены небрежно, содержат ошибки и опечатки. Здесь нет мелочей.

Не последнюю роль играет и внешний вид адвоката. Он должен соответствовать его положению в обществе и процессе.

Для обеспечения нормальной работы суда и надлежащего качества юридической помощи существенное значение имеют действия адвоката, связанные с приемом поручения.

Адвокат не может принять поручение на тот день, в который он занят в другом деле. О занятости адвоката его руководство может выдать обратившемуся письменную справку. Не допускается принятие адвокатом поручения под условием отложения рассмотрения дела на другой день, когда в назначенный день адвокат занят и в суд явиться не может.

Взаимоотношения адвоката и судей носят официальный характер. Участвовать в деле адвокат может лишь предъявив суду ордер. Выполнив в этой инстанции поручение, адвокат участвует по этому же делу в других судебных инстанциях только по самостоятельным ордерам.

Хотя суды в последнее время начинают слушать дело не в назначенный ими же час, а через 3-4 часа, адвокат все равно должен прийти вовремя и терпеливо "ждать очереди" рассмотрения своего дела.

Даже при наличии сведений о намерении подсудимого отказаться от защитника адвокат является в судебное заседание, так как его освобождение от участия в процессе производится судом. Явка в судебное заседание нужна и в случае, когда назначенный адвокат осведомлен о приглашении другого защитника, но ордера последнего в деле пока нет.

Если адвокату известно о невозможности рассмотрения дела в назначенный день, он может не явиться в судебное заседание лишь с разрешения председательствующего.

Об уважительной причине своего отсутствия адвокат обязан известить суд.

Принимая поручение на ведение дела, адвокат должен сам выяснить, когда и где рассматривается дело, а не рассчитывать на сообщение доверителя. Несвоевременное выяснение не признается оправданием адвоката его неявки в суд. Если опоздание все же произошло, то, прибыв в суд, адвокат должен сообщить о своей явке председательствующему или секретарю судебного заседания и объяснить причины задержки.

Адвокат не может забывать о том, что некоторые действия осуществляются под контролем председательствующего. Так, получив для изучения дело, адвокат без разрешения председательствующего не вправе выносить дело из помещения суда. Задавать вопросы

допрашиваемым лицам адвокат также может лишь с разрешения председательствующего. Оно требуется и для выхода на какое-то время из зала судебного заседания во время слушания дела и т.п. Вместе с тем отдельные судьи ошибочно полагают, что им принадлежит функция контроля за всеми действиями адвоката в суде. Несогласие такого судьи с отношением адвоката к тому или иному обстоятельству дела нередко повод для нравоучений, публичного порицания адвоката, ограничения его прав. Между тем в судебном заседании подчинение адвоката председательствующему ограничено лишь указаниями, касающимися распорядка заседания, самой процедуры исследования доказательств. Что же касается выбора позиции и определения тактики защиты, то такие вопросы находятся вне компетенции председательствующего.

Строго соблюдающий нормы процесса интеллигентный судья своим поведением показывает объективность и стремление к истине. При таком руководстве процессом возможность недоразумений и конфликтов между ним и адвокатом исключена.

Проявление предвзятости, обвинительного уклона, нарушений прав лиц, участвующих в деле, не может не привлечь внимание адвоката. Он вправе просить удостоверить в протоколе судебного заседания соответствующие факты, а также возражать против действий председательствующего. В случае возражения кого-либо из лиц, участвующих в деле: представителей, свидетелей, экспертов, переводчиков против действий председательствующего, эти возражения заносятся в протокол судебного заседания.

Правила об отводе судей имеют целью обеспечить объективный, непредвзятый суд, и заявление адвокатом отвода при наличии оснований, указанных в законе, поддерживает авторитет суда.

Попытки оправдать отказ от борьбы с нарушениями закона, даже если они допущены судьей, вряд ли обоснованы.

Подумать, "как бы чего не вышло", больших усилий от адвоката не требует. И его пассивность под тем предлогом, что иное поведение отрицательно скажется на судьбе подзащитного, нередко обусловлена приспособленчеством или малодушием1.

16. Не только закон, но и профессиональный опыт определяют взаимоотношения адвоката с прокурором. Как и все судопроизводство, их отношения призваны формировать уважение к.процессу, его участникам, делу, человеческому достоинству, нормам права.

Противоположность процессуальных функций обвинителя и защитника предопределяет их взаимоотношения. Они - процессуальные противники. Вместе с тем оба они участвуют в одном деле и вправе рассчитывать на одинаковое внимание, доверие и уважение суда.

Свою позицию, средства и способы защиты адвокат ни с кем не согласовывает. Прокурор осуществляет надзор не за деятельностью адвоката, а за исполнением законов органами дознания, предварительного следствия, судей, участников процесса. Что же касается адвоката, то он должностным лицом не является, в своей профессиональной деятельности не зависит от прокурора. Но он участвует в деле, поэтому прокурор при наличии оснований может возражать, протестовать против ходатайств адвоката, не более того.

Строя свои отношения, обвинитель и защитник обязаны исходить из важности процессуальной функции противной стороны и понимать, что суду необходимо выяснить и оценить все возможные версии по делу, знать не только сильные, но и слабые стороны обвинения. Имея в виду именно такие взаимоотношения, А.Ф. Кони в воспоминаниях об адвокате В.Д. Спасовиче писал о своей прокурорской деятельности: "... из каждого нашего состязания я выносил поучительный и радостный пример строго нравственного отношения к приемам и формам судебной борьбы"1, в ходе которой не раз "мы, не задевая лично друг друга, наносили взаимно чувствительные удары"2.

17. Состязательный процесс немыслим без полемики. Она способствует установлению истины, правильному и справедливому разрешению дела.

В основе полемики лежат закон и нравственная дисциплина сторон. Полемика ведется с достоинством. Она - деловая, корректная, не должна перерастать в личные препирательства. Конечно, это во многом зависит от обвинителя. Он первым выступает в прениях, сможет облегчить или затруднить спокойное отношение защитника к выполнению своей функции.

Одной из причин ненужных пререканий сторон является недостаточность доказательств, неумение обосновать свою позицию, подготовленность к делу. Тогда-то и появляются вместо доказательств и доводов оскорбительные и резкие нападки на процессуального противника, упреки в его необъективности, в попытке ввести суд в заблуждение, различные намеки и инсинуации. Между тем, обида и желание уязвить процессуального противника отодвигает на задний план существо дела, судьбу человека, сидящего на скамье подсудимых, или интересы спорящих.

Вопрос об основе и пределах судебного спора относится не только к прениям сторон, но и к другим частям судебного разбирательства. Например, на предварительном следствии свидетель изобличил обвиняемого. В судебном же заседании он изменил показания, хотя и был предупрежден об уголовной ответственности за это. В ходе допроса прокурор также не смог получить от свидетеля показаний, подтверждающих обвинительную версию, и заявил ему о том, что за лжесвидетельство установлено наказание. И вновь стал спрашивать, подтверждает ли свидетель свои прежние показания. Такое ведение допроса вызывает возражение защитника. Он просит суд занести в протокол судебного заседания заявление о нарушении обвинителем требований закона, запрещающего домогаться показаний свидетелей путем угроз. Иначе поступать адвокат не может. Не противодействуя нарушениям интересов подзащитного, он оказывается сопричастным к ним, ставит под сомнение свою способность вести защиту1.

Адвокату надо быть внимательным к соображениям обвинителя. Оспаривая их, быть точным. Если прокурор не сказал о доводе, который не мог не сохраниться в памяти судей, защитнику следует привести возражения против этого довода, а не обходить его молчанием.

Защитник оспаривает ошибочные, сомнительные и несправедливые утверждения прокурора. Но спор ради спора никому не нужен, и адвокат лишь выигрывает в глазах судей, если согласится с нейтральным для подзащитного утверждением обвинителя, проявит терпимость к его ошибкам, когда для подзащитного они не опасны.

Успех обвинения достигается убедительностью доказательств и доводов обвинителя, а не принижением или умалением роли адвоката. "Оскорбление противника обвинением, бросаемым ему лично или сословию, к которому он принадлежит, вносит в судебные прения крайнее раздражение и яд оскорбленного самолюбия"1. Оскорблением, Нанесенным адвокату, проявляется неуважение не только к нему, адвокатуре, но и к составу суда. Поэтому адвокат должен потребовать отразить в протоколе судебного заседания факт оскорбления. Нельзя оставаться в стороне в таких случаях и совету палаты, куда поступили сведения о таком случае в судопроизводстве, где участвовал адвокат.

Если прокурор действует неправильно, это не значит, что и адвокат должен вести себя так же. Интересы подзащитного не требуют чрезмерно сильных или обидных для кого-либо выражений. Если адвокат считает действия обвинителя неправильными или недопустимыми, он может обратиться к председательствующему с просьбой разъяснить это обвинителю.

В прениях сторон адвокат вряд ли должен отвечать на выпады процессуального противника, иначе он рискует уронить себя в глазах судей и других лиц, дать повод для подозрений в том, что на первый план поставил себя, а не судьбу подзащитного. Цель адвоката - защита, а не забота о своих чувствах. Возражения адвоката против утверждений прокурора, принимающего участие в деле, должны касаться исключительно аргументации прокурора и иметь правовую направленность, не затрагивая его как личность. Если прокурор был небезупречен в своей речи по отношению к подсудимому или к адвокату, последнему надо быть безукоризненным по отношению к нему. Этого требует достоинство адвоката, и это подчеркивает ошибку прокурора.

Профессионализм порицает нетактичные высказывания адвоката в отношении любого участника процесса, в частности прокурора. Адвокаты должны поддерживать идею о том, что потеря защитником самообладания поощряться не может.

Функцию обвинения осуществляет и потерпевший. Нередко обвиняемый чувствует к нему неприязнь, озлоблен его поведением. Принять такое же отношение к потерпевшему адвокат, естественно, не может. Корректность и понимание адвокатом переживаний потерпевшего может удержать того от неблагоприятных для подсудимого высказываний.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я