• 5

§ 2. Признаки адвокатской деятельности

1. Адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Адвокатская деятельность не является предпринимательской.

Не считается адвокатской деятельностью юридическая помощь, оказываемая: работниками юридических служб юридических лиц, работниками органов государственной власти и местного самоуправления; участниками и работниками организаций, оказывающих юридические услуги; индивидуальными предпринимателями; нотариусами; патентными поверенными, за исключением случаев, когда в качестве патентного поверенного выступает адвокат; либо другими лицами, которые законом специально уполномочены на ведение своей профессиональной деятельности (ст. 1 Закона). Действие Закона не распространяется также на органы и лиц, которые осуществляют представительство в силу закона.

В этой норме даны четкие описания признаков адвокатской деятельности. Она представляет собой выполнение определенной работы лицом, знающим ее особенности и имеющим специальную подготовку, подтвержденную официальным государственным документом - дипломом о высшем юридическом образовании. Это первый признак адвокатской деятельности.

Деятельность человека, вообще не имеющего такого диплома или получившего только справку о том, что он обучался правоведению в течение какого-то времени, не является адвокатской, поскольку она прежде всего не юридическая. Ибо только дипломом удостоверяется факт прохождения лицом полного курса юридической подготовки, отмечается ее специализация (правоведение или государствоведение) и содержится указание, о присвоении выпускнику вуза квалификации юриста.

Работа именно такого человека считается юридической, т.е. профессионально-правовой. Вся же иная деятельность людей, не имеющих полного высшего юридического образования, может быть средне-юридической (например, после получения диплома об окончании юридического колледжа, техникума и т.п.), начально-юридической (на базе свидетельства об окончании юридической школы) или просто любительской, когда она выполняется лицом, вообще не соприкасавшимся с правоведением или сдавшим экзамен по основам государства и права во время обучения в средней школе и приравненных к ней учебных заведениях.

Таким образом, наличие диплома о высшем юридическом образовании позволяет считать деятельность его обладателя юридически квалифицированной. Но чтобы она стала к тому же еще и адвокатской, требуется получить статус адвоката, т.е. занять соответствующее правовое положение в системе иных юридических статусов (юрисконсульта, советника по правовым вопросам, следователя, прокурора, судьи, нотариуса и т.п.). Тем самым правовой статус адвоката выделяет его из массы других юридических специалистов.

Значит, адвокатская деятельность - это: а) работа (функция, проявление интеллектуально-волевой и психофизической активности, но никак не состояние); б) работа сугубо юридическая и никакая другая; в) статусно-адвокатская (или адвокатско-правовая).

Представляется, что сам термин "адвокатская деятельность", вынесенный в начало наименования Закона и расшифрованный в его ст. 1 - весьма точен, по сравнению с иными обозначениями адвокатского труда (такими, например, как адвокатское обслуживание, сопровождение, обеспечение и, тем более, "адвокатское прикрытие").

2. Вторым важным признаком адвокатской деятельности является указание Закона на ее характер. Он обозначен конкретным термином: "помощь". С двумя предшествующими уточняющими прилагательными: "квалифицированная" и "юридическая".

Данное свойство имеет важное значение для раскрытия существа адвокатской работы. Этот юрист, в отличие от всех иных, призван помогать какому-то лицу. Не более того. И требовать от помощника то, что ему не свойственно и не положено, никто не вправе. Точно так же, как нельзя обязывать врача вылечить больного человека, а водного спасателя - оживить утонувшего. Назначение того и другого состоит в оказании помощи (медицинской или водно-спасательной).

Другой вопрос, что объем и качество оказываемой помощи могут быть различными. В зависимости не только от субъективных свойств помогающего или особенностей нуждающегося, но, что самое главное, от объективных, внешних условий и обстоятельств, которые затрудняют человеку выйти из неудобного для него положения. Именно такой подход позволяет понять, что врач может помочь человеку излечиться, а может и нет, что у спасателя то ли будут какие-то шансы на успех, либо их не окажется.

Точно так же и адвокат. Его профессиональное внимание, как и любого иного помощника, обращено на лицо, которому трудно или даже очень трудно. Вследствие чего тот сам не в состоянии с этим справиться без посторонней, в данном случае, юридической помощи. Адвокатская помощь как разновидность социально-психологического воздействия по степени правовой эффективности бывает самой различной - от весьма незначительной до самой успешной. Но в любом случае упрекать адвоката в том, что он "не выполнил свой долг", "оказал неквалифицированную помощь", "не использовал все свои возможности" следует лишь в том случае, если тот действительно работал поверхностно, небрежно, непрофессионально. Когда же адвокат действовал в полную меру своих сил, по-настоящему помогал доверителю, но, как оказалось, безрезультатно или внешне почти незаметно, деятельность адвоката все равно считается профессиональной.

Такое понимание понятия "оказание помощи" очень важно для оценки конкретного труда адвоката при решении вопросов о его административной ответственности, возврате гонорара как неотработанного и т. п.

3. Наименование адвокатской помощи как "квалифицированной юридической" означает то, что она оказывается квалифицированным юристом, т.е. специалистом, которому в установленном порядке присвоена квалификация юриста. В этой связи нельзя отождествлять два разных понятия: 1) квалифицированная юридическая помощь, прямо предусмотренная ст. 1 Закона и 2) высококвалифицированная юридическая помощь, которая означает чью-то субъективную оценку фактически проделанной работы адвоката по выполнению своих профессиональных задач. Второе понятие - это деятельная реализация адвокатом его права. Оно обусловлено первым, вытекает из него и внешне материализуется в конкретных эффективных поступках или их результатах.

Таким образом, квалифицированную юридическую помощь надо понимать как правовую характеристику работы любого адвоката, юридическую оценку государством труда именно этого специалиста. А высококвалифицированная юридическая помощь - это практическая деятельность весьма опытного конкретного адвоката, его эффективная работа, приводящая к достижению заметных благоприятных результатов. Она создает адвокату деловую репутацию, ценимую доверителями и создающую ему персональную клиентуру. Это происходит тогда, когда к помощи именно такого адвоката, а не любого другого, прибегают люди, оказавшиеся в сложной жизненной ситуации или юридически затруднительном положении.

4. В Законе названы объекты юридической помощи адвокатов. Это физические и юридические лица, т.е. граждане и организации. Каждого из этих адресатов следует понимать в полном объеме. В частности, гражданином, нуждающимся в адвокатской помощи, следует считать любого человека, жителя России, иностранца, лицо без гражданства, принципиально здорового и с серьезными психическими отклонениями. Душевнобольной тоже не может быть вне рамок юридической помощи, поскольку он, в силу состояния здоровья, может быть вообще недееспособным, ограниченно дееспособным, совершать лишь весьма малый круг поступков. В подобных случаях адвокат помогает такому лицу как прямо, непосредственно, если оно в состоянии разобраться в характере своих проблем и понять существо юридической помощи, так и через посредника, т.е. представителя нездорового человека (опекуна, родственника, сотрудника службы социальной защиты, работника дома инвалидов, просто знакомого доброго человека и т.п.).

Приведенное расширительное толкование необходимости оказания адвокатом юридической помощи любому, в том числе и очень больному человеку, социально оправдано. В самом деле, в последние годы, когда происходит смена общественно-политической формации, заметно возрастает число людей, потерявших жизненные ориентиры, утративших четкость привычных установок. Вследствие чего они либо сами совершают что-либо незаконное, либо в отношении них допускается неправомерное воздействие. И квалифицированная юридическая помощь адвоката оказывается здесь весьма кстати.

Адвокаты, ведущие прием граждан или участвующие в разбирательстве любого по юридическому характеру дела, постоянно сталкиваются с очень нездоровыми людьми, даже не осознающими своего состояния. Квалифицированный адвокат всегда найдет мягкий способ разговора с таким человеком, вытерпит проявление его отклонений и попытается в доходчивой форме разъяснить ему юридически то, с чем он обратился за помощью. В подобных ситуациях адвокат в значительной мере уподобляется врачу. Помогая нездоровому человеку, адвокат вначале использует свои навыки человековедения и уж потом, на базе этого, выступает как правовед того или иного жизненного вопроса.

Такой подход адвоката к нездоровым людям верен со всех сторон - профессиональной, социальной и государственной. Поэтому недостойным адвоката будет его негативное отношение к нездоровому лицу, игнорирование обращенной к нему просьбы, выпроваживание человека из кабинета с намеками на медицинское консультирование и т.п.

5. Что же касается другого вида объекта адвокатской помощи, т.е. юридических лиц, то здесь особых сложностей с пониманием этого термина нет. В законе речь идет о том, что адвокаты работают не только с людьми, но и с организациями самого различного характера, юридически и профессионально помогают им вести дела или решать конкретный вопрос. Главное, на что здесь обращается внимание адвоката, это то, что ему надо обязательно и очень четко различать структуру объекта своей помощи и верно распределить ее между составными частями адресата. В самом деле, к адвокату обращается не само юридическое лицо, а его представитель (руководитель, учредитель, юрисконсульт и др.) и просит помочь разобраться в сути вопроса и выйти на правильное решение. Юридически оценивая сложившуюся ситуацию, адвокат дает свое заключение о ней конкретному человеку и должен думать о том, чтобы тот его понял, "пропустил" через себя даваемые советы, увидел на их основе пути выхода из сложного положения и, может быть, даже сразу наметил свои реальные действия.

В этом и заключается суть адвокатской помощи юридическому лицу.

6. В Законе определены цели адвокатской помощи. Это "защита прав, свобод и интересов доверителей", оказание им содействия в "обеспечении доступа к правосудию".

Данная формулировка довольно четко определяет то, на что направляются усилия адвоката. Он осуществляет помощь доверителям в защите их "прав, свобод и интересов".

Очерчивая таким образом целенаправленность адвокатского труда, Закон предоставляет этому специалисту весьма широкое поле деятельности, т.к. не конкретизирует, какие именно права, свободы и интересы доверителей могут быть предметом адвокатской заботы.

В прежнем же "Положении об адвокатуре" 1980 г. задачами (целями) адвокатуры было содействие "охране прав и законных интересов граждан и организаций" (ч. II ст. 1).

По этой формуле законность или незаконность интересов на практике определялась не самим адвокатом, а тем или иным представителем правоохранительных органов, который по своему усмотрению оценивал характер интереса, охране которого "содействует" адвокат. И на этом основании признавал: а) незаконность самого интереса; б) неправомерность вследствие этого действий адвоката; в) вытекающую отсюда собственную негативную реакцию на адвокатское "содействие". Массовое распространение в результате этого получили формальные отказы следователей, прокуроров, судей на обоснованные заявления и ходатайства адвокатов.

Теперешнее указание Закона о помощи доверителю в защите его просто интересов укрепляет позиции адвоката в состязании с правоохранительными работниками, разрешает ему защищать в принципе любые интересы, которые могут быть или уже нарушены. Разумеется, из этого не следует, что адвокат на этом основании защищает "все и вся". Он - дипломированный, т.е. грамотный специалист, квалифицированный юрист; правовед; человек, сведущий в законах, знающий юриспруденцию и применяющий ее к конкретным жизненным ситуациям социально полезного характера. Поэтому антиобщественные, аморальные и, тем более, неправомерные интересы находятся за рамками адвокатского внимания. В противном случае адвокат из "законника" легко может перейти в противоположное качество. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

7. Принципиально новой целью адвокатской помощи доверителю стало указание Закона об "обеспечении доступа к правосудию". В Положении 1980 г. похожего понятия не было. Частью 2 ст. 1 на адвокатуру (а значит, и на каждого ее представителя) ранее возлагалось "содействие в осуществлении правосудия, соблюдению и укреплению законности". Не больше и не меньше. Адвокат рассматривался государством содеятелем работы суда и помощником должностных лиц, укрепляющих законность, т.е. прокуроров. Именно на базе таких формулировок выработалось отношение к адвокату как к лицу, обязанному содействовать правосудию, укреплять законность, помогать гражданам в охране их прав. Такая триединая задача всегда стояла перед адвокатом по Положению 1980 г.

Он, хотя и признавался общественным деятелем, но все равно прямо призывался заботиться о государственных интересах.

Обеспечение доверителю доступа к правосудию как цель адвокатской помощи предполагает: а) хорошее знание этим юристом самого правосудия как разновидности государственной деятельности; б) его свободное ориентирование в системе органов, как непосредственно осуществляющих эту деятельность, так и создающих для нее необходимые материалы и условия; в) готовность адвоката в любое время принять участие в работе того или иного органа,

"подключиться" к его функциям; г) "вооружение" доверителя необходимыми навыками поведения на том или ином этапе юридического процесса (гражданского, уголовного, арбитражного); д) указание доверителю направления усилий для отстаивания или защиты его интересов; е) соединение собственно адвокатских возможностей с действиями доверителя для свободного вхождения обоих в сферу осуществления непосредственно правосудия.

Имея необходимые профессиональные навыки и выполняя указанную работу, адвокат тем самым гарантирует доверителю тот доступ к правосудию, о котором говорит Закон; помогает человеку войти в систему юридических отношений с государством, его органами, должностными лицами; делает правосудие доступным для личности, обратившейся к адвокату за помощью.

Поэтому очевидно, что без адвокатской подготовки, без помощи этого квалифицированного специалиста, обычному гражданину трудно бывает самому правильно войти в правоохранительную систему и, тем более, в сферу правосудия. Он ищет нужные подходы "вслепую", не зная ни своих законных возможностей, ни функций того или иного органа. И чаще всего оказывается так, что должностные лица правоохранительной системы "ведут" неподготовленного человека от этапа к этапу своей работы, диктуют ему нужное для них поведение. В результате часто бывает, что человек безвинно осужден (по уголовному делу) или неожиданно для себя лишился того или иного материального блага, "проиграл дело" (в гражданском процессе). Наличие же адвоката или оказание им хотя бы консультационной помощи обеспечивает гражданину правовую ориентированность в отношениях с соответствующими должностными лицами.

В этом и заключается смысл нового понятия "обеспечение адвокатом доступа доверителя к правосудию".

8. Пункт 2 ст. 1 Закона содержит еще одно принципиальное положение о том, что "адвокатская деятельность не является предпринимательской". Это - новое понятие. Нив одном прежнем законе об адвокатуре его не было.

В Положении 1980 г. (ч. 3 ст. 11) говорилось о запрете адвокатам состоять на службе в государственных и общественных организациях. Но такая недозволенность была направлена на обеспечение независимости адвокатской профессии и деятельности.

Определение предпринимательской деятельности дано в ч,. 3 п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса РФ. Ею является "самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке".

Указание Закона на непредпринимательский характер адвокатской деятельности имеет универсальное, многостороннее значение, направлено нескольким адресатам.

Главный из них - это государство, его любые органы (правоохранительные, бюджетно-финансовые, налоговые и т.п.). Государство через Закон оповещает своих работников, что адвокат - не предприниматель, не коммерсант, не бизнесмен. Его работа, хотя и основана на частных деньгах, тем не менее, направлена не на извлечение прибыли от своего труда. Поэтому должностные лица государственных органов обязаны подходить к адвокату как к специалисту, действующему вне сферы бизнеса. Он вправе консультировать предпринимателя, помогать ему юридически. Но закладывать свой денежный интерес в дело доверителя адвокат не может. Если случится обратное, то правоохранительные работники дают юридическую оценку действиям такого адвоката и решают вопрос о форме своего реагирования.

Вторым адресатом Закона о непредпринимательском характере адвокатского труду является сам адвокат. Зная государственную оценку его деятельности, этот специалист занимается только тем, что ему предписано Законом, применяя свои правовые знания и профессиональный опыт лишь в целях, обозначенных в п. 1 ст. 1 Закона. Свои полномочия он может толковать самому себе и другим а) буквально; б) ограничительно; в) расширительно. Но в любом случае они находятся в рамках юриспруденции (уголовной, гражданской, административной, процессуальной, арбитражной, государствоведческой, предпринимательской и т.д.)- Адвокатская деятельность определенным образом преломляется через любую отрасль права. Однако все равно она остается юридической.

Главными критериями оценки любой деятельности являются: ее предмет (объект), целенаправленность, интерес. Если предметом профессиональной деятельности адвоката выступает не право, а, к примеру, политика, он перестает быть адвокатом. Одновременное предметом меняется и целенаправленность его поведения.

Использование юриспруденции предполагает ее воздействие на лиц, не владеющих ею, но нуждающихся в ней для решения своих вопросов и проблем. В этом и заключается адвокатский интерес.

Но когда адвокат, консультируя доверителя, вкладывает деньги в его бизнес, он становится предпринимателем, поскольку вышел за рамки своей профессии и заинтересовался другой сферой деятельности. Отодвинув в сторону свою специальность, такой юрист стал заниматься чужим для него делом. С перемещением интереса меняется и целенаправленность деятельности. Вместо правовой она становится коммерческой, предпринимательской, прибыле-получаемой и т.п.

Третьим адресатом указания Закона на непредпринимательский характер работы адвоката выступают те субъекты, с которыми адвокат контактирует, выполняя свои задачи. Это различного уровня предприниматели, сотрудники всевозможных негосударственных организаций, обслуживающих население и т.п. В их же собственных интересах им полезно знать, что адвокат - не предприниматель, а особой направленности юрист, на которого нельзя возлагать решение не юридических, а хозяйственных вопросов; спрашивать с него за успех или неудачу своего бизнеса; привлекать адвоката и его материальные средства (деньги, иные ценности, транспорт, помещения и пр.) на возмездной основе к своему делу.

Молодой адвокат, к примеру, может польститься на предложение своего доверителя-бизнесмена "поучаствовать в деле материально", дать тому "на развитие" какую-то сумму и ждать ее возврата с прибылью. Но это уже не адвокатура, а чистой воды предпринимательство. Если адвокату повезет и он получит свои деньги с прибылью, о чем никто не узнает (что весьма сложно), то тем самым он совершил сделку. Когда же вложение такого адвоката окажется неудачным, он теряет все или почти все: деньги, здоровье, доброе имя, работу, а нередко и свободу. Не говоря уже о большем, поскольку он вступил в сферу действия других, не юридических категорий, отношений и норм.

Обычно денежные дела между адвокатом и доверителем никого кроме них не интересуют. Но такие же дела между "адвокатом-бизнесменом" и обычным бизнесменом интересуют многих: и партнеров того бизнесмена, и налоговых работников, "отслеживающих" работу адвоката, его доверителя, цепочку деловых партнеров и, что самое интересное, сотрудников правоохранительных органов (РУБОП, ОБЭП, налоговой полиции и пр.).

Все это должен хорошо знать адвокат, обслуживающий бизнес и соблюдающий принцип непредпринимательского характера его деятельности. Легкомыслие, небрежность, недопонимание здесь чего-то и, тем более, риск, очень быстро могут сделать из адвоката - правового помощника доверителя - человека, которому самому нужна такая и любая другая помощь.

Знание о непредпринимательском характере деятельности адвоката важно и для четвертой группы адресатов указаний Закона. В нее входят обычные люди, т.е. рядовые граждане, приходящие на прием к адвокату за юридической консультацией или с предложением о ведении дела. Нередко они, не имея необходимых средств для оплаты гонорара адвокату, просят его согласиться на выполнение ими той или иной работы в пользу адвоката. В практике нередки случаи, когда автослесарь просит адвоката вести его дело за имеющиеся у него небольшие деньги и свою работу по техническому обслуживанию машины адвоката; строительный рабочий готов оказать услуги в ремонте квартиры или дачи адвоката и пр. Предлагается это обычно от чистого сердца, из-за бедности, но всегда с учетом того, что адвокат работает не за деньги государства и не подотчетен тому.

Сталкиваясь с подобными фактами, адвокату не следует принимать предложения клиентов и ни в коем случае не обижать их отказом в юридической помощи. Надо только разъяснить человеку, что адвокат - не коммерсант и не предприниматель, поэтому готов работать за средства, сейчас предложенные человеком, и участвовать в деле посредством дачи консультаций, составления заявлений и т.п., а не выступлениями в суде. Или высказать просьбу и надежду, что гражданин, частично заплативший гонорар, остальные средства будет довносить в кассу организации поэтапно. Такие условия работы адвоката разумны с профессиональной и человеческой точек зрения; удерживают адвоката от вхождения в психологию предпринимательства; оберегают чистоту его профессии от ненужных для юриста наслоений.

И наоборот, неразборчивость адвоката в выборе возможностей своей работы, безудержная погоня за гонорарами толкают его на путь коммерциализации своей почетной профессии, формирования о нем "деляческой" репутации, снижения, в конечном счете, социального престижа адвокатуры.

В жизни адвокатов иногда возникает вопрос: могут ли они быть учредителями (предприятия, института, колледжа и т.п.). Возможны два варианта правильных ответов. Первый ответ: да, могут. При условии, что учредительство - некоммерческое, не денежное, не приносящее прибыли, а только номинальное, когда "работает" имя адвоката. Или же благотворительное, при котором состоятельный адвокат внес в какой-то фонд деньги и ничего больше материального от этого для себя не ждет.

И второй верный ответ: адвокат не может быть таким учредителем, если он внес в дело (вуз, фонд, профсоюз и др.) деньги, которые "делают ему деньги". Он уже становится предпринимателем, теряет свое главное профессиональное качество.

Вопрос о допустимости получения адвокатом коммерческо-банковской прибыли решается, по смыслу Закона, положительно. В частности, адвокат, накопив деньги, может свободно распоряжаться ими как любой гражданин своей собственностью. Он дает их кому-то взаймы, дарит, кладет на свой счет в банке под определенные проценты. Здесь он ничего не производит с деньгами и не затрачивает никакого предпринимательского труда. Сам остается в прежнем, адвокатском качестве и пользуется лишь своими общегражданскими правами.

Если адвокат, положив деньги в банк, дает ему поручение приобрести в собственность, к примеру, недвижимость (автомобиль, квартиру, дом и др.) и затем сдавать ее в аренду, а полученные с арендатора деньги зачислять на свой банковский счет, таким путем увеличивая его, то он выступает уже как собственник, участвующий в гражданском обороте. То есть как гражданин, совершающий те или иные законные сделки, а не как зарегистрированный предприниматель. Это обычные человеческие дела. Такие, например, как купля-продажа квартиры, заключение договора ренты с пожизненным содержанием иждивенца, взятие ссуды в финансовой компании для приобретения земельного участка под застройку его дачей и пр. Нельзя лишать адвоката как гражданина права участвовать в хозяйственном обороте. Недопустимо запрещать ему делать то, что совершают другие люди со средним достатком в повседневной жизни. Для того, чтобы подобного рода деятельность адвоката не противоречила его статусу, нужно соблюдать два условия. Первое - чтобы сама адвокатская работа не строилась на коммерческой основе. И второе - чтобы адвокат как деятель не превратился в официального предпринимателя.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я