• 5

§ 8. Юридические запреты

1. Предоставляя адвокату широкое поле деятельности, государство вместе с тем перечисляет строго определенные действия, которые адвокату делать не дозволено.

Он не может принимать поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер (пп. 1 п. 4 ст. 6 Закона). Данный запрет обусловлен тем, что адвокат во всех случаях должен соблюдать закон и не может содействовать тому, кто его хочет нарушить. Если адвокат займет иную позицию, то должен сознавать ее противоправность и свою ответственность за это. Ведь недобросовестные люди и обращаются к адвокату только для того, чтобы тот помог им узаконить их противоправные притязания. Адвокат всегда обязан быть законником, а не правонарушителем.

Предложение человека юридически помочь ему в незаконном деле или вопросе должно быть очевидным, несомненным, заведомо противоправным. Столкнувшись с ним, адвокат в удобной форме отказывается принять поручение. Если лицо не понимает позиции адвоката или твердо настаивает на своем, адвокат более определенно и категорично высказывает свои доводы и прекращает разговор.

Но в жизни нередки ситуации, когда не сразу можно понять характер поручения и оценить его с позиций права. Здесь целесообразно отложить продолжение разговора с тем, чтобы в спокойной обстановке проверить законность предлагаемого поручения и в зависимости от этого дать гражданину соответствующий ответ.

Адвокату запрещается принимать поручение, если оно заведомо противоречит любому закону - гражданскому, уголовному, процессуальному, административному и пр. Это и понятно. Ведь, участвуя в том или ином деле, адвокат не может не подкреплять формы своей работы ссылкой на конкретные статьи соответствующего закона. При "беззаконном" же поручении он не имеет такой возможности. И его "работа" будет выглядеть обывательской, любительской, непрофессиональной. Но главное - недобросовестной.

2. Адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица (ч. 1 пп. 2 п. 4 ст. 6 Закона).

Основной задачей адвоката является представление интересов доверителя в различных органах. Это - его обязанность. Не исполнять ее или выполнять плохо он не может, не имеет права.

Но ему не запрещено Законом иметь в деле свой интерес или даже свои интересы. По характеру и количеству они бывают самые различные. Иногда адвокат, представляя в арбитраже интересы коммерческого банка, продумывает вопрос о его надежности и кредитоспособности. С тем, чтобы впоследствии установить с ним финансовые отношения. Такой интерес естественен, вполне реален и разумен. Не запрещен он и законодательством. Поэтому адвокат может "закладывать" его в дело, т.е. в работу над конкретным поручением. Никому от этого не плохо.

Представляя, к примеру, интересы коммерческого вуза, он в определенной мере рассчитывает на ответное благодарное отношение ректората, который может принять сына адвоката на учебу по льготным основаниям. И такой интерес нормален, никого не стесняет и, тем более, не обижает.

Более того, адвокат, серьезно работая над сложным делом, затрачивает много сил, ума, воли, нервов и времени. И поэтому резонно полагает, что, добившись успеха, он может ставить перед доверителем вопрос об увеличении гонорара. Тем более, если доверитель в начале поручения предложил такой вариант. Данный адвокатский интерес также является социально справедливым и профессионально-грамотным. Ничего зазорного или неэтичного в этом нет.

Возможны еще ситуации, когда адвокат имеет в чужом деле свой интерес, выражающийся в том, что, выигрывая процесс, он приобретает клиентуру. Без таких интересов адвокат не должен вести ни одного дела. Следовательно, они ему прямо необходимы: создают репутацию, приносят деньги, повышают квалификацию.

Рассмотренные выше и им подобные жизненные случаи говорят о том, что адвокат может, а иногда просто должен иметь в чьем-то деле свои интересы различного плана. И бытовавшее ранее, до принятия Закона, представление, будто адвокат, берясь за дело, отстаивает только доверительские, но никак не свои собственные интересы, неверно. Потому что оно носит не адвокатский характер, а любой другой - правоохранительный, судебный, неюридический, дилетантский, бытовой и т.п. Стоять на ошибочной позиции в этом вопросе адвокат не вправе.

Закон запрещает ему иметь в деле только такой интерес, который отличается от интереса лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи. Самостоятельно противоречащий ожиданиям такого лица интерес адвоката может оказаться ненужным, вредным или даже опасным для обратившегося.

В этом - смысл правового требования о непротиворечивости интересов адвоката и лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, доверителя.

3. В соответствии с ч. 2 пп. 2 п. 4 ст. 6 Закона адвокат не вправе принимать поручение, если он участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах лица, обратившегося за юридической помощью.

Перечисленные здесь различного рода основания, препятствующие адвокату принять поручение, в процессуальном законодательстве выступают причинами отвода или самоотвода соответствующего лица от участия в деле. Поэтому прошлое или сегодняшнее выступление адвоката в одном из названных качеств ставит его в двойственное правовое положение, одно из которых несовместимо с другим. А юридический статус адвоката, его профессиональные задачи, цели, средства их достижения, принципы работы и т.п. не позволяют ему вести себя в деле так, чтобы у кого-то возникали сомнения в его профессиональной честности.

Перечисленные в данной норме Закона правовые препятствия к принятию поручения, обращены в первую очередь к самому адвокату. Выяснив наличие любого из них, он должен отказаться от обращенной к нему просьбы гражданина на ведение его дела.

Если он примет иное решение и возьмется выполнять предложенное поручение, то поставит себя вне дозволенных юридических рамок и выйдет за пределы своих правомочий: тем самым вступит в круг иных категорий - ответственности, санкций и взыскания или наказания.

В сказанном и состоит юридическая сущность вышеназванных запретов. Но это не основное, хотя и важное. Главное же здесь в том, что адвокат никем не должен быть заподозрен в профессиональной нечистоплотности, беспринципности, делячестве. На ограждение его квалификации и направлены требования данной нормы.

4. Адвокат не вправе принимать поручение, если он состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица (т.е. обратившегося к нему за оказанием юридической помощи). Данный запрет содержится в ч. 3 пп. 2 п. 4 ст. 6 Закона.

Он соответствует основаниям отвода любого участника судопроизводства, которые отражены в процессуальных кодексах. Эти причины не дают и адвокату разрешения принять поручение на ведение дела.

"Родственные или семейные отношения" представляют собой только юридические категории. Но не бытовые или моральные понятия. Эти понятия и отражены в законодательстве, чем и надо руководствоваться при определении сопричастности адвоката к семейно-родственным связям адвоката с должностным лицом, разрешающим данное дело на той или иной стадии его движения.

Под "должностным лицом" понимается человек, занимающий определенную должность, задачей которой является расследование или рассмотрение дел любой категории (гражданских, арбитражных, административных, уголовных). Такие лица перечислены в процессуальных законах.

В данной норме Закона нужно обратить внимание на формулировку должностного лица, "которое принимало или принимает участие" в деле доверителя. Она означает, что вовсе не обязательно, чтобы такое лицо от начала до конца расследовало или рассматривало дело человека, состоящего с ним в родстве или семейности. Вполне достаточно, чтобы должностное лицо только на каком-то этапе движения дела приняло в нем некоторое официальное участие или хотя бы выполнило разовое оперативное или процессуальное действие.

Так, адвокат не может принять поручение, если окажется, что оперативный сотрудник определенной службы, выезжавший на место происшествия, является родственником адвоката. Нельзя вступать в дело, по которому обвинение в суде против доверителя поддерживал прокурор, являвшийся родственником адвоката.

Родственные и семейные отношения адвоката с должностным лицом по характеру могут быть различными: формальными, постоянными, тесными, редкими, эпизодическими, добрыми, неприязненными, враждебными и т.п. Но их сущность не меняет юридического запрета для адвоката работать по делу, в котором участвовало (участвует) должностное лицо - родственник. Достаточно самого факта наличия препятствующих делу отношений. Их суть способна опорочить чистоту работы адвоката в подобном деле, дать повод к подозрению адвоката в профессиональной непорядочности или упреке в неразборчивости средств работы этого юриста.

На защиту адвоката от подобного рода подозрений и намеков направлена комментируемая норма Закона.

5. Адвокат не вправе принимать поручение, если он оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам лица, обратившегося за помощью к адвокату (ч. 4 пп. 2 п. 4 ст. 6 Закона).

Между адвокатом, обратившимся к нему лицом и доверителем должны быть полное взаимопонимание по делу и принципиальное единство интересов. Без этих условий выполнить поручение нельзя. Адвокату будет неясно, чью позицию занимать: то ли одного, то ли другого.

Встретившись с отсутствием общего взгляда на дело, он разъясняет обратившемуся лицу и доверителю данное обстоятельство, предлагает им договориться и определиться в отношении к делу, с тем, чтобы он мог иметь и отстаивать общую позицию всех.

Наличие двух разных подходов к данному поручению делает невозможным работу адвоката. Если эти лица понимают серьезность сложившейся ситуации, они договариваются между собой и дают адвокату единое задание. Когда же их позиции остаются взаимоисключающими, адвокату ничего не остается, как сообщить им о невозможности работы по делу не по его вине. Тем самым дается информация об отсутствии условий к работе и невозможности принятия поручения.

Названное в Законе запрещение принимать поручение при различии интересов обратившегося и доверителя имеет общий характер. Оно касается работы адвоката по любой категории дел - гражданских, хозяйственных, уголовных, административных и др.

6. Закон запрещает занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя (пп. 3 п. 4 ст. 6).

Эта норма предписывает адвокату совершение таких действий, которых ждет от него доверитель, рассчитывает на них. Отступление от согласованной с доверителем позиции, линии поведения, стратегии защиты в принципе недопустимо.

При возникновении ситуации, требующей корректировки ранее избранного совместного поведения в деле, адвокат должен согласовать свое мнение с доверителем. Если тот настаивает на прежней позиции, адвокат соглашается с желанием подзащитного. Но разъясняет ему возможные осложнения по делу.

Адвокат свободен в выборе своей позиции. Но она в любом случае оговаривается с доверителем и не должна реализовываться вопреки его воле.

Подобное может случиться, когда адвокат убедится в наличии самооговора доверителя. Обычно это бывает по делам, когда тот в силу каких-то обстоятельств плохо помнит содеянное, если было оказано на него давление, имели место чьи-либо уговоры и т.п.

Убеждается адвокат в наличии самооговора доверителя на основе ознакомления с материалами дела, бесед с родственниками, знакомыми или самим доверителем в ходе собирания доказательств и пр.

Если после этого доверитель признается, что действительно оговорил себя, адвокат продумывает и согласовывает с ним объяснение этого ошибочного шага. Когда же разумных, убедительных доводов против самооговора не оказывается, адвокат вправе занять собственную позицию по делу. Но опять же на том или ином этапе работы он опять возвращается к обсуждению с доверителем вопроса о единой позиции по делу. Наличие двух разных мнений ослабляет защиту доверителя, усиливает воздействие на него обвинительных доказательств, упрощает компетентному должностному лицу возможность принять решение, невыгодное как адвокату, так и его доверителю.

Комментируемая норма Закона касается в большинстве случаев работы адвоката по уголовным делам. Но это не значит, что самооговор как повод для единоличной позиции адвоката не может быть таковым по гражданским, административным и другим делам.

7. Адвокат не вправе делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает (пп. 4 п. 4 ст. 6 Закона).

Речь идет о новых аспектах двух принципов адвокатской работы - профессиональной тайне и единстве позиций.

Публичность заявления адвоката означает его открытое освещение вопросов доказанной вины доверителя. При этом необязательно, чтобы соответствующие слова адвоката прозвучали при большом скоплении людей или слушателей (по телевидению, на радио или митинге, в зале суда и т.п.).Достаточно, чтобы само место выступления адвоката предназначалось для публики. В нем на данный момент может находиться 1-2 человека. Этого хватит для передачи ими слов адвоката другим людям. Причем со ссылкой на его сообщение.

Если адвокат по неосмотрительности скажет недозволенное Законом, то нарушит свой профессиональный долг: разгласит тайну, оповестит о разнице позиций и займет обвинительную сторону.

Любое из последствий дискредитирует самого адвоката, показывает его некомпетентность, осложняет сегодняшнюю и будущую защиту доверителя.

Отрицание последним вины, даже, казалось бы, при наличии очевидных фактов обратного, всегда является для адвоката исходным принципом построения защиты. От него он не вправе отходить ни при каких обстоятельствах. Тем более в условиях публичности.

Вообще же адвокатам следует воздерживаться от оглашения своего противоположного доверителю мнения не только при людях, но и в частной беседе со следователем, прокурором, судьей. Пользы от этого быть не может, но сложности в работе способны появиться.

8. Адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи без согласия доверителя (пп. 5 п. 4 ст. 6 Закона).

Сведения могут быть самыми различными. Они входят в предмет поручения, касаются обстоятельств дела, доказательств; содержатся в письменных материалах; относятся к участникам процесса и другим лицам, соприкасавшимся с ним; любых других граждан, находящихся за рамками судопроизводства и т.п. Важно, чтобы сами сведения стали известны адвокату благодаря его работе с доверителем.

Другим обязательным критерием дозволенности оглашения адвокатом сведений доверителя является его согласие на это. Прежде чем заявить что-то кому-то адвокат обязан обговорить подобный шаг с доверителем, обсудить с ним цель такого действия, его возможные последствия, форму и место изложения, круг слушателей, их интересов, допустимость вариантов интерпретации услышанного ими и т.д.

Если после такой проработки предстоящего оглашения определенных сведений адвокат с доверителем придут к выводу о необходимости названного поступка, адвокат может его совершить. В этом случае он является не лицом, разглашающим чужие секреты, а поверенным, который выполняет поручение доверителя, следовательно, выполняет его задание. И вопроса возможной ответственности адвоката не возникает.

Когда же он самовольно, нецеленаправленно, без согласия доверителя разглашает полученные от него сведения, то совершает поступок, запрещенный данной нормой Закона, ставит себя в положение правонарушителя с возможной проверкой данного факта компетентными лицами и обсуждением вопроса об ответственности. Чтобы не оказаться в такой ситуации, адвокат должен быть осмотрительным и воздерживаться от проявления ненужных эмоций.

9. Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты (пп. 6 п. 4 ст. 6 Закона).

Этот запрет касается работы адвоката только по уголовным делам. Он обусловлен особенностями данного вида судопроизводства (см. п. 7 ст. 49 УПК РФ), направлен на обеспечение адвокатом одновременно интересов как государства, так и личности.

Под словом "отказаться" (от принятой защиты) понимается одностороннее решение адвоката выйти из уголовного процесса, несогласованное ни с доверителем, ни с компетентным должностным лицом прекращение начатой им работы по делу. В результате чего и тот, и другой оказываются в сложном положении в и без того непростом уголовном судопроизводстве.

Именно поэтому и существует в Законе названный запрет. Отсутствие у адвоката права на отказ от своей работы по делу вовсе не означает, что он при любых условиях обязан защищать доверителя.

Задача адвоката - оказывать правовую помощь лицу, в ней нуждающемуся. Но если человеку содействие адвоката больше не требуется, последний не может навязывать свои услуги доверителю. Следовательно, по "букве и духу" этой нормы получается, что адвокат имеет право прекратить начатую защиту, если с этим согласен его доверитель или хотя бы не возражает против дальнейшего неучастия адвоката в процессе. Здесь основанием для прекращения защиты будет уже не самоотказ от нее адвоката, а желание доверителя прекратить действие данного им поручения.

Взаимно согласованный отказ адвоката от продолжения защиты не означает, что он автоматически выходит из судопроизводства по делу. В УПК РФ перечислено достаточно много случаев и оснований, когда несмотря на согласие доверителя, адвокат не освобождается от обязанностей защиты (см. ст. 49-52 УПК РФ).

10. Закон говорит о том, что негласное сотрудничество адвоката с органами, ведущими оперативно-розыскную деятельность, запрещается (п. 5 ст. 6).

Принцип понятен, но формулировка его весьма неудачна. Более точным было бы содержание, согласно которому адвокат ни в какой форме, т.е. гласно или тайно, не должен работать на стороне обвинительной власти. На каком бы этапе она ни осуществлялась - во время розыскной работы, следствия или прокурорского надзора. Несмотря на смену соответствующих органов и должностных лиц, адвокат всегда остается адвокатом. Иначе он потеряет самостоятельность и независимость, интерес доверителей, уважение людей и доброе имя. То есть перестанет быть адвокатом.

Закон об оперативно-розыскной деятельности от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ предусматривает возможность конфиденциального сотрудничества граждан с соответствующими органами (п. 2 ст. 15). Но адвокатам это запрещено делать. Обратное является дисциплинарным правонарушением.

Агентурные услуги, запрещенные адвокату, нельзя смешивать с его работой, предусмотренной законодательством. Она регламентирована в Законе и в УПК РФ. Так, адвокат со стороны потерпевшего может участвовать в уголовном преследовании обвиняемого (ст. 22 УПК); обслуживая юридическое лицо, он тоже может быть инициатором и активным участником уголовного преследования (ст. 23); помогая обвиняемому, согласному с предъявленным обвинением, и участвуя в особом порядке в принятии судебного решения по делу, адвокат также выполняет свои прямые законные обязанности (глава 40 УПК) и т.д.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я