• 5

§ 6. Права адвоката

1. Адвокаты, как и другие граждане, наделены социально-политическими и личными правами. Но, помимо этих прав, у адвокатов есть и некоторые особые права, которые дает им членство в коллегии.

Одну часть прав, вытекающих из членства, адвокат получает, вступая во взаимоотношения с государственными органами, гражданами и т.д. В этих случаях адвокат может требовать от государства защиты своих субъективных прав. Например, праву адвоката запрашивать справки, характеристики и иные документы, необходимые в связи с оказанием юридической помощи, соответствует обязанность государственных и иных организаций выдавать эти документы или их копии.

Другая часть прав, вытекающих из членства в коллегии, имеется у адвоката по отношению к самой палате, к ее отдельным звеньям, органам и к другим адвокатам. Например, право избирать и быть избранным в органы палаты. Для успешного выполнения своей профессиональной деятельности адвокат должен быть независим от органа, в производстве которых находится порученное ему дело, и даже от других органов и должностных лиц.

Проблема независимости адвоката, как и само право на защиту, связана с решением более широких проблем. Это характер и степень развития демократии, состояние права и положения личности в данном государстве. Там, где человек бесправен, где личность принижена, там адвокатуры нет или она влачит жалкое существование.

Так, государства древнего Востока стремились увековечить строй, выгодный для правителей. При этом не могло быть и речи о правах личности, о праве на защиту и др. Все подчинялось охране и усилению военно-теократической деспотии. "Чем быстрее и суровее наказание, тем надежнее покой государства", - говорили властители Индии и Египта. При таком порядке не могло быть места и организации, которая бы отстаивала права простых граждан.

Каноническое право и инквизиционный процесс также не могли дать социальных основ для адвокатуры. Тайный процесс занижал, а подчас и вовсе исключал роль адвоката в уголовном судопроизводстве.

Ярым противником адвокатской свободы был Наполеон Бонапарт. Он характеризовал адвокатов как бунтовщиков и поджигателей смут, которым за выступления против правительства охотно отрезал бы языки. Наполеоновский декрет 1810 г. "Об организации адвокатуры" имел целый ряд существенных ограничений прав адвокатов. Стеснения защиты и наказания самих защитников устанавливались и в ряде русских законов, например, в Псковской и Новгородской судных грамотах. "Судебники" великого князя Ивана Васильевича и другие акты XIV-XV вв. с презрением относились к людям, стремящимся помочь тем, кого обвиняют.

В крепостнической России, которая "в судах черна неправдой черной и игом рабства клеймена"1, не было организации для оказания юридической помощи населению. Екатерина II писала, что "адвокаты и прокуроры у меня не законодательствуют и законодательствовать не будут, пока я жива, а после меня будут следовать моим началам". Те же взгляды разделял ее внук Николай I. Когда однажды князь Голицын ему указал на необходимость адвокатуры, Николай I ответил: "Ты, я вижу, долго жил во Франции и еще во время революции, потому и неудивительно, что ты усвоил себе тамошние порядки. А кто погубил Францию, как не адвокаты, вспомни хорошенько! Кто были Мирабо, Марат, Робеспьер и другие? Нет, князь, пока я буду царствовать, России не нужны адвокаты, проживем и без них"1.

И все же вскоре после этих слов в суд пришел "адвокат, самое имя которого наводило на представителей старого порядка некоторый суеверный ужас"2.

Исследуя историю адвокатуры, Е.В. Васьковский отмечал высокое положение адвокатов во Франции и в некоторых других западных государствах. Французские судьи, прокуроры и адвокаты смотрели друг на друга как на коллег, преследующих одну и ту же цель - надлежащее осуществление правосудия.

Составляя одно сословие, английские судьи и адвокаты также проявляли взаимное уважение и поддержку. Еще в средние века во Франции, в Бельгии и Испании установился порядок, по которому адвокаты, начиная произносить речь, вставали и надевали свои шляпы, что символизировало независимость адвоката от суда. Адвокаты пользовались на суде свободой слова и могли говорить все, что относится к делу, но не употреблять резких и оскорбительных для противной стороны выражений. Адвокаты отстаивали свою независимость. Французские адвокаты, протестуя против ограничений профессиональных прав, переставали вести дела. И это вынуждало власть снять ограничения.

Будучи независимыми и пользуясь свободой слова на суде, адвокаты часто проявляли мужество на политических процессах. Рискуя головой, они защищали свергнутого революцией Людовика XVI, а затем и его вдову Марию Антуанетту, убийцу Марата Шарлотту Корде и т.д.

Адвокатам сопутствовало доверие. Предполагалась их честность и добросовестность, пока в каждом конкретном случае бесспорно не доказывалось иное. Адвокаты получали и возвращали документы клиентов без всяких расписок. Адвокатам запрещались приемы, направленные на расширение практики (реклама и т.д.). Перед ними открывалась возможность занять высокую судебную должность, место в законодательных органах, стать министром и т.д.

Напротив, в XVIII-XIX вв. профессия адвокатов считалась не почетным, а лишь выгодным занятием. И к ним относились с меньшим уважением, чем к другим представителям умственного труда. Зависимость от государственных органов при приеме в число адвокатов, при оплате труда, при возникновении и решении дисциплинарных дел исключала возможность видеть в адвокате судебного и общественного деятеля.

Между судьями и адвокатами наблюдался антагонизм: судья не признавал в адвокате равноправного коллегу. А самый старый адвокат стоял по рангу ниже самого младшего судьи. Считая свое занятие ремеслом, адвокаты рекламировали свои услуги с помощью газетных объявлений, вывесок и подобных приемов. Нередким, правда, было и их правовое невежество.

Положение присяжных поверенных в России не было низким. Но при этом и их связь с магистратурой была незначительной. Адвокаты редко переходили на судейские должности и в прокуратуру. К концу прошлого века стал складываться образ судебного чиновника, который видел в адвокатах не участников правосудия, а его противников.

Судьи старались навязать адвокату иную защитительную позицию, запрещали касаться тех или иных обстоятельств, останавливали при первой же попытке исследовать или высказать что-либо, по их мнению, не относящееся к делу или уже достаточно разъясненное. Некоторые председательствующие позволяли себе не только оборвать адвоката, но и сделать ему замечание в начальственном тоне, пригрозить лишением слова и т.п.1 .

Судебная реформа 1864 г. взамен старинных ходатаев и челобитчиков учредила адвокатуру в России. Но и она не смогла обеспечить квалифицированную юридическую помощь многим из тех, кто в ней нуждался. В 1910 г. в стране насчитывалось 8966 присяжных поверенных и их помощников; на 17,9 тыс. населения приходился лишь один адвокат 2. Распределены они были очень неравномерно. На сессии ВЦИК в мае 1922 г. представитель НКЮ отметил, что на территории старой Российской империи можно было найти около 400 городов и населенных пунктов, где никаких защитников не было1.

2. В п. 3 ст. 6 Закона довольно подробно перечислены права адвоката, большинство из которых отсутствовало в прежнем законодательстве. Причем как в "Положении об адвокатуре" 1980 г., так и в УПК РСФСР. Появление новых прав, юридических возможностей и дозволений у адвоката означает наличие: а) гарантий их исполнения; б) соответствующих обязанностей у противоположной стороны; в) условий реализации адвокатом его полномочий.

На первом месте в перечне правовых возможностей адвоката стоит его право "собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций. Указанные органы и организации обязаны в порядке, установленном законодательством, выдавать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии".

В указанной норме Закона дана общая характеристика нужных адвокату сведений, которые он может получать; назван примерный перечень органов, куда вправе обращаться адвокат, и их обязанность предоставить запрошенные сведения.

Из этого следует, что существо и формы необходимых адвокату сведений нужно понимать широко. В тексте сказано, что они должны быть необходимы адвокату для оказания юридической помощи. Он сам решает, что и у кого надо запрашивать.

Адресат его обращений не может оценивать вопрос о том, давать адвокату просимую информацию или нет, пригодится ли она ему для оказания юридической помощи либо окажется неиспользованной. По закону он просто обязан выдать адвокату нужные сведения.

Они могут содержаться в "справках, характеристиках и иных документах". Последнее наименование сведений означает, что название документа может быть любым. Разумеется, юридически и литературно грамотным. Он озаглавливается так: выписка (из протокола, решения, распоряжения, приказа, правил, инструкции и пр.); ответ (на запрос адвоката, на исходящий регистрационный номер и т.д.); сообщение (о наличии или отсутствии какого-либо нужного адвокату обстоятельства или сведения) и т.п. Полученный по запросу адвоката документ может быть вообще никак не озаглавлен, и в этом случае содержащиеся в нем сведения считаются реальными и официально полученными.

Важно только, чтобы информация была документирована, т.е. отражалась на официальном бланке организации, подписана ее руководителем (заместителем, начальником подразделения, главным или старшим бухгалтером, а если таковых нет по штату, то просто бухгалтером) и скреплена печатью организации. Если названные реквизиты имеются в полученном адвокатом ответе, он считается документальным и может быть представлен в любые органы, где адвокат отстаивает интересы доверителя. А органы, соответственно, должны принять от адвоката ту или иную официальную информацию. Учитывать же ее в решении вопроса, в какой мере или оставить без оценки - это вопрос конкретного факта (относимости к делу, полноты и категоричности содержащихся сведений, соотношения с другими материалами и пр.).

Но, тем не менее, главное здесь то, что теперь по Закону адвокат вправе сам собирать официальные, нужные ему для дела, документы. Причем непосредственно, а не через свое адвокатской объединение или суд, как это было по Положению 1980 г.

Разумеется, запрос адвоката сам должен быть официальным документом, т.е. изложен на бланке адвокатского объединения, иметь исходящий регистрационный номер, дату, печать. Подписывается он либо адвокатом, либо руководителем объединения, либо обоими лицами.

Адресаты запросов адвоката перечислены в Законе лишь ориентировочным образом. Это: "органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения, а также иные организации". Последнее наименование означает, что адвокат вправе обращаться за нужной ему информацией практически в любые органы и организации, независимо от их принадлежности, вхождения в ту или иную системы или правового положения.

Именно поэтому так и построена норма Закона, отраженная в пп. 1 п. 3 ст. 6 Закона. Здесь показаны органы по принципу "от и до". То есть от органов государственной власти и местного самоуправления до общественных объединений и иных организаций. Иначе говоря, от Государственной Думы до ПБОЮЛ.

Как видим, сама формулировка права на сбор документов предоставляет адвокату широкие возможности получения различных доказательств и работы с ними. Тем самым усиливается состязательная роль адвоката в. любом виде процесса, укрепляется его юридическое значение в государстве, повышается социальный авторитет адвокатуры.

Право адвоката на истребование различного рода документов закреплено, кроме настоящего Закона, и в пп, 2 п, 1 ст. 53; пп. 3 п. 3 ст. 86 УПК РФ.

3. Адвокат вправе опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому он оказывает юридическую помощь (пп. 2 п. 3 ст. 6).

Такой опрос производится с тем, чтобы впоследствии данное лицо выступило в качестве свидетеля по делу. Ходатайство о его допросе заявляет адвокат, который на основе предварительного опроса задает свидетелю соответствующие вопросы. И они вместе с полученными ответами отражаются в протоколе судебного заседания, являются доказательствами по делу.

Опрос лиц адвокатом может быть осуществлен и в нотариальном порядке, который установлен главой XX "Основ законодательства Российской Федерации о нотариате" от 11.02. 1993 г. ("Обеспечение доказательств").

Здесь, в частности, сказано (ст. 102), что "по просьбе заинтересованных лиц нотариус обеспечивает доказательства в случае возникновения дела в суде или административном органе, если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным.

Нотариус не обеспечивает доказательств по делу, которое в момент обращения заинтересованных лиц к нотариусу находится в производстве суда или административного органа".

Отсюда следует, что с помощью нотариуса адвокат может обеспечивать доказательства лишь до начала судопроизводства по делу. Причем когда их представление впоследствии станет в силу каких то причин (объективных или субъективных) затруднительным или вообще невозможным.

В статье же 103 названных Основ подробно регламентированы и сами действия нотариуса по обеспечению доказательств.

В порядке обеспечения доказательств нотариус допрашивает свидетелей, производит осмотр письменных и вещественных доказательств, назначает экспертизу.

При выполнении процессуальных действий по обеспечению доказательств нотариус руководствуется соответствующими нормами гражданского процессуального законодательства Российской Федерации.

Нотариус извещает о времени и месте обеспечения доказательств стороны и заинтересованных лиц. Однако неявка их не является препятствием для выполнения действий по обеспечению доказательств.

Обеспечение доказательств без извещения одной из сторон и заинтересованных лиц производится лишь в случаях, не терпящих отлагательства, или когда нельзя определить, кто впоследствии будет участвовать в деле.

В случае неявки свидетеля или эксперта по вызову нотариус сообщает об этом в суд по месту жительства свидетеля или эксперта для принятия мер, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации.

Нотариус предупреждает свидетеля и эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного показания или заключения экспертизы и за отказ или уклонение отдачи показания или заключения (ст. 103).

Таковы основные возможности адвоката, участвующего в нотариальном обеспечении, в т.ч. и показаний свидетелей.

4. Адвокат имеет право собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (пп. 3 п. 3 ст. 6).

Если в пп. 1 и 2 п. 3 ст. 6 Закона говорится о праве адвоката самостоятельно получать т.н. устные (или словесно-информационные) доказательства, в т.ч. и определенным образом документированные, то подпункт 3 дает ему юридическую возможность для сбора и представления таких сведений, которые впоследствии будут обозначены как вещественные доказательства. Это материализованные носители доказательственной информации.

Более того, здесь сказано о "вещественных и иных доказательствах".

а) В уголовном судопроизводстве вещественными являются любые предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; на которые были направлены преступные действия; иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела (п. 1 ст. 81 УПК РФ).

Иными же доказательствами, которые может собирать и представлять адвокат, являются любые возможные законным путем полученные доказательства. Они определены в ст. 74 УПК РФ.

Не следует смешивать два разных уголовно-процессуальных (и, следовательно, адвокатско-правовых) понятия: "иные доказательства" и "иные документы" (п. 6 ст. 74 УПК РФ), кроме перечисленных в пп. 1-5 п. 2 ст. 74 УПК РФ.

Категория "иные документы" гораздо шире, чем "иные доказательства". Документы могут быть доказательствами, а могут и не являться таковыми.

Тем не менее, иные документы, как сказано в ст. 84 УПК РФ, допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ. Это: событие преступления, виновность лица в его совершении, данные о его личности, ущербе.

Но чаще всего адвоката интересуют "обстоятельства", исключающие "преступность и наказуемость деяния" (пп, 5 п, 1 ст. 73 УК РФ, "смягчающие наказание* (пп. 6) и те, "которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания" (пп. 7). Важны также иные документы, указывающие на "обстоятельства, способствовавшие совершению преступления" (п. 2 ст. 73 УПК РФ).

Иными документами п. 2 ст. 84 УПК РФ называет такие, которые могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в законном порядке (см. ст. 86 УПК РФ).

В комментируемой норме, в отличие от двух предшествующих, содержится новое полномочие. Указывается, что адвокат вправе собирать и представлять вышеназванные доказательства. Тем самым подчеркивается самостоятельный характер данного права. Если адвокат вправе представлять доказательства, то органы, куда он обращается, соответственно, обязаны выслушать ходатайство адвоката, принять его письменную форму, обсудить суть просьбы и вынести решение (о приобщении доказательства к делу или отказе в удовлетворении ходатайства).

Таковы основные правомочия адвоката по сбору и представлению доказательств в уголовном судопроизводстве.

б) В гражданском судопроизводстве понятие доказательств несколько иное. Ими являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (ст. 49 ГПК РСФСР).

Эти данные устанавливаются различными, указанными в ч. 2 ст. 49 ГПК, средствами, в числе которых находятся письменные и вещественные доказательства. Их определение, а также порядок представления суду названы в ст. 63-73 ГПК. В соответствии с чем и должен действовать адвокат, реализуя свои права, предоставленные ему пп. 3 п. 3 ст. 6 Закона.

в) Участвуя в административном судопроизводстве, адвокат также имеет право собирать и представлять вещественные и иные доказательства.

Данный вид процесса отличается от двух, ранее рассмотренных. Он регулируется Кодексом РСФСР об административных правонарушениях (с изменениями, внесенными до 20 октября 1999 г.).

Доказательствами, в соответствии со ст. 231 Кодекса, являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке органы (должностные лица) устанавливают наличие или отсутствие административного правонарушения, виновность лица и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные выявляются различными, указанными в ч. 2 ст. 231 Кодекса, средствами. В их числе находятся вещественные доказательства, протоколы и иные документы.

Порядок собирания и представления такого рода доказательств адвокатом в принципе такой же, как и в уголовном процессе. Основное же отличие состоит в сроках, которые имеет адвокат, работая по административному делу. Они совершенно иные, чем в уголовном и, тем более, гражданском судопроизводстве.

Статья 37 Кодекса говорит об исчислении сроков административного взыскания. Так, административный арест исчисляется сутками, исправительные работы - месяцами или днями, лишение социального права - годами, месяцами или днями. В течение названных сроков адвокат может оказывать правовую помощь административно наказанному лицу, недовольному состоявшимся в отношении него решением. Участвуя в таком деле, адвокат собирает и представляет те или иные, в том числе вещественные и документальные доказательства.

Нужно учитывать и сроки наложения административного взыскания, указанные в ст. 38 Кодекса. Здесь сказано, что оно может быть наложено не позднее двух месяцев со дня совершения правонарушения, а при длящемся правонарушении - двух месяцев со дня его обнаружения.

В случае отказа в возбуждении уголовного дела либо прекращения уголовного дела, но при наличии в действиях нарушителя признаков административного правонарушения административное взыскание может быть наложено не позднее месяца со дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о его прекращении.

Указанные выше сроки не распространяются на случаи применения конфискации предметов контрабанды, производимой на основе Таможенного кодекса РФ.

Таковы основные направления использования адвокатом права на собирание и представление вещественных и иных доказательств. Они, как сказано в заключительной фразе пп. 3 п. 3 ст. 6 Закона, осуществляются "в порядке, установленном законодательством Российской Федерации". Краткое изложение его требований и дано выше.

5. Адвокат имеет право привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи (пп. 4 п. 3 ст. 6 Закона).

Данное право адвоката закреплено и в пп. 3 п. 1 ст. 53 УПК РФ. Специалистом является лицо, обладающее определенными профессиональными знаниями. Им может быть человек, сведущий в вопросах экономики, финансов, техники, искусства, науки, экологии, медицины и т.д. Приглашение адвокатом того или иного специалиста обусловлено характером деятельности, ставшей предметом правового внимания адвоката. Ему приходится "входить" в любые существующие сферы социальной жизни, в которых профессионально ориентируется соответствующий специалист.

Разумеется, адвокат сам в определенной мере может овладеть теми или иными знаниями. Но зачастую их оказывается недостаточно для того, чтобы квалифицированно разобраться в обстоятельствах дела. Нужны консультации настоящего профессионала. Поэтому Закон и разрешает адвокату привлекать такое лицо к своей работе.

Делается это "на договорной основе", т.е. по соглашению адвоката со специалистом. Оно может быть различным: письменным контрактом, устной договоренностью, в форме задания, в виде запроса (например, в какое-либо специальное учреждение или организацию - банк, валютный отдел, таможенное управление, медицинский центр и т.д.).

Не имеет значения и финансовая сторона такой договоренности: она может быть платной со стороны адвоката, безвозмездной для специалиста (профессионально интересной, преследующей цель престижа, социально гуманной, благотворительной и пр.). Важно, чтобы приглашенный специалист был настоящим профессионалом и чтобы его знания облегчали адвокату оказывать доверителю правовую помощь.

Решая вопрос о необходимости приглашения специалиста, адвокат проделывает определенную подготовительную работу.

Прежде всего уясняет, какая отрасль знаний, важная для дела, оказалась для него недоступной, требующей привлечения специальных знаний.

Здесь возможны различные ситуации - от самой простой до весьма сложной. В очевидных обстоятельствах, таких, например, как проверка правильности уплаты доверителем налогов, адвокат думает об опытном бухгалтере, налоговом инспекторе и т.п.

При возникновении же перед ним нестандартной ситуации приходится очень тщательно дифференцировать виды неясных знаний, с тем, чтобы на основе четкой их градации установить, по какой отрасли знаний адвокату нужна специальная помощь. Подобное случается, когда интересующие обстоятельства "складываются" из малознакомых адвокату категорий либо из известных, но имеющих видовые (подвидовые, групповые, рядные, соподчиненные, смежные и т.п.) структуры. Примером последних служит установление рода (вида) медицинских знаний, в которых надлежит разобраться адвокату. Он и определяет, врача какой конкретно специальности следует пригласить в качестве специалиста.

Подобные сложности встречаются по делам и вопросам, когда неясные или малознакомые отрасли знаний требуют от адвоката обращения к различным специалистам в области криминалистических профессий, металлографических исследований и т.д.

Бояться трудностей, неясностей или запутанности знаний, отраженных в конкретной ситуации, адвокату не следует. Всегда надо помнить, что любая отрасль человеческих знаний уже изучена, по ней есть многочисленные наработки и довольно грамотные специалисты. И адвокату нужно быть готовым войти в этот мир знаний. Ничего недоступного или, тем более, запрещенного для адвокатского понимания, нет и быть не может.

В сравнительно недавнее время юристам, в том числе и адвокатам, официально и даже директивно советовали обращаться к представителям любых знаний и очень не рекомендовали идти за советом, консультацией или иной помощью к правоведам. Обосновывалось это тем, что "юрист должен знать право", И никто, кроме него самого, здесь помочь не может. Взгляд высокомерный и догматичный.

На самом деле правоведение - очень сложная система знаний. Была и остается. А будет с развитием демократии и правового государства намного серьезнее, а может быть, и запутаннее, чем сегодня. Поэтому для адвоката нет ничего зазорного в том, чтобы обратиться за профессиональной помощью к специалисту той или иной отрасли юридических знаний.

Определив сферу прорабатываемых знаний, адвокат отыскивает либо физическое, либо юридическое лицо, специализирующееся по данной профессии; встречается, говорит о своих намерениях, выслушивает соображения будущего консультанта, обсуждаете ним денежный вопрос и т.п.

В Законе сказано, что специалист привлекается "для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи". Значит, основная задача привлекаемого адвокатом профессионала - разъяснить что-то из своей отрасли знаний, т.е. ответить на поставленные вопросы.

Поэтому как сами вопросы адвоката, так и полученные на них ответы, могут быть официальным образом оформлены. Делается это путем отражения специальных сведений в том или ином документе. Им может быть: запрос адвоката на бланке объединения и полученный на него оформленный ответ специалиста, письменное заключение последнего с подписью, заверенной нотариусом (см. п. 5 ч. 1 ст. 35 и ст. 80 Основ законодательства о нотариате) и т.д.

Специальные сведения используются адвокатом в доказательственном процессе по делу доверителя.

Специалист, привлекаемый адвокатом, ему же чаще всего и оказывает профессиональную помощь. Но это не значит, что иные участники уголовного судопроизводства не могут воспользоваться знаниями этого же лица.

Статья 168 УПК РФ говорит о том, что следователь вправе привлечь к участию в следственном действии специалиста. Последний предупреждается об ответственности, предусмотренной ст. 307 и 308 УК РФ (п. 5 ст. 164 УПК). Специалисту может быть заявлен отвод (ст. 71 УПК). Он вправе участвовать в судебном заседании (ст. 270 УПК). Его права и обязанности в уголовном судопроизводстве предусмотрены ст. 58 УПК.

Правовое же положение специалиста на стороне защиты определяется, как сказано в Законе, "на договорной основе" (между ним и адвокатом).

6. Адвокат вправе беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности (пп. 5 п. 3 ст. 6).

Данная норма дает адвокату возможность личных встреч с доверителем, который находится под стражей. И только об этом говорит Закон. Поэтому его фраза, находящаяся в скобках, является доминирующей, определяющей, среди других, указанных здесь.

В самом деле, нельзя представить себе ситуацию, когда свиданию адвоката со свободным доверителем может кто-то помешать. Следовательно, редакция данной статьи -- неудачна.

Смысл ее в том, что государство разрешает адвокату видеться с арестованным (в любой форме заключения) и в этих условиях оказывать ему правовую помощь. Администрации и работникам места содержания заключенного запрещено чинить какие-либо препятствия к встречам адвоката с таким доверителем.

УПК РФ, Уголовно-исполнительный кодекс РФ, другие законы и ведомственные акты также предусматривают данное право и, соответственно, обязанности администрации. Тем не менее, она должна обеспечивать определенный порядок содержания заключенных и свидания с ними. С этой целью уголовно-исполнительные нормы подробно регулируют необходимые вопросы, предусматривают конкретные требования к процессу общения любых лиц, в том числе и адвокатов, с арестованными гражданами. Адвокату нужно знать такие нормы с тем, чтобы не считать обоснованные требования работников мест заключения нарушением права адвоката на свидание с подзащитным.

Закон указывает, что встречи адвоката с арестованным (з широком смысле слова) доверителем проходят "в условиях, обеспечивающих конфиденциальность". Это значит, что их разговоры не должны быть слышимы третьими лицами.

Следовательно, кабинеты свиданий адвокатов с заключенными не должны прослушиваться и просматриваться. Конвоирам также запрещено находиться в помещении во время свидания адвоката с подзащитным.

В конвойных помещениях судов действуют несколько иные правила. Поскольку арестованный покидает место своего постоянного заключения, его должны сопровождать работники охраны, которые отвечают за его доставку в суд и возвращение в место заключения. Они же по соответствующим документам передают арестованного конвоирам, обслуживающим суд, и получают его от них обратно. Свидание адвоката с подзащитным в конвойном помещении суда происходит с письменного разрешения председательствующего по делу. Охранники арестованного не имеют права оставить его наедине с адвокатом.

Правовое положение изолятора временного содержания (ИВС) приравнено к местам заключения. Здесь имеются помещения камерного типа, постоянная охрана; отсутствуют посторонние лица и пр. Свидание с подзащитным адвокату разрешает следователь. Оно проходит в условиях конфиденциальности (см. пп. 3 п. 3 ст. 46, пп. 9 п. 3 ст. 47 УПК РФ).

7. Адвокат имеет право "фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну" (пп. 6 п. 3 ст. 6 Закона).

Слово "фиксировать" (от лат. fixus) в русском языке имеет несколько значений: устанавливать, определять, отмечать, записывать, закреплять, сосредоточить. Каждое из них и все вместе они соответствуют той работе, которую выполняет адвокат при изучении дела.

Копируя материалы дела, конспектируя их фрагменты, делая выписки и т.д., он тем самым фиксирует свое внимание на определенных моментах, отраженных в деле. При этом адвокат может использовать любые вспомогательные технические средства (фотоаппарат, аудио- и видеомагнитофон, ксерокопирование, машинопись, микрокомпьютер, стенографирование и т.д.). Это его право. Поэтому судебные и следственные работники не могут воспрепятствовать в реализации данной юридической возможности.

Но вместе с тем на адвокате лежит обязанность соблюдения охраняемой законом государственной и иной тайны. Если, к примеру, адвокат пригласил к себе в помощники стенографистку, он должен обеспечить неразглашение секретных данных, находящихся в материалах дела.

8. Кроме вышеперечисленных (пп. 1-6 п. 3 ст. 6 Закона) у адвоката есть еще одно новое и весьма существенное право - совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации.

Эта формулировка статьи как бы подытоживает все предшествующие права адвоката, обобщает их и провозглашает возможность адвокату делать все законное. И это правильно, ибо адвокат - творческий работник. В этом его социальная сущность и правовая обособленность от других юристов. Успех работы адвоката определяется наличием, объемом и мобильностью творческих способностей того или иного адвоката. И законодатель не может предусмотреть в праве все или даже многие ситуации, в которых способны проявиться адвокатские мысли, юридические возможности (права) этого специалиста. Значительная часть отдана на усмотрение адвоката, который и вправе совершать любые законные действия.

9. Данная формулировка характеризует весь Закон как весьма прогрессивный и перспективно-практический. В нем неоднократно в различных аспектах проводится принцип независимости адвоката.

Проблема независимости адвоката возникла еще в период становления советской адвокатуры. Уже тогда был поднят вопрос о том, что "только самостоятельная адвокатура может быть влиятельным фактором постепенного поднятия на должную высоту правосудия в стране". Для реализации этого адвокат стал членом самоуправляющейся общественной организации.

Процессуальная позиция, способы и средства выполнения поручения определяются адвокатом независимо от мнения суда, следователя, прокурора или арбитра. Участвуя в процессе, адвокату приходится высказываться по разнообразным вопросам дела, и его мнение помогает выработке процессуальных решений. Но оно представляет ценность, когда выражено свободно, без оглядки на частное определение или иной документ, который может послужить поводом к постановке вопроса об ответственности адвоката1.

Представляется, что частное определение недопустимо не только в случае несогласия суда с позицией и защитительными доводами адвоката, но и при положительной оценке судом работы адвоката (а равно и прокурора). Ведь для отказа от обращения к адвокату достаточно мысли о том, что он может повести дело робко, неправильно из опасения навлечь на себя гнев или немилость каких-либо органов, должностных лиц.

Оградить адвоката от таких отношений очень сложно. Адвокат осуществляет функции публично-правовые, а поэтому в интересах общества и государства необходимо обеспечить ему возможность осуществления этих функций качественно.

При всем отличии процессуальных функций суда и адвоката последний для успешного осуществления своих обязанностей нуждается в таком же уважении, как и судья.

"В своих приемах, - писал А.Ф. Кони, - защита не должна давать увлечь себя неуместным соображением о возможности надоесть или наскучить судьям, исчерпывая материал до конца и относясь не только к фактам дела, но и к источникам и причина.м карательного закона со всесторонним исследованием"1. Однако защита исключена, если есть возможность навлечь неприятность на адвоката или его подзащитного при нетактичном, предвзятом отношении к адвокату.

Сейчас уже давно не пишут о том, что председатель суда запретил судьям здороваться с адвокатами и ограничил их речь по гражданскому делу пятью, а по уголовному - десятью минутами. Но, к сожалению, еще не изжиты случаи, когда во время защитительной речи судья, зевая, посматривает на часы, смотрит в окно, просматривает газету и т.п. В лучшем случае - пишет, составляет описательную часть обвинительного приговора. А бывает и так, что судья обрывает адвоката на полуслове, объяснив это тем, что: "Вы повторяетесь, господин адвокат. Пожалуйста, покороче!"2.

Закон запрещает адвокатам состоять на службе в учреждениях, организациях, на предприятиях. Традиционный запрет адвокатам состоять на службе обусловлен тем, что такая служба может повлечь снижение качества юридической помощи не только из-за занятости другой работой, но и в связи с утратой адвокатом своей независимости. Став служащим, адвокат должен будет выполнять указания вышестоящих должностных лиц, включая и те, которые противоречат его убеждениям. Такое подчинение крайне нежелательно, ведь адвокатская профессия требует независимости от всяких посторонних влияний и может осуществляться успешно лишь под влиянием своего долга, который дает адвокату возможность поступать с надлежащей твердостью, решительностью, убежденностью.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я