• 5

§ 4. Содержание статуса адвоката

1. Адвокатом является лицо, получившее в установленном законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым советником по правовым вопросам. Адвокат не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности (ст. 2 Закона).

Эта норма имеет четкую юридическую структуру, состоит из трех групп правовых предписаний. В первую из них входят указания о том, кто является адвокатом, в чем состоит его социальная природа, указываются границы его правового состояния. Все это сформулировано в п. 1 ст. 2 Закона.

Во второй группе предписаний государством перечислены главные и наиболее распространенные функции адвоката (пп. 2-4 ст. 2 Закона). Причем с оговоркой, что в принципе возможна и иная юридическая помощь адвоката, не запрещенная Законом (п. 3).

И, наконец, третья группа правовых установлений касается юридической регламентации работы в России иностранных адвокатов (пп. 5,6 ст. 2 Закона). Это - новелла адвокатского права. Ранее в "Положении" 1980 г. ничего похожего не было.

2. В соответствии с п. 1 ст. 2 Закона адвокатом является лицо, получившее в установленном порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность.

Указанная норма - бланкетная, т.к. отсылает развитие заложенной здесь правовой идеи к главе 3 Закона, которая называется "Статус адвоката", где и описывается порядок его приобретения, сдача квалификационного экзамена, принесение присяги, регистрация адвоката, приостановление и прекращение его статуса, гарантии независимости самого адвоката и его деятельности, а также страхование риска ответственности. Таким образом, получение статуса адвоката - новая и весьма сложная юридическая процедура.

3. Адвокат является независимым советником по правовым вопросам. Названная триединая формулировка означает, что адвокат: а) по своей сути - независимый специалист; б) советник, т.е. помощник, консультант доверителя - как гражданина, так и юридического лица; в) профессиональный правовед, способный вследствие этого отвечать на поставленные перед ним вопросы юридического характера, а не любые другие.

Независимость адвоката-советника означает, что он свободен в своем общем и профессиональном мышлении. Он без особого труда ориентируется в различных сферах правоприменительной деятельности; досконально знает задачи каждого ее представителя. Адвокат в любой момент готов включиться в нужную доверителю юридическую ситуацию; произвести в ней позитивные законно обоснованные изменения. Все это входит в профессиональную независимость адвоката.

Но он обладает еще и универсально-правовой самостоятельностью. Это означает, что адвокат при возникшей необходимости способен довольно быстро общеюридически оценить ту или иную фактическую ситуацию. Он определяет ее правовой характер, выявляет соответствие ее конкретному закону, налагает его принципы и нормы на возникшие вопросы. Адвокат должен уловить варианты верных на них ответов; сформулировать их сначала для себя, а потом и для доверителя. И, наконец, подсказать последнему выгодный путь поведения, предостеречь от нежелательных или опасных действий.

Советы адвоката доверителю свободны еще и потому, что они независимы от влияния любых органов и должностных лиц, с которыми этот консультант юридически контактирует. Часть таких взаимодействующих субъектов указана в п. 2 ст. 2 Закона. Но более значительное их количество находится за рамками этой нормы, потому что в подпункте 3 п. 2 ст. 2 Закона содержится указание о том, что "адвокат вправе оказывать иную юридическую помощь, не запрещенную Федеральным законом". Это значит, что как сам адвокат, так и его доверитель, а также родственники, знакомые, деловые партнеры последнего могут испытывать на себе или своих делах разнообразное воздействие любых в принципе лиц: физических или юридических. В результате такого влияния названные выше люди оказываются в жизненно трудном положении, выхода из которого они не видят и поэтому обращаются за юридической помощью к адвокату. Тот вынужден профессионально, квалифицированно разбирать сложившуюся ситуацию и пытаться законным путем разрешить ее. И в этих случаях советы адвоката вполне свободны и независимы - и от клиента, и от других лиц, и от ситуации. Подобный аспект свободы адвоката можно считать социально-правовой независимостью.

Но поскольку адвокат входит в определенное профессиональное объединение (палату, бюро, коллегию, консультацию), в своей деятельности он свободен также от влияния своего руководства и социально-психологического окружения. Данный вид независимости можно обозначить как корпоративно-правовом. Он вполне реален и способен оказывать на сознание адвоката то или иное воздействие.

Не секрет, что молодой, не вполне сформировавшийся адвокат нередко подсознательно как бы "оглядывается" в своем поведении на более старших коллег, их реакцию и возможное отношение своего непосредственного и более высокого руководителя. Но со временем, с приобретением большего опыта адвокат вырабатывает в себе твердые навыки и принципы уверенного профессионала. Его мысли и поступки становятся более устойчивыми, привычно самостоятельными и независимыми. Кроме, разумеется, закона и основанных на них требованиях, от кого бы они не исходили. Здесь содержатся рамки, границы профессиональной независимости адвоката, за которые он не должен выходить и не имеет права их не видеть.

В случае пренебрежения дозволенными правилами он утрачивает свой профессионализм и становится на путь юридически неверных и даже противоправных мыслей, советов, действий. Со всеми вытекающими для него негативными последствиями. Поэтому должная социально-правовая независимость адвоката гарантирует ему дальнейшую свободную реализацию своего юридического статуса советника по правовым вопросам.

Кроме названных, существуют еще и многие другие аспекты принципа независимости адвоката. Квалифицированный адвокат включил их в систему своих профессиональных навыков, которые в нужный момент проявляются незаметно, почти автоматически. Так, в своей работе адвокат должен быть свободен от различного рода привходящих жизненных обстоятельств - перегруженности делами, давления сознания о слабых гонорарах, семейных неурядиц, нездоровья, бессонницы, автомобильных "пробок", некомпетентности правоохранительного партнера и тому подобных факторов, способных "давить" на свободу творчества адвоката и делать его сознание, волю и действия зависимыми от них. Способность адвоката игнорировать подобные факторы в своей деятельности можно обозначить как конкретно ситуационную независимость.

4. В п. 1 ст. 2 Закона адвокат поименован как независимый советник. Это - специалист, профессией которого является работа с людьми и организациями, нуждающимися в определенного рода рекомендациях, предложениях, указаниях, подсказках и т.п.

Граждане и представители организаций обращаются к адвокату потому, что знают о его юридической подготовленности и способности помочь им в решении вопросов или проблем посредством дачи разумных разъяснений.

Здесь уместно отметить, что дача советов - это лишь часть более широкого понятия и соответствующей деятельности - "правовая помощь". Адвоката можно считать "носителем", "обладателем", "банкиром", "аккумулятором" правовых советов.

По характеру (существу), форме, продолжительности, направленности и объему (широте) советы адвоката бывают самыми разнообразными. В одних случаях они весьма кратки, лаконичны, порой односложны ("да" - "нет"). В других - более подробны, средней степени сложности, длительности, глубины и способа изложения. Таких, очевидно, большинство в арсенале адвоката. И, наконец, третий вид советов, - когда они даются обстоятельно, с анализом всех подробностей, сказанных доверителем, со ссылкой на нормы и статьи закона.

Особый вид советов представляет собой постоянное консультирование адвокатом доверителя при ведении его дела. Меняются фактические, правовые и процедурные ситуации, которые отслеживает адвокат и подсказывает доверителю нужное направление действий. Осуществляется это посредством дачи законно обоснованных советов. Ведь неслучайно говорят в народе: "Адвокат ведет дело". Но это справедливо лишь применительно к доверителю, который обратился к адвокату с просьбой "вести его дело".

Более точным с позиций работы адвоката-советника будет тезис о том, что само "дело ведет адвоката", побуждает его вникать в детали, оценивать их, сопоставлять с законом, находить нужное решение, формулировать и объявлять его доверителю. То есть - советовать юридически.

5. Адвокат, будучи независимым специалистом, призван государством и обществом давать советы только по правовым вопросам. Иные сферы социальной жизни, человеческой деятельности, а также всевозможных отраслей знания, в том числе и научных, на работе его не интересуют. Он может быть подлинным интеллигентом, многосторонне образованным человеком, но всего этого недостаточно для дачи юридических консультаций или правовых советов. Интеллигентность, образованность и культура могут дополнять, углублять или лучше оформлять юридическую деятельность адвоката, но не подменять ее. Любой "корявый", косноязычный, но юридически грамотный совет намного ценнее и важнее массы красивых, но непрофессиональных слов. Разговоры с доверителем типа: "Поверьте, голубчик, моему большому жизненному опыту", "за многие годы работы в адвокатуре я понял, что..." и т.п. - являются дилетантскими, недостойными уважающего себя адвоката. От него профессия и Закон требуют одного: говорить юридически, т.е. смыслом, терминами и категориями, принятыми только в правоведении, и не привносить в свои профессиональные советы "потусторонние" фразы и термины.

К сожалению, сейчас многие юристы и даже адвокаты, вслед за разного рода невежественными людьми, позволяют себе в работе говорить на каком-то "тарабарском" наречии. В их устных советах нередко можно услышать то, что существуют: какое-то "правовое поле" (не футбольное, не зерновое); непонятный "правовой беспредел" (вместо "бесправия", "произвола"); бессмысленная "юридическая технология" (что-то вроде "технологии ремонта обуви") или еще хуже - "правовой вакуум". Совсем уж откровенно издевательски звучит кем-то пущенный в ход термин "правовая удавка".

Услышав такое от адвоката, представитель иной сферы правовой деятельности (следователь, прокурор, судья и пр.) сразу насторожится и подумает, что этот адвокат либо очень слаб, либо слишком хитер; и то и другое не нужно. А обычный гражданин, привыкший воспринимать слышимое буквально, никогда не поймет ни правового поля, ни такого же вакуума, ни тем более "беспредела" или "технологии". Слушая советы такого адвоката, человек мысленно остановится на ярком термине, будет его долго обдумывать и пропускать суть юридического совета, а деньги в кассу за него, тем не менее, заплатит.

Именно во избежание этого Закон и требует от адвоката, чтобы он был советником по правовым вопросам, а не разговорщиком вообще или краснобаем.

Другое дело, что, давая совет, адвокат, исходя из особенностей доверителя, рассказывает ему свое, но на его языке. Для профессионала недопустимо разговаривать с разными людьми только на сугубо юридическом языке. Одно дело, когда беседуют между собой два адвоката, другое - если защитник говорит со следователем, третье - разговор адвоката с престарелой сельской жительницей и т.д. Профессионализм адвоката в том и состоит, чтобы каждый из них получил от адвоката юридический совет на понятном ему языке. В этом заключается искусство адвоката-советника по правовым вопросам. Юридически грамотные и понятные советы входят в профессионализм, а не в адвокатскую этику, являются обязательным свойством его деятельности.

6. Когда законодатель говорит об адвокате как советнике по правовым вопросам, то имеет в виду не то, что ему ставятся правовые вопросы и он на них отвечает. Предполагается, что доверитель хочет получить от специалиста юридически грамотный совет. В связи с чем он рассказывает адвокату суть встревожившей или заинтересовавшей его ситуации, отвечает на уточняющие вопросы и обычно спрашивает: как быть или что делать? Ясно, что такого рода вопросы человека - обычные, житейские, ничего в них правового нет. Но адвокат обязан увидеть в них в сочетании со всем услышанным свое, юридическое, быстро проанализировать, выбрать норму соответствующего закона и дать единственно верный правовой совет. В этом и заключается смысл категории "советник по правовым вопросам". Другого понимания быть не может. Ведь доверитель в большинстве случаев не в состоянии задать адвокату т.н. "правовой вопрос". Его вопрос отыскивает сам адвокат, готовя свой ответ.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я