• 5

§ 2. Формирование адвокатуры с феодального общества до начала XX века

1. В России, в отличие от стран Европы, где правозаступничество и судебное представительство развивались как два самостоятельных института, первое возникло не как самостоятельный институт, а в связи с судебным представительством.

Вплоть до XV в. в России существовал так называемый "принцип личной явки". По Псковской судной грамоте приглашать поверенных могли только женщины, дети, монахи, дряхлые старики и глухие.

Затем в обществе в качестве защиты появляется родственное представительство. Непосредственно за ними зародились и наемные поверенные. Функции их могли осуществлять все дееспособные лица. Поверенных называли ходатаями по делам, стряпчими. Только в XIX в. из обычного правового института судебное представительство превращается в юридический институт присяжных стряпчих, которые вносились в особые списки, существовавшие при судах.

В России очень долго обсуждалась и отвергалась сама идея создания адвокатуры. В числе важнейших событий второй половины XIX в., заложивших основы обновления правовой жизни России, явились реформы Александра II.

Четкое оформление адвокатуры связывается с принятием Судебных Уставов 1864 г. в рамках проведения правовых реформ императора Александра II.

Но еще до этих судебных реформ роль адвокатов выполняли ходатаи по чужим делам, стряпчие, которые оставили о себе весьма неблагоприятные воспоминания. Они находились в полной зависимости от судей и практически не имели никаких прав. Более того, по Уложению 1649 г. ходатаи могли быть подвергнуты телесному наказанию.

Задача стряпчего, участие которого в то время сводилось к сбору и составлению бумаг, заключалась в стремлении запутать дело, затянуть его рассмотрение, воздействуя закулисными средствами на всемогущую неповоротливую судебную канцелярию. Граждане, собственно, для этого и обращались к стряпчему. И только с такой позиции оценивались его знания и деловые способности.

Весьма важным для понимания сути прежних условий работы адвоката является правило, изложенное в "Кратком изображении процессов или судебных тяжб 1715 г., март". Здесь в 5-й главе "Об адвокатах и полномочных" указывалось: "Хотя в средине процесу челобитчик или ответчик занеможет или протчие важные причины к тому прилучаются так, что им самим своею особою в кригсрехте явитца невозможно, то позволяетца оным для выводу своего дела употреблять адвокатов и оных вместо себя в суд посылать.

И, правда, надлежало б в кригсрехтах все дела как наикратчайше, отложа всякую пространность, представлять. Однако ж, когда адвокаты у сих дел употребляются, оные своими непотребными пространными приводами судью более утруждают, и оное дело толь паче к вящиему пространству, нежели к скорому приводят окончанию"1.

В 1775 г. Екатерина II подписала указ "Учреждения о губерниях". По нему стряпчие являлись помощниками прокурора и защитниками казенных интересов. Каких-либо требований в виде образовательного или нравственного ценза к стряпчим не предъявлялось. Не существовало и внутренней организации.

Прогрессивно настроенные люди тогдашней России понимали ненормальность сложившегося положения. Ими предпринимались определенные попытки хоть как-то урегулировать правозаступничество. Так, Высочайше утвержденный 14 декабря 1797 г. доклад Правительствующего Сената по ситуации в Литовской губернии констатировал, что люди в судах по делам ходящие, злоупотребляют знанием законов и прав тамошних. Вместо того, чтобы помогать тяжущимся в получении, а судам в отдании справедливости, часто умножают только ябеды, распри, ссоры и бывают причиной вражды и разорения фамилий.

Чтобы бороться с этими явлениями, в докладе был увеличен сословный и имущественный ценз адвокатов. Адвокат должен был быть дворянином и иметь свои деревни в данном повете или, по меньшей мере, в Литовской губернии.

Предусматривался ряд оснований, влекущих отрешение от стряпчества, среди которых упоминались и такие, как если стряпчий предстанет перед судом пьяный или, проведя время в пьянстве, пренебрежет тяжбу или будет изобличен в картежной игре, и др.

Комиссия по составлению законов 1820 г. также весьма негативно характеризовала стряпчих.

Случалось, что они помогали той и другой стороне, затягивали и запутывали дела. И вместо того, чтобы мирить тяжущихся, по невежеству или с умыслом раздражали их еще более. И всегда почти бывали главнейшими виновниками ябед и несправедливых решений в низших инстанциях, которые потом столь трудно, а иногда и невозможно было переделать в высшей инстанции1.

Российское общество продолжало развиваться, и к середине XIX века необходимость проведения судебной реформы становилась все более очевидной. Органической ее частью должен был стать институт адвокатуры, по сути дела еще неизвестный российскому судопроизводству. Поэтому вопрос о будущем адвокатуры в то время серьезно обсуждался российской общественностью, которая пыталась найти компромисс между сложившимся неуважением к имеющейся адвокатуре и неумолимыми требованиями времени о создании состязательного процесса в судах.

В сентябре 1858 г. начальник II отделения Имперской канцелярии граф Н.Д. Будалов подал императору доклад "Об установлении присяжных стряпчих"2. То есть об учреждении адвокатуры.

2. Для подготовки судебной реформы в 1861 г. Н.Д. Будаловым была образована комиссия. Результатом ее работы стали "Основные положения преобразования судебной части в России", утвержденные Александром II 29 сентября 1862 г. Эти "Положения" состояли из трех частей, посвященных, соответственно, судоустройству, гражданскому и уголовному судопроизводству. В них фиксировались следующие институты: отделение суда от администрации;

выборный мировой суд; присяжные заседатели в окружном суде; адвокатура; принцип состязательности.

Такое начало "Основных положений", как образование судебной части в России, легло в основу учреждения "Судебных установлений", принятых затем 20 ноября 1864 г. в виде закона. Им впервые в России учреждается адвокатура (присяжные поверенные), "без которых решительно невозможно будет введение состязания в гражданском и судебных прениях в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и предоставления полной защиты тяжущимся обвиняемым перед судом"1.

Адвокатура, созданная в ходе этой судебной реформы, стала быстро завоевывать себе общественный авторитет. Современники поражались обилию талантливых адвокатов, их популярности у народа, росту числа "выигранных дел". Демократическое движение 60-х годов вовлекло в адвокатуру многих свободомыслящих, одаренных и образованных юристов, которые по своим убеждениям вынуждены были служить самодержавию, но втайне надеялись использовать судебную власть как легальную возможность обличения пороков существовавшего строя. Адвокатура стала весьма престижной и высокооплачиваемой сферой деятельности.

Институт присяжных поверенных создавался в качестве особой корпорации, состоявшей при судебных палатах. Но она не входила в состав суда, а пользовалась самоуправлением, хотя и под контролем судебной власти. В законе определены условия, которые предъявлялись к присяжным поверенным. Фактически они совпадали с требованиями, предъявлявшимися к судьям2.

В каждом округе судебной палаты был учрежден совет присяжных поверенных, дана детальная регламентация его деятельности.

Совет присяжных образуется в каждом округе судебной палаты для "правильного и успешного надзора" за всеми присяжными поверенными. Он совмещал обязанности административного и судебного характера. Осуществлял наблюдение за точным исполнением присяжными поверенными своих обязанностей, исполнением ими законов, установленных правил и всего прочего в интересах доверителей1.

Установлен порядок образования совета. Он мог создаваться при наличии не менее 20 присяжных поверенных округа судебной палаты. Число членов совета - "не менее 5 и не более 15, по решению общего собрания"2.

Предусматривалась ежегодная отчетность совета о его деятельности перед общим собранием, а также устанавливались полномочия общего собрания.

Был определен и порядок поступления в число присяжных поверенных. "Желающий должен подать о том прошение в совет поверенных". К прошению прилагались все документы, необходимые для установления в том, что проситель удовлетворяет условиям, требуемым для поступления в присяжные поверенные. После того как совет присяжных поверенных принял решение о принятии данного лица, тот должен дать присягу по правилам своего вероисповедания. Интересен и сам текст присяги:

"Обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, перед святым его Евангелием и Животворящим Крестом Господним Его Императорскому Величеству Государю Императору, Самодержцу Всероссийскому, исполнять в точности и по крайнему моему разумению законы империи, не писать и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ослаблению православной церкви, государства, общества, семейства и доброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого мною на себя звания, не нарушать уважения к судам и властям и охранять интересы моих доверителей или лиц, дела которых будучи на меня возложены, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ перед законом и перед Богом на страшном суде его. В удостоверение сего целую слова и крест спасителя моего. Аминь"3. Принятие лиц не

христианских вероисповеданий допускалось лишь с разрешения Министерства юстиции.

Были описаны права и обязанности присяжных поверенных. Они "могут принимать на себя хождение по делам во всех судебных местах округа судебной палаты, к которой они приписаны" (ст. 383). Присяжный поверенный, назначенный для производства дела советом, не может отказаться от исполнения данного ему поручения, не предоставив достаточных для этого причин. Присяжный поверенный также не может действовать в суде в качестве поверенного против своих близких родственников. Он не может также быть поверенным в одно и то же время у обеих спорящих сторон. Переходить по одному и тому же делу последовательно от одной стороны к другой. Обязывали присяжного поверенного не оглашать тайн своего доверителя не только во время производства, но и даже после окончания дела.

Положения Судебных Установлений свидетельствуют о том, что присяжные поверенные не были государственными служащими. Поэтому на них не распространялось чинопроизводство. Не имели они и права на служебные знаки отличия. Присяжные поверенные - это установленные в государственных интересах лица свободной профессии. Они были независимы от суда в своих действиях по ведению уголовных и гражданских дел, подчинялись только для них предусмотренному особому дисциплинарному порядку1.

Предусматривалась и ответственность присяжных поверенных. Она могла быть уголовной, дисциплинарной и гражданской.

Уголовная ответственность наступала при совершении умышленных действий во вред своим доверителям. Например:

а) злонамеренное превышение пределов полномочий и злонамеренное вступление в сношение или сделки с противниками своего доверителя во вред ему;

б) злонамеренная передача или сообщение противнику своего доверителя документов2.

Присяжные поверенные подлежали также уголовному наказанию за оскорбление суда или участвующих в деле лиц (в судебных речах или бумагах).

Дисциплинарная ответственность наступала при нарушениях профессиональных обязанностей, не дающих основания для уголовного преследования, а также при несоблюдении адвокатской этики.

Гражданская ответственность предусматривалась при совершении действий, сопряженных с нанесением материального ущерба доверителю, а также небрежным исполнением своих обязанностей (пропуск процессуальных сроков и т.п.)1.

Российское законодательство, в отличие от иностранного, не разрешило профессорам, ведущим курс юридических наук, заниматься адвокатской практикой, приравнивая их к лицам, состоящим на государственной службе.

Профессор Фойницкий выступал против такого положения. Он утверждал, что "в адвокатском труде профессора юридических факультетов находили бы богатый практический материал для теоретической подготовки, что содействовало бы сближению между школой и жизнью"2.

3. В 1874 г. был издан закон, учредивший, наряду с присяжной адвокатурой, институт частных поверенных. Для того чтобы стать частным поверенным и получить право на участие в производстве гражданских дел, как мировых, так и в общих судебных установлениях, необходимо было получить особое свидетельство. Оно выдавалось судами, в округе, где частный поверенный осуществлял ходатайства по делам. Этими же судами накладывались и дисциплинарные наказания. Запрещалось получать звание частного поверенного женщинам.

Частные поверенные могли ходатайствовать по делам только в том судебном месте, где им было выдано свидетельство.

Частные поверенные не были объединены в какую-либо организацию, в которой они могли бы повышать свой профессиональный уровень и где бы хранились и приумножались традиции профессиональной защиты.

Процессуальными же противниками их были опытные и юридически образованные прокуроры. При такой защите, в условиях равенства сторон, страдали как сами подсудимые, так и правосудие.

Таким образом, можно сделать вывод, что организация русской адвокатуры в результате судебной реформы строилась на следующих принципах:

1) совмещение правозаступничества с судебным представительством;

2) относительная свобода профессии;

3) относительная независимость от органов власти;

4) корпоративность и сословность организации, сочетавшаяся с элементами дисциплинарной подчиненности судам;

5) определение гонорара по соглашению с клиентом.

После проведения реформы судебная система России стала выглядеть по сравнению с прежней более упорядоченной и стройной.

Адвокатура присяжных заставила говорить о себе после громких политических процессов 1871-1878 гг. Несмотря на многие недостатки, присущие адвокатуре того времени, она, несомненно, сыграла прогрессивную роль в жизни России.

История российской адвокатуры интересна не только тем, что удовлетворяет естественное любопытство мыслящих людей, она выявила сложности, стоявшие на пути этого института, определила принципы организации и деятельности адвокатуры в процессе ее становления, показала их динамику и перспективу.

Русская присяжная и частная адвокатура родились в условиях демократических судебных реформ 60-х гг. XIX в. в царствование императора Александра II.

В известной мере это было вынужденное решение; введение суда присяжных и состязательного судебного процесса не могло состояться без профессиональной адвокатуры.

К кандидатам в присяжные поверенные предъявлялось требование наличия законченного высшего образования.

По причине отсутствия достаточного количества дипломированных специалистов "Учреждением Судебных Установлений" допускались частные поверенные без высшего образования. Практически охранялись и предшественники адвокатуры - стряпчие ("крапивное семя", "ябедники").

Таким образом, адвокатура в России по судебным уставам была двух видов. Адвокатами высшей категории являлись присяжные поверенные. Вторую, низшую группу, составляли частные поверенные. Они занимались малозначительными делами и могли выступать в тех судах, при которых состояли. Свидетельство на звание частного поверенного могли получить лица, не имевшие высшего юридического образования, причем тогда, когда они выдержали экзамен в соответствующем суде.

Такого рода режим нечеткого законодательства 60-х гг. XIX в. породил определенную атмосферу правового нигилизма. Адвокатура на практике не отличалась принципиальностью.

Организация адвокатуры, предусмотренная Судебными Уставами, с небольшими изменениями, внесенными законами 1874 и 1889 гг., сохранилась практически до 1917 года.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я