• 5

ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ЕЕ ГРАНИЦЫ: РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ СОВРЕМЕННОЙ АНГЛО*АМЕРИКАНСКОЙ ТЕОРИИ

М. Б. Хомяков

Толерантность представляет собой весьма сложное понятие.

Практически все современные исследователи говорят о фундамен*

тальной его противоречивости. Иногда толерантность объявляют

невозможным явлением (хотя, одновременно, и необходимым). Так,

согласно точке зрения одного из ведущих британских философов

морали Бернарда Уильямса, толерантность именно невозможна —

причем ни как добродетель, ни как ценность. Фактически единст*

венное, о чем можно говорить непротиворечиво, так это о некото*

рых практиках толерантности, базирующихся на основаниях, всеце*

ло отличных от морального фундамента принципов. По Уильямсу,

подобные практики могут быть основаны на скептицизме, индиф*

ферентности, некоторой широте взглядов или на своеобразном нео*

гоббсианском прагматическом «равновесии интересов», но вовсе не

на понимании толерантности как добродетели или ценности. Все

дело в том, что под толерантностью всегда имеется в виду нечто

большее, нежели просто отказ от насилия — как в случаях чистого

расизма или кровной мести, когда от людей требуется попросту «по*

терять их ненависть, их предрассудки… Если мы просим людей быть

толерантными, то мы просим о чем*то гораздо более сложном. Им

действительно будет нужно утратить что*то — их желание подавить

или уничтожить иное верование; но они также что*то и сохранят,

а именно приверженность тем своим представлениям, которые и по*

родили это желание…» [Williams 2000: 73]*. Здесь, как представляет*

ся, и лежит корень проблемы: с одной стороны, имеется то, что ка*

жется нам морально ошибочным, с другой же — мы именно как

субъекты морали обязываемся допускать существование этого оши*

бочного. Иначе говоря, толерантность в собственном смысле требу*

ется только по отношению к тому, к чему вообще нельзя относиться

терпимо. А значит, объем этого понятия сжимается до нуля. Как вы*

ражает это сам Уильямс, толерантность «…кажется невозможной,

поскольку она … требует думать, что некоторые представления или

практика являются абсолютно неверными … и в то же самое время

полагать, что имеется некоторое внутреннее благо в том, чтобы поз*

волить им процветать» [Williams 2000: 73]. Указанная Уильямсом

трудность действительно является чем*то вроде внутреннего пара*

докса толерантности. Сьюзан Мендус в ставшей сегодня классиче*

ской книге «Толерантность и границы либерализма» так определяет

этот парадокс: «Утверждение Боссуэта о том, что «у меня есть право

преследовать тебя, поскольку я прав, а ты нет», показывает нам эту

трудность: сложно объяснить необходимость толерантного отноше*

ния к тому, что люди считают ошибочным, одновременно считая,

что мы ничего не потеряем от уничтожения данной практики…»

[Mendus 1989: 18].

Хотя Мендус и даже Уильямс все же находят некоторое разреше*

ние данного парадокса (в утверждении либеральных ценностей, свя*

занных с автономией личности), кажется, что именно эта фундамен*

тальная трудность в определении толерантности обусловливает ши*

рокое разнообразие подходов, имеющихся в современной

политической теории. Однако, уже в силу указанного выше пара*

докса, все они, наряду с оправданием толерантности, подразумева*

ют и существование того, что не может быть терпимо — и не только

в качестве чего*то, определяющего толерантность негативным обра*

зом (негативно — в смысле спинозовского omnis determinatio est nega)

tio), но и парадоксально — в качестве собственного объекта толе*

рантности. Иными словами, все эти концепции различают два вида

нетерпимого: такое, к которому все же можно (и нужно) относиться

* Цитаты приводятся в русском переводе М. Б. Хомякова. Ред.

толерантно, и такое, которое ни при каких условиях терпимо быть

не может. Понятно, однако, что конкретное определение этого не*

терпимого будет зависеть от определенного типа обоснования толе*

рантности, то есть от существенных характеристик той или иной те*

ории.

Таких типов можно выделить несколько. Согласно Питеру Ни*

колсону, толерантность может быть обоснована либо негативно (че*

рез невозможность или, чаще всего, нерациональность интолерант*

ности), либо позитивно (как некоторое благо, ценность и доброде*

тель). Позитивные обоснования, в свою очередь, распадаются на те,

которые обосновывают толерантность через какое*то другое благо

(прогресс, свободу, справедливость), и те, которые полагают толе*

рантность некоторым благом*в*себе [Nicholson 1985: 158—173]. Тем

самым мы имеем, по крайней мере, три возможных способа опреде*

ления нетерпимого: по прагматическим основаниям, через отрица*

ние какого*либо внешнего блага и через собственные границы толе*

рантности, которые она, как и всякая добродетель (если, конечно,

только она является таковою), имеет.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я