• 5

Глава 4. Научный реализм в эпоху возрождения эфира

1 В январе 2003 г. группа японских ученых опубликовала работу, по-

явление которой вызвало определенный интерес среди исследователей,

занимающихся как проблемами физики высоких энергий, так и пробле-

мами философского осмысления современного естествознания. Суть ра-

боты сводилась к тому, что физикам удалось найти резонанс, который с

достаточно высокой долей вероятности можно связать с частицей, такой

как барион с положительной странностью.

Оригинальная работа называлась «Observation of S 1 Baryon Resonance

in Photo-production from Neutron» – arXiv:hep-ex/0301020 v1 14 Jan

2003, работа также доступна на http://ru.arxiv.org/abs/hep-ex/0301020.

Часть научного сообщества, мотивированная успехами стандартной мо-

дели, достаточно быстро нашла выход из создавшегося положения, введя

в научный обиход новую гипотезу ad-hoc: обнаруженный резонанс пред-

положительно является «экзотическим» пятикварковым состоянием.

Можно привести несколько статей из известного журнала «CERN

Courier», содержание которых позволяет сделать следующий вывод: су-

ществование пентакварка твердо установлено [Sutton 2003a, 2003б,

2003в].

Проблема состоит в том, что оригинальная кварковая модель, в кото-

рой барион представляется как трехкварковое состояние, не предполагала

существование такой частицы. Стандартная модель взаимодействия эле-

ментарных частицпоследняя из общепризнанных фундаментальных

научных теорий в физике элементарных частиц, успешно описывающая

эффекты в высокоэнергетических сильных, слабых и электромагнитных

взаимодействиях. Однако, по мнению И. П. Иванова, «в последние годы

стали все чаще и чаще появляться экспериментальные данные, свидетель-

ствующие о наличии в Стандартной Модели серьезныхнеувязок”, стали

появляться интересные результаты непрямых, косвенных проверок. В

отличие от прямых поисков, где эффектэто, скажем, открытие новой

тяжелой элементарной частицы, отсутствующей в наборе, в косвенных

проверках новым эффектом является наблюдение каких-либо несогласо-

ванностей, несостыковок разных экспериментально наблюдаемых вели-

чин друг с другом. Эти несостыковки очень малы, однако благодаря вы-

сокой точности экспериментов они могут оказаться статистически вполне

значимыми. Классическим примером такой несостыковки является, на-

пример, отличие значения аномального магнитного момента мюона от

теоретических предсказаний» (См.: Иванов И. П. Последние дни Стан-

дартной Модели? // Электрон. ресурс: http://www.scientific.ru/journal/news

/0702/n140702.html; см. также: Иванов И. П. Открытие нового мезона:

теоретики во всеоружии // Электрон. ресурс: http://www.scientific.ru/journal/

news/0503/n120503.html).

Возможно, дальнейшее развитие стандартной модели приведет к пред-

сказанию других эффектов, не прогнозируемых ею, однако мы принима-

ем, что солитонная концепция получила косвенное эмпирическое под-

тверждение на основании «статистической значимости» зарегистриро-

ванного сигналазафиксированного в базовой модели способа обоснова-

ния нового результата. В данном случае имеет место подход, когда до-

полнительная гипотеза выступает «против» базовой теории в ситуации,

когда никаких «критических» противоречий между конкурирующими

теориями нет. Несмотря на то что эксперимент, проведенный японскими

учеными, был далеко не тривиальным, по точности теоретических пред-

сказаний описания различных свойств элементарных частиц солитонная

модель практически не отличается от предсказаний кварковой модели

(см., например: Копелиович В. Б. Топологические солитонные модели ба-

рионов и их предсказания // Электрон. ресурс: http://www.scientific.ru/journal/

kopel.html, а также работы arXiv:hep-ph/0303138 и arXiv:hep-ph/970

3373).

В настоящее время под давлением новых эмпирических данных и ус-

пешности других предсказаний нового подхода в рамках стандартной

модели физики элементарных частиц практически общепринятым счита-

ется существование пентакварковых состояний барионов. Согласно мате-

риалам сайта PhysicsWeb (www.physicsweb.org) открытие пентакварково-

го состояния барионов является основным результатом в физике элемен-

тарных частиц за 2004 г. (см., например: Aktas A. et al. Evidence for a narrow

anti-charmed baryon state // Электрон. ресурс: arXiv.org/abs/hepex/

0403017; Alt C. et al. Evidence for an exotic S = -2, Q = -2 baryon resonance

in proton-proton collisions at the CERN SPS // Phys. Rev. Lett. 2004. V.

92. N 042003; Kubarovsky V. et al. Observation of an exotic baryon with S =

+1 in photoproduction from the proton // Phys. Rev. Lett. 2004. V. 92.

N 032001.

2 Приверженец научного реализма рассматривает теории как серьез-

ные попытки описания и объяснения реальности. В том случае если пред-

сказания теории проверяемы эмпирически, теория может описывать яв-

ления в принципиально ненаблюдаемой области, постулируя существо-

вание теоретических сущностей. По мнению У. Селларса, приведенное

требование обязано сопровождаться разделением семантических отноше-

ний теории и реальности, попыткой описания которой она выступает, и

методологических отношений теории и эмпирических процедур, исполь-

зуемых для проверки этой теории [Sellars, 1963]. Например, квантовая

механика является теорией относительно микромира элементарных час-

тиц, а не относительно наблюдений и измерений, проводимых в лабора-

тории. В общем случае понятия теории, реальности и наблюдения (экспе-

римента) связываются соответственно через понятия описания, взаимо_-

действия и проверки. Вопрос о том, насколько хорошо теория описывает

или представляет реальность, принадлежит области семантики. Истинное

значение теории не принадлежит области эпистемологического реализма:

процесс проверки теории не влияет на ее истинное значение, скорее он

влияет на нашу рациональную оценку ее истинного значения. «Научный

реализм должен различать вопросы проверки (testability) теории, методо-

логические отношения между теорией и наблюдением, с одной стороны,

и значения (meaning), семантические отношения между теорией и реаль-

ностью, с другой» [Niiniluoto, 2002. Р. 120].

3 Ранее мы уже указывали, что выбор научного реализма в контексте

проблемы «маргинализации явления» ведет к тому, что предметом фило-

софско-методологического анализа становится не сама теория, а интер-

претация теоретического термина внутри теории [Головко, 2005б]. Под

теоретическим термином, в отличие от наблюдаемого (который является

эффективно разрешимым относительно терминов наблюдения), мы по-

нимаем термин, который вводится в теорию для построения объяснения и

в силу этого обладает дополнительным содержанием, которое _не сводит-

ся к процедурам экспериментирования, наблюдения или даже вычисле-

ния. Рассмотрение нами проблемы соотношения концептуальной модели

и реальности в области, где эмпирическая проверка предсказаний теории

затруднена, требует от интерпретаций теоретических терминов наличия

некоторого внешнего критерия, который позволил бы контролировать

адекватность этих интерпретаций. Вывод к лучшему объяснению, индук-

ция, дедукция, простота, объяснительная сила, красота и т. д. есть проце-

дуры отбора удовлетворительных интерпретаций теоретических терми-

нов. Отметим, что в рамках данного пособия эта интересная темаанализ

интерпретаций теоретических терминовне входит в число поставлен-

ных задач.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я