• 5

Натурализация эпистемологии

Основанием для обоснования научных теорий являются эмпирические

данные. Философские построения также требуют определенной отправ-

ной точки аргументации. Эпистемологические построения, например,

просто обязаны быть основанными на каком-то конкретном представле-

нии о знании, для того чтобы обеспечить дополнительную достоверность

и практичность достаточно общих построений. Конкретные представле-

ния обеспечивают основания для проверки в том случае, если модель не-

достаточно хорошо объясняет или интерпретирует отдельные детали на-

шего представления о знании.

Потребность в конкретно-научных основаниях для философских по-

строений, как правило, называют натурализацией, в данном случаена-

турализацией эпистемологии. Натурализация требует избегать исключи-

тельно абстрактной философии, основанной только на логике и рассудке,

а также предписывает то, каким знание должно быть «на самом деле»,

путем создания специфической модели знания, которой должны удовле-

творять различные реальные, выбранные заранее агенты или ситуации.

Натурализованная эпистемология является эмпирической в том смысле,

что она основана на «эмпирических данных» того, как в реальных ситуа-

циях фактически устанавливается знание. Перцептуальное знание, на-

пример, может быть установлено путем изучения оснований оптики, фи-

зиологии и психологии и применения их к реальным актам зрительного

восприятия.

Говоря о научном знании в целом, мы не можем анализировать роль

эксперимента, просто говоря об абстрактном экспериментировании, мы

всегда обращаемся к конкретным случаям, изучая теоретические по-

строения, инструментарий и реальную практику. Понимание знания с

позиции натуралистской перспективы требует понимания физической

природы познающего и вещей, которые он познает, другими словами, оно

требует знания, или задания, «метафизики» взаимодействия между чело-

веком и миром.

Натурализованная эпистемология изучает то, что мы можем знать и

как мы можем знать, полагая, что природа познающего, так же как и ми-

ра, позволяет нам получить знание о мире. Основанием для такого пред-

положения, как правило, служат результаты конкретных научных иссле-

дований. Наш основной вопросвопрос о пределах физического знания:

в каком смысле в данном случае возможна натурализация наших эписте-

мологических построений и возможна ли она вообще?

Как отмечено выше, говоря о пределах физического знания, есть опас-

ность попасть в порочный круг, когда мы будем стремиться использовать

физику для того, чтобы оценить пределы самого физического знания.

Впрочем_, подобный круг возникает при анализе любой науки. Научные

данные должны быть оправданно заслуживающими доверие и поддаю-

щимися интерпретации. Часто эта оправданность принятия данных осно-

вана на неких теоретических предпосылках, представлениях о том, как

эти данные «возникают» и что должны «означать». После этого эмпири-

ческие данные используют для проверки теории. Ученый должен быть

чрезвычайно внимателен и осторожен во всем, что касается интерпрета-

ции эмпирических данных и их роли в проверке теории: поддержку полу-

чает (или «извлекает выгоду» из этих данных) не та теория, которая ис-

пользовалась для интерпретации эмпирических данных, а другая. Анало-

гичную обеспокоенность можно высказать относительно различных по-

пыток натурализации эпистемологии.

Поскольку отправным пунктом философского теоретизирования по

поводу научного знания является или должно являться само научное зна-

ние, то, не нарушая общности рассуждения, можно утверждать, что от-

ношения между физикой и философией напоминают отношения между

теорией и экспериментом. И в научном контексте, и _в контексте вопросов

относительно пределов знания и реализма некоторые предварительные

теоретические соображения просто необходимы для непосредственного

отбора и интерпретации оснований – «эмпирических данных». Наука раз-

вивается «за счет» соотношения теории и эксперимента, аналогично, ко-

нечно, в натуралистической перспективе можно утверждать, что филосо-

фия и физика являются необходимыми основаниями для того, чтобы

осуществлять прогресс в области реализма, по крайней мере, в отноше-

нии интерпретации физического знания.

Таким образом, мы вынуждены предварить наши философско-

методологические исследования физических проблем, постановок задач и

попыток их решения необходимыми сугубо философскими рассуждения-

ми. Ниже мы попытаемся прояснить тезис Бора относительно реальности

«как она нам дана» и реальности «как она есть на самом деле», постара-

емся задать интерпретацию вопроса о возможности объективного физи-

ческого знания в подходящей натуралистской перспективе и свести его к

вопросу подбора необходимых «эмпирических данных» из области физи-

ки и теоретических схем из области философии.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я