• 5

8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В начале этой книги я говорил, что история есте-

ственной философии характеризуется взаимодействием

двух соперничающих философий времени: одна из них

ставит своей целью его áисключениеâ, а другая основана

на вере в его первичность и несводимость.

Центральным пунктом дискуссии является статус

áстановленияâ или совершающегося, а также прошлого,

настоящего и будущего; другими словами, тех черт вре->

мени, для которых не имеется пространственных анало-

гов. Согласно Канту, время (как и пространство) отно-

сится лишь к воспринимающему, а не к вещам в себе.

Согласно Мактаггарту, ряды, которые сами по себе яв-

ляются невременными, представляются нам как времен-

ные: в принципе одна и та же совокупность объектов

вечно находится áтамâ, причем единственное изменение

происходит в нашем сознании от меньшей (и более за-

путанной) к большей (и более ясной) осведомленности.

1 Тиррел считает, что не только данные о проникновении, но

также и явления наития и мистицизма указывают, что подсозна-

тельное áяâ обладает чем-то большим, подобным всеосведомленно-

сти, по сравнению с тем, чем располагает сознающее áяâ. Следова-

тельно, он рассматривает сознающий ум как стремящийся áвлиться

во временную последовательность мыслей, которая, видимо, при-

сутствует в подсознательном áяâ в виде всецелостиâ (там же,

стр. 96).

Эти точки зрения философов-идеалистов сходны с точ-

ками зрения многих современных ученых, которые пола-

гают, что время ни первично, ни несводимо. Эту парал-

лель явно понял Гёдель, который рассматривает

свойство диаграммы Минковского, состоящее в том, что

имеется большой класс событий, для которых, видимо, не

существует объективных упорядочивающих во времени

отношений как áоднозначное доказательствоâ взглядов

таких философов, как Парменид, Кант и современные

идеалисты, отрицающих объективность изменения и рас-

сматривающих его как иллюзию, или видимость, обу-

словленную нашим конкретным способом восприятия '.

Для тех, кто отрицает áреальностьâ времени или кто,

подобно Больцману и Рейхенбаху, пытается доказать,

что оно является производным понятием невременного

происхождения, мы можем ответить словами Лотце, что

áмы должны либо допустить становление, либо объяс-

нить становление нереальной видимости становленияâ2,

а без неявного обращения к становлению это невозмож-

но. Ведь если бы не совершались некоторые реальные

временные переходы, как могло бы возникнуть предста-

вление о них? А тем, кто верит в áклочковатую вселен-

нуюâ, мы можем поставить следующий вопрос: если со-

бытия вечно находятся áтамâ, а мы просто пересекаем

их, как приобретаем мы иллюзию о времени, не предпо-

лагая, что она проистекает из наличия времени? Наобо-

рот, мы обладаем способностью временного понимания

последующих фаз чувственного опыта потому, что наши

умы приспособлены к миру, в котором мы живем, а он

является постоянно изменяющимся миром с универсаль-

ным основным ритмом. Следовательно, каждый наблю-

датель, связанный с фундаментальной системой отсчета,

определяемой локальным средним движением материи,

имеет единственную шкалу собственного времени, а лю-

бой наблюдатель, движущийся относительно локальной

фундаментальной системы отсчета, испытывает соответ-

ствующее замедление времени (которое значительно

лишь тогда, когда его скорость составляет значительную

долю скорости света).

Наше фактическое восприятие времени является

сложным процессом. Ниже уровня сознания тикают не-

исчислимые часы клеточной и физиологической активно-

сти, достигающие своего апогея в альфа-ритме коры

головного мозга. Но наш осознанный отчет о временных

явлениях включает также и психологические факторы;

в нем господствует темп нашего внимания, а он приоб-

ретается учебой. Первичной функцией умственной дея-

тельности является проникновение в будущее и предви-

дение события, которое почти произошло. Наше распо-

знавание прошлого, видимо, является относительно

поздним продуктом эволюции человека, поскольку связ-

ная память как раз не является простым повторным

возбуждением умственных следов, а зависит от воссо-

здания событий с помощью воображения, и, может быть,

вначале было тесно связано с изобретением языка.

Становится все более и более очевидным, однако, что

из традиционных подразделений времени настоящее

является наиболее сложным. Простое всемирное лезвие

ножа áтеперьâ в том виде, в каком оно существовало

в воображении Ньютона, является недостаточным по

крайней мере по пяти соображениям.

(1) Ясно, что мысленное настоящее не является

строго непротяженным мгновением; и, хотя психологи-

ческое понятие о внешне познаваемом настоящем было

подвергнуто критике по причине некоторой расплывча-

тости его области и содержания, основная идея должна

быть принята. Прямолинейный континуум точечных мо-

ментов времени, возникший под влиянием использования

времени как переменной в математической физике, мо-

жет быть построен из перекрывающихся длительностей

перцепторного времени лишь при введении определен-

ных гипотез о непрерывности и поэтому должен рассма-

триваться как логическая абстракция, подобная прямой

линии в геометрии.

(2) При анализе фактических явлений природы мы

находим некоторые основания для рассмотрения физи-

ческого времени как не поддающегося неопределенно

длительному делению на все более и более малые со-

ставные части. Хотя эту идею еще следует рассматри-

вать как нечто спекулятивное, хронон, равный примерно

Ю-24 секунды, может оказаться окончательным атомом

времени. Если это окажется так, то любая длительность

может буквально рассматриваться как дискретное число

в смысле Пифагора —Аристотеля.

(3) Хотя теоретики-космологи ввели представление

о космическом . времени как экстраполяцию áна весь

мирâ субъективного áтеперьâ наблюдателя, оно может

и не быть всеобъемлющим. Ведь если расширение все-

ленной не однородно, то может иметь место очевидный

горизонт времени, то есть могут происходить события,

которые не могут быть включены, даже в принципе,

в область заданного наблюдателя, как бы далеко в бу-

дущее ни простиралась его шкала времени.

(4) В квантовой физике настоящее является решаю-

щим моментом при взаимодействии наблюдателя и на-

блюдаемого, причем будущее состояние является

математической конструкцией, которая может быть из-

менена путем наблюдения.

(5) Область áпотенциальной одновременностиâ на

диаграмме Минковского является более тонким и более

богатым понятием, чем его ньютоновский аналог.

В частности, он может содержать мировые линии струк-

тур, которые, хотя и не отождествимы с составными ча-

стями обычной материи, могут быть, однако, связаны

с каким-то видом существующего. Если это так, то мы

должны рассматривать их собственное время как про-

стирающееся в ином измерении, чем наше.

На субатомном уровне может и не быть последова-

тельного направления времени, и, таким образом, время

в том виде, в каком мы обычно понимаем его, может

быть существенно макроскопическим явлением. Остается

открытым следующий вопрос: означают ли доводы в

пользу проникновения, что имеются связи между собы-

тиями, которые пересекают это время. Каково бы ни

было объяснение этого факта, оно не может быть осно-

вано на дурной бесконечности, скрытой в ложном пред-

положении, что происхождение события само по себе

уже является другим событием. С другой стороны, пред-

ставление о том, что время первично и несводимо, не

должно нас толкать в объятия гипотезы, согласно кото-

рой оно абсолютно, поскольку моменты времени не су-

ществуют самостоятельно, а являются просто классами

сосуществующих событий. Вместе с тем время не яв-

ляется таинственной иллюзией интеллекта. Оно является

существенным свойством вселенной.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я