• 5

5. БИОЛОГИЧЕСКОЕ ВРЕМЯ (II)

Обращаясь к человеку, можно сказать, что его чув-

ство времени подвержено сравнительно небольшим из-

менениям с точки зрения физического времени, несмотря

на грандиозные изменения в его окружающей среде. Но

у человека внутренняя температура поддерживается

практически постоянной, независимо от внешней темпе-

ратуры. В классическом эксперименте 1936 года Мак-

леод и Рофф нашли, что два человека, помещенные

в испытательную камеру на 48 и 86 часов соответствен-

но, определяли время с такой точностью, что их отно-

сительная ошибка не превышала одного процента'.

Однако эти оценки нельзя строго сравнивать с наблю-

даемыми в поведений птиц и пчел подобными же явле-

ниями, которые, по-видимому, имели чисто автомати-

ческую физиологическую основу. С другой стороны,

мнение Локка, что люди не имеют никакого восприятия

времени, ≪но при размышлении над потоком идей они

обнаруживают следование одной идеи за другой при

их осознании≫2, очевидно, совершенно не подходит для

объяснения высокой степени точности, полученной

в этом эксперименте.

Интересный, но несколько иной тип эксперимента

для проверки существования некоторого вида часов

в подсознании был произведен Дж. Редвудом Андерсо-

ном с использованием Cannabis indica (гашиша). Экс-

перимент, как писал Андерсон Уолтеру де ла Мару3,

заключался в оценке интервалов времени в продолже-

ние разговора (с другом, не находящимся под влиянием

наркотика), так что испытуемый не мог как-либо созна-

тельно рассчитывать течение времени. Его преследовала

галлюцинация громадной мерной ленты, размеченной не

в дюймах и футах, но в секундах, минутах, днях и го-

дах. Вдоль этой шкалы двигалась стрелка. Когда его

друг говорил ему время, стрелка отмечала это время на

шкале. Если друг просил его определить, когда истечет,

скажем, пять минут тридцать секунд, оказывалось, что

он может сделать такое определение совершенно точно.

Андерсон повторял этот эксперимент много раз и ка-

ждый раз успешно. Для этого ему было достаточно ми-

моходом бросить взгляд на стрелку, двигающуюся вдоль

шкалы. Вся галлюцинация казалась ему реально суще*

1 R. B. M а с l e o d and M. M. T. R o f f, Acta Psychol., Hague,

ствующей. ≪Я не знаю, какое время определялось на

шкале, но шкала была рассчитана на много лет; стрелка

точно 'определяла данный момент —слева от нее было

прошлое, а справа -будущее, в то время как она сама

двигалась постоянно и неумолимо≫.

Очень вероятно, что постоянная температура челове-

ческого тела является решающим фактором, связываю-

щим индивидуальное время человека с универсальным

физическим временем и предохраняющим их взаимоот-

ношение от излишней неустойчивости. Эта гипотеза была

проверена Г. Хогландом', который в своем исследовании

≪химической основы нашего чувства времени≫ нашел, что

эксперименты по оценке времени людьми с повышенной

температурой подтверждают, что повышенная темпера-

тура тел'а вынуждает химические часы идти быстрее и

поэтому внешнее время кажется идущим медленнее.

Важным временным процессом у человека, а также

у животных является процесс контролирования сна. Мы

знаем, что в мозге имеется ≪центр пробуждения≫ и, воз-

можно, имеется также ≪центр засыпания≫, но мы все

же не знаем, как они обеспечивают суточный цикл, под-

верженный, однако, некоторым колебаниям, обусло-

вленным внешними стимулами. Д. О. Хебб2 считает, что

должен иметься физиологический синхронный процесс

в стволе мозга, который в основном не зависит от сен-

сорной регуляции.

Процессы, связанные с физиологическим временем

человека, распадаются на две группы: повторяющиеся

процессы, подобные сокращениям сердца, и прогресси-

рующие процессы, подобные склерозу ткани и артерий.

Повторяющиеся процессы, однако, часто подвергаются

прогрессивному изменению. Это явление было детально

изучено Леконтом дю Нуйи, особенно в отношении ско-

рости заживления наружных ран. Он провел ч.ецкое раз-

личие между однородным BpeiAejuew звездных явлений,

и физиологическим временем;. Та* как время, необходи-

мое для восстановления-, данной единицы физиологиче

ской работьи, в среднее цонти в четыре раза больше

в возрасте пятидесяти' ле.т, чем в возрасте десяти, он

утверждает, что ≪поэтому все происходит так, будто

звездное время течет в четыре раза быстрее для человека

пятидесяти лет, чем для ребенка десяти лет≫1.

Имеется другая альтернатива: рассматривая ско-

рость звездного времени как постоянную, мы находим,

что физиологическое время разных людей различно,

а также меняется у одного и того же человека на раз-

ных стадиях его жизни. Леконт дю Нуйи полагает, что,

хотя не все биологические явления замедляются с оди-

наковой скоростью в процессе старения, мы можем' все

же говорить об основном физиологическом времени, свя-

занном с размножением клеток, так как это ≪основное

явление при строительстве живой материи≫2.

Тот факт, что замедление органических процессов

с возрастом в общем представляет собой флуктуирую-

щий, а не полностью регулярный процесс, может пока-

заться противоречащим нашей гипотезе о довольно точ-

ных внутренних часах, но последняя относится только

к коротким интервалам времени по сравнению с нор-

мальным периодом жизни, тогда как флуктуации физио-

логического времени относятся к значительно более

продолжительным интервалам3.

Физиологическое время отличается от физического

времени тем, что оно является в сущности внутренним,

временем, связанным с областью пространства, занимае-

мой живыми клетками, которые относительно изолиро-

ваны от остальной вселенной. Физиологическое время

8 Согласно Мирче Элиаде ( M i r c e a E l i a d e , Time and Eternity

in Indian Thought, в: Man and Time, статьи изThe Eranos

Yearbooks, London, 1958, p. 196), в результате прогрессивно за-

медляющегося ритма дыхания, то есть удлинения вдоха, выдоха и

интервала между ними, время для йогов протекает по-иному, чем

для нас. ≪Возможно даже, —пишет он, —что ритмичность дыхания

оказывает значительный эффект на физиологию йогов≫. В Ришике-

ше в Гималаях он встретил аскета, который проводил почти всю

ночь в осуществлении pränäyama и никогда не ел больше горсти

риса в день. Тем не менее он имел тело идеального атлета и не

обнаруживал признаков недоедания или утомления. ≪Я удивился,

почему он никогда не бывает голоден. ≪Я живу только днем, —от-

ветил он, —ночью я уменьшаю число своих вдохов в десять раз≫.

Я не совсем уверен, что правильно его понял, но возможно, что,

так как жизненное время измеряется числом вдохов и выдохов,

он просто за десять часов жил только десятую часть нашего вре-

регулируется реакцией клеток на изменения, происхо-

дящие внутри этой области, например скоростью накоп-

ления отработанных продуктов. Если состав (composition)

области искусственным образом поддержи-

вается неизменным, то жизнь в ней действительно яв-

ляется вечной, но в природе продолжительность жизни

контролируется тем фактом, что нельзя полностью избе-

жать медленных прогрессивных видоизменений в сыво-

ротке и ткани. Таким образом, постепенное замедление

наших физиологических процессов создает иллюзию, что,

когда мы становимся старше, время стремится все бо-

лее убыстрить свой бег. Этой иллюзии благоприятствуют

также психологические факторы. Когда мы становимся

старше, не только наша жизнь стремится стать полнее,

но также единица физического времени становится все

меньшей и меньшей частью всей нашей прошлой жизни.

Тем не менее даже для тех, чья жизнь сравнительно

пуста, физическое время, по-видимому, проходит более

быстро, когда они стареют.

Физиологическое время также отличается от психо-

логического времени тем, что на последнее влияют со-

знательные факторы, например интеллектуальная уста-

новка (mental attitude). Но, как утверждает видный фи-

зиолог Алексис Каррел, психологическое время не

является продуктом одних этих факторов. Каждая

клетка регистрирует время по-своему. ≪Это регистриро-

вание времени тканями может, вероятно, достигать по-

рога сознания и вызывать неопределенное чувство в глу-

бинах беззвучно текущего потока нашего ≪я≫, потока,

в котором плывут состояния нашего сознания, подобно

отблескам света прожектора на темной поверхности не-

объятной реки≫'.

Тем не менее, хотя в общем считается, что человече-

ское чувство времени не связано с каким-либо особым

мени, то есть один час, благодаря тому, что, в течение ночи он

уменьшил ритм своего дыхания до одной десятой нормального. Если

считать время по числу вдохов, то день из двадцати четырех сол-

нечных часов имел для него длительность только от двенадцати

до тринадцати часов: таким образом, он съедал горсть риса не за

каждые двадцать четыре часа, но за каждые двенадцать или три-

надцать часов≫. Д-р Элиаде осторожно указывает на то, что это

только гипотеза, но он добавляет, что пока не имеется никакого

удовлетворительного объяснения удивительной моложавости йогов.

органом тела, в течение последних тридцати лет или

-около этого физиолог Анри Пьерон и другие предпола-

гали, что определение человеком времени, вероятно, за-

висит главным образом от процессов в центральной нерв-

ной системе, в частности от мозговых ритмов (которые

ускоряются с повышением температурь! тела) '. Эта ги-

потеза недавно была разработана физиком У. Гудди2 и

значительно более детально математиком Норбертом

Винером3.

Конечно, кроме нервной системы, имеется много ор-

ганов тела с ритмическим характером активности, особен-

но артериальный пульс, который давно известен своим

в общем регулярным ритмом при постоянных условиях.

Но Гудди утверждает, что благодаря своей обобщаю-

щей функции как конечного посредника нашего осозна-

ния всех ритмических механизмов тела, которые в осно-

ве не являются нервными, центральная нервная система

представляет внутренние часы в последней инстанции.

Хорошо известно, что память и предвидение, так же как

здравый смысл, сосредоточение внимания, способность

суждения и т. д., нарушаются, если повреждена кора

мозга4. Гудди указал, что эти разные процессы имеют

одну общую основополагающую черту, а именно потерю

временной оценки. Таким образом, если память пропа-

дает, воспоминание и упорядочивание прошлого времени

нарушается. Потеря сосредоточения внимания обуслов-

лена неспособностью сохранить ≪на мелкой шкале≫ сен-

сорномоторную активность, непосредственно касающую-

ся настоящего, а потеря предвидения, здравого смысла

и способности суждения означают дефект ≪вперед смот-

рящей памяти≫ или предсказания. Если эти способности

развиты недостаточно, то больной не может больше оце-

нивать степень вероятности будущих событий на основе

информации, поступившей из прошлого.

4 Одним из обычнейших дефектов, образующихся при поврежде.

иии коры, является потеря ясного определения времени: ритмично

повторяющиеся стимулы кажутся пациенту ≪происходящими все

время≫ в виде непрерывного звука вместо отдельных тактов, и он

Не может определить момент, когда он включается или устраняется

(Н. Head, Studies in Neurology, Oxford, 1920, vol. 11, p. 755).

91

≪На нейрофизиологическом уровне, —пишет Гуд-

ди, —мы должны ожидать, что найдем данные о систе-

мах часов, особенно если эти данные предполагают, что

(а) кора мозга играет роль вычислителя и ≪ее функция

заключается в отборе, дифференцировании, конденси-

ровании и абстрагировании ритмов или схем нейронной

активности≫ и что (б) восприятие зависит от простран-

ственно-временного упорядочивания нервной деятельно-

сти. Мы должны быть способными дедуцировать далее,

что характерной особенностью нейрофизиологических

часов коры должен быть упрощенный ритм, абстрагиро-

ванный от множества нервных клеток, процессов, кана-

лов и импульсов≫.

Со времени новаторских исследований английского

физика Р. Кэйтона в 1875 году было известно, что мозг

генерирует электрические токи. С дальнейшим усовер-

шенствованием регистрирующих приборов Ганс Бергер

открыл в 1924 году непрерывную ритмическую деятель-

ность мозга. Но только в 1934 году Эдриан и Мэтьюс

убедительно показали, что электроэнцефалограммы, за-

регистрированные в виде разности потенциалов между

парой электродов, прикрепленных снаружи черепа, пред-

ставляют в общем эффективную запись деятельности

мозга. Соответствующая разностность потенциалов очень

мала, порядка десяти микровольт, но частоты колебаний

более существенны, чем амплитуды. Разложение записей

на гармоники очень сложно, но были обнаружены четы-

ре основных типа ритма, каждый из которых характери-

зуется особой частотой колебания. Из них наиболее ва-

жен у нормального взрослого человека (особенно на

задней части черепа) так называемый альфа-ритм, ча-

стота которого колеблется от 8 до 12 периодов в секун-

ду, в среднем приблизительно 10 периодов в секунду.

Гудди утверждает, что этот ритм является конечной аб-

стракцией от всех других ритмов тела и представляет

внутренние часы как таковые.

Эта гипотеза подвергается сомнению вследствие того,

что альфа-ритм исчезает, когда мозг наиболее активен.

Как правило, это наиболее ясно видно, когда глаза

закрыты и субъект отдыхает. Если он откроет глаза

или начнет интенсивно думать над проблемой, этот

ритм оказывается чрезвычайно трудно обнаружить.

Но, конечно, чувство времени у субъекта сохра-

няется!

Норберт Винер указал, однако, что, так как мы мо-

жем генерировать альфа-ритм искусственно, воздействуя

на глаз видимым мерцанием от внешних импульсов со

скоростью около 10 в секунду, разумно предположить,

что естественный ритм является реакцией мозга на ми-

гания, которые вызываются его собственными внутрен-

ними колебаниями'. Тщательный анализ записей пока-

зывает, что в области вокруг особой средней частоты,

близкой к 10 герцам, имеется острый пик большой интен-

сивности и с малой шириной по частоте (менее 0,1 гер-

ца) в центре. Винер утверждает, что эта узкая полоса

частот представляет собой часы мозга, идущие с точ-

ностью около двух тысячных или около трех минут

в день. В пользу этой интерпретации он приводит дан-

ные недавнего анализа явления ≪времени реакции≫,

то есть времени задержки нашей реакции на предосте-

регающий сигнал. Вместо существования фиксирован-

ного интервала между воздействием, скажем, на глаз и

последующим действием мускулов имеется, пишет он,

≪реальное доказательство того, что глаз не может пере-

дать мозгу свое раздражение прежде, чем в определен-

ный момент ≪тикнут≫ часы в мозге, а частота ≪тикания≫

составляет, по-видимому, около 10 в секунду≫. Точно

так же, когда импульс идет от мозга к мышцам, он,

по-видимому, передается не непрерывно, но должен

ждать, пока тикнут другие часы, а эти часы также, ка-

жется, тикают с той же скоростью. Поэтому Винер за-

ключил, что рассматриваемые часы совпадают с часами,

находящимися в центре альфа-ритма.

Что касается возможного механизма этих часов, то

коллеги Винера М. Брэзье, Дж. Барлоу и У. Розенблит

обнаружили, что некоторые локальные колебания актив-

ности в мозге, по-видимому, имеют тенденцию синхрони-

1 Недавние исследования обнаружили, что преобладание альфа-

ритма, когда>'мозг находится в покое, обусловлено синхронизирован-

ными флуктуациями большой группы клеток, тогда как низковольт-

ный характер электрической активности, обнаруживаемый возбуж-

денным мозгом, соответствует очень разнообразным видам деятель-

ности его различных частей,

зироваться друг с другом'. Следовательно, какими бы

нестройными ни были осцилляторы мозга, они могут тем

не менее составить сравнительно синхронную комплекс-

ную систему. Более того, предварительный математиче-

ский анализ обнаруживает распределение интенсивно-

стей вокруг центральной частоты с шириной, подобной

ширине распределения, ранее полученной из электроэн-

цефалограмм, с острой, узкой полосой частот большой

интенсивности в центре. Винер предполагает, что ≪здесь

мы имеем механизм, обеспечивающий точность часов

мозга≫.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я