• 5

2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК ИДЕИ ВРЕМЕНИ

К концу XIX столетия кантовская идея времени 'как

необходимого условия нашего восприятия физического

мира подверглась сильной критике со стороны психоло-

гов. Гюйо в своей блестящей работе ≪Происхождение идеи

времени (La genese de l'idee de temps), опубликован-

ной в 1890 году, через два года после его смерти, об-

ратился от формальной проблемы, поставленной Кантом,

к рассмотрению действительного развития понятия вре-

мени. Гюйо считал время не априорным условием, но

следствием нашего восприятия мира, результатом дол-

гой эволюции. Гюйо утверждал, что оно в сущности

было продуктом человеческого воображения, воли и па-

мяти. В противоположность английским ассоциациони-

стам и эволюционистской школе, возглавляемой Гербер-

том Спенсером, которые рассматривали идею времени

как источник идеи пространства, Гюйо утверждал, что

даже если мы можем использовать одно для измерения

другого, тем не менее время и пространство являются

очень разными идеями со своими собственными харак-

терными чертами. Более того, идея пространства перво-

начально развилась до идеи времени. В эпоху первобыт-

ного умственного развития из последовательности идей

не возникает автоматически идея их последовательности,

тогда как движения во всех направлениях ответственны

за естественное возникновение идеи пространства как

способа представления одновременных ощущений, при-

ходящих от различных частей организма. Идея событий

в их временном порядке возникла после идеи объектов в

их пространственном порядке, так как последняя отно-

сится к восприятиям или самим впечатлениям, тогда

как первая зависит от репродуктивного воображения,

или представления. Последний источник идеи времени

лежит в нашем восприятии сходства и различия. Оба

необходимы, поскольку слишком большое несходство

следующих друг за другом образов, возникающих в со-

знании, почти так же неэффективно, как слишком ма-

ленькое несходство, так как каждый новый образ будет

занимать всю область нашего сознания, за исключением

всего того, что пришло раньше. Следовательно, опреде-

ленная степень непрерывности и регулярности в одно-

родном потоке ощущений является необходимым'усло-

вием для возникновения идеи времени. Поэтому, утвер-

ждал Гюйо, время не может быть чисто априорным

понятием.

<Я не думаю, что этот аргумент, несмотря на-'его убе-

дительность, полностью опровергает идею Канта, в со-

ответствии с которой время представляет собой ≪форму

нашего внутреннего чувства, то есть интуиции нас самих

и нашего внутреннего состояния≫, хотя мы не можем со-

гласиться с Кантом, что время не представляет собой ни-

чего, кроме этого. Ибо Гюйо допускал, что человеческий

ум обладает способностью, по-видимому, не присущей

животным, создавать идею времени из нашего опозна-

ния или осознания некоторых черт, характеризующих

данные опыта. Даже если Кант не вскрыл источник этой

способности, поскольку он рассматривал нашу идею вре-.

мени как неизменный умственный каркас, не имеющий

никакой эволюционной истории, он по крайней мере по-

нял сложную специфичность человеческого ума.

Мы обязаны Гюйо некоторыми проницательными

предположениями относительно пути, по которому раз-

вивалась эта способность ума. Гюйо отверг наивное

предположение Герберта Спенсера, что идея времени

была выведена из примитивного осознания временной

последовательности. Напротив, Гюйо утверждал, что на

примитивной ступени умственного развития не имелось

никакой ясной концепции ни одновременности, ни после-

довательности. Гюйо полагал, что идея времени воз-

никла тогда, когда человек стал сознавать свои реакции

на удовольствия и боль и связал с этими реакциями по-

следовательность мускульных ощущений. ≪Когда дитя

голодно, оно плачет и протягивает руки к своей корми-

лице: вот зародыш идеи будущего. Всякая потребность

предполагает возможность ее удовлетворения; совокуп-

ность таких возможностей мы обозначаем термином ≪бу*

дущее≫. Время закрыло бы доступ к себе существу, ко-

торое ничего не желало бы, ни. к чему не стремилось

бы... Будущее есть не то, что идет к нам, но то, к чему

мы идем≫ '. Психологический источник понятия времени

находится поэтому в сознательном понимании различия

между желанием и удовлетворением. Чувство цели и свя-

занное с ним усилие представляют последний источник

идей причины и действия; но люди в конце концов выра-

ботали понятия однородной временной последователь-

ности и определенного каузального процесса только

благодаря ряду научных абстракций.

По мнению Гюйо, понятие времени всегда было, внут-

ренне связано с понятием пространства. Будущее факти-

чески было тем, что лежит впереди и к чему стремились,

в то время как прошлое лежит позади и более не рас-

сматривается. ≪В общем, последовательность является

абстракцией двигательного усилия, совершаемого в про-

странстве, которое, становясь осознанным, представляет

намерение≫ 2. Идея цели была связана с некоторым на-

правлением в пространстве и, таким образом, с движе-

нием. В результате, время можно считать абстракцией

движения, которая сама связана с последовательностью .

ощущений мускульного усилия и сопротивления, прояв-

ляющейся вдоль линии от первоначальной точки про-

странства к другой точке, которой движение желает до-

стичь.

Таким образом, Гюйо утверждает, что в то время как

пространственные концепции произошли, по-видимому,

тогда, когда человек стал полностью сознавать свои дви-

жения и размышлять о них, временные понятия надо

свести к ощущениям усилия и утомления, связанным с

этими движениями. Однако, как впоследствии подчерк-

нул Жане3, человеку пришлось приобрести способность

различать между соответствующими ощущениями зачи-

нания, продолжения и окончания действия. В последние

годы стало очевидным, что умственные способности че-

ловека представляют потенциальные способности, кото-

рые он может реализовать на практике, только научив-

шись их использовать. Ибо, в то время как животные на-

следуют различные особые схемы сенсорного осознания

(awareness), известные под названием ≪освободителей≫

 (releasers), поскольку они действуют как автоматиче-

ские зачинатели специфических типов действия, человек

наследует только один ≪освободитель≫, который пере-

дается ребенку с материнской улыбкой. Поэтому человек

должен научиться создавать все свои другие схемы осо-

знания (awareness) из своего собственного опыта '. Сле-

довательно, наши идеи пространства и времени, которые,

согласно Канту, действуют так, как если бы они были

освободителями, надо в действительности считать ум-

ственными (mental) конструктами, приобретаемыми в

процессе научения.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я