• 5

3. “Мы ни на какие их угрозы не посмотрим...”

29 августа 1719 года, когда уже обозначился провал Аландского

конгресса, Англии удалось усилиями своего посла и Стокгольме

Д.Картрета заключить договор со Швецией (предварительный вариант).

Всем свои содержанием он был обращен против России.

Наиболее ярко это отразили его секретные статьи: 1. Гарантия ранее

заключенной конвенции Швеции с Ганновером, включая уступку

Швецией Бремена и Вердена. 2. Уступка Швецией Пруссии Штеттина

и некоторых земель. В обмен на это Пруссия должна была обязать-

Войны эпохи Петра Великого и Екатерины II 159

ся ни прямо, ни косвенно не оказывать России какой-либо помощи в

борьбе против Швеции. 3. Англия не ограничится “добрыми услугами”,

но окажет Швеции в ее противоборстве с Россией прямую помощь,

если Россия откажется принять английское посредничество и будет

продолжать вести войну против Швеции. Англия таким образом и по

существу и чисто формально становилась союзницей Швеции; вражда

к России, которую давно испытывал английский король Георг I, нашла в

договоре свое воплощение.

Договор Англии со Швецией, вне сомнения нес угрозу России,

ибо втягивал в свою орбиту многие европейские государства, в том

числе Польшу, Пруссию, Данию, Францию, и оставлял ее в изоляции.

Это не укрылось от внимательных глаз Петра I. Какой же

была на него реакция Петра?

Петр I по-прежнему следовал стратегии принуждения Швеции

к миру силой оружия, не думая пугаться замыслов английской дипломатии.

Об этом говорит тот факт, что, как только в сентябре

отошел в область предания Аландский конгресс, Петр I отправил в

Данциг отряд кораблей (две шнявы и пинк) под командой капитана

3-го ранга Н.П.Вильбао. В том же месяце отряд пришел в бухту

города и заблокировал свыше 100 английских и голландских торговых

судов с хлебом на борту для Швеции. 19 сентября на рейд

Данцигской бухты прибыл отряд шведских кораблей (линейный

корабль, фрегат и пинк). Шведский отряд превосходил русский, и

если бы разыгралось сражение, капитану 3-го ранга Вильбао было

не избежать беды. Тем не менее он решил: пока Петр I не прикажет

покинуть Данцигскую бухту, он будет “стоять здесь до последнего

человека”.

Петр I лишь в октябре отдал приказ Вильбао возвращаться, но

из заблокированной шведским отрядом бухты выйти русским судам

было невозможно. И снова капитан 3-го ранга решил остаться, не

допуская в бухту шведские корабли.

12 апреля с базы Карльскруна в Данциг вышел еще один отряд

шведских кораблей (три линейных судна, четыре фрегата). Им ничего

не стоило в пух и прах разнести артиллерийским огнем две

русских шнявы и пинк. Но тут вмешалась королева Ульрика-Элео-

нора. Изумленная мужеством русских моряков, не желая кровопролитного

столкновения, она наказала командиру шведской эскадры

выпустить отряд Вильбао. Тот благополучно вернулся в Ригу.

21 января 1720 года Англия подписала окончательный вариант

союзного договора со Швецией.

В тот же день, 21 января 1720 года, под давлением Англии заключила

договор со Швецией и Пруссия, взяв на себя обязательство ни

160 Войны эпохи Петра Великого и Екатерины II

прямо, ни косвенно не оказывать России помощи. Однако в июне 1720

года прусский король Фридрих-Вильгельм, не желая ссориться” с Россией,

“подстраховал” себя, заявив в особой декларации, что его обязательства

по договору со Швецией не имеют в виду земель вне Империи.

Иначе говоря, он “оставлял” России полную свободу действий на

побережье.

В июле Англия, прибегнув к запугиванию и подкупу, заставила

Данию пойти на перемирие со Швецией.

Английские дипломаты склоняли власть предержащих в Австрии,

Польше, Турции, Голландии, Франции к тому, чтобы проводить

по отношению к России жесткую политику вплоть до “подключения”

своих войск к военным действиям.

Но дипломатический нажим английской дипломатии почти на

все европейские государства и Турцию разбивался о противоречия,

которые существовали между державами.

В частности, Австрия, ощущая угрозу возникновения новой

войны с Турцией и “сдержанные” отношения с Францией, не хотела

иметь у себя в тылу враждебную Россию.

Польская шляхта, думая о получении Ливонии и принимая

английские субсидии, не желала втянуть себя в войну с Россией.

В ноябре 1720 года России удалось заключить договор о вечном

мире с Турцией, а это означало, что это государство выпадало

из числа противников России.

В конце 1719 —начале 1720 года резко обострились отношения

между Англией и Францией из-за дележа “испанского наследства.

Франция не могла быть членом проанглийского блока европейских

государств, направленного против России.

Не желала вмешиваться в войну и Голландия.

С конца 1719 —начала 1720 года Петр I с головой ушел в

приготовления к кампании 1720 г.

Стержнем плана кампании была по-прежнему идея Петра I

посредством высадки десантов на территорию Швеции заставить ее

вернуться за стол переговоров и заключить мир. Вот почему он из

всех приготовлений выделил строительство новых легких судов для

десантирования войск, численность которых возросла бы до 30 тысяч

человек. Петр I приказал построить 10 галер, 12 шхерботов,

довести число лодок до 150.

4 марта Петр I одобрил план действий. Было намечено послать

треть галер к городу Веазе (Финляндия). Им предстояло с десантом

на борту перейти Ботнический залив и высадить войска под шведским

городом Умео, нанеся здесь отвлекающий удар. Главные же силы га-

Войны эпохи Петра Великого и Екатерины II 161

лерного флота, опять-таки с десантом на борту, должны были совершить

переход проливами Аландского архипелага к шведскому побережью

в район города Гевле.

События пошли, сменяя друг друга с нарастающей быстротой.

В марте Ф.М. Апраксин задался целью провести поиск у берегов

Швеции для определения мест высадки десантов. Петр I ожидал

появления на Балтике английской эскадры и решил установить наблюдение

за ее подходом в район Дагерорта, недалеко от входа в

Балтийское море. Эту боевую задачу он возложил на капитан-командора

В. фон Гофта, подчинив ему эскадру —7 линейных кораблей

и 1 фрегат.

Так как Петр I полагал, что вероятнее всего объединенные

морские силы Англии и Швеции предпримут нападение на Ревель,

он распорядился отправить на его защиту три полка —Ингерман-

ландский, Астраханский и Киевский.

Петр I изо дня в день “отслеживал” приготовления Англии и

Швеции к кампании. Ему было известно, что Швеция готовит десант

и суда на 24 тысячи человек, вооружает 17 военных кораблей.

Это говорило о том, что, рассчитывая на помощь Англии, Швеция

замышляет активные боевые действия.

Петр I на это отреагировал мгновенно. 11 апреля он отписал

генерал-адмиралу Апраксину: “Приход Норисов не так чается быть

скор, как разглашали, ежели возможно до его (т.е. Норриса —Авт.)

прибытия делать, чтоб не отпуская времени делали осмотр по тамошним

случаям”. “Делать, не отпуская времени”, т.е. упреждать

противника в боевых действиях —вот к чему склонилась мысль

Петра I.

30 апреля галерный флот в составе 105 галер (из них 19 конных),

110 лодок, 8 бригантин с десантом в 24119 человек (основные

силы —Авт.) под командованием генерала М.М.Голицына покинул

финское побережье, выйдя из Або, и двинулся к Аландскому архипелагу,

к острову Лемланд и далее на стокгольмский фарватер, в то

время как английская эскадра Норриса из 21 линейного корабля и

10 фрегатов показалась в западной акватории Балтийского флота

только 12 мая.

Еще раньше, 24 апреля, из Або вышел отряд галер (35 судов,

из них 9 конных) с 6282 солдатами и офицерами под командованием

бригадира Ю.А. Менгдена (вспомогательные силы, —Авт.) для

“отвлекающих” действий в районе городков Старый и Новый Умео,

далеко севернее Стокгольма. Затем, не мешкая, пошел бы в глубь шведской

территории не менее чем на 30 км и разорил оба городка.

162 Войны эпохи Петра Великого и Екатерины II

Между тем, объединившись, английский и шведский флот взял

курс на Ревель, а в конце мая появился близ него, став на якорь в

трех милях. Английская эскадра стояла на рейде, имея в строю

18 линейных кораблей (от 50 до 90 пушек на каждом), 3 фрегата,

2 бомбардирских судна и 1 брандер. Рядом выстроился шведский

флот: 7 линейных кораблей (от 64 до 70 пушек на каждом), пинк,

бомбардирское судно и 2 брандера. То была внушительная сила.

Но побережье у Ревеля и дальше по обе стороны от него Петр I

давно уже укрепил, а вход в гавань перекрыл. 300 орудий смотрели

в сторону вражеских кораблей. Гарнизон города, да и укрытые под

его укреплениями русские парусные корабли были готовы постоять

за царя и отечество.

Как только английские и шведские корабли встали на якорь на

виду у города, командующий русским флотом генерал-адмирал

Ф.М.Апраксин запросил у адмирала Норриса, зачем прибыли английские

корабли? Адмирал Норрис, лицемеря, ответил, что приход

английского флота на Балтику осуществлен исключительно для

посредничества в переговорах России и Швеции.

2 июня Норрис получил известие: русский отряд учинил “великое

разорение” под Умео, и Норрис поспешил убраться из под

Ревеля со всем объединенным флотом к Стокгольму, ибо и здесь,

считал он, могли появиться русские десанты. Так бесславно закончился

его поход, целью которого было уничтожение русского флота

на Балтийском море.

Кампания 1720 года продолжалась.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я