• загрузка...
    5

§1. Знание адвокатом сущности суда присяжных и предпосылок его возрождения в России

загрузка...

"Концепция судебной реформы", утвержденная Верховным Советом Российской Федерации 21 октября 1991 г. и составляющая основу реформы системы правосудия в России, предложила в качестве одного из новых институтов реформы введение суда присяжных. Это говорит об осознании государством и обществом необходимости включения присяжных заседателей в судопроизводство в период перехода к правовому демократическому государству.

Закон от 16 июля 1993 г.1 учредил суд присяжных заседателей на территории девяти субъектов Российской Федерации. Он изменяет форму и содержание уголовной процедуры в России. Впервые закон официально включил в Уголовно-процессуальный кодекс следующие важные конституционные принципы: состязательность (ст. 429), презумпцию невиновности (ст. 451), право не свидетельствовать против себя (ст. 451) и исключение доказательств, полученных с нарушением закона (ст. ст. 433, 435). Простое присутствие двенадцати независимых присяжных, устанавливающих факты, уже вызывает серьезные изменения в содержании традиционного процесса.

Прошло сравнительно немного времени с момента введения института присяжных заседателей. Адвокаты пока еще не обладают многими важными навыками и приемами ведения дела в суде присяжных. А поскольку этот процесс нов и очень специфичен, то от адвоката требуются прогрессивное мышление, умение выполнять свою работу в непривычных для него процессуальных условиях.

Понять характерные черты сегодняшнего суда присяжных можно на основе анализа его истории. А появился он в период судебной реформы 1864 г.

"Судебная реформа, - писал А.Ф. Кони, - была тесно связана с освобождением крестьян. Она вытекала из него непосредственно. Уничтожался домашний вотчинный суд для многих миллионов дотоле бесправных людей. Они должны были явиться не только носителями гражданских прав, но и непосредственными защитниками этих своих прав на суде". Для упорядочения новых политико-экономических отношений, возникших в 1861 г. в связи с отменой крепостного права, потребовались новые законы и новые суды.

20 ноября 1864 г. Александр II подписал новые документы судебной реформы. Они вошли в историю под названием Судебных Уставов: "Учреждение судебных установлений" - собрание правил об устройстве и организации судов, "Устав уголовного судопроизводства" и "Устав гражданского судопроизводства". Это были кодексы, определяющие порядок действий суда, должностных лиц, других участников уголовного и гражданского процесса. Издан был и "Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями".

В царском указе от 20 ноября 1864 г. об утверждение уставов провозглашалось дарование русской земле суда скорого, правого, милостивого и равного для всех, возвышение судебной власти предоставлением ей надлежащей самостоятельности, для утверждения в народе уважения к закону, без которого невозможно народное благосостояние.

Если попытаться в самой краткой форме описать то новое, что внесено Судебными Уставами в российское право, то нужно указать на следующее. Это, прежде всего, независимость суда от исполнительной власти; замена инквизиционного процесса состязательным; равенство всех перед судом, независимо от сословной принадлежности; гласность судопроизводства вместо канцелярской тайны; свободная оценка доказательств вместо системы формальных доказательств; и, конечно, суд присяжных.

Основным органом правосудия по Уставам 1864 г. стал суд, состоящий из двух коллегий. Одна из них - двенадцать присяжных заседателей, назначаемых по жребию. Их называли еще судьями факта. Они должны были, независимо от постоянных судей, путем тайного голосования вынести вердикт, то есть дать ответ на главный вопрос уголовного дела: виновен ли подсудимый. При утвердительном ответе на этот вопрос присяжные могли признать осужденного заслуживающим снисхождения, и это влекло смягчение наказания, предусмотренного законом за данное преступление.

Вторую составную часть суда с участием присяжных составляли постоянные судьи (чиновники): председательствующий и два члена суда. В литературе их называют "коронными судьями" или "судьями права". Они разрешали возникающие в ходе судебного заседания вопросы чисто юридического характера, а, главное, на основании вердикта присяжных постановляли приговор, в котором решали вопрос о виде и мере наказания виновному. Если коронные судьи единогласно признавали, что присяжные осудили невиновного, то дело передавалось на рассмотрение нового состава присяжных, решение которых было уже окончательным. При оправдательном же вердикте присяжных подсудимый освобождался от суда и от содержания под стражей, если состоял под арестом. Значительную роль в деле играл председательствующий. Им обычно был опытный и высококвалифицированный юрист. Он обеспечивал организацию судебного заседания и руководил им.

Перед удалением присяжных в совещательную комнату для вынесения вердикта председательствующий обращался к ним с напутственным словом. В нем разъяснялись существенные, с точки зрения закона, обстоятельства дела, правила оценки доказательств, приводившихся сторонами в пользу и против подсудимого. Председательствующий обращал внимание присяжных на неправильное, по его мнению, изложение обстоятельств дела, неточное истолкование закона в выступлениях обвинителя и защитника, если это имело место.

Председательствующий был не вправе проявлять собственное мнение о виновности или невиновности подсудимого, о ложности или достоверности конкретных доказательств. Весомой гарантией объективности председательствующего была предусмотренная Судебными Уставами несменяемость судей. Ни министр, ни даже царь не имели права уволить, перевести, повысить или понизить в должности судью без согласия председательствующего.

Лучшей, благороднейшей, основанной на доверии к народному духу части судебной реформы называл суд присяжных А.Ф. Кони.

Раскрывая значение этого суда, один из творцов уставов Д. А. Ровинский указывал, что непосредственное участие сограждан в осуществлении правосудия есть школа нравственно-правового развития, в которой народ только и научится правде и перестанет открыто признавать кражу за самое обыкновенное дело.

Участие присяжных заседателей вместе с судом в рассмотрении и разрешении важнейших уголовных дел, сопряженная с этим торжественность отправления правосудия возвысили общее уважение к судебным установлениям, и вместе с тем сблизили взаимным доверием лиц судебного ведомства со всеми слоями общества. Присяжные заседатели, состоящие иногда преимущественно из крестьян, вполне оправдали возложенные на них надежды. Им часто предлагались весьма трудные для разрешения вопросы, над которыми обыкновенно затрудняются люди, приученные опытом к правильному разрешению уголовных дел, и все эти вопросы благодаря вниманию, с которым присяжные заседатели вникают в дело, разрешались в большинстве случаев правильно и удовлетворительно.

Но не все было идеально в работе суда присяжных, ведь Судебные Уставы были результатом компромисса. Это - следствие противостояния между прогрессивными сторонниками и реакционными противниками реформ. Такое противостояние проходило не без участия монарха, который колебался между той и другой стороной.Так, в указе "Об утверждении Уставов" провозглашалось создание суда, "единого для всех подданных", а в "Уставе уголовного судопроизводства" целый том был посвящен изъятиям из этого принципа. Например, дела о преступлениях против веры и других преступлениях, соединенных с нарушением церковных правил, были отнесены к ведению духовного суда.

Ограничивалась компетенция суда присяжных и по порядку подчиненности. Преступления, не представляющие для правительства особого значения, рассматривались мировыми судьями.

Дела же о государственных преступлениях вначале были отнесены к ведению Верховного уголовного суда и судебных палат. Верховный уголовный суд, учреждаемый каждый раз по особому указу царя, состоял из председателя Государственного совета и руководителей департаментов Сената. Представители общественности в этом суде отсутствовали.

Судебная палата к рассмотрению дел о государственных преступлениях вместо присяжных заседателей привлекала сословных представителей: губернского и уездного предводителей дворянства, городского главу или старшину уезда. В отличие от присяжных заседателей сословные представители обсуждали и постановляли приговор не самостоятельно, а совместно с коронными судьями.

Влияние церкви на судебную систему проявилось не только в учреждении автономных духовных судов. Оно сохранилось и в правилах о доказательствах, по которым не допускались к свидетельству под присягой лица, отлученные от церкви по приговору духовного суда, а также евреи - по делам их бывших единоверцев, принявших христианскую веру, раскольники - по делам лиц, обратившихся из раскола в православие. Совершенно по другим основаниям допросу без присяги подлежали священнослужители и монашествующие всех христианских вероисповеданий. Приведение к присяге свидетелей православного вероисповедания возлагалось на священников, а лиц другого вероисповедания - на соответствующих духовных лиц.

Включение в список присяжных заседателей обуславливалось рядом цензов. Первым был ценз оседлости. Это проживание в данной местности не менее двух лет. Затем шел имущественный ценз. Он предполагал наличие земельной собственности или определенного денежного дохода. Учитывалось также пребывание на государственной службе или в сельском самоуправлении, начиная, впрочем, с отнюдь не высоких должностей - вроде крестьян, избранных в очередные судьи волостных судов. Но не было образовательного ценза. В дореволюционной России по судебным уставам было достаточно, чтобы грамотным был хоть один из двенадцати присяжных, который и записывал ответы на поставленные перед ними вопросы.

Многие присяжные были неграмотными. В этих условиях особое значение приобретал принцип устности. В силу него не допускалась замена устных допросов письменными объяснениями, вступлений с речами - обменом "состязательными бумагами".

Один окружной суд создавался на несколько уездов, и выезд с места жительства для участия в судебном процессе был сопряжен с расходами, особенно чувствительными для крестьянина. Между тем, возмещение присяжным соответствующих расходов закон не предусматривал. И дело доходило до того, что присяжные из крестьян, чтобы прокормиться и оплатить ночлег, были вынуждены в промежутках между заседаниями наниматься чистить дворы, возить и пилить дрова, а иные закладывали одежду. Иногда суды прерывали сессию присяжных, чтобы те съездили за домашней провизией. Некоторые земства принимали решения о выдаче суточных денег крестьянам-заседателям из окрестных деревень. Однако такая практика была пресечена указанием Сената о том, что участие присяжных в осуществлении правосудия - не повинность, а почетное право, которое не требует материального вознаграждения. Лишь много лет спустя (в 1889 г.) проблема была решена, однако вовсе не либерально. "Учреждение судебных установлений" было дополнено правилом, не допускающим включения в списки присяжных при крайней бедности.

Бескорыстие присяжных понятно. Это были люди, не избалованные властью, не привыкшие использовать ее в корыстных целях. Сведены они в коллегию для рассмотрения данного дела были случайно, так что ни лица, заинтересованные в исходе дела, ни сами присяжные не знают заранее, кто и кого будет судить. И это исключает возможность сговора. Сама коллегиальность обеспечивала нравственный контроль.

При всех указанных ограничениях суды присяжных были наделены довольно широкой подсудностью. Они рассматривали дела о бесхитростных неоднократных кражах и замысловатых банковских аферах, об оскорблениях в печати и о зверских убийствах, о фальшивомонетничестве и подлогах и т. п.

Вопреки имущественным и должностным цензам состав присяжных был довольно демократичен. Среди них преобладали крестьяне, а в городах - мелкие чиновники и мещане. В православной по преимуществу России присяжным были чужды религиозная нетерпимость, шовинизм.

Отказ от системы формальных доказательств расширил возможности использования косвенных улик. Новые пути к достижению объективной истины открылись благодаря использованию экспертизы. Наряду с традиционными судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизами появились физические, химические, психологические, криминалистические и другие экспертизы. В качестве экспертов перед присяжными выступали ученые с мировыми именами - Д.И. Менделеев, В.М. Бехтерев и другие.

Органически присущие суду присяжных гласность и состязательность способствовали неслыханному доселе развитию ораторского искусства. Имена адвокатов П.А. Александрова, М.Г. Карабчевского, Ф.Н. Плевако, В.Д. Спасовича, А.И. Урусова знала вся Россия. Их речи, логико-юридический анализ, художественное отображение действительности, многократно переиздавались и переиздаются по сей день в поучение новым поколениям адвокатов.

Чтобы продемонстрировать, насколько велико было ораторское искусство адвокатов, достаточно привести несколько мыслей из книги судебного деятеля П. Сергеича (П. С. Пороховщикова) "Искусство речи на суде", вышедшей в 1910 году. А.Ф. Кони определил эту книгу как труд, в который автор вложил не только обширное знакомство с образцами ораторского искусства, но и богатый результат своих наблюдений из области живого слова в русском суде. Автор при написании этой книги поставил своей задачей исследование условий судебного красноречия и установление его методов.

Книга П.С. Пороховщикова - полное, подробное, богатое эрудицией и примерами исследование о существе и проявлениях искусства речи на суде.

Автор выделяет в книге четыре вопроса, которые возникают обыкновенно перед каждым лицом, выступающим в суде: что такое искусство речи на суде? Какими свойствами надо обладать, чтобы стать судебным оратором? Какими средствами и способами убеждения должен располагать последний? В чем состоит содержание речи и ее подготовка? На все эти вопросы он и дает обстоятельные ответы. Этими ответами он выводит качества, которые должны быть присущи мастеру ораторского искусства вообще, и адвокатам в частности.

В суде не бывает неважных дел, писал автор. И поэтому исходная точка искусства заключается в умении защитника уловить частное, подметить то, что выделяет известный предмет из ряда ему подобных. Это бы нужно знать и современным адвокатам и применять на практике. Автор считает, что наличие прирожденного таланта вовсе не есть непременное условие, без которого нельзя сделаться оратором. Талант облегчает задачу оратора, но его одного мало. Нужны умственное развитие и умение владеть словом, что достигается вдумчивым упражнением. Кроме того, другие личные свойства оратора, несомненно, отражаются на его речи. Одно из главных мест занимает темперамент.

Содержание речи адвоката играет не меньшую роль, чем искусство в ее построении. У каждого, кому предстоит говорить, возникают вопросы: что говорить и как говорить? На первый вопрос отвечает простой здравый рассудок и логика вещей, определяющая последовательность и связь между собою отдельных действий. Что говорить - укажет та же логика на основе точного знания предмета, о котором приходиться повествовать. Фундаментом всего этого служит знакомство с делом во всех его подробностях. Для приобретения этого знакомства не нужно останавливаться ни перед каким трудом, никогда не считать его бесплодным. В вопросе: как говорить? - на первый план выступает искусство речи. На этот вопрос Пороховщиков отвечает следующим образом: надо знать хорошо предмет, о котором говоришь, изучив его во всех подробностях. Надо знать родной язык, с его богатством, гибкостью и своеобразностью, так, чтобы не искать слов и оборотов для выражения своей мысли, и, наконец, надо быть искренним.

Суд присяжных действовал в России до 1917 г. В настоящее время вновь проводится судебная реформа. В "Концепции судебной реформы", утвержденной Верховным Советом РСФСР 21 октября 1991 г., предложено в качестве одного из основных направлений введение суда присяжных.

Впоследствии право гражданина на рассмотрение его дела судом присяжных было закреплено в статье 47 Конституции РФ, принятой 12 декабря 1993 г. Изменения же в уголовно-процессуальное

законодательстве, регламентирующие производство в суде присяжных, были внесены еще 16 июля 1993 г. Постановлением Верховного Совета РФ было определено, что первоначально суд присяжных будет функционировать в девяти краях и областях России. В одних - с 1 ноября 1993 г.: в Ставропольском краевом суде, в Ивановском, Московском, Рязанском и Саратовском областных судах, а с 1 января 1994 г.

- в Алтайском и Краснодарском краевых судах, в Ростовском и Ульяновском областных судах.

Дальнейшее расширение действия суда присяжных будет зависеть от готовности регионов к работе в новых условиях. То обстоятельство, что не все граждане Российской Федерации могут в настоящее время реализовать свое конституционное право на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей, объясняется причинами проведения судебной реформы экономического и политического характера, различным отношением представителей юридической общественности к этому правовому институту.

Следует отметить, что и при проведении судебной реформы в XIX веке суд присяжных вводился поэтапно. Так, Петербургская судебная палата была открыта 17 апреля 1866 г., т.е. спустя один год и шесть месяцев после принятия Судебных Уставов. Несколько позже открылась Московская судебная палата. В 1867 г. - Харьковская, в 70-е гг.- Казанская судебная палата. Институт суда присяжных не был единодушно принят в российском обществе в прошлом столетии.

И сейчас у него есть как сторонники, так и противники. Они высказывают критические замечания в адрес законодательства, регламентирующего его работу. Негативное отношение к суду присяжных связано в значительной степени с тем, что для участия в такого рода процессах необходима высокая квалификация судей, государственных обвинителей, адвокатов, следователей. Присяжные не склонны закрывать глаза на нарушения закона и недостаточность собранных улик.

Введение суда присяжных потребует существенного повышения качества предварительного расследования. Учитывая, что уровень следствия в настоящее время далеко не всегда отвечает необходимым требованиям, введение суда присяжных для многих юристов выглядит неудачным экспериментом, тем более, что здесь процент оправдательных вердиктов значительно выше процента оправдательных приговоров по делам, рассмотренным обычными судьями.

Созданный в настоящее время в России суд присяжных отвечает всем историческим свойствам этого правового института: разграничена компетенция судей и присяжных заседателей; профессиональный судья - судья права - ведет судебное заседание, решает юридические вопросы, в том числе о назначении наказания, возмещении ущерба и т.д., присяжные, судьи факта, решают вопросы о доказанности деяния и виновности в нем подсудимого, а также заслуживает ли он снисхождения при осуждении. Вердикт присяжных не мотивируется, и присяжные не несут за него юридическую ответственность. Он может быть отменен Кассационной палатой только по мотивам нарушения процедуры.

Судебное разбирательство основано на принципе состязательности. Закон требует обязательного участия в нем защитника и обвинителя, тогда как в обычном судебном процессе сторон может и не быть. К особенностям суда присяжных относится и то обстоятельство, что оценку доказательств по делу и принятие решения о виновности или невиновности подсудимого осуществляют лица, не имеющие юридического образования. Это в определенной мере осложняет работу государственного обвинителя, привыкшего до введения суда присяжных иметь дело с судьями-профессионалами. Исследование доказательств непосредственно в ходе судебного следствия требует от сторон наглядного и понятного объяснения их присяжным. Учитывая, что речи сторон в прениях обращены к непрофессиональным судьям, важен уровень ораторского мастерства обвинителя и защитника.

Суд присяжных в нашем государстве имеет специфические свойства и не является копией западного образца. Сохраняется смешанная форма процесса, при которой обвиняемый знакомится со всеми материалами дела лишь по окончании предварительного расследования. Свидетели и эксперты выступают как объективные источники доказательств, не будучи "на стороне обвинения или защиты".

Отечественное судебное разбирательство, в отличие от англосаксонского, не распадается на два отделенных друг от друга несколькими месяцами этапа: постановление вердикта и вынесение приговора. Наказание определяется в том же процессе, хотя и без участия присяжных заседателей.

Обвиняемый может выбирать между традиционным производством с участием народных заседателей и судом присяжных. Добровольность выбора суда присяжных по законодательству РФ определяется тем, что в соответствии со ст. 425 УПК РСФСР дело рассматривается в общем порядке, если хотя бы один из группы обвиняемых по делу возражает против суда присяжных. Предпочтение отдается общей процедуре судебного разбирательства, поскольку суд присяжных в силу своих особенностей не может быть определен без согласия обвиняемого.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я