• 5

§6. Особенности защиты от обвинения, исходящего от потерпевшего

Выполняя свои задачи, адвокат не может забывать о том, что его подзащитного обвиняют не только следователь и прокурор, но и потерпевший от преступления.

Положение потерпевшего как участника уголовного судопроизводства очень непростое. Он, по сути, занимает тройственное положение: источника доказательства, гражданского истца и своеобразного обвинителя. Сообщая сведения о преступлении и его виновнике, представляя доказательства и участвуя в ряде процессуальных действий, потерпевший не только добивается возмещения причиненного ему ущерба, но этим он осуществляет и процессуальную функцию защиты своих прав, законных интересов. Он активно и непосредственно участвует в обвинительной функции, осуществляемой следователем и прокурором. Потерпевший участвует в доказывании события преступления, которым ему причинён вред, а также в изобличении обвиняемого. Причем для этого потерпевший наделен широкими правами, которые влияют на весь ход процесса. Правовым основанием и побуждающим стимулом его участия в уголовном деле является физический, материальный или моральный вред, причиненный ему преступлением, а потому он и заинтересован в обвинении подзащитного.

Потерпевшим, как правило, лицо признается в самом начале производства предварительного следствия, когда в уголовном деле еще нет твердых доказательств того, что преступлением причинен вред и именно тому лицу, которое себя считает пострадавшим от преступления. Все это еще предстоит исследовать в ходе дальнейшего расследования. Поэтому адвокату нужно считать, что потерпевшим следует признавать не лицо, о котором установлено, что ему преступлением причинен вред, а лицо, в отношении которого имеется достаточно доказательств, дающих основание для признания за ним определенных процессуальных прав. Иными словами, потерпевшим будет человек, в отношении которого имеется достаточно доказательств, дающих основание считать, что именно ему преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред.

Такое определение понятия потерпевшего является правильным, потому что оно вносит ясность в разграничение двух понятий потерпевшего: процессуального и материального.

Допущение потерпевшего к делу означает лишь признание за ним определенных процессуальных прав, а не признание установленным факта причинения ему вреда. Точно так же и привлечение лица в качестве обвиняемого не означает еще признания его виновным. Признание факта причинения вреда возможно лишь в приговоре суда.

Признание лица потерпевшим должно иметь место и при покушении на преступление. Понятие вреда, причиненного потерпевшему, есть понятие не процессуальное, а материально-правовое. Поэтому потерпевшим может быть только то физическое (а не юридическое!) лицо, на охраняемые интересы которого посягнул обвиняемый. Например, при изнасиловании потерпевшим может быть признано только лицо, которое было изнасиловано или имело место покушение на изнасилование, а не близкие родственники, хотя и им причинен моральный вред. Исключение из этого правила допускается только в случае смерти потерпевшего.

Потерпевшим является то физическое лицо, которому непосредственно преступлением причинен вред. Когда же вред связан с преступлением, но не причинен им непосредственно, то лицо, пострадавшее в связи с этим, не должно быть признано потерпевшим. Это не может упускать из виду адвокат.

Важным является решение вопроса о признании потерпевшими близких родственников лица, погибшего от действий обвиняемого. Несомненно, что по делу об убийстве потерпевшим является то лицо, которому причинена смерть. Но ясно и то, что в случае смерти потерпевший уже не может, физически лишен возможности, быть субъектом процессуальных прав. Поэтому закон (ст. 53 УПК РСФСР) устанавливает, что по делам о преступлениях, последствием которых является смерть потерпевшего, его права имеют близкие родственники.

Несмотря на очевидность того, что смерть пострадавшего (потерпевшего) всегда причиняет моральный, а нередко и материальный вред близким родственникам, отдельные процессуалисты полагают, что по такой категории уголовных дел нет и не может быть потерпевших.

Следственная, судебная и адвокатская практика идут по пути признания потерпевшим по уголовному делу об убийстве близкого родственника погибшего от преступления. Решение этого вопроса следователем, если есть несколько близких родственников убитого, зависит от конкретных обстоятельств уголовного дела. Закон не исключает признания потерпевшим по одному уголовному делу об убийстве и нескольких лиц, но чаще всего им признается только одно лицо.

Бывают случаи, когда по делам об убийстве родственников убитого признают не потерпевшими, а "представителями". Такую практику адвокату нельзя признавать правильной, поскольку в случае гибели пострадавшего от преступления (потерпевшего) речь идет не о представительстве и не о переходе по наследству указанных прав, а о том, что сам факт гибели лица вследствие преступления причинил его близким непосредственный вред: физический, материальный, моральный.

Кроме того, представлять можно только существующее лицо. Когда же потерпевшего нет как личности, о каком-либо представительстве, по понятным причинам, говорить не приходится. Речь может идти лишь о правопреемстве.

В работе адвоката с потерпевшим нельзя не обратить внимания и на следующий аспект этой проблемы. Изучение практики показывает, что совершению преступления нередко предшествовало аморальное, а порой и неправомерное (преступное) поведение пострадавших от преступления. Поступки таких пострадавших были вызваны, диктовались их антиобщественными (аморальными) побуждениями, противоречащими принципам существующей морали, а нередко и закону. В этой связи в юридической литературе на практике высказывается предложение о том, чтобы далеко не любой пострадавший от преступления признавался потерпевшим.

Полагаем, что такой подход к этому вопросу верен потому, что тех пострадавших, которые своим неблаговидным, а порой и преступным поведением спровоцировали обвиняемого, считать потерпевшими нельзя не только с точки зрения права, но и чисто житейских представлений обычного человека о "необычном" потерпевшем. Пострадавшие в таких случаях должны выступать в роли свидетелей, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

На взгляд адвоката, именно поэтому законодатель считает, что потерпевшим лицо признается, а не является. Стало быть, признать или не признать лицо потерпевшим должен следователь. И не автоматически, с учетом только одного факта причинения вреда пострадавшему, а сообразно с его поведением непосредственно перед совершением преступления, во время и после него. Однако такую точку зрения разделяют не все. Многие полагают, что высказанное предложение противоречит закону, который устанавливает, что потерпевшим признается каждое лицо, которому причинен материальный, моральный или физический вред.

По нашему мнению, единообразное применение и понимание закона об основаниях признания гражданина потерпевшим вызывает потребность уточнить редакцию ст. 53 УПК, указав, что "при наличии достаточных оснований следователь, прокурор и суд вправе не признавать потерпевшим лицо, чье недостойное, аморальное, антиобщественное или преступное поведение привело обвиняемого к преступлению или толкнуло на его совершение". Такая норма закона будет иметь не только процессуальное, но и предупредительное значение в деле устранения причин и условий, способствующих совершению преступлений.

В адвокатской практике часто возникает еще один важный вопрос - о процессуальных последствиях непризнания органами следствия лица потерпевшим, если к тому были достаточные фактические основания.

Одни юристы полагают, что в тех случаях, когда следователь не вынес постановления о признании гражданина потерпевшим, это обязан сделать суд. Другие держатся прямо противоположного взгляда и предлагают в таких случаях возвращать уголовное дело на дополнительное расследование.

Нам же представляется, что правильное решение этого вопроса состоит в следующем. Вопрос об обращении уголовного дела на дополнительное расследование решается исходя из общего критерия всестороннего, полного и объективного исследования уголовного деда. Направление дела на доследование необходимо тогда, когда неполнота предварительного следствия, вытекающего из непризнания лица потерпевшим, не может быть восполнена в последующих стадиях процесса (п. 1 ст. 232, ст. 258, 343 УПК).

При этом нужно исходить из интересов установления объективной истины, обеспечения прав обвиняемого и законных интересов потерпевшего, а не из того, почему следователю не удалось своевременно признать лицо потерпевшим.

Постановление о признании потерпевшим следователь выносит на основании заявления пострадавшего от преступления или же по собственной инициативе. Желания или согласия пострадавшего при этом вовсе не требуется.

В случаях, когда преступлением гражданину причинен имущественный вред, такое лицо необходимо признать не только потерпевшим, но и гражданским истцом, оформив это решение одним постановлением следователя.

Однако на практике и по этому вопросу нет единства. Одни следователи признают таких лиц только гражданскими истцами. Другие выносят два постановления: о признании потерпевшими и о признании гражданскими истцами. Третьи же в одном постановлении признают указанных лиц и потерпевшими, и гражданскими истцами. Нередко постановления о признании лица потерпевшим выносятся не в самом начале производства по делу предварительного следствия, а незадолго до его окончания. Такая практика ущемляет права потерпевшего, не содействует полноте, всесторонности расследования.

Рассмотренные вопросы о признании (непризнании) лица потерпевшим, времени вынесения такого решения имеют для адвоката серьезное практическое значение. В частности, ему далеко не безразлично - когда и при каких условиях пострадавший гражданин станет потерпевшим и начнет свое собственное обвинение подзащитного, которое пойдет параллельно и с помощью основного, государственного обвинения со стороны следователя, поддерживаемого прокурором.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я