• загрузка...
    5

§2. Процессуальный и фактический статус адвоката

загрузка...

В юридической литературе вопрос о роли и месте конкретного участника уголовного процесса традиционно анализируется с точки зрения соотношения его процессуальных прав и обязанностей. Совокупность этих прав и обязанностей определяется чаще всего такими понятиями, как "процессуальный статус" или "процессуальное положение" данного субъекта процессуальных отношений.

Согласно общей теории права статус лица, вовлеченного в правовые отношения, рассматривается как совокупность правоспособности и дееспособности. Применительно к уголовному процессу данные категории выступают в виде уголовно-процессуальной дееспособности конкретного участника уголовного процесса.

Фактическое место и роль, которую играет тот или иной участник процесса, отличается как по объему, так и по сути от содержания понятия "процессуальное положение". Многие важнейшие вопросы фактического статуса участника уголовного процесса выходят за рамки чисто процессуальных, однако при этом не являются менее значимыми. Вся совокупность прав и обязанностей участника процесса (в нашем случае - это адвокат), составляющая содержание его статуса как участника уголовного процесса, может быть названа его фактическим положением.

Процессуальное же положение адвоката как совокупность только закрепленных в законе его процессуальных прав и обязанностей является составной частью его фактического положения.

Многие проблемы, с которыми сталкивается защитник в процессе выполнения поручения по уголовному делу, не регулируются (да и не должны регулироваться) уголовно-процессуальным законом. Закон обозначает основные моменты, на которые ориентируется адвокат. Сюда относятся следующие положения.

Задача адвоката - выявление оправдывающих и смягчающих вину подзащитного обстоятельств и оказание ему юридической помощи. Адвокат - это доверенное лицо обвиняемого, подозреваемого, подсудимого. Адвокат вправе использовать для осуществления своих функций указанные в законе средства и способы защиты.

Это главные ориентиры, составляющие основу процессуального статуса защитника. Они выполняют роль несущей конструкции всего его фактического статуса.

Многие отношения, в которые вступает адвокат в связи с осуществлением своей профессиональной деятельности, не регулируются правом. Это вопросы отношений с подзащитным и другими участниками процесса, вопросы тактики защиты, вопросы принятия поручения на защиту и многие другие.

Есть отношения, которые или нецелесообразно, или невозможно урегулировать правом в силу многогранности и индивидуальной неповторимости их. Многие из этих вопросов и решает адвокат, но исходя уже не из правовых, а этических норм, которые, однако, не должны противоречить принципиальным установлениям закона.

Актуальность выделения и подробного рассмотрения основных вопросов именно всего фактического положения в настоящее время диктуется необходимостью коренного изменения и реформации как уголовно-процессуального законодательства, так и закона об адвокатуре.

Определив место адвоката в качестве доверенного лица обвиняемого (подозреваемого), рассмотрев его роль и функции с точки зрения обеспечения им основных общечеловеческих, личностных прав гражданина, и можно будет успешно сконструировать в законе его собственно-процессуальный статус.

Как известно, цели и задачи, стоящие перед защитником в уголовном деле, определяются законом как выявление обстоятельств, оправдывающих подозреваемого, обвиняемого или подсудимого, смягчающих их ответственность, и оказание им необходимой юридической помощи.

Задачи же органов уголовного судопроизводства состоят в раскрытии преступлений, изобличении виновных и обеспечении правильного применения закона. Исходя из данной формулировки, получается, что деятельность защитника непосредственно не охватывается указанными задачами и потому формально не способствует достижению целей правосудия, что, конечно же, по сути неверно. Интересы личности и права человека, обеспечению которых служит институт защиты, должны быть поставлены в поле зрения всего уголовного процесса.

Обязанностью защитника, участвующего при производстве предварительного расследования, является обеспечение реализации личных прав подозреваемого или обвиняемого. Исходя из этого, он может помогать в достижении целей самого правосудия лишь настолько, насколько это соответствует интересам его подзащитного.

Тем не менее в достаточно недалеком прошлом было широко распространено мнение о том, что адвокат - это помощник суда в установлении всех обстоятельств по делу. Рассматривая достижение истины в качестве конечной цели судопроизводства, следует признать, что деятельность адвоката может способствовать ее достижению. Однако данное положение нуждается в уточнении. Во-первых, истину отыскивает суд и должен ее установить независимо от чьей-либо помощи. И, во-вторых, адвокат оказывает помощь не суду, а обвиняемому, исходя из его личных интересов.

Весьма точно, хотя и несколько гиперболизируя, сказал о деятельности адвоката выдающийся русский юрист С.А. Андреевский: "Уголовному защитнику нужно отстаивать узкие интересы отдельного лица против общества"1. Цель деятельности адвоката состоит в обосновании и отстаивании законных интересов его подзащитного, в выяснении только обстоятельств, его оправдывающих и смягчающих вину. В этом и лишь в этом - вклад защитника в установление истины по делу. Оказание помощи в осуществлении правосудия - это объективно достигаемый полезный результат деятельности адвоката, но отнюдь не цель и не "главная задача" этой деятельности.

Подозреваемый пользуется правом на защиту своих прав и законных интересов. Он защищается и от грозящего обвинения. Функция защиты в уголовном процессе появляется задолго до предъявления обвинения. Любое лицо, в отношении которого возбуждается уголовное дело, имеет право защищаться.

Адвокат, участвующий в деле до момента предъявления обвинения, это своего рода специалист. Но такой специалист, который заинтересован в исходе дела.

Сущностью права на защиту может являться формула "обвинение - двигатель процесса". Исходя из этого, следует вывод о том, что обвинение существует независимо от степени его формализации в решениях следователя. Поэтому адвокат с любого момента вступления в дело помогает своему подзащитному в защите от обвинения, которое может быть пока лишь в виде подозрения, или в вопросах обвинительного характера свидетелю. В случае участия адвоката на самых ранних этапах следствия, целью его участия является обеспечение защиты от нарушений вообще прав личности подозреваемого, которые как вполне возможны, как показывает практика, так и достаточно вероятны.

Центральное место в системе гарантий прав занимает их неотъемлемость. Никто, даже человек, совершивший самые тяжкие преступления, не может быть их лишен.

Адвокат на данном этапе производства по делу выполняет также задачу консультанта подозреваемого по правовым вопросам. Сформулировать жалобы, ходатайства, разъяснить перспективы расследования дела - вот задачи для адвоката. Они входят в его функции. Для самого же подозреваемого они зачастую трудно выполнимые либо вообще не решаемые.

Таким образом, непосредственные цели и задачи участия адвоката до момента предъявления обвинения триедины. Во-первых, это профессиональное оказание правовой помощи подозреваемому. Во-вторых, защита его гражданских и личных прав. И, в-третьих, защита от обвинения, которое в этот момент существует пока в степени или в стадии подозрения.

Данные функции адвокат выполняет на протяжении всего процесса следствия. Использует для их осуществления предоставленные ему законом на каждой стадии конкретные средства защиты. Следует подчеркнуть: собственно до формулирования конкретного обвинения, осуществление функции защиты от обвинения, - достаточно сложно. И защитник должен сконцентрировать свое внимание в основном на выполнении первых двух задач.

Осуществление функции защиты от обвинения на данном этапе может выразиться чаще всего в установлении наличия бесспорных оснований для прекращения дела. В частности, при установлении алиби подозреваемого или факта отсутствия у него необходимых свойств субъекта преступления (вменяемость, достижение возраста уголовной ответственности и т.д.).

Исходя из отмеченного своеобразного приоритета одних функций адвоката над другими, необходимо подходить и к построению конкретной совокупности правовых норм, которые определяли бы правовой статус защитника на стадии предварительного следствия. Объем конкретных правомочий защитника зависит от момента его вступления в дело.

Для уяснения сущности всего фактического статуса защитника необходимо рассмотреть вопрос о природе его взаимоотношений с другими участниками процесса, а также со своим подзащитным.

Проблема взаимоотношений с должностными лицами, участниками уголовного процесса, может быть рассмотрена с точки зрения функций защитника и этих лиц, прежде всего следователя, прокурора и суда.

Существует мнение о том, что функцию защиты осуществляет не только обвиняемый (подозреваемый) и его защитник, но и другие участники процесса.

При этом подчеркивается, что процессуальные действия, предпринимаемые органами предварительного расследования и прокуратуры, в соответствии с нормами о всестороннем, полном и объективном рассмотрении дела и есть их участие в реализации функции защиты.

Если бы на самом деле положение было таковым, то ситуация была бы схожа с игрой против самого себя, ведь следователь уже выдвинул обвинительный тезис, тем самым выразил свое решение по вопросу о виновности обвиняемого. Получается и другое. Что он при этом якобы заботится и о защите обвиняемого тоже. Но это не так.

Когда следователь изменяет обвинение в благоприятную для обвиняемого сторону, то он не выполняет при этом противоположную по своей направленности функцию защиты, а выполняет ту же самую функцию обвинения, которая должна осуществляться в соответствии с реально существующими фактами. Опровергаются (оспариваются) только чужие выводы, а не собственные.

Поскольку адвокат с позиции защиты может своевременно обратить внимание следователя на выяснение важных для дела обстоятельств, предотвратить обвинительный уклон, то у следователя может возникнуть заинтересованность в участии адвоката в расследовании. Это обусловлено стремлением застраховаться от возможных ошибок еще до того, как дело будет направлено прокурору или в суд. Однако пока приходится констатировать, что практика не свидетельствует о подобной "заинтересованности" следователя в принятии доводов защитника. Отступление следователя от обвинения на какое-то время и в каком-то виде - это результат требования закона, но не защиты.

Отношения адвоката с должностными лицами - участниками уголовного процесса - на стадии предварительного расследования характеризуются противоречием осуществляемых ими и защитником функций: со стороны указанных лиц - это доказывание выдвинутого обвинительного тезиса; адвокат же, исходя из интересов обвиняемого или подозреваемого, стремится опровергнуть или смягчить его возможные последствия.

Именно понимание сути и главного предназначения адвоката как лица, противостоящего обвинителю, может отвечать важнейшему требованию нового, демократичного принципа процесса - состязательности, который означает, что обвинению на всех этапах противостоит защита, что эти функции отделены как одна от другой, так и от судебной функции разрешения дела, что представители обвинения и защиты обладают равными правами в отстаивании своих позиций.

Следующим весьма важным для уяснения сущности фактического статуса адвоката в уголовном процессе является вопрос о характере его взаимоотношений с самим обвиняемым или подозреваемым.

Данную проблему следует рассмотреть в двух аспектах. Определить степень самостоятельности положения адвоката как лица, действующего по поручению обвиняемого (подозреваемого), а также степень самостоятельности защитника в вопросе выбора позиции по делу. Условно можно объединить эти вопросы, определив их как степень самостоятельности защитника в использовании средств зашиты и в определении ее направления.

Адвокат сочетает в себе черты представителя обвиняемого и самостоятельного участника процесса. Адвокат является защитником законных прав и интересов обвиняемого. Но в уголовном процессе он, вместе с тем, самостоятельный субъект уголовно-процессуальной деятельности, наделен всеми правами самостоятельной и равноправной стороны.

Адвокат участвует в следствии не вместо обвиняемого, а рядом с ним. Он не заменяет его, а защищает его законные интересы.

Интересы адвоката не всегда полностью тождественны законным интересам обвиняемого. Но адвокат не всегда может рассматриваться как представитель обвиняемого, заменяющий своего доверителя. Он осуществляет свою функцию наряду с ним. Участие адвоката в ряде случаев обязательно и тогда, когда обвиняемый не приглашает его.

У адвоката по закону есть определенные права и обязанности, в силу чего он обладает полным процессуальным равноправием с другими участниками процесса. Адвокат самостоятелен и независим от воли подзащитного в определении принципиальной линии и методов защиты. В выборе тактических и процессуальных средств для ее осуществления, объем прав у защитника больше, чем у самого обвиняемого.

Но в то же время адвокат значительно зависит от обвиняемого, поскольку своих интересов адвокат в процессе не имеет и не может иметь. Он лишь способствует защите интересов обвиняемого. Позиция обвиняемого по делу - направляющая деятельности адвоката в процессе.

Если обвиняемый отрицает свою виновность, оспаривает обвинение, утверждает, что он не совершал преступления, в котором он обвиняется, защитник не может занять противоположную позицию и утверждать, что он считает подсудимого виновным, и затем свести свою защиту к указанию в деянии обвиняемого смягчающих обстоятельств.

Положение о полной самостоятельности адвоката в определении своей позиции подрывает доверие обвиняемого к адвокату, ставит его в положение "необходимой обороны" от собственного защитника.

Вопрос об определении адвокатом своей позиции в зависимости от его мнения о доказанности или недоказанности предъявленного обвинения издавна является вопросом теории процессуального положения защитника в уголовном судопроизводстве. Еще в период зарождения и становления адвокатуры в России профессор И.Я. Фойницкий писал: "В исполнении своей общественной функции защитник не только может, но и должен защищать подсудимого, не стесняясь своим личным мнением о его виновности, ибо содержание его общественной задачи в том и состоит, чтобы не допустить признания виновности при ее недоказанности"1. Существовало и противоположное мнение, заключавшееся в том, что адвокат обязан защищать подсудимого только постольку, поскольку этого требуют интересы общества 2.

В этом столкновении научных взглядов, актуальном и для современной адвокатуры, ключом к верному решению могут послужить два выдвинутых и обоснованных выше тезиса. Во-первых, в любом случае желание обвиняемого уйти от ответственности является его законным интересом. Во-вторых, понимание адвокатом своих задач как профессионального помощника обвиняемого состоит в его защите. И только защите. Исходя из этого, для адвоката актуален постулат "не навреди".

Фактически расхождение позиций обвиняемого и адвоката относительно доказанности и обоснованности предъявленного обвинения может быть в двух случаях: когда обвиняемый не признает свою вину в предъявленном обвинении, а адвокат якобы убеждается, исходя из материалов дела, в его виновности. И, напротив, обвиняемый признает свою вину или факт участия во вмененных деяниях, а адвокат не находит, на его взгляд, в деле достаточных доказательств для обоснования обвинительного тезиса.

В первом случае получается ситуация, когда адвокат как бы настаивает на осуждении своего подзащитного, чем фактически нарушает его право на защиту, и, кроме того, при этом не выполняет своей основной функции - защищать. "В какую бы форму ни облекал защитник признание им своего подзащитного виновным и какие бы смягчающие обстоятельства ни приводил, - все равно он фактически превратится из защитника в обвинителя"1. Такая позиция исходит из принципиального направления деятельности защитника - выяснение оправдывающих или смягчающих вину обстоятельств, что является долгом защитника в каждом случае (ст. 51 УПК РСФСР). Вся деятельность защитника должна осуществляться лишь в указанном направлении.

Какую бы противоречивую позицию не занимал обвиняемый, какими бы не казались очевидными и достоверными доказательства его вины, обязанность адвоката - до конца выполнить свой профессиональный долг. Если подсудимый не признает себя виновным, адвокат не вправе избрать противоположную позицию и превратиться в обвинителя. Не случайно в законе указано, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты.

В уголовной защите нельзя "перезащитить" или "слишком защитить". По крайней мере, вред от этого наступить не может, если защита ведется законными средствами и способами. Однако если же защита беззуба и неэффективна, то наряду с наличием обвинительного уклона следствия это может привести (и зачастую приводит) к весьма тяжким последствиям для обвиняемого.

Защита без убеждения, без уверенности в ее правоте - это не защита. Она обречена на провал.

Направление защиты по делу задает, как правило, не адвокат, а обвиняемый, защитник же, которому тот доверил свои интересы, обязан этому направлению всегда следовать.

Бестактным и не соответствующим задачам адвоката является имеющая некоторое распространение рекомендация постараться убедить своего подзащитного полностью признать свою вину по делу, исходя из его, адвоката, мнения о доказанности обвинения. В случае же неуспеха такой "беседы" рекомендуется объяснить обвиняемому его право на отказ от защитника. По существу, такая рекомендация - отказ от защиты обвиняемого, на который адвокат права не имеет.

В процессе следствия лица, его ведущие, уже не раз, очевидно, пытались убедить обвиняемого во время допросов, проводимых без участия защитника, дать показания, содержащие признание им своей вины. И совершенно недопустимо продолжать эту линию защитнику.

В случае, когда, оценив собранные доказательства по делу, адвокат принимает решение об их недостаточности для обоснования вины обвиняемого, которую он тем не менее признал и пытается на основании этого своего заключения убедить обвиняемого изменить показания и отрицать свою виновность, адвокат прежде всего противоречит интересам самого обвиняемого.

Интерес обвиняемого выражен в признании противоправности совершенных им действий и в осознании возможности применения к нему мер уголовного наказания. Задача защитника в данном случае состоит в анализе собранных по делу доказательств. И в случае их недостаточности или неубедительности надо попытаться обосновать невозможность вынесения категоричного суждения о виновности обвиняемого, необходимого для вынесения обвинительного приговора. Заявлять же адвокату, при наличии утвердительного суждения обвиняемого о его виновности, о невиновности своего подзащитного нет достаточных оснований. Наоборот, требуя его оправдания за недоказанностью вины, преступления, адвокат не погрешит против истины. Суд при недоказанности виновности обвиняемого конечной истины не устанавливает, так как остается неизвестным, кто же фактически совершил преступление. Следует добавить, что не исключена возможность совершения преступления самим обвиняемым, но на данный момент "исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств" (ст. 208 УПК РСФСР).

Во всех случаях необходимо иметь в виду, что задачей адвоката не является отыскание объективной истины по делу. На него не распространяется требование закона о всесторонности, полноте и объективности при исследовании обстоятельств дела (ст. 20 УПК РСФСР), а значит, он и не должен строить свою позицию по делу, пытаясь отыскать эту истину. Его истина всегда субъективна. И субъектом, ее определяющим, является не адвокат, а его подзащитный.

Таким образом, можно подытожить все вышесказанное относительно процессуального и фактического статуса адвоката с учетом следующих главных положений. Прежде всего, процессуальный закон определяет лишь правовую основу положения адвоката в процессе или его процессуальный статус. Вся же совокупность отношений, в которые он вступает, участвуя в уголовном судопроизводстве, составляет его фактический статус. Первое понятие соотносится со вторым как часть и целое. Затем, адвокат обязан защищать интересы своего подзащитного, которые всегда являются для него обоснованными и законными, независимо от соответствия этих интересов каким-либо другим (общественным, "законным", интересам правосудия и т.д.). Для защитника существует только презумпция законности интересов его подзащитного. И ничего более. Кроме того, адвокат вступает в дело, как правило, только по воле обвиняемого или с его согласия. Желание полностью дееспособного обвиненного иметь адвоката - необходимое условие его участия в деле. Он в выборе позиции по делу не может в той или иной форме оспаривать мнение обвиняемого о его виновности, пытаясь изобличить его во лжи в случае якобы имеющего место самооговора или признавая его виновным - при отрицании вины обвиняемым. И, наконец, на любой стадии уголовного процесса адвокат выполняет три функции: 1) оказание правовой помощи обвиняемому; 2) защита его личных и гражданских прав и 3) защита от обвинения, в той или иной степени его конкретизации.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я