• 5

§ 4. Судебное обеспечение прав адвоката

В системе мер обеспечения прав адвоката важное место занимают те, которыми обладает суд.

В условиях развития демократии на передний план выступает решение судом таких важнейших задач, как недопустимость ошибок в решениях дел и усиление обеспечения прав адвоката.

Выполняя возложенные на них обязанности, судьи сознают свою роль в обеспечении прав адвоката. Об этом свидетельствуют результаты специального опроса нами судей.

Среди мотивов, которые, по мнению судей, побудили их избрать профессию, у половины опрошенных первое место заняло стремление к справедливости; нетерпимость к нарушению прав граждан и общественных интересов. На втором месте оказался мотив, связанный с особой социальной значимостью и авторитетностью судьи. Основным стимулом к избранию судьями своей профессии было желание обеспечить защиту прав граждан и общественных интересов, справедливо разрешать уголовные дела.

При назначении судей на должность наряду с другими обязательными качествами учитываются трудолюбие, опыт юридической или общественной работы, человечность, беспристрастность, эрудиция, высокая профессиональная культура.

Все это, т.е. высокие личные и профессиональные свойства, стремление объективно разрешать дела, серьезное внимание к обеспечению прав адвоката, обеспечивает авторитет суда. Отсюда становится понятным стремление адвоката искать в суде защиту своих прав и интересов.

Говоря о путях и средствах обеспечения судом прав адвоката, нужно отметить, что самым надежным из них является исполнение действующего законодательства. В условиях же гласного судебного разбирательства применение даже чисто процедурной нормы становится важным правообеспечивающим средством в отношении адвоката. От точного соблюдения судом всех требований процессуального законодательства в решающей степени зависит, вынесет ли суд верное решение о дальнейшей судьбе подсудимого, защитит ли он правого, накажет ли виновного.

Без преувеличения можно сказать, что любой недочет, помимо всякого рода процессуальных осложнений, не может не нарушать в той или иной мере совершенно определенные права адвоката. Важно подчеркнуть, что при этом стесняется не какое-то одно процессуальное право, а целая система, поскольку адвокат - это не просто субъект права, а носитель (обладатель) именно их системы. В судопроизводстве он концентрирует в себе совокупность процессуальных прав. Поэтому незаконное действие или бездействие суда отрицательно отражается на системе имеющихся у адвоката прав.

В качестве иллюстрации можно сослаться лишь на один из немногих случаев.

Т. осужден за убийство при превышении пределов необходимой обороны и злостное хулиганство. Эти преступления заключались в том, что он в кафе поссорился с Г., вступил с ним в перебранку, перешедшую в драку, в ходе которой, защищаясь взятым со служебного стола кухонным ножом, ударил Г., от чего тот скончался.

Кассационная инстанция по жалобе адвоката признала приговор законным и справедливым.

Рассмотрение же дела в порядке судебного надзора показало, что суд в нарушение закона исследовал фактические обстоятельства и оценил их односторонне, поддавшись влиянию наступивших тяжких последствий. При вынесении приговора не принято во внимание, что ссора между Т. и Г. произошла по вине потерпевшего, который в ответ на безобидное замечание Т. ткнул зажженной сигаретой ему в лицо. А после возникшей ссоры, несмотря на стремление подсудимого Т. к примирению, организовал его избиение с участием других лиц. Именно в этой обстановке, когда создалась реальная угроза для жизни, Т. в целях самообороны вынужден был воспользоваться случайно попавшимся ему под руку ножом. Об этом писал адвокат в надзорной жалобе.

Оценив обстоятельства дела в их совокупности и руководствуясь положением закона о том, что действия граждан, направленные на пресечение преступных проявлений, признаются правомерными, даже если при этом вынужденно причинен вред нападавшему, Пленум Верховного Суда РФ приговор в отношении Т. отменил и дело прекратил за отсутствием состава преступления.

В данном случае справедливость, хотя и не сразу, но, по жалобе адвоката, восторжествовала. Права подсудимого восстановлены, но для этого потребовалось время, а невинно осужденный необоснованно находился под стражей, испытывал ничем не оправданные страдания и лишения. В результате неверного судебного решения пострадали не только процессуальные права подсудимого, но и его конституционные свободы как гражданина. И что важнее всего - безвинно пострадала сама личность, ее социальные, биологические, психологические, семейные, трудовые, бытовые и пр. блага, свойства, интересы, потребности. Ведь именно это кроется за привычной формулой "права обвиняемого".

Надо ли говорить, что пагубные последствия подобного рода судебных ошибок, вскрытых адвокатурой, далеко выходят за рамки конкретного случая. Кроме интересов, чести, достоинства, свободы, здоровья незаконно осужденного, ущерб причиняется общему делу охраны различных прав граждан. Подрывается авторитет органов, стоящих на страже интересов людей, в том числе и адвокатов. Колеблется уверенность человека в силе закона. Снижается его доверие к суду, адвокатуре как к органам, надежно охраняющим права личности.

Государство возложило на суд ответственную обязанность - разрешать уголовные дела объективно и в соответствии с законом. Для этого суд наделен особыми полномочиями - от имени государства признавать подсудимого виновным и наказывать его. Либо наоборот, оградить от незаслуженного наказания. Названные полномочия позволяют суду не только выносить верное окончательное решение, но и обеспечивать интересы подсудимого и его адвоката в процессе судебного разбирательства. Чтобы избежать несправедливого приговора, суд подробным образом выясняет все претензии правового, процессуального, материального, личного и нравственного характера.

Повышенная ответственность за обеспечение прав адвоката лежит на председательствующем в тех случаях, когда нужно устранить из процесса все то, что не имеет отношения к делу. Если нужно - прервать выступление адвоката, приостановить произнесение им защитительной речи. Торопливость в принятии решений по такого рода вопросам прямо нарушает права адвоката.

Допускаемые некоторыми судьями поспешность, предвзятость, некритический подход к выводам предварительного расследования, обвинительный уклон приводят к тому, что вывод о виновности лица подчас основывается на недостаточно достоверных данных, собранных предварительным следствием и не проверенных в судебном заседании. Показания подсудимого, которые являются не только источником доказательств, но и средством защиты, иногда встречают со стороны судей недооценку или огульное недоверие. А это есть не что иное, как разновидность нарушения самим судом прав подсудимого, таких, в частности, как право на защиту, принцип равенства с другими участниками процесса, презумпция невиновности и др. Адвокат не должен молчать о подобном.

Положение усугубляется тем, что в судебном заседании даже незначительное, казалось бы, стеснение прав подсудимого не может остаться незамеченным ни им самим, ни его адвокатом, ни родственниками, ни присутствующими на процессе людьми.

Судьи должны считаться с тем, что уровень правосознания населения в последнее время значительно вырос. Благодаря активной правовой пропаганде многие граждане неплохо знают законы и могут компетентно и критично оценить, насколько соблюдены в данном заседании действующие процессуальные нормы. Вместе с тем присутствующие смотрят, соблюдают ли судьи положения закона, касающиеся охраны прав подсудимого, обеспечена ли нормальная работа адвоката.

Можно без преувеличения сказать: как бы ни был адвокат обижен на суд, сколь бы суровой ни показалась ему мера наказания, он всегда видит, был ли суд справедлив, отнесся ли со вниманием ко всем его доводам, исследовал ли объективно, непредвзято, без предубеждения все версии и доказательства. От этого, собственно, и зависит надежность обеспечения прав адвоката, осознание им того, что он выполнил в судопроизводстве все возможное.

Верховный Суд РФ неоднократно разъяснял судам, что все сомнения в отношении доказанности обвинения, если их не представляется возможным устранить, толкуются в пользу подсудимого. Правильное понимание и применение на практике этого положения помогает судам избегать вынесения не только необоснованных обвинительных приговоров, но и любых текущих процессуальных решений, так или иначе касающихся прав подсудимого. На этой позиции должен твердо стоять адвокат.

Разумеется, сомнение сомнению рознь. И далеко не каждое из них отражается на правах подсудимого и берется в расчет адвокатом. Адвокату надо уметь отличать неустраненные сомнения от сомнений неустранимых, дабы не допустить толкования непроверенных сомнений во вред подсудимому.

Закон (ст. 281 и 286 УПК) ограничивает случаи оглашения в суде показаний подсудимого (свидетеля), данных ими в стадии предварительного расследования. Однако в практике довольно часты отступления от этих требований закона. Некоторые судьи в приговорах ссылаются на показания подсудимого, данные на предварительном следствии и дознании. Нарушаются принципы устности и непосредственности судебного разбирательства. И тем самым стесняются законные интересы подсудимого, который приговаривается к уголовному наказанию на основе доказательств, в числе которых оказываются и выбранные судом по произвольному принципу. Это является предметом протеста адвоката.

Изменение показаний на суде в сравнении с показаниями, данным на предварительном следствии, не всегда получает правильную оценку со стороны судей. Иногда предпочтение отдается показаниям, данным на предварительном следствии, а показания, полученные в судебном заседании, без достаточных к тому оснований рассматриваются как ложные.

Отсюда и стремление некоторых судей "поворачивать" допрашиваемого к ранее данным показаниям. А иногда и необоснованно ставить перед ним вопрос о возможном усилении ответственности за такого рода показания. Имеют место также случаи, когда показания, данные в суде, признаются правдивыми, а противоречащие им показания, полученные в ходе предварительного расследования, ложными. Сталкиваясь с измененными показаниями, адвокат обязан объективно объяснить суду возникшие противоречия, не допуская какую бы то ни было предубежденность и предвзятость в их оценке. При этом условии законные интересы обвиняемого и права адвоката будут судом обеспечены.

Охраняя права и законные интересы адвоката, суды в то же время должны пресекать проявления недобросовестного их использования с целью создания помех к установлению истины по делу, для ухода от заслуженного наказания.

Судебная работа по обеспечению прав адвоката проходит одновременно с исследованием обстоятельств дела. Эти два направления единого процесса судопроизводства осуществляются не параллельно, а в тесном взаимодействии и при обоюдном подкреплении друг друга. В самом деле, исполнение отдельных судебных функций и действий является вместе с тем и поведением по обеспечению прав адвоката, способствует верному решению процессуально-правовых вопросов.

С учетом сказанного можно отметить, что судебное обеспечение прав адвоката выражается в строгом соблюдении предписаний закона, точной квалификации содеянного, объективном исследовании каждого доказательства и их совокупности.

Работа суда, направленная на обеспечение прав адвоката, сложна и многогранна. Судьи, чтобы установить истину по делу, должны уметь критически оценить услышанное в суде, прочитанное в деле. Сопоставить факты, показания, документы, заключения экспертов. Для этого нужно обладать не только высокой культурой, разносторонними знаниями, но и быть принципиальным, объективным и внимательным к выступлениям адвоката. И в то же время - непримиримым ко всему, что нарушает его права.

Для того чтобы быть способным обеспечить права адвоката, судье не требуется каких-то особых качеств. Те его личные свойства, которые участвуют в исследовании обстоятельств дела и ведут судопроизводство, одновременно служат и делу обеспечения прав адвоката. В частности, принципиальность, самостоятельность судьи выражается в наличии у него твердых убеждений в необходимости обеспечения прав адвоката, в активном стремлении к реализации этих навыков вне зависимости от внешних влияний. Решительность выражается в его способности своевременно и без излишних колебаний пресекать любые попытки стеснить права адвоката, от кого бы они ни исходили. Уравновешенность, умение владеть собой проявляется в способности сдерживать себя, подавлять нежелательные побуждения, могущие привести к ограничению прав адвоката. Беспристрастность выражается в готовности судьи объективно оценивать факты и события, изложенные адвокатом.

Качество разрешения дела и одновременно обеспечение прав адвоката во многом зависят от общей и профессиональной культуры судей, их умения соблюдать правила приличия и обхождения с людьми, проявлять доброжелательность, хладнокровие и такт при выполнении всех установлений закона, относящихся к процедуре ведения процесса. "Как бы хороши ни были правила деятельности, - писал А.Ф. Кони, - они могут потерять свою силу и значение в неопытных, грубых или недобросовестных руках"1. Объективность и беспристрастность наиболее ярко характеризуют деятельность суда и прежде всего председательствующего, который руководит заседанием. Эти качества должны в одинаковой мере проявляться независимо от того, участвует в деле адвокат или нет.

Предубежденность и предвзятость в отношении адвоката, переход на сторону обвинения, преждевременные оценки и выводы, бестактность и грубость в отношении адвоката, создание обстановки нервозности и нетерпимости к его словам и поступкам - все эти и другие отрицательные явления неминуемо ограничивают реализацию прав адвоката, препятствуют установлению истины по делу и вынесению объективного решения.

Суд - и только он - наделен таким специфическим и эффективным средством воздействия на подсудимого и его адвоката, как уголовное наказание. Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также для исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений (ст. 43 УК РФ).

Правосудию должен быть чужд абстрактный гуманизм. Всепрощение одного неизбежно нарушает права других. Государство никогда не отказывалось, да и не откажется от строгого наказания за тяжкие преступления. Однако строгость неравнозначна жестокости. Суровость наказания, несоразмерная тяжести содеянного, не только вызывает чувство озлобления у осужденного и недоумение у его адвоката, но и отрицательно влияет на нравы общества, незаметно воспитывая пренебрежение к адвокату. Жестокость суда, не считающегося ни с какими особенностями дела, делает наказание безрезультатным, отрывает наказание от права. Поэтому как абстрактный гуманизм, так и чрезмерная жестокость не совместимы с принципами обеспечения прав адвоката в судопроизводстве.

В судебной практике бывают случаи, когда неправильные приговоры выносятся вследствие нарушения принципа независимости судей. Когда судья подвержен влияниям извне, он не в состоянии следить за обеспечением процессуальных прав адвоката. Часто до судебного разбирательства в газетах, по радио, телевидению сообщается о совершенном преступлении. Характеризуется виновность тех или иных граждан в содеянном, высказываются соображения о том, как суд должен разрешить это дело.

В печати можно и нужно критиковать недостатки в работе суда, высказывать мнение о правильности или неправильности принятых им решений. Но предопределять решение суда, оказывать тем самым на суд давление недопустимо, так как этим нарушается конституционный принцип независимости судей и подчинения их только закону. Правильное установление фактических обстоятельств дела, применение надлежащего уголовного закона, принятие решения с учетом общественной опасности содеянного и личности подсудимого - вот задача суда в укреплении законности. И нахождение судьи в плену мнений, кем-то высказанных заранее, сковывает его инициативу в решении дела и обеспечении прав подсудимого.

Распространены, к сожалению, и случаи, когда инициаторами подобных выступлений бывают адвокаты.

Большое значение в деле обеспечения прав адвоката имеет связь судов с адвокатурой.

Адвокатура и суд осуществляют разные по своему характеру функции. Однако их деятельность тесно связана и представляет собой систему гарантии обеспечения строгой законности при рассмотрении дел, укрепления общественного порядка, охраны прав любых граждан.

Очевидно также, что для достижения максимальной эффективности правосудия и укрепления общественного порядка необходима тесная деловая связь адвокатуры с органами Министерства внутренних дел РФ.

Эти органы непосредственно общаются с широкими слоями населения, хорошо знают состояние и динамику правонарушений и ведут большую работу по пресечению и предупреждению антиобщественного поведения.

Именно в координации усилий многих государственных органов, общественных организаций и адвокатуры заложены практически неисчерпаемые возможности для обеспечения прав адвоката в судопроизводстве и охраны его законных интересов.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я