• 5

§2. Обеспечение прав адвоката следователем

При судопроизводстве совершается множество разнообразных процессуальных действий. Почти каждое из них в той или иной степени касается работы адвоката. Поэтому существует необходимость в том, чтобы установить пределы возможного или допустимого ограничения его прав, предотвратить ненужное стеснение его законных интересов. Этому, прежде всего, служит обоснованность принятия решения о проведении каждого процессуального действия.

Правило о том, что любые следственные действия могут производиться только после возбуждения дела, имеет важное значение для охраны прав любых лиц, в том числе и адвокатов. Осуществление их до возбуждения дела опасно тем, что в результате уничтожается совершенно необходимый барьер, ограждающий адвоката от вмешательства органов власти. Создается атмосфера бесконтрольности в применении мер государственного принуждения. В этих случаях оказывается утраченным то единственное основание, которое позволяет правомерно ограничивать свободу и неприкосновенность личности адвоката.

Процессуально-правовая регламентация следственных действий включает в себя предписания, специально направленные на защиту свободы, чести, достоинства, личной безопасности, имущественных интересов любого из участников процессуальных действий. Такие предписания вытекают из правового положения адвоката в обществе и диктуются требованиями морали. Рассмотрим их основные черты.

Следственное действие должно быть безопасным для жизни и здоровья обвиняемого и его адвоката. Так, закон допускает производство следственного эксперимента, если при этом не унижаются достоинство и честь участвующих в нем лиц и окружающих и не создается опасность для их здоровья (ст. 183 УПК РСФСР). Представляется, что не только неправильно организованный эксперимент может создать опасность для здоровья обвиняемого и адвоката. Не меньшую опасность могут представлять непродуманные приемы поиска взрывчатых веществ и ядов при обысках и осмотрах. Все это расширяет фактические границы применения рассматриваемого предписания.

Особое значение оно приобретает в случаях, когда объектом исследования становится сам обвиняемый. Закон запрещает применять при освидетельствовании действия, унижающие достоинство и опасные для здоровья освидетельствуемого (ст. 181 УПК). Не вызывает сомнения, что экспертные исследования и другие действия, связанные с вторжением в полости тела человека, также должны производиться с учетом этого правила. То есть лишь при условии, когда такое вторжение не противопоказано с медицинской точки зрения. Адвокат требует от следователя обеспечения соответствующей безопасности.

Сказанное относится и к получению образцов для сравнительного исследования. Это действие осуществляется в пределах, которые не угрожают здоровью и жизни обвиняемого. Такие пределы должны быть ограничены медицинскими показаниями и связанными с ними этическими соображениями, указывающими, как глубоко можно проникать современными средствами в организм человека без риска нанести ущерб его здоровью и причинить излишние страдания. Обеспечение законности и этого рода действий также входит в предмет правовой заботы адвоката.

Важным средством обеспечения прав адвоката являются процессуальные предписания, непосредственно касающиеся его чести и достоинства. В этом проявляется тенденция к переходу нравственных норм в юридические.

Некоторые нравственные нормы, вследствие их особой важности, включаются законодателем в содержание правовых предписаний, т.е. приобретают непосредственное юридическое значение. В первую очередь - это запреты, устраняющие из доказывания небезупречные, с нравственной точки зрения, приемы. Так, из нравственных основ доказывания вытекает абсолютная недопустимость не только физического, но и психического насилия над обвиняемым в целях получения доказательств. В частности, применение угроз и т.п. средств, парализующих его волю. Нормы о процессуальных действиях содержат и другие предписания такого же характера. Например, запреты проводить обыски, выемки, допросы в ночное время, задавать наводящие вопросы и пр. За обеспечением всего этого также следит адвокат.

Особую группу составляют предписания, прямо относящиеся к защите чести и достоинства адвоката. Необходимость в них объясняется тем, что действия следователя, направленные на поиск нужной информации, могут нарушать чувства личного достоинства адвоката, причинять ему иные моральные неудобства. Рассматриваемые предписания призваны свести к минимуму моральный вред адвокату процессуального действия.

В наиболее общей форме необходимость охраны чести и достоинства адвоката закреплена в нормах о следственном эксперименте и освидетельствовании.

В нормах о других процессуальных действиях предусмотрены меры предотвращения морального вреда, которые учитывают специфику познавательной деятельности. Так, признается недопустимым производство личного обыска лицом иного пола с обыскиваемым либо в присутствии понятых иного пола (ст. 172 УПК). Тот же запрет действует и в случае освидетельствования, когда это связано с обнажением освидетельствуемого лица. Если следователь является лицом другого пола, освидетельствование производится врачом (ст. 181 УПК). Наряду со следователем обеспечение подобных действий правом также является предметом заботы адвоката.

Следователь принимает меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные при обыске и выемке обстоятельства интимной жизни лица, у которого производится обыск или выемка, а также других людей (ст. 170 УПК). Поскольку подобные обстоятельства могут быть выявлены и в ходе других процессуальных действий (осмотр помещений, проверка показаний на месте, опознание и т.п.), указанное требование распространяется и на все аналогичные случаи. Дополнительной гарантией его реализации является ст. 139 УПК, дающая следователю право предупредить участников следственного действия о недопустимости разглашения ставших им известных сведений из интимной жизни того или иного гражданина. Адвокат обязан и это действие следователя проконтролировать.

Вопросы морального характера, возникающие при производстве процессуальных действий, невозможно решить с помощью одних только правовых предписаний. Многое зависит от уровня нравственного сознания следователя и адвоката. Однако тенденция к возрастанию нравственного фактора в правоприменительной деятельности требует дальнейшего совершенствования норм о некоторых процессуальных действиях.

Заслуживают поддержки некоторые предложения, направленные на улучшение обеспечения прав адвоката. Среди них следует назвать введение в законодательство норм о свидетельском иммунитете, т.е. права близким родственникам обвиняемого не давать показаний, уличающих его в совершении преступления. Понуждение свидетеля под страхом уголовной ответственности к изобличению лица, связанного с ним родственными узами, чревато многими отрицательными последствиями: расшатываются семейные отношения, подрывается доверие людей друг к другу и т.д. По данным специальных исследований, угроза уголовной ответственности в ряде случаев оказывается недостаточной, чтобы предотвратить продиктованные родственными чувствами попытки избавить близкого человека от грозящей опасности. Среди осужденных за лжесвидетельство преобладают родственники и близкие обвиняемого.

Поддержку законодателя должно получить и предложение об освобождении свидетеля от обязанности отвечать на вопросы, направленные на установление его причастности к преступлению. В основе этого довода также лежат соображения о необходимости усиления обеспечения прав и интересов адвоката. Предупреждая заподозренное лицо об ответственности по ст. 307 и 308 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний, т.е. искусственно превращая подозреваемого в свидетеля, следователь возлагает на него правовую обязанность - дать показания, которые, возможно, будут уличать его в совершении преступления. Между тем возможность не отвечать на уличающий вопрос не только является существенным элементом, характеризующим правовое положение каждого подозреваемого, но и заключает в себе глубокий гуманный смысл, освобождая человека от обязанности действовать себе во вред. Адвокаты, как правило, разъясняют подзащитным суть названных требований.

Заслуживает также внимания и мнение о предоставлении обвиняемому права опровергать порочащие его честь и достоинство утверждения, к которым иногда прибегают свидетели, потерпевшие. Такая ситуация может сложиться в различные моменты предварительного расследования. Например, при оглашении обвиняемому показаний других лиц. В этих случаях адвокату целесообразно разъяснить обвиняемому право требовать от следователя допросить его по спорному обстоятельству либо о проведении очной ставки.

Производя процессуальные действия, следователь должен избегать материального ущерба имуществу обвиняемого, а если ущерб неизбежен - не выходить за пределы действительной в нем необходимости.

Например, закон разрешает при производстве обыска и выемки изымать лишь предметы и документы, могущие иметь отношение к делу (ст. 171 УПК). Требование о предотвращении чрезмерного имущественного ущерба носит универсальный характер, т.е. должно применяться при производстве любого следственного действия, к любому лицу, в том числе и обвиняемому. Адвокат, узнавший о допущенных нарушениях, должен обеспечить с помощью своих прав законность.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я