• 5

§6. Этика адвоката как основа и регулятор его деятельности

Деятельность адвоката основана на законе и является его нравственной обязанностью. При оказании юридической помощи гражданам адвокат руководствуется нормами права и профессиональной этики. Последние представляют собой выработанные практикой правила адвокатской профессии. Их цель - содействие эффективной защите прав и охраняемым законом интересов физических и юридических лиц.

Гарантами соблюдения адвокатами правил профессиональной этики являются органы адвокатского самоуправления.

В профессиональной деятельности адвокат независим. Свои решения по выбору средств и способов выполнения принятого поручения он выполняет самостоятельно, не допуская влияния третьих лиц и организаций любого ранга и статуса, в том числе и органов адвокатского самоуправления.

Решения и действия адвоката согласуются с доверителем или подзащитным. Требования и просьбы клиентов, которые противоречат закону или профессиональной этике, не могут быть приняты адвокатом к исполнению. В соответствующих случаях это служит основанием к расторжению соглашения о выполнении поручения.

Адвокат должен соблюдать профессиональную тайну. Ее предметом могут быть самые разнообразные обстоятельства. Это прежде всего сам факт обращения человека к адвокату, сведения о содержании бесед с клиентом и любая другая информация, касающаяся дела, роли подзащитного в нем, его образе жизни и пр.

Адвокат, как и требует того УПК, не может давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые ему стали известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей. Он хранит тайну даже после прекращения отношений с клиентом.

Адвокату запрещено использовать в личных целях информацию, которую он получил от клиента. Тем более недопустимо приобретать адвокату в какой бы то ни было форме имущество клиента или право на него, если это было предметом судебного спора. Продолжая эту норму, можно смело утверждать, что адвокату вообще ничего не положено брать от клиентов. Кроме, разумеется, гонорара, внесенного в кассу юрконсультации.

Навязывание клиенту своих услуг, самореклама, обещание "выиграть дело" и т.п. не соответствуют этическим правилам адвокатской профессии.

Взаимоотношения адвоката с лицом, которому он оказывает помощь, основываются на доверии. Адвокат не должен давать своему клиенту никаких гарантий или заверений, порождать у него надежды, ссылаясь на свои "исключительные возможности", "старые связи", "влиятельных друзей", "добрые отношения с представителями власти" и пр.

Качественное выполнение принятого поручения возможно лишь при условии добросовестного отношения к нему адвоката. Данное требование предполагает правильную организацию труда, исключение поверхностности, спешки, непродуманных действий и даже высказываний.

Принимая поручение, адвокат должен быть уверен в своей компетентности по существу данного дела.

Адвокат не может принять поручение на ведение гражданского дела, если притязания его клиента не основаны на законе. Выяснив существо дела, характер правоотношений и наличие юридических оснований, адвокат сообщает доверителю свои соображения о доказательствах и перспективе судебного разбирательства.

Адвокат не может принять поручение по гражданскому делу в следующих случаях: когда обнаруживается отсутствие фактов, необходимых для обоснования требований или возражение доверителя; в случаях, в которых обоснование требований или возражений не может быть подтверждено доказательствами, допущенными законом для данных правоотношений; при несовпадении правовых позиций адвоката и доверителя; если он является родственником другой стороны по делу.

Приняв решение о невозможности участия в гражданском деле, адвокат ставит об этом в известность доверителя заблаговременно, для того, чтобы тот имел время и возможность обратиться к другому адвокату.

Поручение на ведение уголовного дела принимается адвокатом по просьбе любого лица. Но если подзащитный возражает против того, чтобы какое-то лицо заключило соглашение на ведение его дела, такое соглашение расторгается. Ибо в противном случае между ним и подзащитным не будет главного связующего фактора - доверия.

По групповому делу адвокат не может защищать нескольких лиц, интересы которых противоречат друг другу. Приняв, к примеру, поручение на ведение подобного дела, адвокат вынужден будет "сглаживать" их позиции, уговаривать каждого кое-что изменить в своих показаниях, с тем чтобы внешне выглядеть представителем согласованных общих отношений своих клиентов к обвинению, выдвинутому против них, а оно обычно конкретно и индивидуализировано.

Нельзя адвокату браться одновременно за защиту взрослого человека и несовершеннолетнего. Например, отца и сына. Даже если их позиции совпадают.

Если адвокат участвует в уголовном деле по назначению, в порядке ст. 49 УПК, он разъясняет подзащитному суть этого принципа, и его право - пригласить другого адвоката. Но уже - по соглашению.

Адвокат поддерживает любую позицию, занятую его подзащитным. Если тот не признает себя виновным, адвокат также должен быть связан этим тезисом и в меру возможностей пытаться

обосновать его материалами дела. Грубым нарушением самим адвокатом права обвиняемого на защиту будет, если адвокат прямо или косвенно выскажется о признании им вины подзащитного, которую тот отрицает.

Подзащитный может признавать факты, обосновывающие событие или состав преступления, но отрицать свою причастность к нему, т.е. виновность. Адвокат и здесь должен попытаться усилить позицию подзащитного, найти в деле то, что ставит под серьезное сомнение субъективную сторону состава преступления.

Бывают случаи, когда подзащитный признается в содеянном, хотя объективных доказательств этому в деле крайне мало. Адвокат разъясняет ему сложившуюся ситуацию и разъясняет возможность отрицания вины из-за недостаточности обвинительных доказательств и, как следствие этого, большую вероятность вынесения оправдательного приговора. Здесь возможны два варианта поведения клиента. Один - когда он, выслушав адвоката и продумав, что было, есть и будет в деле, соглашается с адвокатом, меняет признание на отрицание. Адвокат усиливает это доказательственным материалом. Если приговор будет оправдательным, то дело считается выигранным адвокатом.

Но когда после смены подзащитным позиции суд все же вынесет обвинительный приговор, то моральная ответственность за такое решение целиком ляжет на адвоката. К тому же суды в таких случаях пишут в приговорах, что подсудимый изменил первоначальные признательные показания с целью уйти от ответственности. И назначается наказание, более суровое по сравнению с тем, которое могло бы быть назначено подзащитному, если бы тот от начала следствия и до окончания суда стоял на признательных показаниях. Следовательно, адвокату надо учитывать и этот фактор: удастся ли ему самому убедить суд в невиновности подзащитного и каковы могут быть последствия как его удачи, так и неудачи.

Второй вариант защиты подсудимого, признающего вину несмотря на слабость обвинительного материала, это когда подзащитный не реагирует на сообщение адвоката и продолжает стоять на позиции полного признания вины. В этом случае адвокату вообще нельзя больше говорить с подзащитным о качестве доказательств. Раз он решил признаться - это его право и его дело. А низкое качество следствия не изменило его решения. И адвокату нельзя больше акцентировать внимание на доказательствах. Его задача - усилить признательную позицию. Показать, к примеру, роль этого признания в облегчении расследования деяния, в поиске следователем таких-то фактов и т.п.

Как видим, в обоих вариантах адвокат должен проявить себя не столько как юрист, сколько как разумный человек, способный видеть все возможные варианты развития дела.

В случае, когда адвокат установит, что признание вины было получено посредством незаконного воздействия на подзащитного, он должен принять меры к тому, чтобы подобные обстоятельства были зафиксированы в материалах дела.

Иногда между адвокатом и подзащитным бывают случаи коллизий, т.е. несовпадений взглядов по каким-то аспектам дела. Важно, чтобы не было принципиальных расхождений между ними, т.е. конфликта, который не дает адвокату ни оснований, ни права защищать подсудимого. Задача адвоката - обговорить с подзащитным все вопросы, вызывающие у них разное отношение к ним. И выработать единый подход к любому обстоятельству, которое будет исследовать суд.

После оглашения приговора отношения адвоката с подзащитным, уже осужденным, также должны продолжаться до определенного времени.

Если приговор не устраивает подзащитного, адвокат обязан подать кассационную жалобу. Но опять-таки с согласия осужденного. Когда тот возражает, адвокат связан его позицией, и жалоба им не подается, но в этом случае адвокату нужно взять от подзащитного письменный отказ от подачи жалобы. Он застрахует адвоката от неловкой ситуации, которая может сложиться тогда, когда клиент передумает свой отказ и будет просить адвоката составить кассационную жалобу, хотя срок ее подачи давно истек. И этот письменный отказ подзащитного предотвратит возможные упреки в адрес адвоката со стороны любых лиц.

Профессионально-этичными должны быть и действия адвоката, касающиеся денежных отношений с подзащитным.

Гонорар по соглашению между ними определяется в разумных пределах. Учитывается ряд факторов. Это объем и сложность дела; длительность процесса или время, затраченное на его подготовку и консультирование клиента; материальное положение человека, обратившегося за правовой помощью к адвокату; необходимость проведения собственных исследований; обращение к специалистам; беседы и консультации с ними и т.п. Учитываются и особенности региона, где работает адвокат с подзащитным. Например, в Москве размеры гонораров выше, чем, к примеру, в Омске, где людям много месяцев не платят заработанные деньги. Принимается в расчет и деловая репутация адвоката; его профессиональный, а не "газетно-накачанный" авторитет.

Работая в суде, адвокат обязан соблюдать процедурные правила. Но также необходимо и проявлять уважение к суду. Каким бы он ни был. Не секрет, что в жизни много нормальных, т.е. спокойных и грамотных судей. Но не тайна и то, что есть такие судьи, про которых не грех сказать древней мудростью: "Хоть всех святых выноси".

Волокита в судах стала для них признаком хорошего тона. Здесь адвокат почти ничего не может сделать. Потому что судьи обычно говорят: "А что я могу сделать, если свидетели не являются в суд, а милиция не хочет их доставлять приводом?" Но это лишь так себе. Разговоры. Причины же повсеместной волокиты гораздо глубже и серьезнее: 1) судьи, особенно пожизненно утвержденные, просто не хотят работать; 2) отсутствует серьезный контроль и надзор над ними со стороны их руководства, общества, прокуратуры и государства.

Распространены факты несвоевременного начала слушаний дела. Безмотивность и непонятность объявлений многочасовых перерывов в заседании и т.п.

Предвзятость, резкость, иногда и грубость судей заметна всем. Здесь адвокат может проявить свои профессионально-этические качества. Тактично остановить "зарвавшегося" судью. Встать и, дождавшись паузы, заявить: "Я все это, Ваша честь, очень внимательно выслушал. Но не все понял и запомнил. Поэтому прошу занести в протокол судебного заседания все то, что Вы сейчас здесь говорили". Ни секретарь, ни судья, конечно же, этого не запишут.

Но судья впредь будет более осторожен и сдержан в "словоизлияниях". Адвокат же должен остаться принципиальным. Протокол надо внимательно изучить. И если там не оказалось того, что возмутило адвоката как профессионала и человека, надо обязательно внести "замечания на протокол".

Участвуя в допросе, адвокат не должен ставить наводящих или не относящихся к делу вопросов, спрашивать так, чтобы не задевать ничью честь и не унижать достоинства потерпевших, свидетелей, экспертов и др.

При свиданиях с арестованным подзащитным надо знать и соблюдать правила, действующие в местах заключения. Подчиняться распоряжениям дежурных, контролеров, разводящих, конвоирующих и др. Игнорирование пенитенциарных норм очень быстро сказывается не только на этике, но на самом адвокате. Типичный пример. Идет задумавшийся о деле адвокат по коридору тюрьмы. Навстречу ему быстро шагает какая-то группа. Все в штатском. Вдруг из группы окрик: "В сторону!" А адвокат - в задумчивости идет, пытаясь остановиться или обойти, но уже поздно: адвокат в шляпе и с портфелем почему-то отлетает в сторону и чувствует плечом "шубу", т.е. корявую тюремную стену. В группе - хохот. А ведь все произошло правильно. По правилам. Их, тюремным правилам. Шел конвой, вел группу опасных преступников, ему помешали, он отреагировал. И все. Адвокату в тюрьме надо думать о тюрьме, а не о деле. Для этого есть консультация, дом, дача и т.п.

Как участник судебных прений, адвокат внешне уважительно относится к своим оппонентам. Из судебной речи должны быть исключены общие рассуждения, политические экскурсы, ссылки на передачи телевидения и т.п.

Речь - по форме сжатая. По существу - объемная. Фактами, мыслями, доказательствами. Судьи взяли за правило: во время речи адвоката извиниться и вклиниться в нее со своим вопросом. Адвокат вынужден прерваться, чтобы выслушать судью. И объяснить то, что тот не понял. Затем следует: "Продолжайте, господин адвокат, еще раз извините!"

Многие адвокаты, чтобы не обострять положение, так и поступают. Но это - профессионально неправильно.

Опытный, грамотный адвокат, выступая с защитительной речью, не позволяет себя прерывать. Он начал говорить - и говорит. А вопроса, реплики судьи или прокурора он якобы не замечает. И снова говорит. Тогда судья спохватывается и сидит уже молча.

Еще более квалифицированные адвокаты поступают этически профессиональнее. Услышав во время своей речи вопрос или реплику судьи (прокурора), он замолкает. Делает вид, что очень внимательно слушает вопросы, монологи-рассуждения судьи. Ничего не отвечая. Смотрит либо судье в глаза, либо в окно. Это в данной ситуации одно и то же. И как только судья наспрашивается безответно и наговорится сам с собой, адвокат продолжает свою речь с того момента, на котором его оборвали.

Он не заметил бестактности судьи. Не дал себя "сбить с толку". Показал свою выдержку. Адвокат просто сделал для себя паузу, чем и образумил судью.

Отношения с коллегами - уважительные, не панибратские. Но и не официальные, потому что это - товарищи по работе, а не сотрудники или сослуживцы. Адвокаты заботятся о здоровом нравственно-психологическом климате в своей консультации.

В необходимых случаях консультируют коллег. Разбирают с ними какой-то казус, дело, поступок следователя, речь прокурора, приговор суда и т.п. Все это - нормально.

Обязанность опытных адвокатов - помогать начинающим. Но не лезть с советами и поучениями. В коллегиях говорят: "Адвоката, как и девушку, украшает скромность". Но в нынешнее время такое украшение редко встретишь у адвоката, особенно маститого. Достаточно включить в выходные дни телевизор или в будни открыть популярную газету.

К такому адвокату не то что молодой коллега, но и очень зрелый, хорошо воспитанный адвокат побоится или постесняется обратиться за советом или с просьбой выслушать. И правильно сделает. "Ячество" и надменный вид "метра" говорят о том, что дружеского совета, а тем более помощи от него не дождешься. Можно лишь нарваться на унижающий вопрос: "Что ж ты не знаешь элементарных вещей? Сам подумай или загляни в закон!"

В беседах с клиентами, а также в правовых документах адвокат не допускает бестактных высказываний в отношении других адвокатов.

Принимая поручение по делу, в котором ранее участвовал другой адвокат, его следует уведомить о своем участии в деле. Причем говорится это в очень вежливом и мягком тоне.

Адвокат не может разговаривать с клиентом другого адвоката без участия последнего.

Если клиент просит адвоката быть вторым представителем по его делу, ему нужно удостовериться в согласии на это первого адвоката, дабы избежать недоразумений и не прослыть "перехватчиком" дел и клиентов.

Соблюдение адвокатом названных и других неписаных нравственно-профессиональных норм служит гарантией его авторитета среди коллег: показателем честности, порядочности и квалифицированности. То есть - престижа.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я