• 5

§3. Лицензии на занятие адвокатской деятельностью. Частная юридическая практика

Еще Судебные уставы 1864 г. предусматривали образование корпорации присяжных поверенных. Они же временно допустили представительство частных поверенных на суде. Поверенные по степени образования и по кругу их деятельности были трех видов: 1) присяжные поверенные; 2) частные поверенные с высшим юридическим образованием; 3) частные поверенные без юридического образования.

Вторую группу, т.е. частных поверенных с высшим юридическим образованием, составляли лица, окончившие курс юридических наук в университетах и в других высших учебных заведениях, но не принятые в корпорацию присяжных поверенных по нравственным соображениям либо не имевшие служебного и практического ценза (пять лет) или не пожелавшие подвергнуться пятилетнему испытанию в конторах своих патронов.

Эта категория частных поверенных пыталась конкурировать с присяжными поверенными, но отвергалась ими, особенно с того времени, когда частные поверенные встали на позицию - учредить в Петербурге общество частных поверенных.

Но они. за исключением весьма немногих, отличающихся неким талантом, стояли по своему деловому уровню ниже присяжных поверенных, были ограничены в правах и не могли иметь помощников. Если и встречались компании частных поверенных из двух-трех лиц, то получаемые ими денежные поступления делились между ними пропорционально труда, затраченного каждым.

Среди поверенных первой и второй категорий было много способных людей. Они по ораторскому мастерству и юридическим познаниям не уступали известным адвокатам.

Третью категорию частных поверенных без юридического образования обычно составляли случайные люди порой с весьма сомнительной репутацией. Там были бывшие исправники, становые приставы, квартальные надзиратели. Сюда входили также стряпчие, секретари и канцелярские служащие старых судебных мест, проходившие науки в уездных и приходских училищах. Были и попы-расстриги, и исключенные семинаристы, и отставные офицеры, и нижние чины, и дворяне, и проторговавшиеся купцы, а также - мещане, крестьяне, учителя музыки, фельдшеры, живописцы, актеры, портные, сапожники, парикмахеры и другие ремесленники. Все они и им подобные могли работать частными поверенными без юридического образования.

Все те, кто более или менее знал грамоту, пошли в адвокатуру с одной лишь целью - зарабатывать деньги.

Эта категория частных поверенных, не имея нужного представления о нравственности и адвокатской этике, зарекомендовала себя в судах и в обществе с самой отрицательной стороны, чем и обратила на себя внимание высших и местных властей. Например, один из губернаторов писал о них так: "В последнее время, именно с введением судебной реформы, в губернии образовался особый класс пролетариев, носящий громкое название адвокатов и защитников. Большинство этих лиц, в среде которых являются преимущественно чиновники, потерявшие службу, не обладая ни нравственными качествами, ни юридическими познаниями, посвятили себя этому званию единственно вследствие безвыходного положения и отсутствия всяких средств к существованию. В виде своих личных интересов многие из них не стесняются никакими мерами по приобретению хлеба насущного и с этой целью, возбуждая население к разным спорам и искам, большей частью приводят тяжущихся к тем печальным результатам, что они по неосновательности затеянной тяжбы, не выигрывая ее, делают только затрату на судебные издержки и по предварительно заключенным условиям удовлетворяют подстрекателей за хождением по делам". Примерно такие же отзывы последовали в Министерство юстиции России от многих председателей окружных судов и мировых съездов 1. Для того чтобы покончить с бесконтрольностью новоявленных адвокатов, 25 мая 1874 г. были изданы "Правила о частных поверенных". В них был заложен "нравственный ценз", который сыграл определенную роль в дальнейшей судьбе российской адвокатуры.

После Октябрьской революции 1917г. вопросы допуска частнопрактикующих юристов решались по-разному. Но, как правило, абсолютными правами в уголовном и гражданском судопроизводствах обладали лишь защитники - члены коллегии адвокатов. Этот же принцип был заложен и в "Положение об адвокатуре" от 20 ноября 1980 г.

15 апреля 1995 г. было принято "Положение о лицензировании деятельности по оказанию платных юридических услуг на территории Российской Федерации" № 344 1, утвержденное постановлением Правительства РФ. Указанные нормативные акты во многом противоречили друг другу, вызывали массу вопросов, недоумений, нареканий.

Сложилась ситуация, когда в одной профессиональной области работали юристы, обладающие различным правовым статусом и неодинаковым объемом полномочий.

Ни в одной другой стране, кроме России, такого еще не бывало. По "Положению о лицензировании" понятие "платные юридические услуги" носило обобщающий характер. Оно охватывало значительный объем юридических услуг, оказываемых на коммерческой основе. Сюда относились юридический консалтинг по всем отраслям права; правовая работа по обеспечению хозяйственной и иной деятельности предприятий, учреждений любой организационно-правовой формы; защита прав и законных интересов клиента в суде и других органах; правовая экспертиза учредительных и иных документов юридических лиц; составление заявлений, договоров, исков, соглашений, контрактов, претензий и других документов, имеющих юридический характер; подбор и систематизация нормативных актов, составление справочников по юридическим вопросам; научно-исследовательская работа в области права и т.д. По данному постановлению Правительства РФ не подлежала лицензированию деятельность адвокатов, а также юридических служб, состоящих в структуре юридических лиц, в задачу которых входило правовое обслуживание только самих юридических лиц. Независимо от их организационно-правовой формы.

Положение определяло порядок выдачи лицензий на оказание платных юридических услуг и условия их осуществления на территории Российской Федерации. По Положению платные юридические услуги вправе были оказывать физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (индивидуальные предприниматели) и юридические лица.

Физические лица должны были иметь диплом образовательного учреждения Российской Федерации о высшем юридическом образовании и стаж работы по юридической специальности не менее трех лет.

При этом исчерпывающего перечня работ и должностей, которые можно было бы отнести к юридической специальности, предусмотрено не было. В стаж по юридической специальности включалась работа на предприятиях, в учреждениях и организациях любых форм собственности, если она непосредственно была связана с защитой прав и законных интересов граждан, укреплением законности и правопорядка, когда требовала определенных знаний в каких-либо отраслях права и умения применять их на практике.

Лицензиатами могли стать руководители и специалисты юридических подразделений, юрисконсульты, работники органов юстиции, прокуратуры и судов, занимающие должности, по которым предусматривалось присвоение классного чина; служившие в органах внутренних дел, разведки, налоговой полиции на должностях, по которым предусмотрено присвоение специальных званий среднего, старшего и высшего начальствующего состава; работавшие в органах нотариата, адвокатуры, арбитража соответственно нотариусами, адвокатами, арбитрами или на должностях руководителей и специалистов этих учреждений, организаций, подразделений; научные сотрудники в области права, а также работавшие в высших и средних специальных образовательных учреждениях на должностях, связанных с преподаванием юридических дисциплин, и др.

Стаж работы по юридической специальности определялся на основании записей в трудовой книжке и других документов, подтверждающих эту работу.

Положением предусматривалось, что владелец лицензии не имел права передать лицензию другому физическому или юридическому лицу.

Выдача лицензий осуществлялась Министерством юстиции Российской Федерации и органами юстиции субъектов Российской Федерации.

Министерство юстиции Российской Федерации выдавало лицензии на оказание платных юридических услуг физическим и юридическим лицам, которые осуществляли свою деятельность на территории нескольких субъектов Российской Федерации или на всей территории РФ; иностранным физическим и юридическим лицам, а также российским юридическим лицам с участием иностранных граждан и лиц без гражданства. Органы же юстиции субъектов РФ выдавали лицензии на оказание платных юридических услуг физическим и юридическим лицам, осуществляющим свою деятельность на территории соответствующего субъекта Российской Федерации.

Минюст РФ и органы юстиции субъектов РФ вели реестр лицензий. В него заносились сведения о выданных, зарегистрированных, аннулированных лицензиях, а также о лицензиях, действие которых было приостановлено.

Органы юстиции субъектов РФ обязаны были ежеквартально представлять в Минюст РФ сведения о выданных, аннулированных лицензиях и лицензиях, действие которых было приостановлено. Министерство юстиции вело сводный реестр всех лицензий по оказанию платных юридических услуг на территории Российской Федерации.

Для получения лицензии заявитель лично представлял в орган юстиции заявление о выдаче лицензии. В нем указывались: фамилия, имя, отчество, паспортные данные; сведения о наличии высшего юридического образования и стажа работы по юридической специальности - для физических лиц. А для юридических лиц необходимо было указать наименование и организационно-правовую форму, юридический адрес, номер расчетного счета и наименование соответствующего банка, вид деятельности, на осуществление которого запрашивалась лицензия, срок действия запрашиваемой лицензии, территория действия лицензии. За рассмотрение заявления взималась плата в размере 10% установленного законом минимального размера оплаты труда, зачисляемого в доход федерального бюджета.

К заявлению необходимо было приложить: копии учредительных документов; копию свидетельства о государственной регистрации юридического лица; справку налогового органа по постановке на учет или свидетельство о государственной регистрации физического лица в качестве предпринимателя. Для юридических лиц - список тех, кто непосредственно должен осуществлять платные юридические услуги; копии дипломов о высшем юридическом образовании; документы, подтверждающие стаж работы по юридической специальности не менее 3-х лет; документ, подтверждающий оплату за рассмотрение заявления.

Если документы выдавались соответствующими иностранными органами, они должны были быть представлены с официальным переводом и легализованы.

Все документы, представленные для получения лицензии, регистрировались органом юстиции. При этом запрещалось требовать от заявителя представления документов, не предусмотренных Положением.

В течение 30 дней со дня получения заявления со всеми необходимыми документами органы юстиции должны были принять решение о выдаче или об отказе в выдаче лицензии.

Лицензии выдавались на срок до трех лет. Продление срока действия лицензии производилось в порядке, установленном для ее получения. Лицензии присваивался регистрационный номер, под которым она вносилась в реестр. За выдачу лицензии взималась плата в трехкратном размере установленной законом минимальной оплаты труда - для физических лиц и в пятикратном размере установленной законом минимальной оплаты труда - для юридических лиц.

В выдаче лицензии могло быть отказано только в двух случаях: 1) наличия в представленных документах недостоверной информации; 2) если представленные документы не подтверждали необходимой профессиональной подготовки заявителя или когда его возможности обеспечить оказание юридических услуг не были в соответствии с требованиями законодательства.

Об отказе в выдаче лицензии сообщалось заявителю в письменной форме в трехдневный срок после принятия решения с указанием причин отказа. Повторное рассмотрение заявления о выдаче лицензии допускалось в случае изменения обстоятельств, послуживших для такого отказа, либо признания судом решения органа юстиции об отказе в выдаче лицензии недействительным.

При ликвидации юридического лица или прекращении действия свидетельства о государственной регистрации физического лица в качестве предпринимателя выданная лицензия теряла юридическую силу и возвращалась лицензиатом в выдавший ее орган юстиции.

Контроль за соблюдением лицензиатом требований, установленных законодательством, осуществляют органы юстиции, выдавшие лицензию.

В зависимости от характера выявленных нарушений Положением предусмотрены случаи, когда органы юстиции имеют право приостановить действие лицензии либо аннулировать ее.

Решение органа юстиции о приостановлении действия лицензии или ее аннулировании должно быть подписано руководителем или заместителем органа юстиции.

Положение предусматривало, что решения и действия органов юстиции, осуществляющих лицензионную деятельность, могли быть обжалованы в установленном порядке в суд.

Практика показывает, что многие юристы сразу же после утверждения Положения получили лицензии и на основании их стали заниматься оказанием платной юридической помощи. Только в Московской области такие лицензии в 1995-1996 гг. получили свыше 50 юристов. В России же с 1995 по 1998 гг. было выдано 30 тысяч лицензий на оказание платных юридических услуг 1.

Ученые и практики много и долго спорили о достоинствах и недостатках разделения юристов на две категории - на адвокатов и лицензиатов. Существовали две основные точки зрения на законодательное регулирование деятельности этих специалистов. Сторонники одной позиции доказывали необходимость жесткого разделения правового положения тех и других. Другие, наоборот, выступали за слияние, унификацию деятельности представителей одной юридической профессии, не видели никаких существенных различий между двумя категориями юристов, в принципе занимающихся одинаковой деятельностью.

Основным отличием лицензиатов от адвокатов было то, что лицензиаты не могли участвовать в качестве защитников на предварительном следствии по уголовным делам.

В 1996 г. граждане А. и Г. обратились с жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации на нарушение их конституционных прав положением части 4 ст. 47 УПК РСФСР. Согласно ему в качестве защитников при производстве по уголовным делам допускаются лишь адвокаты, представители профессиональных союзов и других общественных объединений.

Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли указанное положение УПК РСФСР Конституции Российской Федерации.

А. и Г. привлекались ранее в качестве обвиняемых по различным уголовным делам. В ходе предварительного следствия они заявляли ходатайства о допуске в качестве их защитников выбранных ими частнопрактикующих юристов, не являющихся членами коллегий адвокатов.

Следователями в удовлетворении заявленных ходатайств было отказано со ссылкой на часть 4 ст. 47 УПК РСФСР, поскольку предполагаемые защитники не были членами коллегии адвокатов, оказывали юридическую помощь гражданам на основе лицензии, выдаваемой органами юстиции в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 1995 г. за № 344. Доверенности не относятся ни к одной из допущенных к участию категорий, и потому такие лица не могут участвовать в предварительном следствии в качестве защитников. К такому же выводу пришли прокурорские, а также судебные инстанции, признавшие решения следователей законными с точки зрения требований ч. 4 ст. 47 УПК РСФСР.

В Конституционном Суде РФ выступали представители Федерального Союза адвокатов России и "Гильдии Российских адвокатов", мнения которых разделились.

Если Федеральный Союз адвокатов через своего представителя высказал позицию о конституционности ч. 4 ст. 47 УПК РСФСР, то "Гильдия российских адвокатов" поддерживала позицию лицензиатов.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 г. все точки над "i" были поставлены. Положение ч. 4 ст. 47 УПК РСФСР, согласно которому в качестве защитника допускается адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации, признано не противоречащим Конституции РФ.

Иные условия, профессиональные критерии и организационно-правовые формы, обеспечивающие оказание квалифицированной юридической помощи в уголовном процессе, должны определяться законодателем.

Обосновывая свою позицию Конституционный Суд РФ совершенно справедливо указывает, что по своему содержанию право на самостоятельный выбор адвоката (защитника) не означает право выбирать в качестве защитника любое лицо по усмотрению подозреваемого или обвиняемого и не предполагает возможность участия в уголовном процессе любого лица в качестве защитника. Закрепленное ч. 2 ст.48 Конституции РФ право пользоваться помощью адвоката (защитника) является одним из проявлений более общего права, гарантированного ч. 1 ст. 48 Конституции РФ каждому человеку, - права на получение квалифицированной юридической помощи. Поэтому положения ч. 2 ст. 48 Конституции РФ не могут быть истолкованы в отрыве и без учета положений ч. 1 этой же статьи.

Гарантируя право на получение квалифицированной юридической помощи, государство должно, прежде всего, обеспечить подготовку квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи, в том числе - в уголовном судопроизводстве, и установить с этой целью определенные профессиональные, иные квалификационные требования и критерии. Участие же в качестве защитника в ходе предварительного расследования дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками. А это несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь.

Конституционный Суд РФ в указанном постановлении обратил внимание на то, что в настоящее время организационно-правовой формой деятельности адвокатов являются коллегии адвокатов, создаваемые на основании "Положения об адвокатуре РСФСР". В этом законе сформулированы определенные профессиональные требования к адвокатам, призванные обеспечивать квалифицированный характер оказываемой ими юридической помощи, с учетом высокой значимости для личности и общества в целом принимаемых в уголовном судопроизводстве решений.

Защитник - это родовое понятие. Оно включает в себя адвоката, представителя профессиональных и других общественных организаций, а также иных лиц. После допуска в процесс все они приобретают одинаковый правовой статус. Однако до момента их допуска в процесс закон делит защитников на две группы: 1) адвокаты, т. е. лица, состоящие членами коллегий адвокатов и 2) близкие родственники, законные представители обвиняемого, другие лица, которым обвиняемый считает возможным доверить защиту своих прав.

Ч. 5 ст. 47 УПК РСФСР, позволяющая исключительно суду, но не следователю, осуществлять допуск других лиц к защите, является указанием на способ защиты, "запрещенной законом". Человеку действительно предоставляется широкий выбор возможностей самостоятельной защиты своих прав. Однако его действия не должны идти вразрез с законами, установленными в обществе. Поэтому вторая группа лиц не может участвовать в качестве защитников на предварительном следствии, поскольку в соответствии с законом их допуск в процесс осуществляется по постановлению судьи или определению суда, но не по постановлению следователя.

Обеспечение права на защиту предполагает наличие у защитника ряда качеств, не характерных для деятельности лицензиатов. Это, прежде всего, адвокатский иммунитет. Ст. 15 "Положения об адвокатуре РСФСР" предусматривает: "Адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением им обязанностей защитника или представителя". "Положение о лицензировании" не наделяет лицензиата таким иммунитетом.

В деятельности адвоката большое значение имеет конфиденциальность. Ст. 16 "Положения об адвокатуре РСФСР" предусматривает:

"Адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи". Он должен хранить адвокатскую тайну. Сведения, составляющие предмет адвокатской тайны, не могут служить доказательствами в производстве по уголовным, гражданским или административным делам. Положение же о лицензировании не обязывает лицензиата соблюдать конфиденциальность и хранить тайну клиента.

Различны и профессионально-этические требования, предъявляемые как к адвокатам, так и к лицензиатам.

Ст. 16 "Положения об адвокатуре РСФСР" обязывает адвоката быть образцом моральной чистоты и безукоризненного поведения, постоянно совершенствовать свои знания и повышать деловую квалификацию. Положение о лицензировании таких требований к лицензиатам не предъявляет.

То же можно сказать и о контроле за качеством работы. Коллегии адвокатов, не вмешиваясь непосредственно в профессиональную деятельность защитников, в соответствии со сложившимися традициями осуществляют контроль за деятельностью адвокатов. Формы этого контроля многообразны. К ним относятся: предварительное обсуждение и согласование позиции по делу с коллегами, проверки качества работы по конкретным делам, патронаж, обобщение положительного опыта, разработка и издание методических пособий и т.п.

В отношении лицензиатов такой контроль не предусмотрен.

Коллегии адвокатов, руководители их структурных подразделений распределяют работу между адвокатами, назначают адвокатов для осуществления защиты по требованиям органов предварительного следствия и суда, принимают решение об оказании юридической помощи бесплатно и распределяют работу между адвокатами по оказанию такой помощи (ст.ст. 8, 18 "Положения об адвокатуре").

При осуществлении защиты на предварительном следствии возникает необходимость в замене защитника, вызванная объективными обстоятельствами (болезнь, выход на пенсию, смерть). Во всех этих случаях коллегии обеспечивают замену защитников. Выполнение вышеназванных обязанностей обеспечивает надлежащее функционирование судебно-следственной системы.

На лицензиатов такие правила не распространяются.

За ненадлежащее выполнение обязанностей защитника адвокат подвергается дисциплинарному взысканию. При этом оценка качества защиты дается коллегиально профессионалами, а не государственными органами. Дисциплинарная же ответственность лицензиатов не предусматривается.

Для приобретения статуса адвоката-защитника, помимо формальных критериев (высшее юридическое образование и наличие стажа), применяются также прохождение испытательного срока и стажировка. В коллегиях адвокатов действуют квалификационные комиссии, осуществляющие тщательный квалификационный отбор, в ходе которого выявляется подготовленность к работе, в том числе и в качестве защитника на предварительном следствии.

Для лицензиатов не предусмотрена специальная проверка на подготовленность к работе в качестве защитника на предварительном следствии.

"Положение о лицензировании" прямо указывает на то, что деятельность коллегий адвокатов не подлежит лицензированию. Законодательство четко разграничивает понятия "оказание юридических услуг" и "оказание квалифицированной юридической помощи". "Положение об адвокатуре" возлагает на адвокатов обязанность оказания юридической помощи, а "Положение о лицензировании" предоставляет право оказания юридических услуг.

Конституция РФ требует оказания именно квалифицированной юридической помощи, а не юридических услуг. Она подчеркивает, что в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь (а не юридические услуги) оказывается бесплатно.

Право на оказание квалифицированной юридической помощи на предварительном следствии (которым наделены адвокаты) неразрывно связано с обязанностью оказания ими бесплатной юридической помощи.

Таковую не обязаны оказывать лицензиаты. Они предоставляют только платные юридические услуги и не имеют права работать бесплатно. Ведь лицензия им выдается лишь на оказание платных юридических услуг.

Деятельность лицензиатов - это предпринимательская деятельность. Деятельность же адвокатов и коллегий адвокатов является некоммерческой деятельностью и не направлена на извлечение прибыли.

Лицензиат получает свой статус от государственных органов, должен находиться под контролем государства и, соответственно, от него зависит.

Защитник же на любой стадии уголовного процесса не зависим от государства.

Предварительное следствие осуществляется государством и от имени государства. А защита, соблюдая закон, обязана в определенной степени противостоять государству, государственному обвинению, государственному преследованию. Иное делает функцию защиты бессмысленной.

Адвокат, в отличие от любых других защитников, не вправе отказаться от принятой на себя защиты (ч. 6 ст. 51 УПК РСФСР).

Лицензиат же, оказывая платные юридические услуги, вправе отказаться от их выполнения в тот момент, когда его услуги перестают оплачивать.

Адвокат не вправе оказывать конфиденциальное содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. А этим органам запрещается использовать конфиденциальное содействие адвокатов (ст. 17 Федерального закона РФ от 12 августа 1995 г. "Об оперативно-розыскной деятельности").

Лицензиату же не запрещается оказание конфиденциального содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Ст. 671 УПК РСФСР указывает на обстоятельства, исключающие участие в деле адвоката и представителя общественной организации в качестве защитника. В частности, адвокат не вправе участвовать в деле в качестве защитника, если он по данному делу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела, или, если он ранее участвовал в качестве судьи, прокурора, следователя, лица, производившего дознание, эксперта, специалиста, переводчика, свидетеля или понятого, а также, если в расследовании или рассмотрении дела принимает участие должностное лицо, с которым адвокат состоит в родственных отношениях.

На лицензиата вышеперечисленные основания для отвода не распространяются.

Не случайно Верховный Суд РФ именно по этим причинам обратил внимание на то, что действующее законодательство не предусматривает участия на предварительном следствии в качестве защитников членов правовых кооперативов (юридических фирм, товариществ)1.

В ст. 48 Конституции РФ говорится не просто о правовых услугах, а о- квалифицированной юридической помощи.

К адвокату, в отличие от других лиц, оказывающих правовые услуги, предъявляются повышенные требования. Он должен обладать разносторонними знаниями, высокими моральными и деловыми качествами.

Сегодня ситуация в сфере регулирования частной юридической деятельности существенно отличается от той, какая была до октября 1998г.

С 3 октября 1998 г. вступил в силу новый Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности". В перечне видов деятельности, подлежащих лицензированию, платные юридические услуги отсутствуют. Это означает, что с 3 октября 1998 г. любой гражданин, имеющий или не имеющий стаж работы по юридической профессии, может оказывать любые юридические услуги.

Если раньше Министерство юстиции РФ и органы юстиции на местах выдавали лицензии на право оказывать платные юридические услуги, определяли для этих лиц соответствующий статус, отсеивали явно неподготовленных кандидатов, то теперь с отменой лицензирования не стало государственного контроля за самодеятельной юридической практикой. Те же, кто ею занимается, получили уже ничем не ограниченную возможность именовать себя "адвокатами", а свою работу - "юридической помощью".

В нашей стране могут действовать без каких-либо ограничений иностранные юристы.

Когда обсуждался закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" в разных комитетах Государственной Думы РФ, то в качестве основной причины исключения юридических услуг из сферы лицензирования указывалось, что вопрос регулирования юридических услуг надо решать иными методами, но не в рамках закона "О лицензировании". Депутаты считают, что это - специфический вид профессиональной деятельности, совершенно особая область, которая должна регулироваться специальным законом.

Проблемные вопросы частной юридической деятельности должны быть урегулированы в проекте закона "Об адвокатуре в Российской Федерации".

Профессиональную юридическую помощь могут оказывать в России только адвокаты - члены коллегий адвокатов, объединенные в Федеральный Союз (или Совет). Юридическая деятельность вне коллегий не должна допускаться.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я