• 5

§2. Альтернативные (параллельные) коллегии адвокатов

Когда правовых кооперативов появилось очень много, им стало тесно на рынке правовых услуг. Да и права их в уголовном судопроизводстве были ограничены. Они не освобождались от налогов и сборов, как адвокаты традиционных коллегий. Так, страховые взносы на оплату труда работающих в правовых кооперативах начислялись на общих основаниях. Они составляли 31,6% к начисленной оплате труда, для членов же коллегий адвокатов страховой взнос равнялся пяти процентам.

Служащим из ликвидированного Министерства юстиции СССР нужно было подыскивать работу соответственно их опыту и знаниям.

О высоком уровне правовой помощи населению со стороны правовых кооперативов можно говорить весьма осторожно. Постепенно в параллельных коллегиях также стали вводиться требования, предусмотренные для вступления в традиционные коллегии.

К концу 1995 г. в России наряду с традиционными коллегиями адвокатов официально было зарегистрировано около 40 "параллельных" коллегий. Больше всего их оказалось в Москве, где еще в 1989 г. был создан Московский Государственный центр правовой помощи предприятиям по предупреждению правонарушений. Штатная численность Центра составляла 80 человек. Он действовал на принципах хозрасчета и самофинансирования.

Накануне массовой приватизации предприятий руководители этого Центра одними из первых сориентировались в том, что можно создать свою адвокатуру как организацию, обслуживающую исключительно бизнес.

В январе 1992 г. решением мэра и правительства столицы при активной поддержке Министерства юстиции Госюрцентр Мосгорисполкома был переименован в Московский юридический центр Правительства Москвы. Целью его была провозглашена защита прав и законных интересов юридических лиц и граждан, хотя по-прежнему его основными клиентами были представители рыночной экономики и предпринимательства.

В ноябре 1993 года Минюст РСФСР и Правительство Москвы приняли постановление о преобразовании Московского юридического центра в коллегию адвокатов "Московский юридический центр". А в 1995 году альтернативные коллегии образовали Гильдию российских адвокатов. Этот период и следует считать началом появления альтернативной адвокатуры.

В Москве и в различных регионах Российской Федерации стали возникать филиалы и представительства как Мосюрцентра, так и Гильдии российских адвокатов.

Интересен процесс создания Санкт-Петербургской Объединенной коллегии адвокатов. В декабре 1986 г. на базе юридического отдела Ленинградского научно-производственного объединения "Электронмаш" было создано внештатное хозрасчетное бюро юридических услуг. Оно предназначалось для обслуживания предприятий, кооперативов, не имеющих в штате юрисконсультов или юридических служб, с правом представительства и защиты интересов по гражданским и уголовным делам.

В январе 1989 г. образовывается Ленинградский Союз юридических кооперативов, а в декабре того же года - Межрегиональный Союз правовых кооперативов, объединивший 50 кооперативов страны с более чем 600 участниками.

8 апреля 1990 г. 40 практикующих юристов Ленинграда и Ленинградской области, руководствуясь ст. 3 Закона СССР "Об адвокатуре в СССР" учредили Ленинградскую Объединенную коллегию

адвокатов в качестве добровольного межтерриториального объединения профессиональных юристов, практикующих в области защиты прав граждан и организаций.

В сентябре 1991 г., в связи с возвращением Ленинграду его исторического названия - Санкт-Петербург, коллегия была переименована в Санкт-Петербургскую Объединенную коллегию адвокатов.

В 1999 г. численность этой коллегии достигла 1000 человек. Они работали в 65 консультациях, шести представительствах и семи филиалах, расположенных в 17 субъектах Федерации и 25 городах: Барнауле, Белгороде, Владимире, Казани, Коломне, Краснодаре, Красноярске, Кургане, Люберцах, Москве, Мурманске, Нижнем Новгороде, Новгороде Великом, Новороссийске, Петрозаводске, Сочи, Ярославле и др.1.

В Ростове-на-Дону "Вторая областная коллегия адвокатов" создавалась "в целях расширения возможностей по оказанию юридической помощи гражданам и организациям в период формирования рыночных отношений, содействию и укреплению законности". Так было указано в постановлении главы администрации.

Вторым пунктом указанного постановления было записано: "Поручить отделу юстиции во взаимодействии с постоянной комиссией по законности и охране общественного порядка областного Совета народных депутатов образовать оргкомитет по формированию "Второй областной коллегии адвокатов". В своем интервью начальник Ростовского управления юстиции заявил: "Новая организация должна функционировать в системе юстиции. С практической точки зрения не будет возникать проблем по размещению новой юридической службы, как в Ростове, так и в других городах и районах области.

Адвокатов "Второй коллегии" можно будет привлекать и к работе контрольных механизмов, которые могут быть созданы при главе администрации. Это послужит реальным и эффективным фактором усиления исполнительной власти в подготовке и реализации правовых актов"2. Попытки создания альтернативных коллегий делались и в Московской области. В 1992 г. на базе люберецкого правового кооператива "Фемида", фирм "Содействие" и "СКИФ" были подготовлены документы о создании "Люберецкой независимой межрегиональной коллегии адвокатов".

В своем обращении к министру юстиции РФ учредители писали о том, что создание независимой адвокатской структуры будет содействовать улучшению правового обслуживания населения, т.к. это ликвидирует монополию на эту деятельность, которая до сего времени сконцентрирована в традиционной адвокатуре.

Начальник Управления юстиции Московской области поддержал идею создания "Люберецкой независимой коллегии адвокатов". Мотивировал он это тем, что в Московской области сложилась крайне тяжелая ситуация с рассмотрением уголовных и гражданских дел в народных судах. На 01.01.1992 г. в судах области осталось нерассмотренными около трех тысяч уголовных и 11 тысяч гражданских дел. Следственные изоляторы области содержат сверх установленного лимита до 90% арестованных. В следственных изоляторах арестованные не обеспечены спальными местами, затруднено создание бытовых условий и поддерживание санитарного состояния.

Из 33 юристов - учредителей новой коллегии 10 человек - бывшие работники МВД и КГБ. Большинство из них в недавнем прошлом трудились на должностях, наделенных большими властными полномочиями.

В их числе были бывший председатель Люберецкого суда, трое судей этого района, два бывших начальника следственного отдела района и др. Естественно, все они желали работать в "независимой коллегии".

Примерно так создавались альтернативные коллегии и в других субъектах Российской Федерации. Оценки их работы были самые разные, в том числе и резко отрицательные. Так, на заседании Комитета по законодательству Госдумы во время обсуждения законопроекта "Об адвокатуре в Российской Федерации" 7 июня 1999 г. некто говорил о том, что на сегодняшний день собрались три "мента" и создали коллегию. Никто им не мешает. И они работают там, где хотят. То есть определяют для себя территорию, объем работы. Сами решают, кого они обслуживают а кого - нет. Этот подход, как условно можно его назвать, создает бизнес-адвокатуру. Если меня спросят, что в ней плохого, я отвечу: ничего нет плохого. Нормально в условиях рынка. Но эта адвокатура - она для адвокатов. Она создает благоприятный режим для адвокатов. Эта адвокатура не для народа, не для нашего населения... Только в Москве существует 15 коллегий. Такая множественность коллегий решила ту задачу, которая стоит перед адвокатурой? Нет, не решила. По информации начальника правового управления Минюста сегодня 500 районов в России не имеют адвокатских структур. Эта бизнес-адвокатура идет туда, где есть деньги, где есть платежеспособный клиент. Если этого нет, в какие-то сельскохозяйственные районы, в глубинку эта адвокатура ни за что не пойдет. И ее не заставишь туда идти 1.

Сегодня следует признать, что альтернативные коллегии выиграли конкуренцию в борьбе с традиционными коллегиями. Они отличаются тем, что имеют лучшую материальную базу, в том числе компьютерную, солидные фирмы и т.д. Они лучше оснащены и материальна, богаче многих традиционных коллегий. Но это вызвано не тем, что они и создавались, в основном, для обслуживания бизнеса, а потому, что они не были обременены выполнением дел по ст. 49 УПК РСФСР. Оказанием бесплатной юридической помощи населению они также не занимались. Образовывались они, как правило, в крупных городах. Здесь легче наладить работу: меньше препятствий, проще порядки. Поэтому их стартовые возможности совсем другие, чем у традиционных коллегий.

Заслуживают самого внимательного изучения доводы, которые высказывают представители и сторонники параллельных или альтернативных коллегий.

Прежде всего альтернативные коллегии существенно увеличили число имеющихся адвокатов за счет высококвалифицированных юристов, долгое время проработавших в правоохранительных органах, перешедших из юридических служб предприятий и организаций. Тем самым решилась проблема преодоления монополизма в сфере оказания юридической помощи.

Рост конкуренции позволил снизить цены. Они ранее были чрезмерными для большинства граждан. Ликвидация альтернативных коллегий может привести к увеличению стоимости адвокатских услуг.

Действующее законодательство не предусматривает каких-либо ограничений территориального характера для работы адвокатов. К примеру, адвокат из Брянска может оказывать правовую помощь по делу, которое находится в производстве следователя Воронежа, и т.д. Упор делается на то, что местные власти часто оказывают на "своего" адвоката жесткое давление. Упразднение же межрегиональности лишит гражданина права на выбор адвоката.

Для создания консультаций межтерриториальных коллегий по действующему законодательству достаточно простого согласования с органом юстиции соответствующего субъекта Федерации.

Адвокатская деятельность в силу ее особой правовой природы отличается от деятельности судебной или прокурорской работы. Принцип "один регион - один суд, одна прокуратура" не обязывает включать в этот ряд коллегию адвокатов.

Традиционные коллегии - это "пережиток прошлого", говорят представители новых коллегий. "Старые коллегии - прокоммунистические". Их "адвокатские начальники" назначались решениями обкомов и райкомов и сейчас руководят адвокатами "по старинке".

Создание альтернативных коллегий вызвано спросом на юридическую помощь населения. "Если они создаются, значит, это кому-то надо"1.

Многие субъекты Российской Федерации заинтересованы в сохранении на своих территориях филиалов и представительств "Гильдии" и подобных ей структур, т.е. альтернативных коллегий адвокатов.

Наконец, утверждают они, сохранение в субъекте Федерации одной коллегии противоречит Конституции РФ, а она провозгласила защиту прав и свобод граждан предметом "совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ" (ст. 72 Конституции РФ). При этом, по их мнению, ущемляются конституционные права граждан. Ведь человек не сможет выбрать себе ни адвоката по собственному желанию, ни даже коллегию.

В работе альтернативных коллегий много серьезных недостатков. В печати отмечается, что адвокаты альтернативных коллегий защиту по назначению до сих пор осуществляют неохотно. "Так, адвокаты ЮК № 13 московской коллегии "Канон" в г. Черкесске не защищали ни одного человека по назначению. В то же время адвокаты Карачаево-Черкесской коллегии только за период с мая 1998 по май 1999 года только в судах республики затратили на защиту по назначению около 3 (трех) тысяч судодней 1.

Традиционные коллегии до сих пор несут основное бремя по бесплатной работе. "Из семи легитимных коллегий на территории области основное бремя (главным образом, по бесплатной правовой помощи) несет "монопольная" коллегия - Свердловская областная. Только за 1998 год мы провели более 40 тысяч уголовных дел по назначениям органов следствия и судом, затратили 85 тысяч рабочих дней. И продолжаем эту работу, несмотря на растущую задолженность Федерального и областного бюджетов - за 3 года в сумме 3 млн. рублей. В десятках городов и районов области бесплатные правовые услуги составляют 80%. Что-то не видно там "альтернативщиков". А мы везде содержим юрконсультации - всего их 110, число адвокатов - 800"2.

Законное право субъекта РФ - заботиться об организации правозащиты на подведомственной территории. Каждый губернатор заинтересован в том, чтобы на его территории действовали адвокатские структуры, которые решали бы проблемы оказания платной и бесплатной юридической помощи. Руководитель администрации области или края заинтересован в том, чтобы средства, полученные межтерриториальными адвокатскими структурами от населения и налогоплательщиков региона, не шли транзитом, в виде обязательных отчислений, в казну Москвы. Они должны направляться на укрепление финансового положения коллегии, действующей на территории субъекта Федерации. Ведь именно тот, в конечном счете, несет ответственность за ее жизнеспособность. Именно в этом заключается истинный

интерес руководства регионов, обязанного поддерживать систему правозащиты на своей территории. Настоящие руководители субъектов Российской Федерации так и поступают. Например, заместитель главы администрации одной из областей в письме главам городских (районных) администраций области прямо указал, что в течение последнего времени на территории области наряду со структурными подразделениями областной коллегии стали создаваться параллельные адвокатские структуры, в том числе и не имеющие отношения к нашей области.

Особенно активно действуют у нас филиалы Санкт-Петербургской коллегии адвокатов. Деятельность же таких филиалов, к сожалению, никакому контролю со стороны их центров не подвергается.

Необоснованны и неэтичны упреки в том, что традиционные коллегии - "прокоммунистические", а адвокатские "начальники" назначались "решениями обкомов и райкомов". "Угнаться за более молодыми коллегиями им уже трудно. Адаптироваться к новым условиям они не смогли или не сумели... Терять былые позиции им не хочется"1 и т.п.

Так утверждать свое положение нельзя. Невозможно перечеркивать прошлое. Это не только история нашей Родины, но и каждого в отдельности взятого адвоката. Все мы вышли из прошлого. Но без него нельзя построить будущее.

Альтернативные коллегии также начинали свою жизнь с решений ЦК КПСС. В своем выступлении на общем собрании коллегии "Мосюрцентр", посвященном 10-летию ее "образования, 27 апреля 1999 г. Г.Б. Мирзоев отметил:

"Возникла коллегия в 1989 г. как Московский Государственный центр помощи предприятиям по предупреждению правонарушений. И чтобы это произошло, пришлось заручиться специальным решением тогда еще всесильного ЦК КПСС, что, как вы понимаете, сделать было нелегко"2.

Адвокаты традиционных коллегий - носители славных традиций классической российской адвокатуры. В них работали и работают выдающиеся адвокаты, крупнейшие специалисты в различных отраслях права.

В настоящее время численность традиционных коллегий значительно возросла. По-прежнему в них сохранились демократические принципы формирования руководящих органов - тайное голосование на общих собраниях, или конференциях. В отличие от альтернативных коллегий, таких, например, как "Мосюрцентр". Там выборы проходят открытым голосованием. Так что предавать забвению традиционные коллегии, составляющие абсолютное большинство адвокатов в Российской Федерации, нельзя. Будущее - за объединенной адвокатурой. Платная юридическая помощь, оказываемая старыми коллегиями, значительно дешевле и доступней, чем те же виды юрпомощи, оказываемые адвокатами альтернативных коллегий. Например, в своих рекомендациях "Гильдия" предусматривает стоимость консультации - от 100 до 150 долларов в час. Защита по уголовным делам в суде первой инстанции до трех судодней стоит 800 долларов. Участие адвоката в суде второй инстанции - 800 долларов. Организация и правовое обслуживание аудита - от 1200 до 4000 долларов в месяц и т.д.

Адвокат же традиционной коллегии, выступая по назначению, получает 1/4 минимальных зарплат за один судодень, да и то не везде, и не всегда.

В этой связи определенный интерес вызывает частное определение одного из судей в адрес прокурора. В нем отмечено, что в судебном заседании было установлено: часть российских рублей в сумме 760 рублей и 350 долларов США получил от следователя адвокат Санкт-Петербургской Объединенной коллегии адвокатов, который не участвовал ни в одном из следственных действий по уголовному делу, ни разу не встретился с подсудимым Г.

Подсудимый Г. в судебном заседании показал, что он ни разу не видел этого адвоката, не давал ни письменного, ни устного согласия следователю на передачу адвокату данных сумм российских денег и иностранной валюты. Адвокат, получив от следователя деньги, принадлежащие Г., ходом предварительного следствия и рассмотрения данного уголовного дела ни разу не поинтересовался даже по телефону. В результате неправомерных действий следователя и адвоката подсудимый Г. после оправдания и освобождения его из под стражи в зале суда остался без денежных средств для переезда к месту жительства. Данные действия следователя и адвоката содержат признаки злоупотребления служебными полномочиями и грубого нарушения адвокатской этики. И в связи с этим подлежат прокурорской проверке.

Очевидно, что адвокату, воспитанному на традициях российской адвокатуры, подобное не могло бы прийти в голову.

Ст. 8 законопроекта закрепляет принцип: "На территории субъекта Российской Федерации образуется одна коллегия адвокатов". Это вызвало серьезную критику со стороны "параллельных" коллегий адвокатов, озабоченных своим существованием. Они полагают, что окажутся вне этого "коллегиального поля". Их опасения напрасны: здесь предусмотрено создание на данной территории юридических консультаций и адвокатских кабинетов.

Коллегия адвокатов в принципе не может образовывать свои структурные подразделения на территориях других субъектов Российской Федерации. Это - очень важный принцип. Ведь "параллельные" коллегии создают свои филиалы, бюро, юрконсультации в различных регионах России и даже за рубежом. Так, ими создана Нижегородская юрконсультация Мурманского филиала Санкт-Петербургской объединенной коллегии адвокатов. Это - новая форма организации адвокатуры. Непонятно только одно. В случае недобросовестного отношения адвоката к своим обязанностям, куда и кому жаловаться клиенту в данном случае: в Нижний Новгород, Мурманск или в Санкт-Петербург? Очевидно, что такие адвокатские "формы" противоречат задачам адвокатуры и здравому смыслу.

Неверной следует считать позицию представителей "параллельных" структур, "осваивающих" чужие коллегии. Проф. В.Е. Эминов, выступая за многообразие коллегий, пишет: "Множественность" и "межтерриториальность" коллегий адвокатов возникла как закономерное и адекватное реагирование на развитие, расширение и исключительную многоплановость возникших в новых условиях гражданско-правовых отношений, а также в целях реализации положений Конституции РФ, предоставившей гражданам право на защиту своих законных интересов, независимо от сферы их деятельности.

Указанными обстоятельствами и была предопределена "множественность" и "межтерриториальность" в построении коллегий адвокатов.

"Множественность" коллегий создает благоприятные условия для свободного выбора адвоката в обстановке существования позитивных альтернатив, как в плане персонального выбора, так и материальных возможностей клиентов.

"Межтерриториальность" коллегий адвокатов на фоне многочисленных фактов безответственности и беззакония дает более эффективную возможность гражданам и юридическим лицам защищать свои интересы от противоправных посягательств чиновников в условиях независимости адвокатов от местных властей"1.

Возражая, надо отметить, что "множественность" и "межтерриториальность" коллегий адвокатов - это случайное, а не закономерное явление. Клиент выбирает себе не коллегию, а конкретного адвоката, того, который может оказать ему квалифицированную юридическую помощь независимо от места работы специалиста.

Закономерность же состоит в том, что как отдельные адвокаты объединились раньше в коллегии, так и теперь все виды коллегий, гильдий, корпораций, фирм должны слиться в единый профессиональный Союз или Совет адвокатов России.

Законопроект не запрещает создание новых коллегий адвокатов, где это необходимо. Так, часть 4 ст. 8 законопроекта предусматривает: "С согласия Министерства юстиции Российской Федерации в воинских частях Вооруженных Сил Российской Федерации могут создаваться специализированные коллегии адвокатов для оказания юридической помощи военнослужащим и членам их семей, а также гражданскому персоналу указанных воинских частей". Эти коллегии также должны входить в единый Союз (Совет) адвокатов.

Ст. 9 проекта закона указывает на то, что коллегия адвокатов создается по решению учредителей из числа граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории соответствующего субъекта Российской Федерации.

Обязательным условием учредителей должно быть наличие высшего юридического образования, которое получено в государственном, муниципальном или имеющем государственную аккредитацию по юридической специальности негосударственном образовательном учреждении высшего профессионального образования. Требуется также стаж работы по юридической специальности не менее двух лет либо прохождение стажировки в коллегии адвокатов. Эти положения соответствуют задачам единого Федерального Союза адвокатов.

На общем собрании учредителей должен утверждаться устав коллегии адвокатов и избираются органы коллегии. Решение общего собрания принимается большинством голосов учредителей.

Обязательным и крайне важным является то, что коллегия адвокатов подлежит государственной регистрации в Министерстве юстиции в установленном законом порядке.

Создание же коллегий адвокатов и увеличение численности традиционных способствуют появлению в адвокатских рядах людей неспособных как с профессиональной точки зрения, так и с этической. Они не могут добросовестно и квалифицированно выполнять свои обязанности. Даже руководители альтернативных коллегий признают это и в настоящее время активно выступают против увеличения численности коллегий и создания новых.

В своем докладе на международной научно-практической конференции "Статус адвоката в демократическом обществе" 28 октября 1998г. Г.Б. Мирзоев отметил: "Соберутся три человека и зарегистрируют новую коллегию адвокатов как общественное объединение. Скажут, мы - адвокаты на основании "Закона об общественных объединениях". Такой случай имел место в Московской области: Московская областная коллегия адвокатов, и мы это обжаловали. Решение в нашу пользу состоялось"1.

На примере появления в Московской области так называемой "Второй коллегии адвокатов Московской области" можно убедиться, сколь непродуманны и незаконны были действия органов государственного управления.

26 июня 1996 г. Управлением юстиции Московской области была зарегистрирована Московская областная организация "Вторая Коллегия адвокатов Московской области". Коллегия адвокатов образована и зарегистрирована как общественная организация. В заключении о ее регистрации в графе "Предполагаемые источники поступления средств" было указано - "Доходы от предпринимательской деятельности и другие законные поступления".

Прокурор Московской области обратился в суд с иском о признании недействительной регистрации общественной организации, иск был удовлетворен решением Басманного муниципального суда г. Москвы от 5 октября 1997 г. Решение было оставлено без изменений Судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда. Постановлением президиума Московского городского суда от 9 апреля 1998 г. протест заместителя Генерального прокурора РФ оставлен без удовлетворения.

Однако заместитель Генерального прокурора, не согласившись с постановлением президиума Мосгорсуда, обратился с аналогичным протестом в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда России своим определением от 9 июня 1998 г. отменила решение Басманного межмуниципального суда г. Москвы от 5 сентября 1997 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 октября 1997 г., а также постановление президиума Мосгорсуда от 9 апреля 1998 г. и направила дело на новое рассмотрение в тот же межмуниципальный суд.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда России, согласившись с доводами протеста заместителя Генерального прокурора РФ, указала в Определении: "По смыслу приведенных ст.ст. 1,2,4 Федерального Закона "Об общественных объединениях", действие этого закона распространяется на коллегии адвокатов, являющиеся общественными организациями. Поэтому, при рассмотрении настоящего гражданского дела необходимо было руководствоваться положениями, установленными федеральным законом "Об общественных объединениях", и не противоречащими этому закону - правилами "Положения об адвокатуре РСФСР", утвержденного Законом РСФСР от 20 ноября 1980 г.".

Басманный межмуниципальный суд г. Москвы в ином составе судей, при новом рассмотрении дела опять удовлетворил исковые требования прокурора Московской области и ликвидировал юридическое лицо Московскую областную общественную организацию "Вторая коллегия адвокатов Московской области", данное дело показательно тем, что отсутствие в России единого централизованного объединения вынуждает людей искать обходные пути для вхождения в адвокатуру. История на этом не окончилась.

Спустя непродолжительное время эта же самая коллегия, в том же составе, с теми же руководителями, но уже под названием межрегиональная "Столичная" была зарегистрирована Управлением юстиции г. Москвы и в настоящее время осуществляет свою деятельность как на территории Москвы, так и в других регионах. Такого положения могло бы не быть, если бы в то время существовал Федеральный союз адвокатов, который мог бы более просто и разумно решить данный вопрос.

Необходимость соблюдения порядка образования коллегий, установленного "Положением об адвокатуре РСФСР" 1980 г., подтверждена обширной судебной практикой.

Только в 1997 г. было принято несколько судебных решений по данному вопросу.

Так, арбитражный суд Волгоградской области 16 июня 1997 г. признал правомерным действия администрации Волгоградской области, отказавшей группе лиц в регистрации коллегии адвокатов, в связи с отсутствием согласия Министерства юстиции Российской Федерации.

Кировский федеральный районный суд г. Санкт-Петербурга 10 июня 1997 г. отказал в удовлетворении жалобы граждан на действия Министерства юстиции РФ, не согласившегося с образованием коллегии адвокатов "Юстурис" в г. Санкт-Петербурге. Городской суд оставил данное решение без изменения. Аналогичные решения выносились судами Москвы, Владимирской области и другими1.

Мнения руководителей "межрегиональных", "межтерриториальных" и других коллегий о том, что в некоторых субъектах Федерации якобы заинтересованы в создании на своих территориях таких структур, необоснованны 2.

Огромные расстояния, отделяющие центры этих структур от своих филиалов, позволяют одним вести практически бесконтрольную работу на местах, а другим - их руководству, избавится от хлопотной обязанности нести ответственность за деятельность своих структурных подразделений. При таких условиях местным органам практически невозможно обеспечить проверку качества работы, финансово-хозяйственную дисциплину, организовывать обучение адвокатов и др.

Подлинные интересы регионов в составе Российской Федерации заключаются в заботе об организации правозащиты на всей территории России. Ни один орган власти не может быть заинтересован в том, чтобы на его территории действовали такие адвокатские структуры, которые ни с кем не объединены и поэтому вносят неопределенность в вопросы оказания платной и бесплатной юридической помощи. Никому не нужно, чтобы существовали безобразия, возникающие при реализации конституционных гарантий защиты прав населения.

Неубедительно утверждение, что законопроект лишает субъекты Федерации "законного права" создавать в регионах структуры, работающие "на Москву". Ее финансовое "могущество" основано на безграничной экспансии на всю территорию России. Сторонники "множественности" коллегий в одном регионе утверждают также, что упразднение "межрегиональности" адвокатуры лишает гражданина права выбора адвоката. Это - не довод, Гражданин при выборе адвоката ориентируется не на название коллегии, а на конкретного адвоката, независимо от его принадлежности к коллегии. Соглашение на ведение дела, защиту его интересов он заключает не с Гильдией или с другой коллегией, а лично с адвокатом, в достоинствах которого - как профессионала - он уверен.

Стремление сохранить в системе российской адвокатуры филиалы "Гильдии" обосновывается интересом клиентов к существованию множества разных структур, но в рамках единого Союза.

Любой проявивший себя на профессиональном поприще адвокат гильдии или иного межтерриториального формирования не потеряет клиентуру, если станет членом единой, на территории субъекта Федерации, коллегии. Разница заключается лишь в том, что отчисления адвоката в фонд этой коллегии послужат не повышению доходов московской метрополии, а укреплению и совершенствованию деятельности региональной адвокатуры.

Называя "межтерриториальность" важнейшим государственным принципом, ее сторонники подтверждают это ссылкой на право любого адвоката "приехать работать в глубинку или выступить в московском суде". Такое право не отрицалось ни прежним законодательством об адвокатуре в СССР, ни ныне действующим "Положением об адвокатуре РСФСР" 1980 г., ни законопроектом. Он в ст. 24 прямо устанавливает, что адвокат оказывает юридическую помощь на всей территории Российской Федерации. И никакая "межтерриториальность" здесь не нужна.

Расставаться с определенным количеством, созданных "в порядке эксперимента" адвокатских структур на территории России, не следует. Нужно лишь объединиться многим адвокатским структурам в одно целое.

Можно было бы не возражать против создания на территории России "межтерриториальных", "международных"и других коллегий в одном регионе, но при условии, когда в нашей единой правоохранительной системе в одном регионе существовали бы несколько "параллельных" и "межтерриториальных" судов, прокуратур и органов внутренних дел. Но до этого, к счастью, пока еще никто не додумался.

В Москве, как и в некоторых других субъектах Российской Федерации, действует Инструктивное письмо Министерства юстиции от 20.06.94 г. № 09-08/49-94 "О параллельных коллегиях адвокатов". В письме отмечались многие негативные моменты в деятельности " параллельных" коллегий адвокатов. Указывалось, что низкий уровень работы некоторых параллельных коллегий адвокатов является следствием ненадлежащей профессиональной учебы и повышения квалификации адвокатов.

В связи с изложенным необходимо усилить контроль за деятельностью этих коллегий, президиумам предлагается строго соблюдать действующее законодательство об адвокатуре. Поскольку Министерством юстиции завершается работа по разработке нового закона об адвокатуре Российской Федерации, следует приостановить дальнейшее создание новых параллельных коллегий, а вопрос деятельности существующих решить после принятия нового закона. Это и понятно, ведь разрозненным адвокатским структурам без мощного Федерального Союза невозможно решать важные вопросы.

Из всего сказанного можно сделать вывод: эксперимент Министерств юстиции СССР и РСФСР по созданию "альтернативных" коллегий не совсем оправдал себя.

Прав оказался представитель альтернативной коллегии А. Поляков, утверждавший: "Параллельные" адвокатуры представляют собой слишком легкую добычу в руках мошенников от юстиции. И если и далее допустить их существование, то очень скоро окажется, что более половины адвокатов страны уже не адвокаты, а чиновники. Тогда дойдет очередь и до традиционных коллегий, а значит, до полного краха российской адвокатуры. Допустить этого нельзя. И выход может быть один - как можно быстрее принять новый закон об адвокатуре, в котором, безусловно, закрепить принципиальное положение: один регион - одна коллегия"1.

Но альтернативные коллегии созданы, на сегодняшний день они функционируют во многих регионах России.

Так Г.Б. Мирзоев заявил: "Сегодня - это 55 коллегий, из которых в одной только "Гильдии российских адвокатов" - более 2,5 тысяч юридических консультаций" 2.

Попытаемся определить пути выхода из сложившейся ситуации, которая обусловлена наличием в России двух видов адвокатуры.

Разработчики проекта закона "Об адвокатуре в Российской Федерации" предлагают в ст. 38 установить следующий порядок регистрации действующих коллегий адвокатов.

Не позднее трех месяцев со дня вступления закона в силу президиумы коллегий, действующих на территории соответствующего субъекта Российской Федерации, должны направить в орган юстиции все сведения о членах коллегий адвокатов для включения их в реестр.

Орган юстиции в соответствующем субъекте Российской Федерации не позднее шести месяцев со дня вступления закона в силу должен установить дату и место проведения общего собрания адвокатов, включенных органом юстиции в реестр, для утверждения устава и избрания органов коллегии адвокатов. Общее собрание адвокатов считается правомочным, если на нем будут присутствовать более половины адвокатов, включенных органом юстиции в соответствующем регионе. Решение общего собрания адвокатов принимается простым большинством голосов от числа присутствующих на нем адвокатов. Государственная регистрация устава коллегии адвокатов, утвержденного общим собранием адвокатов, производится органом юстиции в соответствующем субъекте Российской Федерации.

В течение трех месяцев после государственной регистрации единой коллегии адвокатов субъекта Российской Федерации все ранее действовавшие на территории соответствующего региона коллегии должны принять решение о своей ликвидации или реорганизации, путем преобразования в адвокатские бюро указанной коллегии адвокатов. При этом адвокатские бюро сохраняют свою имущественную самостоятельность. Если такое решение не будет принято, то орган юстиции в соответствующем субъекте Российской Федерации обращается в суд с требованием о ликвидации коллегии адвокатов.

Предлагается и другой вариант. В регионах, где образованы и действуют несколько коллегий адвокатов, создается из представителей всех коллегий единый орган - Совет, либо Палата адвокатов. Он координирует оказание правовой помощи в регионе. Сегодня такой орган - Совет уже действует в г. Санкт-Петербурге.

Но какие бы варианты объединения адвокатов в регионах не существовали вывод один - необходимо объединение традиционных и вновь образованных коллегий в единую систему адвокатуры России.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я