• 5

§4. Дисциплина адвоката. Его ответственность за неисполнение обязанностей

Вскоре после создания советской адвокатуры правильно подчеркивалось, что "коллегия несет ответственность за деятельность отдельных ее членов и поэтому перед ней возникает задача установления дисциплины, регулирующей поведение адвокатов соответственно стоящим перед ней целям"1.

Надзор за действиями адвокатов и поддержание профессиональной дисциплины относится к ведению президиума. Он является одновременно исполнительным органом и дисциплинарным судом коллегии.

Дисциплинарная ответственность адвоката наступает за действия, "связанные с осуществлением профессиональных обязанностей"2. Указывая на это, законодатель мудро воздерживается от навязывания моральных формул, предоставляет коллегам своими силами вырабатывать и поддерживать нравственные принципы профессии. Они живут в сознании без обязательной фиксации в каком-либо акте.

Принципы морали (нравственности) позволяют оценить поведение адвоката с точки зрения совести и чести, добра и зла, справедливости и т.п. Однако совпадение принципов морали с убеждениями и поступками адвоката наблюдается далеко не всегда. И когда его поступки расходятся со сложившимися моральными нормами, наступает моральное осуждение и моральное принуждение, которые нередко более действенны, чем государственно-правовое осуждение и принуждение.

Определяется характер тех или иных поступков, которые исключают возможность пребывания в коллегии лиц, не соответствующих ее задачам и нравственному климату. В постановлениях показаны принципы деятельности адвокатуры, разбирается множество сложных вопросов адвокатской профессии, которая "особенно богата подводными камнями: проходить между ними, никогда не задевая ни один из них, - задача крайне трудная, как бы ни были хороши намерения адвокатов"1. Некоторые из постановлений президиумов могут служить серьезным напутствием тем, кто посвятил себя адвокатской деятельности. К сожалению, хотя изучение дисциплинарной практики представляет немалый научный и практический интерес, эта практика в нашей юридической литературе почти не освещалась.

Президиум может требовать от адвокатов, чтобы они неукоснительно выполняли требования закона и нравственности. Вместе с тем президиум не имеет права навязывать адвокату свое мнение о фактической или юридической стороне конкретного дела или какой-либо категории дел.

В соответствии со своим процессуальным положением, честью и убеждением адвокат оценивает доказательства, высказывается о применении закона и по другим вопросам дела. Предоставление президиуму права выходить на проверку личного убеждения адвоката заставит его постоянно опасаться привлечения к дисциплинарной ответственности по тому или иному поводу, лишит адвоката необходимой уверенности и стойкости, заставит подчинить свое убеждение мнению будущих членов дисциплинарного суда. Страх перед дисциплинарной ответственностью может внести в коллегии такие черты, как лицемерие. Даже ошибочное, но высказанное им честное убеждение, не может опорочить адвоката, поскольку непогрешимости суждений ни у кого нет.

Если смотреть на это иначе, то не только гражданские дела, где адвокаты представляли проигравшую сторону, но и многие уголовные дела, по которым следователь или суд не согласились с доводами адвокатов, оканчивались бы дисциплинарными делами. Поэтому лишь

суждения, противоречащие праву и нравственности, а также проявление незнания профессиональных правил, являющиеся результатом небрежного или недобросовестного отношения адвоката к своим обязанностям, могут повлечь дисциплинарную ответственность. Например, президиумы коллегий налагали дисциплинарные взыскания, если адвокат не обратил внимания на рассмотрение дела до истечения трех дней со дня вручения подзащитному копии обвинительного заключения, не заметил привлечения и осуждения несовершеннолетнего подзащитного с нарушением требований ст. 20 УК РФ, не указал в жалобе на назначение подзащитному наказания сверх максимального срока, предусмотренного санкцией уголовного закона, и т.п. Надзор президиума не должен переходить в критику мастерства адвоката. Что же касается повышения творческого мастерства, квалификации членов коллегии, то эта цель должна достигаться иным путем.

Президиум контролирует действия адвоката с точки зрения законности и нравственности, а не с позиций целесообразности этих действий. Однако невмешательство в личное убеждение адвоката никоим образом не означает отсутствия у президиума права контроля над средствами и способами, к которым прибегает адвокат для разрешения стоящих перед ним задач. Здесь, как ни в какой другой профессии, взвешиваются каждый поступок, каждое действие адвоката.

Учреждая 26 мая 1922 г. советскую адвокатуру, ВЦИК возложил на президиумы коллегий защитников наблюдение и контроль за исполнением защитниками своих обязанностей и наложение на них в соответствующих случаях дисциплинарных взысканий. Аналогичное решение было включено и в общесоюзный закон. "Коллегии защитников, - указывалось в ст. 17 Основ судоустройств СССР и союзных республик 1924 г., - обладают правом дисциплинарного надзора за действиями своих членов".

Деятельность коллегии адвокатов направляется совместным интересом ее членов и основанной на нем внутриорганизационной дисциплиной. Она носит характер самодисциплины, цементирует коллегию, закладывает свои нужные традиции. Предоставление президиуму права дисциплинарного надзора за действиями адвокатов установлено в интересах поддержания моральной чистоты и достоинства коллегии. Наделение таким правом лиц, не состоящих в коллегии, являлось бы проявлением незаслуженного недоверия к советской адвокатуре. Президиум обязан оберегать достоинство коллегии, и в его составе место наиболее честным, мужественным и знающим профессиональные правила адвокатам. По словам выдающегося адвоката и ученого В.Д. Спасовича, большинство адвокатов заинтересованы в поддержании престижа профессии: "Соблюдай неукоснительно чистоту нравов, не увлекайся мягкосердечием, требуй безусловной честности, не спускай тому, кто до достижения своих целей пролезет, обойдет, изменит или переделает закон"1. Именно члены выборного органа самоуправляющейся общественной организации наиболее компетентны судить, имеет ли место нарушение профессиональных правил.

Члены президиума должны разрешать дисциплинарные дела самостоятельно, без оглядки на возможное взыскание или поощрение со стороны каких-либо должностных лиц. Ориентиром здесь являются закон, понятия морали и веление совести. Данная работа президиума имеет воспитательный характер, поскольку направлена на укрепление и создание обязательных для адвокатов нравственных и общественных устоев.

Общественная организация, создавая нравственные правила, наиболее заинтересована в их действии и охране. Эти правила должны применяться самой общественной организацией и ее выборными органами. Осуществляя общее руководство адвокатурой, органы юстиции не вправе указывать коллегии, как разрешить то или иное дисциплинарное дело.

Президиум является судом чести, действующим для ограниченного круга лиц, связанных общностью интересов свободно избранной профессии. Самостоятельность президиума, независимость суждений его членов необходимо обеспечивать. Председатель, его заместители и другие члены президиума не перестают быть адвокатами. За надлежащее исполнение возложенных на них обязанностей члены президиума подлежат дисциплинарной ответственности перед коллегией адвокатов, в которую они входят. Самоуправление адвокатуры, являющееся необходимым условием ее нормальной деятельности, существенно нарушается, когда члены президиума оказываются подчиненными дисциплинарной власти органов государственного управления.

Прежде эти обстоятельства учитывались только в "Положениях об адвокатуре" Латвийской ССР и Таджикской ССР, которые не предусматривали право государственных органов налагать на адвокатов дисциплинарные взыскания и исключать из коллегии. Положения об адвокатуре союзных республик, принятые в 1980-1981 гг., распространили данный порядок на всех советских адвокатов.

Поводом для рассмотрения вопроса о дисциплинарной ответственности адвоката могут служить: письменное сообщение гражданина, которое должно быть им подписано с указанием фамилии, имени, отчества и содержать, помимо изложения существа заявления либо жалобы, также данные о месте его жительства, работы или учебы; сообщения учреждений, организаций и предприятий; заявления других адвокатов; обнаружение проступка самими членами президиума или заведующим юридической консультацией. Сообщение же, не содержащее этих сведений, признается анонимным и рассмотрению не подлежит.

Заведующий юридической консультацией имеет право рассматривать жалобы на действия адвокатов, связанные с осуществлением ими профессиональных обязанностей. По просьбе адвоката вопрос может быть рассмотрен на собрании консультации.

Возбудить дело о дисциплинарной ответственности адвоката может высший орган коллегии адвокатов - общее собрание (конференция), президиум, а также председатель президиума. Применить же дисциплинарное взыскание вправе только президиум коллегии.

Возможность привлечения к дисциплинарной ответственности не только по сообщениям извне, но и по инициативе членов коллегии свидетельствует о том, что сама адвокатская общественность не желает терпеть действия, порочащие звание адвоката. Вместе с тем необходимо подчеркнуть что, кто бы ни поставил вопрос об ответственности адвоката, это не предрешает его вину, а является лишь поводом для рассмотрения вопроса президиумом. В силу презумпции невиновности бремя доказания лежит не на адвокате, а на том, кто выдвинул претензии. Адвокат считается добропорядочным до тех пор, пока его объяснения не будут опровергнуты и президиум не признает обвинение безусловно доказанным.

Иногда вместо сообщения, предусмотренного ч. 2 ст. 263 УПК РСФСР, суд, относительно действий адвоката, выносит частное определение. Поскольку до вступления частного определения в законную силу оно может быть отменено или изменено кассационной инстанцией, до ее решения какие-либо действия президиума преждевременны. При проведении проверки вопрос о поведении адвоката президиум решает самостоятельно, не будучи связанным с мнением суда. Поскольку проверка может как подтвердить, так и опровергнуть содержание сообщения, нельзя предрешать вопрос о виновности адвоката.

Вину адвоката в нарушении профессиональных обязанностей вправе установить лишь президиум коллегии, и сделать это возможно в закрытом для посторонних лиц заседании; вряд ли правильно оглашение мнения суда о действиях адвоката в открытом судебном заседании с описанием всех адвокатских "проступков".

К сожалению, в кассационном и надзорном производстве суды не всегда проверяют законность и обоснованность частных определений. А между тем в ряде Случаев выносились частные определения, в которых искажалось поведение адвоката в судебном заседании. При таком положении было бы ошибкой независимо от законности и обоснованности сообщения требовать от президиума, чтобы он подверг адвоката дисциплинарной ответственности лишь потому, что частное определение не отменено.

Где бы ни были нарушены профессиональные обязанности, адвокат отвечает перед президиумом той коллегии, членом которой он является. Другими словами, принцип территориальной подсудности в дисциплинарном производстве не действует.

Тщательная и объективная проверка жалоб и иных материалов о поведении адвоката поручается председателем президиума одному из членов президиума или любому другому адвокату коллегии. Проверяющий обязан собрать документы, необходимые для принятия решения, опросить заявителей и свидетелей по делу. Он знакомит адвоката со всеми собранными материалами, получает от него письменные объяснения и в случае необходимости дополнительно их проверяет, составляет по окончании проверки письменное заключение, знакомит с ним адвоката, в отношении которого велась проверка.

Поскольку дисциплинарная ответственность имеет своей целью обеспечить выполнение адвокатами своих обязанностей и поддержание престижа адвокатуры, отказ от поданой жалобы или примирение жалобщика с адвокатом устраняет дисциплинарную ответственность последнего.

Адвокат, в отношении которого ведется проверка, вправе заявить отвод проверяющему.

Согласно "Положению об адвокатуре", дисциплинарное взыскание на адвоката может быть наложено не позднее шести месяцев со дня совершения проступка.

В случае обвинения адвоката в дисциплинарном проступке, за который он может быть исключен из коллегии, президиум вправе на время проверки отстранить адвоката от работы.

Рассмотрение дисциплинарного материала производится президиумом при участии в заседании не менее половины его членов. Что же касается исключения и отчисления из коллегии, то, учитывая серьезность последствий этих мер, на наш взгляд, их следует применять в том случае, если с этим согласно не менее двух третей части президиума, присутствующих на заседании.

Адвокат вправе участвовать в заседании президиума, дать письменные и устные объяснения по поводу своего поведения. Это - его право, следовательно, он может и не давать объяснений, не участвовать в заседании. Отказ от использования прав не должен влечь неблагоприятных последствий для адвоката. При его повторной неявке на заседание президиума без уважительных причин вопрос .может быть рассмотрен заочно.

Рассмотрение дисциплинарного материала президиум начинает с заслушивания доклада лица, производившего проверку. Отведенный или устранивший себя от участия в рассмотрении член президиума не должен присутствовать на заседании, пока идет расследование данного вопроса. Затем заслушиваются адвокат и другие лица, пояснения которых могут иметь значение для правильного решения.

В содержание профессионального долга адвоката входит безусловное соблюдение дисциплины, развитие отношений сотрудничества с коллегами и поддержание престижа адвокатуры. Рассматривая эти проблемы, органы коллегии призваны руководствоваться высокими требованиями, предъявляемыми к ее членам. Само по себе звание адвоката является в глазах президиума достаточной гарантией порядочности данного лица. Отсюда то доверие, с которым, по общему правилу, президиум относится к словам адвоката. Они считаются правильными, пока не доказано противное. Но это обязывает каждого адвоката оправдать оказываемое доверие и быть искренним перед президиумом. Каждый случай обмана, допущенный адвокатом вне коллегии или в ее пределах, подрывает авторитет адвокатуры и ее представителей.

Постановление президиума коллегии адвокатов по дисциплинарному материалу должно содержать подробное изложение обстоятельств и собранных доказательств; изложение сути объяснений адвоката, привлеченного к дисциплинарной ответственности; мотивированное решение о применении дисциплинарного взыскания или об отказе от этого. О принятом решении извещаются лица, по инициативе которых был рассмотрен вопрос о дисциплинарной ответственности адвоката.

Постановления по дисциплинарным делам знакомят членов коллегии с явлениями, которые президиум признает недопустимыми. Вопрос о мотивах и тщательность редактирования постановления очень важны, поэтому коллегиям было бы целесообразно выработать и утвердить правила вынесения постановлений президиума.

Постановление о наложении дисциплинарного взыскания может быть обжаловано общему собранию (конференции) в месячный срок со дня вручения адвокату копии постановления президиума. При рассмотрении жалобы высший орган коллегии руководствуется как действующим законодательством, так и правилами адвокатской этики. При этом постановление может быть изменено или отменено, с поручением президиуму вновь рассмотреть вопрос о поведении адвоката.

При использовании адвокатом своего права на жалобу поворот к худшему должен быть исключен.

Дисциплинарное дело может быть пересмотрено и по вновь открывшимся обстоятельствам, так как иное оказалось бы несовместимым с интересами истины и справедливости.

Отчисление и исключение из коллегии адвокатов могут быть обжалованы в судебном порядке в месячный срок со дня вручения постановления президиума коллегии об отчислении или исключении.

Дисциплинарная ответственность членов президиума и ревизионной комиссии коллегии должна разрешаться в особом порядке. Эти лица избираются общим собранием (конференцией) членов коллегии. Кроме того, члены ревизионной комиссии контролируют деятельность президиума. В тех случаях, когда члены президиума и ревизионной комиссии не оправдывают оказанного доверия, отзывает их именно общее собрание (конференция). Если же оснований для отзыва нет, высший орган коллегии и должен решать вопрос об ответственности за нарушение дисциплины, допущенное членом президиума или ревизионной комиссии.

Если в течение года со дня наложения взыскания адвокат не совершит нового проступка, он считается не подвергавшимся дисциплинарному взысканию.

Более того, если добросовестным отношением к работе и безукоризненным поведением адвокат докажет свое исправление, общее собрание (конференция) или президиум коллегии могут снять взыскание досрочно. Это может произойти по инициативе президиума или его председателя, по ходатайству заведующего юридической консультацией, а также самого адвоката.

Иное положение с крайней мерой дисциплинарного взыскания - с исключением из коллегии. Как известно, лишение права заниматься определенной деятельностью может быть назначено судом в случае совершения преступления на срок не более пяти лет.

Таким образом, закон допускает данный запрет только на ограниченный срок даже в случае совершения преступления. Тем более запрет не должен быть бесповоротным при совершении дисциплинарных проступков.

Адвокат становится все более значимой фигурой в современном обществе. В связи с постоянным совершенствованием законодательства роль защитника возрастает. Возрастают и требования, предъявляемые к нему как к специалисту, осуществляющему защитительную деятельность.

К сожалению, приходится констатировать, что образ адвоката, сформированный за прошедшие годы, в значительной степени искажен. Адвокат иногда рассматривается как фигура, мешающая ходу следствия и установлению истины. Поэтому в обществе необходимо формирование правильного понимания сути деятельности адвоката и требований, предъявляемых к лицам данной профессии.

Человек доверяет свою судьбу адвокату в один из самых трудных моментов своей жизни: расстреляют или оставят в живых, пошлют на многие годы в заключение или поверят в исправление без лишения свободы; при ком оставят ребенка - при матери или при отце; признают увольнение с работы незаконным или подтвердят его правильность. От разрешения этих и им подобных вопросов зависит благополучие человека, а иногда и сама его жизнь. Понятно, что знания, опыт, настойчивость адвоката в таких ситуациях совершенно необходимы.

Нередко создается впечатление, что адвокату не стоит больших трудов прийти в суд и сказать несколько фраз в защиту клиента. На самом же деле за этим всегда скрывается большая и напряженная работа. Нужно перечитать много нормативного материала и опубликованных судебных решений, чтобы определить позицию и найти для нее правовую основу.

Необходимо изучить специальную юридическую литературу, посоветоваться с коллегами по адвокатуре, а то и с научными работниками по соответствующей отрасли права. Адвокат припоминает и анализирует аналогичные случаи из собственной практики. Если нужно, он обращается за консультациями в судебно-медицинские, психиатрические, криминалистические и другие учреждения.

Нужно побеседовать с обвиняемым. Особенно, если он содержится под стражей, дать ему совет, выработать с ним позицию по делу и поддержать его морально.

Иногда следует выявить очевидцев преступления, еще не известных следователю, и заявить ходатайство об их допросах, если они располагают сведениями, необходимыми для защиты.

В итоге всей этой большой и сложной работы адвокат определяет линию защиты. В зависимости от обстоятельств дела и имеющихся доказательств, он приходит к выводу, что обвинение не доказано, или ему дана неправильная юридическая оценка, или личность обвиняемого позволяет смягчить наказание.

В любом деле можно найти смягчающие обстоятельства. Но чтобы сделать это, надо быть юристом высокого класса. Ведь следователь, прокурор, представитель другой стороны занимают иную позицию. Адвокат оппонирует им, не соглашается, спорит, опровергает. Для этого нужны большой профессионализм, трудолюбие и смелость.

Спорить с власть имущими далеко не безопасно. Клиент, как правило, не знает, каким преследованиям и унижениям может подвергнуться хороший адвокат. Ведь он доказывает, что следователь применил недозволенные методы расследования, не проверил все версии, не разобрался в деле незаконно арестовал честного человека, незаконно прослушивал его телефонные переговоры, без достаточных оснований произвел обыск и т.д. Иными словами, адвокат изобличает следователя в недобросовестности, а иногда - ив грубых нарушениях закона.

Тот же упрек адвокат делает и надзирающему за следствием прокурору, который без достаточных оснований санкционировал арест обвиняемого, обыск в его квартире, прослушивание телефона, утвердил обвинительное заключение, согласившись со следователем. В лице следователя и прокурора адвокат часто имеет раздраженных людей, спасающих честь мундира. И если адвокат очень активен, принципиален, то его пытаются "образумить". Это делается в назидание следующему адвокату, который, как они рассчитывают, будет "спокойнее".

Но именно бесстрашное и честное стремление помочь клиенту и есть прямая обязанность адвоката. Ее профессиональное выполнение поднимает престиж самого адвоката и всей коллегии в целом. А престиж адвокатуры - барометр зрелости общества и прочности порядков. И этот престиж нужно всемерно укреплять.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я