• 5

§3. Оплата работы адвоката

Оплата юридической помощи, оказываемой адвокатами, - одна из наиболее сложных проблем организации и деятельности адвокатуры.

Раньше, да и сейчас, есть достаточное количество граждан, в том числе и юристов, которые позволяют себе свысока или с пренебрежением относиться к адвокату, который ведет дело, защищает или представляет интересы клиента за деньги. А.Ф. Кони, к примеру, с горечью писал о тех, которые забыли научные и другие заслуги адвоката К.А. Арсеньева "и с пеной у рта вопили о полученном за свой тяжелый и продолжительный труд вполне законном вознаграждении" за защиту 1.

Теоретически безвозмездное оказание юридической помощи и независимость адвокатов от клиента выглядит весьма привлекательно. Но - с позиции обывателя. Нельзя забывать, что оплачивается труд представителя любой профессии и каждого специалиста за выполненную работу, а не за просто так. Не составляет исключения и профессия адвоката.

Хотя любая юридическая помощь должна быть доступна населению, вполне оправданна заинтересованность адвоката в том, чтобы гонорар соответствовал количеству и качеству затраченного им труда и выплачивался таким образом, который не унижает его достоинства.

"Есть мера, которая должна быть соблюдаема, и нужно всегда обсуждать, от кого, когда и как получается гонорар"1.

Среди множества вопросов, возникавших в истории адвокатуры по поводу оплаты адвокатского труда, большое внимание уделялось тому, когда должен быть определен гонорар: до или после процесса. В момент обращения к адвокату клиент готов идти на все, чтобы добиться спасения своей (или близкого ему человека) свободы, жизни, доброго имени, и получение от него адвокатом в этот момент каких-либо обязательств выглядит неприлично. Исходя из этих соображений, во Франции, Бельгии, Англии и других странах считалось недопустимым до начала процесса договариваться с клиентом о гонораре или требовать его в судебном порядке. Гонорар признавался добровольной наградой, которой клиент выражает адвокату благодарность за его труд. И это была весьма справедливая практика.

Сейчас наиболее оптимальным оказалось такое решение вопроса о выплате гонорара, когда он определяется по взаимному соглашению сторон между адвокатом и клиентом еще до начала судебного, следственного, арбитражного, административного процесса.

Данный порядок обосновывается тем, что адвокат обычно примерно знает, сколько труда он затратит на подготовку и участие в деле. Адвокаты обладают неодинаковыми профессиональными навыками. Выдающийся же своими знаниями, способностями и добросовестностью адвокат вправе обусловить себе и соответствующее вознаграждение.

С другой стороны, никто лучше самого клиента не знает своего имущественного положения и не может определить, какую сумму он в состоянии затратить за ведение адвокатом дела. Таким образом стороны, соблюдая свои интересы, обговаривают условия вознаграждения, наиболее соответствующие обстоятельствам данного случая и материальным возможностям клиента. Однако и этот порядок подвергается критике. Дело в том, что для многих адвокатов очень неприятны сами переговоры с клиентом о гонораре. Не всегда адвокат может заранее определить количество своего труда, учесть финансовое состояние клиента и соблюсти при этом необходимую деликатность. Такое умение "договариваться" приходит с опытом.

Иногда считается, что размер гонорара зависит от исхода дела, поскольку для клиента важно не количество затраченного адвокатом времени и труда, а достигнутый с его помощью результат по гражданскому или уголовному делу.

Московский совет присяжных поверенных неоднократно признавал, "что присяжные поверенные, пользуясь по закону правом по собственному усмотрению оценивать свой труд, не должны, однако, забывать, что достоинство носимого ими звания и общие интересы сословия требуют от них большой осмотрительности в назначении гонорара. Этот последний должен соответствовать как количеству и качеству затрачиваемого труда, так и, с другой стороны, достигнутому для доверителя результату"1. Адвокаты в то время подвергались дисциплинарным взысканиям, и бывали даже случаи их исключения из сословия за предосудительные действия при расчете с доверителями, а излишне полученное возвращалось клиенту2.

Российскую практику определения гонорара в зависимости от приговора одни деятели резко критиковали3, другие, напротив, считали вполне оправданной 4. Различно также отношение к соглашению об уплате гонорара в зависимости от исхода дела и в зарубежных государствах.

В США, например, размер гонорара адвоката пропорционален тому, что он сделал для клиента 5. В Англии же такие гонорары признавались незаконными. Считалось, что они противоречат публичным интересам6. В других странах гонорар определяется с помощью периодически обновляемой таксы, которая в большинстве случаев устанавливает его максимум. Такса предназначается для ориентирования клиентов и избавления адвокатов от неприятных разговоров о гонораре. Когда гонорар определяется судом, суд руководствуется таксой.

Задача таксы состоит в распределении всех дел на группы и подробном определении размера оплаты. Разрешение этой задачи осложнено отсутствием объективных критериев измерения адвокатского труда и тем, что он изменяется в каждом отдельном случае. Из-за этого в основу таксы закладывается некий другой признак, поддающийся измерению, например, цена иска. Однако этот признак не имеет отношения к количеству труда адвоката, затраченного по делу. Ведь не бывает двух дел с одинаковой ценой иска, которые потребовали бы от адвоката одинаковой затраты труда. И гонорар не изменяется в зависимости от того, требуется ли на подготовку к делу длительное или короткое время. Еще больше трудностей возникает при определении вознаграждения адвоката за ведение уголовных дел.

Идея взимать с клиента плату за юридическую помощь подвергалась критике в первые годы Советской власти. Квалифицированно ее могут оказывать лишь те лица, которые занимаются юридической практикой по профессии, и, следовательно, за плату.

Большинство юристов того времени считали, что "только эти лица имеют право выступать в суде и взимать плату за свою деятельность от частных лиц"1.

В январе 1922 г. на IV Всероссийском съезде деятелей советской юстиции Н.В. Крыленко говорил, что "нельзя переделать людей, нельзя заставить подсудимого не платить своему защитнику за то, чтобы тот его лучше защищал. Говорят, почему мы ставим адвокатуру в лучшие материальные условия, чем судей, прокуроров, но хотел бы я видеть обвиняемого, который мне заплатил бы за мое обвинение. Нужно учитывать обстановку, в которой мы живем, прежде чем критиковать)2. Продолжая ту же мысль, Н.А. Черлюнчакевич подчеркнул, что "в адвокатуре хороший защитник - это специалист, художник, умеющий хорошо работать по своей профессии; странно поэтому задаваться вопросом, почему он; может зарабатывать больше"3.

Эти суждения были поддержаны законодательно. Постановление 3-й сессии ВЦИК "Об адвокатуре" 26 мая 1922 г. закрепило принцип оплаты клиентом юридической помощи, оказываемой адвокатами.

Согласно ст. 19 "Положения о коллегии защитников" от 5 июля 1922 г. "вознаграждение за ведение дела определяется, по общему правилу, по взаимному согласию заинтересованного лица и члена коллегии защитников". Наряду с этим рабочие и служащие государственных учреждений имели право на определение гонорара в соответствии с таксой. По гражданским делам они уплачивали вознаграждение в размере пяти процентов: истец - с присужденной суммы, а ответчик - с суммы, отказанной истцу. Что касается уголовных дел, то гонорар определялся президиумом коллегии "в зависимости от размера и сложности дела". Лица же, признанные особым постановлением народного суда неимущими, от вознаграждения адвокатов вообще освобождались, а необходимые по уголовному или гражданскому делу расходы (проезды, снятие копий и т.д.) производились из фонда коллегии. Для этого с каждого вознаграждения, получаемого за ведение гражданского или уголовного дела, члены коллегии отчисляли в ее фонд три процента.

Впоследствии и до сих пор юридическая помощь продолжает оплачиваться клиентами. Однако в "Положении об адвокатуре СССР" 1939 г. уже не указывалось, что "вознаграждение за ведение дела определяется по общему правилу, по взаимному соглашению заинтересованного лица и члена коллегии защитников", и размер гонорара стал полностью зависеть от таксы.

Вместе с тем некоторые виды юридической помощи оказываются адвокатами бесплатно. Закон "Об адвокатуре" предусматривает оказание бесплатной юридической помощи истцам при ведении в судах первой инстанции алиментных, трудовых и некоторых других дел, гражданам при составлении заявлений о назначении пособий и пенсий.

Поскольку юридическая помощь может быть оказана бесплатно "в случаях, предусмотренных законодательством", расширение ее видов возможно только путем изменения закона "Об адвокатуре". В связи с этим неправомерно указывать в подзаконном акте на то, что консультации могут быть платными, лишь когда адвокату необходимо ознакомиться с судебными или иными документами, а во всех остальных случаях консультации даются бесплатно.

Нередко граждане, имеющие право на бесплатную помощь, хотят ее оплатить. Данное положение было учтено Инструкцией об оплате юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям. Согласно ей при желании граждан заключить соглашение оплата производится на общих основаниях.

В 1950-1960-е гг. рядом коллегий адвокатов, органов государственного управления и профсоюзами одобрялись различные системы оплаты труда адвокатов, с тем, чтобы гарантировать адвокатам минимальный месячный заработок и пресечь их стремление к высокому заработку из-за возможного снижения качества юридической помощи. Наряду с критикой действительных недостатков в оплате труда адвокатов предлагались меры весьма сомнительного свойства. Так, председатель президиума одной из областных коллегий порицал зависимость заработка адвокатов от количества выполненных поручений и на этом основании делал вывод о необходимости оплаты лишь определенного количества платных поручений, для чего предлагалось планировать средний заработок адвоката в месяц, а заработанное им сверх процента, предусмотренного особой шкалой, платить тому адвокату, который запланированного заработка не имеет. На основании двухмесячного опыта оптимистически сообщалось, что принятая система себя оправдала. Вопрос о заработной плате, в соответствии с затраченным трудом и квалификацией, решен. Поэтому появились дела, которые могут быть переданы другим адвокатам, которые не имеют запланированного заработка. Но все это были "перегибы" единой плановой системы советского государства.

Возможность получить то, что заработано другими, с некоторыми изменениями стала распространяться по Союзу ССР. Так, в Брянской областной коллегии общий доход юридической консультации делился на число работающих в ней адвокатов. Независимо от затраченного труда, адвокат получал свою часть, но с учетом присвоенного ему одного из трех разрядов.

В Гомельской области адвокаты, не выработавшие установленного минимума, могли получать дотацию из общей суммы гонорара, поступившего в юридическую консультацию, т.е. фактически за счет других адвокатов. Считая иную систему вознаграждения "отвратительной",

один из гомельских адвокатов писал, что "пора перевести всех адвокатов на гарантированную оплату труда. Все поступающие средства от клиентуры следует считать общим доходом юридической консультации. Вполне оправдала себя, например, практика оплаты труда, принятая в нотариальных конторах. Здесь взыскиваемые от клиентуры суммы поступают в бюджет, а работники конторы получают зарплату наравне со всеми судебно-прокурорскими работниками"1.

Такие позиции не могли, естественно, получить повсеместную поддержку, поскольку все это не соответствовало общим принципам оплаты труда адвоката.

Принято говорить о гонораре, вознаграждении, заработке или об оплате труда адвоката, а не о его зарплате или жалованье. Оплата труда адвокатов, как и членов других негосударственных организаций, бюджетом не гарантируется, и это нормально. Обратное возможно лишь в случае превращения коллегий в государственные учреждения, такими как суд и прокуратура.

Исторический опыт доказал неспособность адвокатов, состоящих на государственной службе, обеспечить надлежащую юридическую помощь населению, что и привело к ликвидации в нашей стране "коллегий правозаступников". Прошли многие годы, но и теперь иногда говорят, что при меньшей нагрузке и меньшей ответственности адвокаты в среднем получают большую зарплату, чем следователи, прокуроры и судьи. Такие утверждения голословны. Они не учитывают того, что адвокаты вообще не получают зарплату.

Заработок адвоката складывается из средств, поступающих от клиентов. И нет оснований недоумевать по поводу того, что материальное благосостояние адвоката прямо пропорционально количеству проведенных им дел и сумме поступившего по этим делам гонорара. Клиент вносит в кассу юридической консультации деньги за труд того адвоката, который ведет его дело, а не для оказания материальной помощи коллегии или другим адвокатам.

Как и в других сферах человеческого труда, интенсивность работы адвокатов и их квалификация различны. Отсюда различны и заработки адвокатов. Чтобы адвокаты получали деньги, достойные их труда, нужно определить такое число членов коллегии, которое соответствует обращениям граждан за платной юридической помощью, но это возможно только теоретически, в идеале. Практически же такой подход в наше время в России нереален.

Необходимо построить такое общество, в котором высоко ценятся и достойно вознаграждаются способности адвоката, его плодотворный труд, мастерство, талант. В современных условиях для соединения материальных запросов адвоката с интересами общества можно перестроить систему оплаты труда адвоката, исключить низкие гонорары, не ограничивать гонорар каким-либо максимальным пределом. Велением времени является создание мощной системы мотивов и стимулов, побуждающих адвоката полностью раскрыть свои способности, плодотворно трудиться. Это возможно при обязательном повышении уровня жизни всех граждан страны.

Проблема оплаты труда адвокатов связана и с вопросом о таксе. При необоснованно низких ставках оплаты юридической помощи адвокатам приходится увеличивать число проведенных дел. А это отрицательно сказывается на качестве их работы, противоречит интересам населения, снижает эффективность судопроизводства. После создания советской адвокатуры такса менялась редко и незначительно. Такса 1922 г. была заменена в 1939 г., третья такса введена в 1966 г., четвертая - в 1977 г., пятая - в 1986 г. В связи с этим в законе "Об адвокатуре" следовало бы указать на периодичность изменения таксы. Например, дореволюционное "Учреждение судебных установлений" предусматривало пересмотр таксы по предложению "советов присяжных поверенных" каждые три года.

В гражданском или уголовном деле разные адвокаты, участвующие в нем, неодинаково относятся к своему труду. Там, где есть личная заинтересованность, адвокат лучше работает.

Для поощрения такой работы и нормализации отношений между клиентом и адвокатом нельзя забывать о многолетней традиции оплаты труда адвоката по соглашению с клиентом или по таксе.

Некоторое время гонорар определялся не только по таксе. В издававшихся инструкциях МЮ СССР об оплате юридической помощи указывалось, что в отдельных случаях, с учетом квалификации адвоката, а также в случаях просьбы обратившегося выделить ему конкретного адвоката, оплата может устанавливаться по соглашению между заведующим юридической консультацией (с участием адвоката) и обратившимся за помощью в размерах, превышающих ставки. По соглашению сторон размер оплаты устанавливался, также при оказании помощи иностранным юридическим и физическим лицам и в случаях выполнения поручений, не предусмотренных инструкциями 1.

Особого рассмотрения заслуживают вопросы оплаты труда адвоката по назначению.

Право несостоятельного обвиняемого на помощь адвоката связано с проблемами равноправия граждан, состязательностью и рядом других основных начал судопроизводства.

Данное право предусмотрено и "Международным пактом о гражданских и политических правах". Согласно п. 3 ст. 14 Пакта, каждый вправе иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда интересы правосудия того требуют, безвозмездно для него, когда нет достаточных средств для оплаты этого защитника.

Определенный практический интерес представляет вопрос о порядке предоставления несостоятельному обвиняемому юридической помощи в уголовном судопроизводстве США.

Шестая поправка к Конституции США, ратифицированная в 1791 г., провозглашает, что "во всех случаях уголовного преследования обвиняемый имеет право... пользоваться помощью адвоката для защиты". В течение 150 лет суды толковали это положение в том смысле, что у обвиняемого есть право лишь на приглашение защитника за свой счет. Только в 1938 г. Верховный суд США сформулировал правило, предписывающее федеральным судам назначать защитника, если обвиняемый - неимущий. В 1944 г. оно было воспроизведено в федеральных правилах уголовного судопроизводства. Процесс же признания этого правила в США шел очень медленно 1.

В 1964 и 1970 гг. федеральные законы США вновь провозгласили право неимущих обвиняемых иметь назначенного защитника. По каждому уголовному делу, кроме дел о мелких правонарушениях, обвиняемый должен быть предупрежден, что он может иметь защитника. И если отсутствие средств препятствует его приглашению, защитник будет назначен следователем или судом. Вместе с тем предусматривались и положения, ограничивающие доступность бесплатной юридической помощи и снижающие ее эффективность. В частности, вопрос о том, является ли обвиняемый неимущим, относится к усмотрению судьи или магистрата, которые в любой стадии процесса могут признать полномочия защитника исчерпанными, если у обвиняемого выявляются средства для приглашения защитника. Закон установил ставки почасовой оплаты труда назначенного защитника и возмещения расходов, понесенных в связи с осуществлением защиты. Но эти ставки - ниже общепризнанных гонораров защитников по соглашению. Адвокатов не устраивало то, что закон не предусмотрел оплату работы, связанной с подачей различных ходатайств, с помощью, оказываемой на досудебных стадиях (например, при допросах или опознаниях в полиции) и др.

Адвокаты, ведущие дела по назначению, очень неохотно прибегают к помощи экспертов и частных детективов, поскольку не вполне уверены, что расходы по их приглашению будут возмещены. По мнению судов многих штатов, такие расходы не должны возмещаться за счет местного бюджета. Сравнительный анализ аналогичных дел, в которых участвовали назначенные и приглашенные защитники, показал, что при участии последних процент обвиняемых, находящихся до суда на свободе (под залогом), - выше, а определяемое наказание - мягче. Так, по делам с назначенным защитником лишь 16% подсудимых осуждены условно, в то время как по делам с приглашенным защитником эта цифра достигает 39%2.

Важное значение имеет и вопрос о порядке получения помощи такого защитника. Когда объем работы по оказанию юридической помощи несостоятельным обвиняемым был невелик, она равномерно распределялась среди адвокатов. С резким увеличением количества такой работы потребовалось учредить ведомство общественного защитника. У него могут быть помощники, сотрудники, имеющие опыт ведения расследований. Их деятельность оплачивается из фондов соответствующего органа власти, фондов штата или муниципального фонда.

Признание права на адвоката для несостоятельных лиц, обвиняемых в менее серьезных преступлениях, побуждает их требовать бесплатной юридической помощи не только в суде, но и при предварительном расследовании, и даже при подаче аппеляции. Но при этом существует постоянная опасность, что осуществляемая адвокатами защита интересов обвиняемых формализуется, обезличится, утратит творческий характер.

По российскому праву, при участии в деле адвоката по назначению суд выносит постановление о размере вознаграждения, подлежащего выплате адвокату.

Обвиняемый пользуется услугами назначенного адвоката только до вступления приговора в законную силу. После этого адвокат прекращает свои полномочия по бесплатному ведению дела.

Особо важной и сложной оказывается оплата труда защитника в длительных процессах, в том числе по делам о преступлениях, за которые может быть назначена смертная казнь. Здесь нельзя не учитывать, что оплатить труд адвоката, если ознакомление с делом на предварительном следствии и судебное разбирательство продолжается месяцами, в состоянии далеко не все обращающиеся в юридические консультации.

Иногда обвиняемый не без основания опасается перспективы удержания крупных сумм за труд назначенного адвоката. И это сопряжено с вынужденным отказом от защитника.

Верховный Суд всегда требует от нижестоящих судов выяснять, не обусловлен ли отказ обвиняемого от защитника отсутствием средств на оплату труда адвоката. Установив вынужденность отказа, суд обязан обеспечить участие защитника в деле.

Президиум коллегии или заведующий юридической консультацией вправе учесть материальное положение гражданина и в отдельном случае освободить его от оплаты юридической помощи. Однако данное исключение никак не подтверждает возможность систематического возложения на коллегии адвокатов оплаты обязательного участия защитника по многим уголовным делам. Число же поручений на ведение дел в порядке ст. 49 УПК РСФСР постоянно возрастает.

Много недостатков отмечается в выступлениях адвокатов в судебных процессах по назначению. В этих случаях адвокаты зачастую наспех знакомятся с делом, не выясняют важных обстоятельств и тем самым не оказывают необходимой юридической помощи подзащитному. В отдельных случаях данное положение объясняется недобросовестным отношением некоторых адвокатов к своему профессиональному долгу. Но не только этим, а и тем, что относится к оплате труда защитников по назначению.

Коллегии адвокатов нередко выплачивают некоторые суммы адвокатам по назначению. Но такие суммы весьма незначительны.

В ряде случаев вопрос о выплате гонорара и его .размере оказывается в зависимости от личных отношений между адвокатами и судьями, симпатии или антипатии последних, от недоброжелательного отношения к адвокатам, оспаривающим действия и решения судей, от неблагоприятной оценки ими труда адвоката и иных подобных обстоятельств. Материальная зависимость от суда ставит под угрозу процессуальную самостоятельность адвоката, побуждает его искать расположение судей в ущерб интересам подзащитного. Известны дела, по которым назначался явно заниженный гонорар или, напротив, гонорар необоснованно завышался.

При решении вопроса о гонораре необходимо учитывать право адвоката на независимость от органа, ведущего процесс, для которого определение гонорара - дело второстепенное, и к тому же осложненное отсутствием сведений о времени, затраченном адвокатом на подготовку к делу. В связи с этим орган, ведущий уголовный процесс, по-видимому, должен назначать гонорар в соответствии с представлением заведующего юридической консультацией.

Главное же состоит в том, что неспособность граждан и коллегий оплатить труд защитников отрицательно сказывается на качестве юридической помощи и на эффективности уголовного судопроизводства.

В настоящее время освобождение от оплаты юридической помощи с отнесением расходов на счет государства - явление редкое.

В настоящее время практика выработала некоторые критерии, которыми руководствуется адвокат при определении размера гонорара. Главный, пожалуй, из них состоит в том. что гонорар по соглашению должен назначаться в разумных пределах. Учитывается также объем и сложность дела; длительность процесса или время, затраченное на консультации клиента; материальное положение клиента; необходимость проведения исследований с привлечением специалистов; традиции данного региона; деловая репутация адвоката и т.п.

Проблема оплаты труда адвокатов связана не только с их профессиональными интересами. Ее разрешение призвано улучшить качество юридической помощи и охрану прав граждан, служить интернам укрепления законности и эффективности судопроизводства.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я