• загрузка...
    5

§1. Значение методологии в познании адвокатуры.

загрузка...

Связь предмета и методов

Значение методологии в познании адвокатуры имеет большое значение. Используя те или иные методы, исследователь может получить самые неожиданные результаты.

Ранее уже говорилось о том, что в переводе с греческого "методос" - путь исследования. Он представляет собой способ исследования каких-то сложных явлений, в том числе и адвокатуры. Это планомерный путь научного познания и установления истины.

В современную эпоху к методу предъявляются очень серьезные требования. Чтобы он мог быть средством, способом познания адвокатской реальности и соответствующего правоведения, метод должен содержать в себе научные знания, истинность (правдивость, честность). Базироваться на достижениях адвокатской практики. Объективно отражать существо процессов, происходящих в адвокатуре. Адекватно отражать их в сознании исследователя. Последний, разумеется, должен быть соответствующим образом подготовлен к восприятию и использованию этого метода.

Подыскание новых исследовательских средств, новых методов позволяет глубже и шире раскрыть предмет адвокатуры, ее закономерности. Любой метод познания какой-то реальности зарождается из чувственной деятельности, после чего опредмечивается конкретными поступками человека, и становится орудием дальнейшего познания. Подобного рода практические приемы осознаются человеком, обобщаются и систематизируются им. Вырабатываются определенные теоретические навыки, пригодные для узнавания нового. Это и есть в самом простейшем виде методология познания.

Адвокатологию нельзя считать собранием готовых истин, заложенных в законе. Это развивающаяся научная теория об адвокатуре. Применяя определенные методы познания, наука об адвокатуре получает возможность воздействовать на ее практические процессы и их результаты.

Вместе с тем, поиск новых методов познания и пополнение ими уже существующих позволяет науке об адвокатуре решать одну из своих важных задач - объединить в единую систему все накопленные знания о своем предмете.

Полученные определенными путями (методами) знания об адвокатуре используются отраслевыми юридическими науками. И, наоборот, расширение адвокатской методологии происходит за счет специальных и частных методик отраслевых дисциплин.

Но методология адвокатуры может включать в себя не только данные правовых, но и категории более фундаментальных общественных наук. Так, теория адвокатуры использует в качестве своего наиболее широкого методологического основания мировоззренческие закономерности философии. Руководствуясь ими, исследователь получает ответы на такие, например, вопросы, как сущность, природа и общественная роль адвокатуры в государстве.

В свою очередь, адвокатология предоставляет философии результаты собственных исследований, научные данные и методические наработки, которые помогают фундаментальным мировоззренческим общественным наукам (социология, политология и др.) с единых теоретико-методологических позиций изучать свой собственный предмет.

Методология изучения адвокатуры находится в тесной связи и взаимозависимости с предметом ее исследования. Если предмет адвокатологии раскрывает сущность, природу и закономерности адвокатско-правовых явлений и процессов, то метод указывает на определенные познавательные подходы и действия для анализа понимания этой сути. В основе метода находится наука, без нее метод является беспредметным, а наука бессодержательной. Значит, о методологии можно говорить всерьез, если она научна, теоретически обоснована.

В свою очередь адвокатология, включающая в себя лишь научный метод познания, может выполнить стоящие перед ним задачи и раскрыть подлинно научную сущность предмета познания. Отсутствует непреодолимая граница между предметом науки об адвокатуре и методами ее познания.

Более того, в процессе осмысления адвокатских явлений и категорий предмет способен переходить в метод, а средства решения конкретных адвокатских задач могут перевоплощаться в их результаты.

Система достигнутого объективного знания об адвокатуре может стать самостоятельной научной методологией для расширения фронта последующих исследований, которые, в свою очередь, выступают исходным пунктом и базой построения новой теоретико-познавательной структуры адвокатуры. Примером можно считать проект нового закона об адвокатуре (предмет исследования, подготовка и оформление), а методологией были: а) прежнее "Положение об адвокатуре" 1980 г.; б) его переосмысление и в) полученные качественно новые научные конструкции.

В науке об адвокатуре (адвокатологии) существует как бы взаимное перемещение науки о сущем (онтологии) в теорию познания его, т.е. гносеологию, т.е. изучение источников средств, условий истинного знания об адвокатуре. Любое открытое в адвокатуре явление или процесс можно считать ее закономерностью, которая при определенной степени развития превращается в принцип исследования, в способ мыслительных операций, в знание того, как получить новый объективный результат. Иначе говоря, каждое новое адвокатское открытие выполняет методологическую роль для получения еще более современных и достоверных знаний о предмете адвокатологии.

Предмет и метод адвокатологии возникают, существуют и взаимодействуют одновременно. К ним предъявляются одинаковые требования: не только сам предмет адвокатской науки должен быть верным, истинным, но и путь его изучения выступает как объективно честный и научно правдивый. Иначе само учение об адвокатуре, ее свойствах, элементах окажется ложным, ошибочным, абстрактным, иллюзорным.

Изменение содержания предмета адвокатологии обязательно должно сопровождаться совершенствованием ее методологии. Вместе с тем, будучи взаимосвязанными и взаимообусловленными, предмет адвокатологии и ее методология не тождественны друг другу, не могут, не должны и не способны быть равноценными, заменять или подменять друг друга.

В этом состоит сходство и различие предмета адвокатологии с системой методов ее изучения.

§2. Основные методы изучения адвокатуры

Научная методология исследования адвокатуры представляет собой совокупность определенных принципов, логических приемов и категорий, обусловленных философским содержанием, а также ряд сугубо специальных методов познания отдельных адвокатско-правовых и адвокатско-процессуальных явлений.

Философские начала являются общими основаниями для изучения любой науки. Общеизвестные диалектические категории (форма и содержание, средства и цель, сравнительный анализ, системный подход и др.) позволяют раскрыть наиболее характерные черты адвокатуры, отличающие ее от иных правовых институтов и социальных явлений.

Кроме того, сама теория адвокатуры, ее научное осмысление исследователями разрабатывает свои собственные приемы изучения, особый логический комплекс средств, которые раскрывают более конкретные, внутренние закономерности адвокатуры.

И наконец, существуют приемы и методы, во многом заимствованные из других правовых наук. Они освещают те свойства и аспекты адвокатуры, которые определяют взаимоотношения самой организации и ее членов с теми органами и их представителями, где применяет себя в тот или иной момент адвокатура.

Эффективность конкретных приемов и средств во многом зависит от целей познания, предмета изучения или их отдельных сторон. Нужно иметь в виду, что, изучая адвокатуру как явление, необходимо твердо стоять на почве познаваемости мира и его отдельных сторон. Обязательно также считать этот мир, в том числе и мир адвокатуры, объективно существующей реальностью, а не субъективными соображениями, записанными в законе об адвокатуре.

И наконец, у исследователя должна быть внутренняя установка на успех познания адвокатуры. Ученый обладает способностью постигать истину любого явления. Последнее соображение важно потому, что иногда распространяются идеи и соображения о ненужности, бесполезности, даже невозможности познать сколько-нибудь серьезно сложные социальные явления, в число которых входит адвокатура. Такая позиция издавна именуется агностицизмом. Это реакционное направление в обществоведении, несмотря на то, что и оно свою суть объясняет каким-то образом. Например, агностики не устают повторять, что раз существуют две формы истины - абсолютная и относительная, - то это значит, что верно познать явление, предмет, категорию в принципе невозможно, так как все в мире относительно, неточно, приблизительно. Сам подход таких представителей особого мышления поверхностен, дилетантский, ненаучный.

Верным, чисто научным будет только принцип о том, что нет и не может быть непознаваемых явлений. Они могут быть лишь пока, в данное время непознанными, в силу каких-то причин объективного и субъективного характера. Сказанное целиком и полностью относится и к изучению адвокатуры как социального явления, как организации, как предмета научного исследования, как объекта определенной отрасли права и как, соответственно, учебного курса.

Адвокатуру, в любом ее качестве и наименовании, можно изучать самыми разными научными методами. Назовем некоторые из основных.

Это прежде всего эмпирические (опытные, практические) и рациональные (разумные, теоретические). Эмпирические исследования направлены на изучение опыта, практики. Они опираются на данные наблюдений и экспериментов. Рациональный же путь познания предполагает обдумывание, теоретическое осмысление адвокатской действительности.

Оба подхода к изучению адвокатуры взаимосвязаны и дополняют друг друга. Опытно-практический (эмпирический) направлен на получение новых данных фактического характера. Он ставит перед теоретическими исследованиями новые задачи, стимулирует развитие рационального. Теоретический путь изучения (осмысление) развивает и конкретизирует понятия адвокатологии, открывает перед ней новые перспективы. Вместе с тем, накапливая, объясняя и обобщая факты, рациональный (мыслительный) процесс направляет эмпирические (практические) исследования в нужное, объективно выверенное русло, что ведет к получению новых серьезных выводов об адвокатуре.

Логический подход к изучению адвокатуры предполагает превращение абстрактных знаний в конкретные. Это касается как познания адвокатуры, так и подхода каждого адвоката к работе над делом. Логика определяет порядок, последовательность выработки определений, понятий, категорий, принципов, составляющих содержание науки об адвокатуре. Логическое познание этого явления происходит с помощью различных средств и методов: диалектика и метафизика, материализм и идеализм, гностицизм и агностицизм, монизм, дуализм, плюрализм (множество).

На протяжении многих десятилетий познание любой отрасли права традиционно базировалось на материалистическом, диалектическом, историческом подходах, которым отводилась ведущая роль в любом исследовании, так как в обществе официально господствовало только марксистско-ленинское учение. Из него, к месту и не к месту, выводились почти все научные результаты, объяснения каких-то категорий, происхождение явлений и пр. А объясненное с помощью такого подхода признавалось, в свою очередь, "питательной средой" дальнейшего развития марксизма-ленинизма.

Изучать адвокатуру теперь и по такой схеме нельзя. Получим то, от чего ушли. Адвокатуру объясним самой адвокатурой. С небольшими словесными сопровождениями. Поэтому марксистско-ленинский подход не годится для адвокатологии.

Другое дело, что это учение представляло собой систему взглядов и выводов, которые были разработаны, существовали и действовали исторически очень давно, задолго до того, как К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин, И.В. Сталин взяли их на вооружение, определенным образом скомпоновали и выработали научную теорию, которая де и объясняет происхождение классов, суть классовой борьбы и поэтому является теорией пролетариата, его освобождения. Вероятно, какая-то часть подобных объяснений была искренней, правдивой. Но значительные свойства материализма, диалектики, историзма не укладывались в подобранную схему и не пользовались научным авторитетом.

И сейчас, может быть, в том числе и поэтому, адвокатура и наука о ней оказались в многолетнем тупике, кризисном состоянии, застое, отставании от ушедшей вперед жизни.

Нельзя забывать, что материализм, диалектика, исторический подход и другие привычные недавно учения возникли очень давно, еще на самых ранних этапах становления научного знания. Это признавали и сами коммунисты, но называли прошлые учения "наивным материализмом", "стихийной диалектикой" и пр.

Еще Гегель, задолго до К. Маркса, писал о том, что "на каждой ступени дальнейшего определения всеобщее поднимает выше всю массу своего предыдущего содержания и не только ничего не теряет вследствие своего диалектического поступательного движения, не только ничего не оставляет позади себя, но уносит с собой все приобретенное и обогащается и укрепляется внутри себя"1. Если всерьез задуматься над этим объяснением роли всеобщего, то можно вывести один из современных взглядов на адвокатуру как социальный институт. Перевод данной мысли Гегеля на современность может означать, что адвокатура меняется с развитием общества. При этом она сейчас привлекает к себе историческое, переосмысливает его, берет с собой прогрессивное и обогащается этим. Так что марксизм как единственная методология социализма, может быть, и устарел, исчерпал себя. Но диалектику, т.е. учение о развитии, отменить нельзя. Игнорировать ее суть недопустимо ни при каких социальных изменениях или строях. Это - закон, причем естественный и реально существующий. Он лишь открыт конкретным человеком - ученым Гегелем. Если бы не родился Гегель, этот закон все равно был бы открыт кем-то другим. Может быть, он был бы лишь сформулирован иначе, но суть его осталась бы именно таковой.

Вообще же закон, это когда "2 × 2 = 4", т.е. открытие, а не тогда, когда "слушали, выступили, постановили, записали". Последнее представляет лишь сегодняшнее правило поведения, не более того. Законом в точном смысле слова, т.е. закономерностью, подобное не является. Это всего лишь "нормы-указания о должном сегодня". Не более того.

Задача же настоящего исследователя - стремиться к тому, чтобы отыскать определенные, существующие закономерности явления или хотя бы "нащупать" подходы к этому, а не в том, чтобы создать стройную, красивую "концепцию" адвокатуры, записать ее в качестве закона,

разбить на статьи и принять голосованием большинства присутствующих.

Пока же очевидно, что на сегодняшний день еще не открыты важные закономерности новой адвокатуры. Поэтому так и готовится внешний, государственный закон о ней - сверхтяжело и очень много лет. Получилось так, что фактически отбросили старое "Положение об адвокатуре" 1980 г. как коммунистическое. И никак не удается создать новый закон - рыночно-капиталистический.

А если, к примеру, взять процитированную мысль Гегеля и "наложить" ее на положение с адвокатурой, то напрашивается простое предложение. Основы адвокатуры, т.е. ее внутренние закономерности, разработаны очень давно. Долго работали, "кормили" несколько поколений адвокатов, помогали обществу и не мешали государству. Поэтому их следует оставить. В принципах, задачах и целях можно многое изменить, поскольку сменился общественный строй. Убрать социалистическую терминологию и дать чисто юридическую, пригодную на все случаи сегодняшней жизни. В результате и получится закон (как прежнее открытие явления адвокатуры), но оформленный "сегодняшним днем". И не надо ничего брать "общечеловеческого", западного, американского, европейско-союзного и пр.

Российская адвокатура - это та, что родилась, открылась на Руси. Она долго менялась вместе с общественными укладами. Но суть ее всегда оставалась стабильной. Сейчас сменился строй. Его главные новые признаки и надо приспособить к нуждам адвокатуры или, что в данном случае одно и то же, суть адвокатуры дополнить устоявшимися элементами сегодняшней жизни. Но ни в коем случае нельзя "подгонять" "адвокатские корни" к "капиталистической листве". По чисто логическим законам. У нас пока нет капитализма, как нет и социализма, а есть нечто новое, не разработанное научно, но стихийно практическое, постоянно меняющееся.

Поэтому "подгонять" адвокатуру под то, чего нет, - пустая трата времени, сил, ума и денег.

Весьма наивно серьезным научным исследователям подстраивать адвокатуру под какие-то малопонятные по форме и весьма сомнительные по существу так называемые "рыночные отношения", да еще никак не регулируемые, т.е. не контролируемые государством. Сама терминология, т.е. словесное обозначение формы (а не существа) "рыночных отношений" в сочетании с адвокатурой говорит о бесполезности подобных упражнений.

Поясним популярно. Если раньше был "советский адвокат" и "адвокатура социализма" - это было верно по форме и существу, теперь же, если верить официальным установкам, интересующий нас юрист должен называться "рыночным адвокатом", а вся адвокатура - "системой коллегий рыночных отношений".

Надо заметить, что название основы теперешнего строя "рынок, рыночные отношения" - весьма наивное. Если не сказать больше: глупое. Вероятнее всего - лукавое, хитрое, обманное. Скрывающее истину.

В переводе на тюркские, мусульманские языки, рынок - это "базар". Двухсотлетнее монголо-татарское иго оставило "Руси Великой" это красивое слово. Но оно утрачивает свою привлекательность, когда сочетается с другим, более ярким словом - "адвокат", потому что "базарного адвоката", т.е. рыночного, в природе существовать не может. Так же, как немыслим "черный снег", "белый уголь", "зеленая кровь" и т.д. и т.п. Оскорбительнее для адвоката термина и не придумаешь.

Поэтому и приспосабливать реально существующую адвокатуру путем принятия закона о ней к иллюзорным фразам нельзя, это грубейшая юридическая ошибка. Нонсенс (абсурд).

К рыночным отношениям не только адвокатура как сравнительно безобидная общественная организация не может никак приспособиться. Ее, эту "рыночную экономику", никак не могут постичь до сих пор даже сами государственные органы: прокуратура, суд, следствие и пр.

Так что диалектика как метод познания - это закономерность, т.е. настоящий закон, а не придуманный. Поэтому она - очень серьезная вещь. И выбрасывать ее лишь потому, что ее "любили" коммунисты, нельзя. Пока что теоретики-"рыночники" не дали ни одного своего метода познания и изменения адвокатуры. Пытаются лишь приспособить ее не к так называемому "рынку", а к своему торговому месту на нем, не более того. Из этого вряд ли что хорошее получится с адвокатурой или даже с новым законом о ней.

Мировоззренческой (философской) основой изучения адвокатуры, методологическим стержнем адвокатологии является диалектика. Это учение о наиболее общих закономерных связях внутри и вне адвокатуры: соотношение бытия и сознания, т.е. реального и интеллектуального, как в самой организации, так и у ее членов.

Диалектика дает адвокатологии метод творчески познающего мышления. Этот способ очень важен для адвокатуры, поскольку она представляет собой самостоятельную, независимую от государства творческую организацию. Творческим подходом пронизано все в адвокатуре - от функционирования системы ее органов до работы адвоката над конкретным делом.

Диалектика как метод познания адвокатуры представляет собой всеобщую закономерность познания. Она характерна тем, что проявляется посредством ряда более конкретных законов.

Так, диалектический закон перехода количественных изменений в качественные позволяет понять серьезные осложнения жизни традиционной адвокатуры с появлением массы параллельных структур.

Другой закон диалектики - закон единства и борьбы противоположностей - пронизывает буквально все взаимоотношения адвокатов с представителями правоохранительных органов. На базе принципиального единства интересов (укрепление законности, борьба с ее нарушениями, забота о решении человеческих проблем и др.) адвокатура своими средствами ведет эту работу, чаще всего путем официальной интеллектуальной борьбы с неверными решениями правоохранительных работников.

Закон "отрицания отрицания" выражается, к примеру, в том, что появление в адвокатуре новых явлений, воспринятых жизнью, неизбежно вытесняет старое, отжившее. Отрицает его как отрицательное, препятствующее прогрессивному. Исходя из существа данной диалектической закономерности, можно понять, почему из жизни адвокатуры исчезли такие распространенные в прошлом явления, как правовая пропаганда среди населения, оказание бесплатной юридической

помощи депутатам и др. Потому, что появились новые принципы работы (увеличение налоговых платежей государству, оплата труда адвоката не по Инструкции Минюста, а "по соглашению сторон" и т.п.).

Диалектическая закономерность включает в себя в числе прочих и такое явление, как анализ и синтез. Подробнее это значит, что любое явление можно и нужно исследовать двуединым путем: а) сначала изучить менее конкретные адвокатские реальности и б) уже потом на основе этого переходить к изучению более точных явлений.

В практической работе адвокатов данный закон действует постоянно. Другое дело, что сами они не замечают его, так как он уже давно отложен в их интеллектуальном "багаже". В частности, изучая дело с малых знаний, полученных от клиента и правоохранительного работника, адвокат всесторонне анализирует только что познанное. Затем, по мере его вхождения в процесс, сведения о юридическом событии накапливаются, систематизируются и, соответственно, синтезируются. Получается стройная картина правового спора, вырабатывается позиция, группируются доказательства, появляются пути познания новых фактов и т.п.

Посредством анализа единая целостность деяния делится адвокатом на отдельные составные части. Каждая из них детально (т.е. полно, объективно и всесторонне) рассматривается. И уж затем, на основе проделанного, с помощью синтеза, все только что разрозненные части соединяются в мышлении адвоката, причем во всей их специфике, богатстве, различных значениях и восстановленной целостности того или иного события, факта, поступка. Примерно так работает в голове адвоката диалектический закон анализа и синтеза знаний.

Исследователь адвокатологии пользуется диалектическими категориями как инструментами проникновения в суть изучаемого явления. Наиболее распространенными являются категории: количество и качество, сущность и явление, форма и содержание.

Но, несмотря на их важность и методологическую эффективность, они не идут ни в какое сравнение с такой всеобъемлющей диалектической категорией, как материя. Она не обусловлена никакими предпосылками, условиями. Материя сама образует отправную диалектическую платформу для существования и действия всех других категорий.

Эта фундаментальная диалектическая категория имеет три основные формы своего существования: движение, время и пространство.. Названные формы позволяют определить верный подход и к изучению адвокатуры. Она всегда в движении, никогда не стоит на месте и не может быть застывшей, окостенелой организацией. В этом ее отличие от различных государственных структур и правоохранительных органов, которые по своему статусу являются довольно стабильными, с четко очерченными государственными задачами и средствами их решения.

Далее диалектика позволяет понять пространственный фактор адвокатуры. Он многозначен: от возможности адвоката вести дела практически на всей территории страны и даже за ее рубежами до необходимости строго территориального обслуживания правоохранительных органов путем ведения дел в порядке ст. 49 УПК РСФСР.

И наконец,, диалектическая категория времени дает возможность исследователю адвокатуры учитывать период, в котором оказалась современная адвокатура, устанавливать для ее членов определенные сроки, в течение которых разрешено работать над делом.

Разнообразие форм жизни материи позволяет исследователю адвокатуры выделить для изучения ее конкретную часть, определенный объект. Им может быть и какой-то отдельный орган коллегии, и соотношение ее с иными организациями, и корпоративное правовое положение адвоката и т.п.

Исследование отдельного объекта адвокатуры дает ученому прежде всего возможность выделения его из всей остальной системы адвокатуры, понять условия реального бытия и места в организации (например, изучение структуры и функций президиума коллегии), раскрыть его основные задачи, свойства и назначение и, наконец, определить тождество со смежными объектами и различия между ними. Так, собрание адвокатов юридической консультации имеет ряд сходных моментов с конференцией адвокатов, но между ними существует много принципиальных различий, как по существу, так и по форме. Применяя таким путем диалектические категории, можно понять глубинный смысл адвокатуры, ее органов, их соотношение и пр.

Материалистический подход к изучению адвокатуры неизбежно и прямо указывает на ее связь с экономическим базисом общества, непосредственную зависимость любых коллегий от экономики страны. Это тоже материалистическое понимание адвокатуры.

Неразумно отрицать влияние на положение адвокатуры разнообразных так называемых надстроечных факторов общества. Это прежде всего политика, ее суть и направленность, состояние общественной морали, влияние на адвокатуру уже сложившихся старых и новых, только что зародившихся традиций, тот или иной уровень культуры населения, с которым призвана работать адвокатура.

Нельзя игнорировать при исследовании адвокатуры и субъективные моменты, так называемый человеческий фактор. При одном руководителе страны, или даже коллегии, адвокатура имеет один вид. Смена же руководства ведет и к изменению курса адвокатуры, ее положения, материального благосостояния адвокатов и пр. Подобного рода выводы напрашиваются именно благодаря использованию ученым роли "человеческого фактора" (субъективного) в объективном положении адвокатуры.

Идеалистический подход к изучению адвокатуры также способен дать эффективные результаты. Он позволяет уяснить такие явления, как правосознание и правовая культура (самих адвокатов, работников правоохранительных органов, населения); границы свободы воли и выбора варианта поведения адвоката; уровень сознания его клиента, не поняв которого нельзя уяснить реальность или надуманность обвинения, готовность подзащитного не только работать по делу вместе с адвокатом, но и защищаться.

В современной методологической системе содержится еще один очень важный принцип. Это исторический подход к действительности, т.е. к адвокатуре, адвокатам и даже клиентам. Данную диалектическую категорию также нужно считать внутренней закономерностью как общества, так и находящейся в нем адвокатуры. Историзм сегодня побуждает рассматривать адвокатуру как явление не только в развитии, а в последовательной смене одного этапа ее развития другим. К сожалению, пока далеко не прогрессивным. Причем ни один временный этап развития адвокатуры нельзя рассматривать в качестве совершенного образца.

Методология науки об адвокатуре может эффективно применяться и дать новые знания, если используемые методы лишены политико-идеологической подоплеки. Данный вопрос стоит потому, что в течение длительного времени в научных исследованиях господствовали исключительно клановый подход, сугубо идеологическая направленность многих научных поисков. Этому способствовало схоластическое отношение к наследию классиков марксизма-ленинизма.

Непомерная эксплуатация классовой позиции была довольно распространенным явлением. На страницах научных исследований описывалась мудрость В.И. Ленина, который, к примеру, в популярной лекции "О государстве" разъяснял слушателям-рабочим, что "едва ли найдется другой вопрос, столь запутанный умышленно и неумышленно представителями буржуазной науки". Фраза, прозвучавшая с трибуны, затем многократно варьировалась и обыгрывалась в самых различных серьезных научных исследованиях, хотя фактически, вряд ли кто мог поверить, что вся домарксистская наука единственно занималась тем, что запутывала вопрос о государстве и праве.

Идеологизированные позиции исследователя не могут дать в полной мере возможность проследить объективное историческое развитие какого-либо явления. Вспоминая сравнительно недавнее прошлое, хочется отметить, что адвокатура, к примеру, изучалась или с партийных позиций, или со стороны "мудрых ленинских идей". Естественно, что подобного рода навязанная исследователям линия заставляла их отыскивать в адвокатуре не ее суть, трудности, заботы, а соответствие ее деятельности мудрой политике партии. Серьезные, жизненные вопросы адвокатуры, как правило, даже не поднимались.

Монополизм господствующих в обществе взглядов, однонаправленность средств анализа не могли учесть сложную сущность адвокатуры. "Классовый подход" постепенно выразился в нетерпимости ко всему, что ему противоречило. Многие темы, проблемы, аспекты адвокатуры оказались вследствие этого закрытыми для изучения. Взгляды и выводы ученых, занимавшихся исследованием проблем адвокатуры "с партийных позиций", делились на "свои" и "чужие". Причем "чуждые взгляды" признавались либо ошибочными, либо, что того хуже, враждебными, "буржуазно-идеологическими". Теоретик прошлого мог плодотворно работать и безбедно существовать, если его исследования базировались на марксистской идеологии, которую он использовал и развивал. Сам же предмет изучения, неважно, что это было - следствие или адвокатура - оставался в тени. Страницы специальных юридических изданий, в том числе и научного характера, наводняли труды, названия которых сегодня говорят сами за себя: "Ленинские принципы становления советской адвокатуры"; "Роль президиумов коллегий адвокатов в организации изучения политики коммунистической партии адвокатами"; "Формирование марксистско-ленинского мировоззрения советского адвоката" и т.п. Любая статья в юридических журналах, и даже каждая книга об адвокатуре начиналась "молитвой" (славословием компартии, В.И. Ленину, К. Марксу, Ф. Энгельсу, М.И. Калинину и т.п.) и заканчивалась тем же. Текст же состоял из поверхностных мыслей, ругающих "буржуазные взгляды" и прославляющих коммунистическую идеологию. С огромным трудом читателю книги удавалось найти в ней кое-что полезное, правильное, сугубо научное. И получалось, что ученый думал не о том, чтобы "найти", а о том, чтобы находиться "в русле" партийных требований. В результате такой широкой идеологизации исследований наука вообще, а об адвокатуре, в особенности, не просто "топталась на месте", а очень далеко отстала от западноевропейских исследований. И главное, от самой российской (тогда еще - советской) жизни.

Ничем иным, кроме "чуда", нельзя объяснить появление в те времена очень серьезных работ: 1) Стецовский Ю.И. Советская адвокатура.- М.: Высшая школа. 1989. 304 с.; 2) Антимонов Б.С., Гер-зон С.Л. Адвокат в советском гражданском процессе. - М.: Госюриздат. 1954. 259 с. Причем тираж первой книги - 50 000 экз., а второй и того меньше - 20 000 экз. По сегодняшним меркам объем тиражирования можно считать нормальным, но по тем временам, когда мемуары какого-нибудь "великого" достигали 3-5 млн. экземпляров, литература же в "марксистском освещении" проблем государства и права выходила тиражами не менее 200 тыс. экземпляров. Книги об адвокатуре, выйдя в свет, сразу же становились раритетом. В результате сегодня по адвокатуре мы имеем то, что написано лишь в наше время. Из недалекого прошлого почти ничего не дошло, так как его не было или почти не было.

Вот что такое идеология на практике/Поэтому в современном демократическом обществе методы научных исследований должны быть начисто лишены идеологической подоплеки. Причем не только коммунистической или закамуфлированной под нее, но и так называемой демократической. Методы науки должны быть чисто научными, а не политическими, независимо от того, что исследуется (предмет): всего лишь скромный институт адвокатуры или, к примеру, функции демократического государства.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я