• 5

Флоки

Разумеется, молва о странствиях Гардара вскоре распространилась среди викингов. Один из его современников даже пришел к выводу, что земля на западе — это куда лучшее место для привольной жизни, чем сама Норвегия с ее тесными и перенаселенными фьордами.

«Флоки, сын Вильгерда — таково было имя этого знаменитого викинга. Он отправился на поиски острова Гардара... Поначалу он отправился на Шетланд и бросил там якорь в бухте Флоки Байт, где его дочь, Гейрхильда, утонула в водах Гейрхильды. Спутниками Флоки были некий йомен (свободный фермер) по имени Торальф, и другой (йомен) по имени Херйольф. Был на их корабле и человек по имени Факси, родом с Гебрид[ских островов].»

С Шетланда Флоки отплыл к Фарерским островам, а оттуда взял курс в открытое море. Он взял с собой на борт трех воронов. Когда он выпустил первого из них, тот перемахнул через корму и улетел назад. Второй поднялся в воздух, покружился и вновь вернулся на корабль*. И лишь третий улетел вперед, туда, куда указывал нос, и в той стороне они (Флоки и его спутники) нашли землю.

Они подплыли с востока к мысу Горн и обогнули землю с юга. Когда же они направились на запад вокруг Рейкьянеса, перед ними предстал залив (Факсафлой), так что они могли видеть Снаэлфельссйокул, и Факси заметил: «Вероятно, земля, которую мы нашли, очень велика, ибо здесь текут могучие реки».

Флоки и его люди проплыли через пролив Брейдафьордур и высадились на берег залива в месте, которое сегодня носит имя Ватнсфьордур на Бардастранудре.

Этот залив оказался на редкость изобилен рыбой, и они (Флоки и его спутники) наловили ее столько, что сочли излишним запасать сено на зиму (для своего скота), и вследствие этого весь их скот зимой погиб.

Следующая весна выдалась на редкость холодной; и тогда Флоки поднялся на вершину высокой горы и увидел далеко на севере, за горой, огромный фьорд, полный дрейфующих льдов; поэтому они и назвали эту землю Исландия*, и это название сохранилось за ней до сей поры.

Флоки и его спутники хотели было тем же летом отплыть от берегов той земли, но к тому времени, когда они совсем уже собрались в путь, осталось совсем недолго до начала зимы. Развалины их домов и сегодня можно видеть к востоку от Бранслека вместе с навесами, под которыми они ставили свои корабли, и их каменными очагами.

Им не удалось обогнуть Рейкьянес, и мимо него проскочила только корабельная шлюпка, на борту которой был Херйольф. Он высадился на берег в том месте, которое сегодня именуется Херйольфс Хейвен. Что же до Флоки, то он перезимовал возле Боргарфьордура, и там они вновь встретились в Херйольфом.

Следующим летом они отплыли в Норвегию, и, когда по возвращении люди расспрашивали их о земле, где они побывали, Флоки отзывался о ней как нельзя хуже, тогда как Херйольф рассказывал о ней и дурное, и доброе, а Торальф заявил, что там с каждой травинки и листочка капает сливочное масло, за что и получил впоследствии прозвище Торальф Сливочный.

Флоки, по всей вероятности, был поздним эмигрантом, решившим перебраться из Норвегии на запад. Дело в том, что ок. 865 г., когда он со своим семейством и всеми пожитками переправился на Северные острова, все лучшие земли уже давно были захвачены прибывшими ранее переселенцами. Тем не менее он все-таки попытался «освятить» землю, как любили в таких случаях говорить норвежцы. Однако вследствие ли откровенной враждебности поселенцев, обосновавшихся здесь прежде него (он ведь, в конце концов, был «знаменитым» викингом), или потому, что здесь погибла (утонула) его дочь, Флоки покинул эти места и вознамерился отправиться дальше на запад.

Приведенный в хрониках рассказ о трех воронах должен убедить читателя в том, что Флоки не знал пути на Тили, однако этот небольшой эпизод — по всей видимости, интерполяция самого автора-хрониста. Флоки отправился к мысу Горн по маршруту, хорошо знакомому многим поколениям мореходов, и, прибыв туда, повернул к югу, продолжив плавание вдоль побережья. Обогнув Рейкьянес, мыс на крайнем юго-западе Тили, он взял курс на север, к пустынному и мрачному полуострову Дранга. Высадившись на берег далеко в стороне от лучших и наиболее привлекательных земель Тили, он решил обосноваться в Ватнсфьордуре — этом ущелье в горном массиве, угрюмом и неприветливом, как, пожалуй, никакие другие земли на северном побережье Исландии.

На мой взгляд, никому из историков еще не удалось дать убедительное объяснение, почему Флоки выбрал столь малоподходящее место. Я же считаю, что Флоки просто-напросто пришлось поселиться здесь, поскольку все лучшие районы Исландии уже давно были заняты людьми, готовыми дать суровый отпор непрошеным гостям.

Земля, которую «освятил» Флоки, была и остается для скотоводов малопривлекательным краем. Мы уже знаем из старинных источников, что первые переселенцы при виде обилия рыбных запасов в прибрежных водах пришли в такой восторг, что не посчитали нужным создать для своих коров достаточный запас сена на зиму. На самом деле все обстояло несколько иначе: земли в этом краю были настолько бедны растительностью, что запасти сена просто не представлялось возможным, и коровы либо околели от голода, либо были предусмотрительно съедены. Да, эти места вряд ли могли послужить объектом восторгов Торальфа, заявлявшего, будто на Тили с каждой травинки и листочка капает сливочное масло!

Поскольку с наступлением весны ситуация практически не изменилась к лучшему, Флоки, проявив благоразумие, выступил против повторной зимовки в Ватнсфьордуре.

Рассказ хроник о последующих событиях носит не вполне ясный характер. Вероятно, Флоки отказался от мысли устраивать здесь усадьбу, но, не желая и слышать о возвращении в Норвегию с пустыми руками, захотел возместить свои расходы, совершив ряд рейдов на поселения альбанов на южном побережье Тили.

Ему не удалось вновь обогнуть мыс Рейкьянес; возможно, ему помешал сильный шторм, и к тому же он потерял корабельную шлюпку. Корабль его унесло ветром обратно в Факсафлой, где Флоки пришлось зазимовать. Я предполагаю, что он обосновался на одном из маленьких островков возле устья Боргарфьордура, где у него было больше шансов отразить нападения обитателей Тили, настроенных к нему явно недружелюбно.

По всей видимости, экспедиция Флоки во всех отношениях закончилась полным крахом. И следующей весной он отплыл домой, к берегам Норвегии, где отзывался о Тили «как нельзя хуже».

Какое-то время никто из норвежцев и не пытался повторить неудачную попытку Флоки обосноваться на Тили. Однако норвежские пираты продолжали свои опустошительные рейды на побережье острова.

 

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я