• 5

1.1.2. Социально-политические проблемы и их влияние на экономическое развитие России

Преобладающим фоном, на котором осуществлялась экономическая политика

России, стало приближение парламентских и президентских выборов. Однако влияние

выборов оказалось существенно иным, нежели можно было ожидать, опираясь на тра-

диционные представления о политико-деловом цикле1. Не наблюдалось ни явных при-

знаков бюджетного популизма, ни, тем более, ослабления денежной политики. Попу-

лизм, если он и проявлялся, носил политический, а не фискальный характер.

Предвыборный характер прошедшего года проявился прежде всего в некотором

замедлении экономических реформ, а также в резком ужесточении политической борь-

бы вокруг итогов прошедшего десятилетия и понимания того, насколько справедлива –

в социальном плане – сформировавшаяся в России система собственности и власти.

Строго говоря, все эти темы связаны с выборами лишь отчасти – в том смысле, что

предвыборная борьба стимулирует постановку одних проблем и тормозит решение дру-

гих. Хотя сами эти проблемы отнюдь не являются порождением выборов (в отличие от

стандартных колебаний денежно-бюджетной политики, привязанных к электоральному

циклу).

Правительство смогло продвинуться по ряду важных направлений повышения

эффективности российской экономики, среди которых начало практической реализации

реформы РАО «ЕЭС России» и железнодорожного транспорта, начало пенсионной ре-

формы, начало реформы системы местного самоуправления, принятие либерального

валютного законодательства. По другим направлениям начался процесс интенсивного

обсуждения и поиска возможных вариантов решения – административная реформа, ре-

форма отраслей бюджетной сферы (прежде всего образования и здравоохранения), раз-

витие системы ипотечного кредитования, формирование современного миграционного

законодательства.

Основные проблемы на пути практического продвижения в названных направле-

ниях связаны не столько с самим фактом приближения выборов, сколько с внутренни-

ми проблемами правительства: сказывается накопившаяся усталость, груз обязательств

и компромиссов, накопленный за минувшие четыре года, имеет место дефицит практи-

ческих разработок. С формированием в Государственной Думе еще в 2002 г. прави-

тельственного большинства ускорилось прохождение законопроектов, и теперь «узким

местом» становится экспертно-аналитический ресурс исполнительной власти для раз-

работки соответствующих документов – законов и подзаконных актов.

Лишь в отдельных случаях торможение с принятием назревших мер было резуль-

татом предвыборной обстановки. К таким примерам относится реформа «Газпрома» –

последней крупной естественной монополии, существующей практически в том же ви-

де, в каком она была создана незадолго до краха СССР. Концепция реформирования

«Газпрома» была проработана в правительстве и дважды выносилась на заседание ка-

бинета министров. Но оба раза снималась с обсуждения.

Миграционное законодательство также представляется результатом предвыбор-

ной обстановки. Поначалу был принят популистский и неэффективный вариант регу-

лирования миграционных потоков, существенно затрудняющий приток граждан СНГ в

Россию и совершенно не соответствующий административным возможностям государ-

ства по борьбе с нелегальной иммиграцией. Впрочем, уже вскоре после принятия этого

закона президент предложил внести в него перечень поправок, одобрение которых бы-

ло практически гарантировано, но отложено на послевыборный период.

Словом, отнюдь не в политике правительства проявилось в наибольшей мере

влияние приближающихся выборов. Главным стал резкий рост популизма в риторике и

в действиях властей в политической сфере. Подобные действия будут оказывать непо-

средственное и скорее всего долгосрочное влияние на поведение экономических аген-

тов и, следовательно, на перспективы экономического развития страны. В этой связи

надо выделить несколько новых и важных явлений.

Взаимоотношения власти и бизнеса. Наиболее ярким явлением предвыборного

периода стала ситуация вокруг нефтяной компании «ЮКОС». Проблема была связана

не только с политической активностью М.Ходорковского, практически открыто декла-

рировавшего свои амбиции по отношению к Думе и к исполнительной власти. Эти дек-

ларации явились лишь поводом для активизации курса на силовое разделение бизнеса и

политики, указывающего бизнесу его место: вне политики и под контролем власти.

Влияние этого события на экономические процессы будет долгосрочным и неодно-

значным.

Непосредственным результатом возникновения проблем «ЮКОСа» стало усиле-

ние оттока капитала из России в III квартале 2003 г., однако уже в IV квартале отток

капитала сменился чистым притоком (см. ниже раздел по денежно-кредитной полити-

ке). Впрочем, отток портфельного капитала в нынешних макроэкономических условиях

являлся благоприятным фактором, сдерживавшим укрепление рубля.

Другое дело – реакция бизнеса, за которым стоят прямые инвестиции. Здесь пока

трудно делать однозначные выводы. С одной стороны, иностранные инвесторы, вкла-

дывающие капитал в новые рынки, привыкли работать с жесткими (авторитарными)

режимами и нередко предпочитают их слабым демократиям. С другой стороны, рос-

сийская ситуация остается неопределенной, и здесь пока нельзя однозначно говорить

ни об авторитаризме, ни о демократии. А вот эта-то неопределенность и является наи-

более неприятным фактором для стратегических инвесторов. Отказ ExonMobil от по-

купки «ЮКОСа» пока не показателен – этот шаг был в сложившейся ситуации вполне

естественным. Однако ряд данных относительно ситуации с иностранными инвести-

циями вызывал тревогу. При том, что отток капитала существенно сократился, про-

изошло это в основном за счет притока кредитов в банковский сектор, что вполне есте-

ственно при данной конъюнктуре цен на энергоносители и ослаблении доллара. В

корпоративном же секторе отток капитала увеличился, и впервые с 1994 г. произошло

сокращение прямых иностранных инвестиций.

Нервная реакция проявляется со стороны российского бизнеса. Главная проблема

для него – потеря ясного ориентира относительно «правил игры», по которым будут

развиваться отношения власти и бизнеса. Сложность здесь состоит в том, что любые

заверения со стороны власти будут в лучшем случае оставаться неуслышанными, а в

худшем – вызывать настороженность. Для бизнеса важны практические действия, ко-

торые он должен понять и привыкнуть к ним. Именно за практическими действиями

власти бизнес будет теперь наблюдать особенно пристально. Наблюдать и выжидать.

Важным вопросом здесь будет и собственно процессуальная сторона дела, вклю-

чая возможность оказаться под арестом на время следствия. Проблема физической

безопасности личности вообще является одной из ключевых, о чем свидетельствовал

еще опыт ранних стадий экономического роста2.

Реакция отечественного бизнеса является критически важной для дальнейшего

развития экономики еще и потому, что приход иностранного капитала происходит

только на фоне широкой инвестиционной активности отечественного бизнеса. Тем бо-

лее это важно в России, где значительный объем капитала был вывезен за рубеж и в на-

стоящее время возвращается, как правило, в форме капитала иностранного.

2 Среди основных факторов начала современного экономического роста упоминают и принятие в Анг-

лии в конце XVII в. Habeus Corpus Act, гарантировавшего неприкосновенность личности – при том, что

политические права еще долго, на протяжении двух столетий, оставались уделом меньшинства. Схожая

история описана и применительно к начальному периоду нэпа, когда на вопрос юриста, понесут ли

предприниматели деньги в банк после принятия декрета, гарантирующего сохранность вкладов, его со-

беседник-нэпман ответил отрицательно, поскольку никто не гарантировал «неприкосновенность вклад-

чика» (Мау В. Реформы и догмы. М.: Дело, 1993. С. 120).

Еще одной проблемой становится перспективная структура делового сообщества.

Начатая политическая кампания может иметь двоякого рода последствия. С одной сто-

роны, усилившаяся антиолигархическая риторика и конкретные действия правоохрани-

тельных органов могут способствовать ослаблению (в том числе политическому) круп-

нейших корпораций и укреплению за этот счет экономических и политических позиций

малого и среднего бизнеса. С другой стороны, начавшаяся кампания может быть вос-

принята на местах как сигнал к началу борьбы с местным (региональным) бизнесом,

что повлечет за собой тяжелые последствия для предпринимательской активности на

всех уровнях. К концу 2003 г. наблюдались обе тенденции, и пока нельзя точно сказать,

какая из них возобладает

Наконец, развитие событий вокруг «ЮКОСа» по-новому высвечивает и одну ин-

тересную теоретическую дискуссию, которая вот уже на протяжении нескольких лет

идет в западной экономической литературе относительно проблем институционального

развития российской экономики. Мы имеем в виду знаменитый тезис о state capture –

захвате бизнесом контроля за решениями государственной власти и использовании это-

го контроля в узкоэгоистических интересах3. Теперь становится ясно, что роль этой

проблемы была сильно преувеличена, и, по крайней мере, не менее важной оказывается

проблема business capture4.

Усиление популизма. Произошло резкое усиление популистской риторики и попу-

листских партий. Это проявляется и в той полемике, которая ведется в обществе отно-

сительно итогов и перспектив экономической политики, и в перечне партий, который

прошли в Государственную Думу по итогам парламентских выборов. Откровенно по-

пулистскими являются КПРФ, блок «Родина» и ЛДПР – организации, или вообще не

имеющие экономической программы, или такие, чья программа носит отчетливо вы-

раженный перераспределительный характер.

Можно говорить об усилении как экономического, так и политического популиз-

ма. Это проявлялось в националистической риторике, в воспевании бедности, в призы-

вах посадить в тюрьму отдельных политиков и предпринимателей, в требованиях пере-

смотра итогов приватизации, повышения налогов и увеличения бюджетных расходов.

Даже сделав поправку на накал предвыборных страстей, нельзя не увидеть поворот

электоральных предпочтений в направлении левой и реставраторской идеологии.

Реставраторской, поскольку больших успехов добились силы, апеллирующие к

опыту и успехам СССР как сверхдержавы, способной вести войну со всем миром. Ак-

тивное использование такого рода ностальгии были характерно для всех партий, про-

шедших в Думу.

О начале ренессанса левой экономической идеологии можно говорить в связи с

двумя важными вопросами предвыборной полемики.

3 См.: Hellman J., Janes G., Kaufmann D. Seize the State, Size the Day: State capture, Corruption, and Influence

in Transition. The World Bank. Policy research working paper – 2444. Washington D.C.: IBRD and

EBRD, 2000.

4 Судьба этой дискуссии во многом напоминает обсуждение концепции виртуальной экономики, которая

была чрезвычайно популярна в западной литературе 1997–1999 гг. Казалось, что обнаружена универ-

сальная теория, объясняющая все проблемы российской экономики на длительный период времени. Од-

нако после кризиса 1998 г. выяснилось, что все эти построения совершенно невозможно приложить к

реальности всего лишь в результате девальвации рубля.

С одной стороны, был остро поставлен вопрос о пересмотре итогов приватизации.

И хотя пересмотр ее в значительных масштабах представляется маловероятным, инте-

рес избирателей к этой теме был продемонстрирован в полной мере – в том числе и в

Москве. Действительно, вопрос об итогах приватизации не в меньшей мере, чем оли-

гархов хозяйственных, касается и олигархов хозяйственно-политических, наиболее яр-

ким представителем которых является Ю.М.Лужков. Не говоря уже о том, что начало

пересмотра итогов приватизации в Москве было бы чревато тяжелейшими потрясе-

ниями.

С другой стороны, впервые активно заявили о себе силы, выступающие за повы-

шение налогового бремени. Если КПРФ и выступала за рост бюджетных расходов, то

делала она это преимущественно на уровне лозунгов, без указания конкретных меха-

низмов решения этой задачи. Блок «Родина» открыто провозгласил лозунг пересмотра

налоговой системы в сторону фактического повышения налогов, включая отказ от важ-

нейшего достижения первого президентства В.В.Путина – плоской шкалы подоходного

налога.

Успех популистской риторики явился своеобразной реакцией на преодоление

кризиса и тягот прошедшего десятилетия. В прошлом, когда угроза экономической ка-

тастрофы была очень велика, избиратели в значительной своей массе поддерживали

ответственные политические силы, которые не скрывали своей антипопулистской по-

зиции. Теперь же, на волне продолжающегося пять лет экономического роста, создает-

ся иллюзия, что можно расслабиться и поиграть в популизм, поддержать тех, кто обе-

щает всего «много и быстро».

Такая реакция хорошо известна из опыта Латинской Америки, когда политиче-

ские силы, осуществившие экономическую стабилизацию и добившиеся роста, вызы-

вают усталость избирателей, которые предпочитает им левых популистов. Последние

доводят страну до экономического кризиса, и новые потрясения вновь заставляют при-

звать правых либералов.

Впрочем, применительно к России пока еще рано говорить о таком сценарии раз-

вития событий. Несмотря на заметный успех популистских партий, большинство голо-

сов в Думе получила «Единая Россия», которая претендует на то, чтобы занять в отече-

ственном политическом спектре правоцентристскую нишу. Еще нет достаточных

оснований для вывода о том, займет ли она это место в действительности, однако само

намерение ориентироваться на правые ценности дает некоторый шанс избежать коле-

баний латиноамериканского типа.

Новая политическая система. Впервые в российской истории в результате выбо-

ров в парламенте оказалась партия, обладающая большинством голосов и не являю-

щаяся единственной. Как бы ни относиться к этой партии и причинам ее электорально-

го успеха, нельзя не признать возникновения принципиально новой ситуации, дотоле

отечественной политической практике не известной – ни в недавнем, ни в далеком

прошлом. Данный факт требует серьезного осмысления и, несомненно, окажет неодно-

значное влияние на дальнейшее экономическое и политическое развитие страны. Обра-

тим внимание на несколько обстоятельств, представляющихся нам в этой связи осо-

бенно важными.

Прежде всего налицо новый поворот в конституционной истории новейшей Рос-

сии. Теперь центр тяжести в принятии решений и в разработке законопроектов пере-

мещается в исполнительные структуры власти – к президенту и в правительство. Дело

не только в том, что «Единая Россия» абсолютно лояльна президенту. Гораздо важнее,

что думское большинство будет автоматически поддерживать вносимые в парламент

законопроекты, не обеспечивая ту глубокую экспертизу, которая возможна лишь в ходе

политической борьбы и необходимости формирования коалиционного большинства по

каждому принимаемому законопроекту. Опыт принятия бюджета на 2004 г. уже впол-

не ясно продемонстрировал новую механику прохождения законопроектов: еще до

внесения проекта бюджета в Думу было устроено «нулевое чтение» – обсуждение

проекта с фракциями, образующими большинство, после чего бюджет прошел

практически без изменений.

Складывающаяся конституционная ситуация имеет несколько альтернативных

вариантов развития с учетом исторического опыта парламентаризма.

Так, вполне вероятно утверждение модели так называемой полуторапартийной

демократии, известной из послевоенного опыта Японии и Италии. После некоторого

периода острой парламентской борьбы в этих странах произошло формирование круп-

ных партий, идеологически неоднородных и состоящих из нескольких враждующих

фракций, но объединенных двумя важными задачами – сохранить власть в своих руках

и не допустить прихода к власти левых. Идеологические принципы играют в подобной

партии третьестепенное место. Подобная модель имеет внутренний потенциал, может

обеспечить успешное экономическое и относительно устойчивое политическое разви-

тие. Здесь вероятны политические кризисы, но обычно они локализуются внутри самой

партии путем перераспределения должностей между различными ее фракциями. Одна-

ко серьезной проблемой этой модели является ее крайняя коррупционная уязвимость,

что вполне естественно, если организация находится у власти на протяжении длитель-

ного периода времени и практически не может быть сменена другой политической си-

лой.

Другой вариант развития событий связан с опытом британской парламентской

модели. В результате формирования парламентского большинства мы получаем ситуа-

цию, когда исполнительная власть концентрирует у себя практически все рычаги при-

нятия решений, получая автоматическое одобрение в парламенте. Британский премьер-

министр обладает огромной реальной властью, имея возможность принимать практиче-

ски любое решение (включая решение о роспуске парламента). Правда, применительно

к современной России эта власть сосредоточивается преимущественно у президента, но

и председатель правительства может играть здесь весьма значительную роль. Разумеет-

ся, такой вариант развития событий пока лишь потенциален. Для его практической реа-

лизации должна существовать реальная альтернативная политическая сила, которой

избиратель может на очередных выборах отдать власть. Без этого воспроизводится

описанная выше модель полуторапартийной демократии5.

Наконец, при неблагоприятном развитии событий нельзя исключать и движения к

конституционно-авторитарному образцу, когда при сохранении действующей консти-

туции власть фактически сосредоточивается в одних руках.

Отношение к действующей Конституции РФ будет одним из важнейших критери-

ев при оценке характера и перспектив складывающейся в России политической и эко-

5 О сравнении конституционного режима современной России с британской моделью см.: Мау В. Кон-

ституция 1993 года и экономические реформы в России // Конституционное право: Восточноевропейское

обозрение. 2003. № 3.

номической модели. Сохранение Конституции представляется важнейшим условием

постепенного формирования в России устойчивой демократии. Ведь на самом деле

формирование устойчивой демократии опирается не только и даже не столько на букву

конституционного текста, сколько на незыблемость «правил игры» (разумеется, если

они в принципе демократические). Укрепление демократии в России требует прежде

всего накопления соответствующих традиций, а действующая Конституция дает для

этого основу.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я