• 5

3.5.7. Уровень инновационного развития

Присутствие России на международном рынке наукоемкой продукции пока не-

значительно: ее доля составляет, по разным оценкам, от 0,35% до 1%. Это ниже не

только показателей развитых стран мира, но и развивающихся стран Азии. Показатели

торговли российскими технологиями на международном рынке демонстрируют рост ее

масштабов и географии. Однако в структуре экспорта продолжают преобладать неох-

раноспособные виды интеллектуальной собственности, менее ценные с коммерческой

точки зрения. На долю соглашений, предметами которых являлись патенты, патентные

лицензии и товарные знаки, приходится не более 2% экспорта и 10% импорта техноло-

гий. В целом в прошедшем году коэффициент изобретательской активности (число

отечественных патентных заявок в расчете на 10 тыс. населения) упал60.

Еще один важный показатель уровня инновационного развития экономики – это ко-

личество и виды деятельности технологических альянсов, транснациональных компаний,

59 Turning Science into Business: Patenting and Licensing at Public Research organizations. OECD, 19 Feb.

2003, DSTI/STP (2003) 22. Р. 70.

60 Наука России в цифрах – 2003. М.: ЦИСН, 2003. С. 103.

совместных научно-технических организаций. По разным оценкам, российские компании

входят в число 90–180 международных технологических альянсов, что в 3–4 раза ниже

показателей для таких стран, как Италия, Швеция, Швейцария, и в 8–12 раз ниже показа-

телей для Великобритании, Германии, Франции. Однако доля организаций иностранной и

совместной форм собственности в научно-технической сфере России растет.

На сегодняшний день в инновационной сфере нет необходимой «критической

массы» финансирования из различных источников, развивается диспропорция между

фундаментальными, прикладными исследованиями и разработками, нет достаточной

инфраструктуры и устойчивых связей между основными звеньями инновационной сис-

темы – учреждениями высшего образования, научными организациями, малыми инно-

вационными предприятиями и промышленностью. Так, доля прикладных исследований

сократилась до 15,9%61, что свидетельствует об ослаблении связей между этапами ин-

новационного цикла.

Вследствие названных факторов доля инновационно-активных предприятий про-

должает оставаться небольшой, а число малых инновационных предприятий (МИП)

постоянно сокращается (за последние два года в отрасли «Наука и научное обслужива-

ние» число малых инновационных предприятий сократилось на 23,2%).

В 2003 г. наблюдалась тенденция возврата коллективов малых фирм в структуру

тех организаций, от которых они когда-то отделились. Многие МИП возникли на базе

старых разработок, средства в НИОКР вкладывались небольшие, вопросам интеллекту-

альной собственности уделялось незначительное внимание, общая законодательная

среда для деятельности МИП была неблагоприятной, и в итоге ряд фирм потерял свою

инновационную направленность, а другие готовы вернуться к научной работе в НИИ и

вузы. Сегодня на долю МИП приходится 1% патентов от общего числа российских па-

тентов, выданных российским заявителям, а лицензируется только 2% всех патентов62.

Это свидетельствует о том, что МИП выпускают готовую продукцию без изменений и

не используют интеллектуальную собственность.

В настоящее время действует целый ряд факторов, препятствующих созданию

и развитию малых инновационных предприятий, но их состав в последние годы ме-

няется. Если в 1999 и 2000 гг. главными лимитирующими факторами были недоста-

ток финансовых средств и экономическая нестабильность в стране, то в 2003 г. на

первые места выдвинулись такие причины, как неразвитая инфраструктура в сфере

коммерциализации технологий, несовершенство законодательной базы и только на

третьем месте – недостаток инвестиций63. Неразвитая инфраструктура для малых

предприятий выражается в том, что государство поддерживает малый бизнес в очень

скромных масштабах и в то же время не предоставляет гарантий для того, чтобы

МИП могли шире использовать заемные средства.

61 В лучшем с этой точки зрения 1999 г. доля прикладных исследований составляла 17,4%. Источник:

Наука России в цифрах – 2003. М.: ЦИСН, 2003. С. 87.

62 Материалы Парламентских слушаний в Государственной Думе РФ «Законодательное обеспечение ис-

пользования научной и научно-технической продукции в гражданском обороте». Москва, 22.05.2003 г.

63 Экспресс-опрос 400 директоров малых инновационных предприятий. Источник: Салтыков Б. Оценка

социально-экономической эффективности Проекта развития инновационной инфраструктуры. Доклад

для Мирового банка. М., 2003. С. 10.

Несовершенство законодательной базы проявляется в излишней налоговой нагрузке на МИП.

Суммарные налоги, которые выплачивают малые фирмы, составляют до 60% их прибыли. Упрощен-

ная схема отчетности пока мало принимается во внимание налоговыми инспекциями. Вместе с тем

обязательное исключение из числа плательщиков НДС (по вступившим в силу с 1 января 2003 г. гла-

вам 26.2 и 26.3 Налогового кодекса) усложняет взаимоотношения МИП с контрагентами, особенно

крупным бизнесом, которые заинтересованы в вычете НДС, уплаченного поставщикам. Поэтому це-

лесообразно было бы разрешить платить НДС тем малым предприятиям, которые готовы это делать.

В свою очередь, следствием недостатка инвестиций является устаревание оборудования на

МИП, а поэтому и длительные сроки изготовления прототипов, и потеря конкурентоспособности. В

странах Запада действуют программы, направленные на ускорение разработки нововведений. Эмпи-

рические данные свидетельствуют о том, что для 70% получателей таких целевых субсидий ускоре-

ние изготовления новых продуктов и технологий составило не менее двух лет64.

В то же время анализ факторов успеха ряда малых инновационных фирм показывает, что не-

смотря на существующие барьеры им удается наладить выпуск инновационной продукции благодаря

таким факторам, как профессиональный менеджмент, осуществляемый учеными – организаторами

бизнеса, сохранение связей с материнским институтом (научной школой), а также ориентация на

внутренний рынок.

В ноябре 2003 г. Фонд содействия развитию малых форм предприятий в науч-

но-технической сфере объявил о начале новой программы СТАРТ по финансирова-

нию инновационных проектов, находящихся на начальной стадии развития, т.е. по

выделению так называемого «посевного» финансирования, дефицит которого дейст-

вительно очень высок. На данную программу планируется выделить около половины

бюджета Фонда (10 млн долларов).

Новая инициатива в определенной мере напоминает программу SBIR (Small Business Innovation

Research Program), которая была запущенна в США в 1982 г., после принятия Акта о развитии

малого инновационного бизнеса. В данной программе государство выступает как своего рода венчур-

ный капиталист, вкладывая средства в высокорисковые проекты. Программа состоит из трех этапов.

На первом, длящемся не более полугода, малые фирмы-заявители должны показать возможность

предлагаемой ими инновации удовлетворить заранее объявленные потребности федерального ведом-

ства. Финансирование на этом этапе не превышает 100 тыс. долл. США. На втором этапе, который

длится 2–3 года, малое предприятие должно создать прототип изделия. На эти цели выделяется фи-

нансирование, равное 750 тыс. долл. США. На третьем этапе происходит коммерциализация продукта.

Государство _____на этом этапе финансирование уже не предоставляет.

Практика показала, что компаниям требуется в среднем 5–9 лет для того, чтобы развить проект

от концепции до коммерческого продукта. Через четыре года после прекращения финансирования по

второму этапу программы около 12% поддержанных фирм оказываются в состоянии коммерциализи-

ровать результаты своих НИОКР.

Данные по 50 наиболее коммерчески успешным компаниям, поддержанным в рамках Програм-

мы, показали, что государственные вложения полностью окупились. Однако в настоящее время раз-

вернулась дискуссия о критериях оценки успешности программы. Являются ли верными традиционно

используемые показатели – такие, как число выращенных фирм-лидеров и объем компенсированных

ими первоначальных затрат? Все большее распространение получает точка зрения, что такая оценка

64 Acs Z.J. Public Policies to Support New Technology-Based Firms // Science a. publ. policy. Guildford, 1999.

Vol. 26. Nо 4. P. 254.

может дезориентировать, поскольку задача программ подобного рода – поддержать не те проекты и

фирмы, которые получили бы средства и из частных источников вследствие коммерческой привлека-

тельности их проектов, а фирмы, которые на этапе обращения в программу не могли представлять для

частного сектора никакого интереса в силу заложенного в предлагаемых ими проектах высокого рис-

ка. Ведь задача состоит в том, чтобы избежать классического эффекта вытеснения частных затрат го-

сударственными65.

В российском варианте условия программы таковы. Первый этап реализации

проекта (до 1 года) является «посевным», когда заявитель за небольшие средства (до

750 тыс. руб.), предоставляемые ему на безвозвратной основе, проводит НИОКР, раз-

рабатывает прототип продукта, проводит его испытания, патентование, составляет

бизнес-план. Это должно показать вероятность коммерциализации результатов науч-

ных исследований. На второй и третий год реализации проекта предоставляемое со

стороны Фонда финансирование на проведение НИОКР будет увеличиваться в зави-

симости от хода работ, объема привлекаемых исполнителем внебюджетных источни-

ков финансирования, но не превысит за три года 4,5 млн руб.

Процедура отбора проектов отличается от традиционных программ Фонда, по-

скольку предусматривает очное общение соискателей с экспертной комиссией, а так-

же свободную форму заявки. Это, по мнению организаторов, должно помочь выявить

наиболее перспективные проекты. Первый раунд отбора проектов состоялся в декаб-

ре в Екатеринбурге, где среди экспертов были зарубежные представители, пригла-

шенные Британским Советом и Американским фондом гражданских исследований и

развития. По их оценкам, уровень предложений превзошел ожидания, и 3–4 проекта

могут даже получить финансирование на Западе. Сам Фонд планирует профинансиро-

вать до 400 проектов в 2004 г.

Как следует из сравнения программ СТАРТ и SBIR, в отечественной схеме этап

от НИОКР до прототипа должен быть пройден очень быстро, в течение года, и затем

государственная поддержка будет оказываться в течение еще двух лет. Таким образом,

есть высокий риск выбора неперспективных проектов для продолжающейся поддержки

и пока нет четких условий, определяющих размеры и темпы наращивания внебюджет-

ного (долевого) финансирования.

Основой инновационного развития в России остается пока крупный бизнес.

Именно крупный бизнес влияет на изменение «правил игры», тогда как малые фирмы

скорее встраиваются в существующую систему. Пока инновационная активность и раз-

витие НИОКР на промышленных предприятиях отстают от среднемировых показате-

лей. По данным опроса, проведенного ИЭПП в сентябре 2003 г., 31% промышленных

предприятий проводит собственные НИОКР и 15% заказывают их на стороне66. При

этом структурных сдвигов не происходит: преобладает, как и прежде, такой вид инно-

вационной деятельности, как приобретение машин и оборудования (59% опрошенных

65 См.: Иванова Н. Формирование и эволюция национальных инновационных систем. М.: ИМЭМО, 2001.

С. 71.

66 Российский бюллетень конъюнктурных опросов. Промышленность. 137 опрос – октябрь 2003. ИЭПП.

предприятий), а лидерами по уровню инновационной активности остаются машино-

строение, химическая и нефтехимическая промышленность.

Вместе с тем в 2003 г. появились признаки нового этапа развития корпоративной

науки. Свои научные подразделения развивали «ТНК», «ЮКОС», «ЛУКОЙЛ», «Но-

рильский никель». Сегодня к вложениям в НИОКР готовы крупные финансово-

промышленные группы и монополии, сконцентрированные в первую очередь в ресур-

содобывающих отраслях, энергетике и атомной промышленности. Но пока корпорации

предпочитают финансировать прикладные краткосрочные проекты, которые могут

окупиться за 2–3 года. А в среднем 65% российских организаций расходуют на иссле-

дования и разработки менее 1% своего оборота, тогда как в развитых странах Запада

компании могут направлять на НИОКР до 20% оборота.

В прошедшем году «ЮКОС» открыл новый научный центр с современным научным обору-

дованием, в создание которого было вложено 18 млн долл. Планируется ежегодно выделять Цен-

тру на проведение НИОКР 10 млн долл.67 Характерно, что штат специалистов набирался не только

из российских исследователей, но и из эмигрантов и зарубежных ученых. Это стало возможным,

поскольку уровень предлагаемой зарплаты соответствует западным нормам (30–100 тыс. долл. в

год).

Кроме того, налаживаются связи между научными организациями и крупными

корпорациями. «Норильский никель» и РАН договорились о развитии сотрудничества в

области водородной энергетики и топливных элементов. На первом этапе, который

ориентировочно продлится около трех лет, РАН будет получать до 40 млн долл. в год.

В выполнении работ предполагается задействовать около 20 академических институ-

тов. За это время должен быть получен результат, который найдет спрос на рынке.

Данная инициатива очень перспективна. В определенной степени она напоминает схе-

му реализации крупных инновационных проектов, которые государство инициировало

в 2002 г. Только в данном случае государство не является посредником и не вкладывает

бюджетные средства.

Тем временем продолжалось выполнение двенадцати крупных инновационных

проектов, которые должны создать условия для успешной коммерциализации разрабо-

ток, стать «историями успеха» и показать отечественным и зарубежным инвесторам,

что вкладывать в российский высокотехнологичный сектор выгодно. В бюджете на

науку на реализацию инновационных проектов в 2003 г. было выделено 1,25 млрд руб.,

а в бюджете 2004 г. финансирование возросло до 2 млрд руб. Ожидается, что первые

итоги можно будет подвести в конце 2004 г. Главным агрегатным показателем должна

стать возросшая капитализация высокотехнологичного сектора экономики. Вместе с

тем продолжалась дискуссия о правильности выбора самих инновационных проектов.

В частности, обсуждалось, что следует считать инновационным проектом, а что – тра-

диционной модернизацией производства. На государственном уровне единого мнения

по этому вопросу нет, вероятно, еще и потому, что отсутствует четкое понятие «инно-

вации» и «инновационного проекта».

Факторами, тормозящими развитие высокотехнологичной промышленности, ос-

тавались более высокая, чем в сырьевом секторе, налоговая нагрузка (38–54% против

67 См.: Покровский В. Пятизвездочный НИИ // Независимая газета, 30.09.2003.

34%)68 и таможенные барьеры. В настоящее время в структуре экспорта наукоемкая

продукция не выделяется, и поэтому экспорт продукции с более высокой долей добав-

ленной стоимости становится невыгодным. Кроме того, корпоративный сектор отпуги-

вает активная позиция государства в качестве инвестора (в частности, это ведет к про-

блемам с реализацией прав на объекты интеллектуальной собственности).

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я