• 5

3.8. Проблемные стороны финансовой политики государства

Финансовая политика государства (бюджетная, в т.ч. налоговая, денежно-

кредитная, валютная, процентная политика, политика счета капиталов, политика

государственного долга, инвестиционная политика, политика структурных реформ и

развития финансового сектора и финансового рынка) являются фундаментальным

фактором, действующим на макроэкономическом уровне, который объективно, в силу

искажений и слабостей в финансовой политике может быть направлен на усиление

подверженности страны рискам финансового кризиса.

Слишком жесткая налоговая и денежная политика в фазе финансовой стабилизации,

отсутствие налоговых стимулов, поддерживающих интерес к стимулированию в

финансовые активы на длительное время, запаздывание с переходом к политике

стимулирования экономического роста, несвоевременная либерализация счета капиталов,

неправильное применение процентной политики, создающее искусственно высокий

уровень процента в одних секторах финансового рынка в ущерб другим, – всё это примеры

41 Рассчитано на основе данных Бюллетеней банковской статистики за 2007 гг. о капитальной базе

искажений, которые могут создавать серьезные деформации в структуре финансового

рынка, в том, какие задачи он выполняет на практике, какие риски несет и каков

потенциал финансового кризиса.

Чрезмерный рост налогового бремени, эксцессивное увеличение доли денежных

ресурсов, используемых государством, приводит к уменьшению свободных денежных

средств, находящихся в распоряжении негосударственных компаний и населения, что, в

свою очередь, оказывает подавляющее действие на финансовый рынок (как со стороны

спроса, так и предложения ценных бумаг и других финансовых активов).

Эксцессивно высокая доля центрального банка в перераспределении денежных

ресурсов имеет своим следствием ослабление денежных потоков, идущих через

коммерческие и инвестиционные банки и других финансовых посредников, сужение

финансового рынка; подрывает потенциал национальных финансовых институтов в росте

капитализации и их операционную способность; ставит финансовый рынок в зависимость

от потоков капитала из-за рубежа. Слабость ресурсной базы определяет реальность

эффекта “домино” и разрастания финансового кризиса при дефолтах на отдельных

сегментах финансового рынка или в его крупнейших финансовых / инфраструктурных

институтах.

Валютный режим, режим счета капиталов, процентные ставки прямо определяют

ресурсные границы и структуру финансового рынка: возможности операций иностранных

инвесторов на внутреннем рынке и резидентов за рубежом, степень спекулятивности

финансового рынка, соотношение между его различными сегментами. Опережающая

либерализация счета капиталов делает финансовый рынок высокоспекулятивным,

подверженным атакам или манипулированию глобальных институтов.

В 1990-х гг. финансовая политика государства, проводившаяся в РФ, во многом

способствовала неустойчивости финансового рынка, нарастанию рисков финансового

кризиса. Она велась по формуле: “низкая монетизация + излишнее кредитование

государства с искусственно высокой доходностью + сверхвысокие для переходной

экономики налоги + отсутствие крупных инвестиций государства + искусственно

стабильный валютный курс, ограничивающий экспорт товаров + огромные регулятивные

издержки и риски”.

кредитных организаций, опубликованных в интернет-представительстве Банка России www.cbr.ru

В частности, элементами такой экономической политики, делавшей финансовый

рынок крайне неустойчивым, были:42

-политика излишних государственных заимствований, которая привела к тому,

что доля государства во внутреннем кредите (часть денежных ресурсов, направляемая на

обслуживание потребностей государства вместо кредитования экономики) к моменту

кризиса превышала 60% - один из самых высоких в мире показателей);

-политика сверхвысоких доходностей на рынке государственных ценных бумаг

(средний процент составлял более 50% годовых в 4 кв. 1995 г.– 2 кв. 1998 г.) при

доминирующей роли Банка России и Сберегательного банка на рынке ГКО-ОФЗ (по

оценке, примерно 50% рынка), широких возможностях манипулировать доходностями и

объемами привлеченных ресурсов. Сверхвысокая доходность приводила к ускоренному

накапливанию внутреннего государственного долга, к созданию стимулов для вовлечения

всё большей части внутренних денежных ресурсов в обслуживание внутреннего

государственного долга вместо инвестирования в реальный сектор, к втягиванию средств

иностранных инвесторов в преимущественно спекулятивные операции на рынке

государственных ценных бумаг;

-сверхжесткая денежная политика, следствиями которой были падение уровня

монетизации до одного из самых низких в мире уровней и - в результате – предкризисное

искусственное сокращение массы денег в обращении ниже необходимого ее предела

(индикатор “Деньги+Квази-Деньги / ВВП составлял в 1995 – 1997 гг. 16 – 18%), взрывной

рост бартера и выпуска векселей (суррогатов денег), финансирование хозяйства за счет

роста просроченной задолженности, крайне слабая финансовая и капитальная база банков

и других финансовых институтов, вызванная острым дефицитом внутренних денежных

ресурсов и, как следствие, сокращение внутренней базы инвестирования, зависимость от

притока на внутренний фондовый рынок спекулятивных иностранных капиталов;

-сверхтяжелое для формирующейся экономики, переживающей тяжелый кризис,

налоговое бремя (по оценкам, налоговые и квази-налоговые платежи составляли 34-36%

ВВП), приводящее к массовому сокрытию прибылей, к уходу значительной части

экономики из легального оборота, к бегству капиталов за рубеж и сокращающее, в

конечном итоге, доходную базу бюджета и его способность ограничивать заимствования

на финансовом рынке);

-неудачная политика формирования рынка акций на базе Российской торговой

системы, с очень высокой долей спекулятивных иностранных инвесторов, со значительной

(более чем 90%) долей расчетов по оффшорным счетам (свободным вводом – выводом

“горячих денег”), с быстрым ростом курсовой стоимости акций с конца 1995 г. до лета

1997 г. в 5-6 раз, с существенными возможностями манипулировать этим рынком в силу

его небольшого объема и одной из самых высоких в мире волатильности рынка в 1996-

1999 гг. (именно этот рынок стал “спусковым механизмом” кризиса на рынке внутреннего

государственного долга);

-политика в 1995 1998 гг. жестко закрепленного валютного курса, которая в

сочетании с фактическим “обесценением” доллара США в российском обороте (падение

курса рубля в долларах США значительно отставало от роста рублевых цен, долларовое

измерение цен российских товаров постоянно росло), поэтапной либерализацией движения

иностранных капиталов привела к искусственному разогреву российского финансового

рынка, получения на нем сверхдоходностей в валютном измерении и, как следствие, к

свободному приходу и выходу с рынка преимущественно краткосрочных иностранных

спекулянтов (доля которых на рынке акций, как указывалось, составляла, по оценке, 60 -

65%, а на рынке ГКО-ОФЗ – 30-35%).

Как следствие, сложилась неадекватная система стимулов, которая уводила

внутренних и внешних инвесторов от вложения финансовых ресурсов в производство, от

прямых инвестиций, создавала преимущественный интерес к инвестициям на

обслуживание текущих нужд государства, не связанных с капитальными вложениями и

экономическим ростом, к исключительно спекулятивной деятельности (без которой тем не

менее финансовые рынки существовать не могут).

В итоге, сформировалась способность краткосрочных спекулянтов

воздействовать на важнейшие макроэкономические показатели (искусственное

сужение возможностей внутренних инвесторов за счет крайне низкой монетизации,

доминирование иностранных спекулятивных инвесторов на рынке акций и их очень

высокая роль на рынке государственных ценных бумаг при режиме свободного ввода-

вывода денег с рынка, сложившемся к 1998 г.). Резкие колебания в потоках “горячих”

денег при высокой доле иностранных инвесторов на рынке способны создавать шоки на

рынке государственных и корпоративных ценных бумаг (резкое снижение курсов,

шоковый рост доходности государственных ценных бумаг, сброс ценных бумаг с

превращением их в рубли и выбросом их на валютный рынок с последующим

понижательным давлением на рубль, невозможность привлечь с рынка в бюджет

дополнительные денежные ресурсы для погашения ГКО – ОФЗ и т.д.). Механизм

реализации финансового кризиса в 1998 г. раскрыт в приложении 2.

В 2000 – 2007 гг. отдельные составляющие финансовой политики государства

были нормализованы (экономический рост, профицитный бюджет, положительный

платежный баланс, сокращение государственного долга, рост золотовалютных резервов и

стабилизационного фонда) (при укреплении валютного курса рубля, высокой валютной

доходности по заимствованиям на внутреннем рынке). Нормализована структура

процентных ставок, прекращена политика излишне высокой доходности по

государственным заимствованиям. Складывается долговая модель финансирования

российской экономики, более устойчивая к финансовым кризисам в сравнении с моделью,

основанной на расширенном финансировании через рынок акций (market-based model).

Вместе с тем формулой финансовой политики 2000 2007 гг. является: растущая

(хотя и низкая) монетизация + ограниченные государственные заимствования при

профицитном бюджете, растущих резервных фондах и сокращающемся государственном

долге + более высокий процент, чем на большинстве формирующихся рынков +

снижающийся налоговый пресс + закрепленный / повышающийся курс рубля при

растущих золотовалютных резервах + поэтапная либерализация счета капиталов для

нерезидентов + эмиссия денег против быстро растущего внешнего долга корпоративного и

банковского секторов (при низкой роли рублевого рефинансирования коммерческих

банков со стороны центрального банка) + рост рублевых долгов, опережающий рост

экономики, с нарастающей концентрацией финансовых рисков + спекулятивный характер

рынка корпоративных ценных бумаг + ускоренное развитие рынка деривативов.

В этой формуле ряд составляющих по-прежнему связан с сохранением рисков

финансового кризиса (сочетание укрепления рубля, либерализации счета капиталов,

высокой доходности финансовых активов, постепенного перегрева рынка валютных и

рублевых долгов) при том, что нормализованные составляющие (рост монетизации,

профицитность бюджета, сокращение государственного долга, рост резервов) во многом

связаны с потоком нефтедолларов, имеющем, как показывает долгосрочная динамика

экспортных цен, волатильный и рискованный характер.

Укрепляющийся рубль (в сочетании с рассмотренными выше факторами и

снижением (либо торможением роста) цен на нефть) может привести к деформации

торгового / платежного балансов (таблица 11, сокращение положительных разниц

между экспортом и импортом), что для глобальных инвесторов может стать индикатором

возможности спекулятивной / валютной атаки на финансовый сектор страны.

Таблица 11* - Динамика валютного курса рубля и изменение торгового баланса РФ

Показатель 2002 2003 2004 2005 2006 2007

1-2 кв.

Курс рубля к доллару США, на конец периода,

руб. / долл.

31,78 29,45 27,75 28,78 26,33 24,55

Экспорт товаров и услуг / Импорт товаров и

услуг, %

143,1 147,5 155,9 163,6 159,9 144,1

*Бюллетень банковской статистики ЦБР, 2007, №12

Воздействие факторов, относящихся к организации регулирования

финансового рынка, на его кризисный потенциал

Результирующее воздействие факторов, относящихся к организации регулирования

финансового рынка, на среднесрочный потенциал финансового кризиса в России имеет

следующий вид:

- неурегулированность отношений между регуляторами (ФСФР, Банком России и

Минфином РФ) в процедурах коллективной выработки решений при наступлении

рыночных шоков и увеличении рисков кризисных ситуаций, в т.ч. применительно к

использованию средств стабилизационного и других резервных фондов государства;

- практическое отсутствие связей с регуляторами других стран по обмену

информацией в случае рыночных шоков;

- отсутствие чрезвычайных планов действий в случае наступления специальных

ситуаций;

- слабость требований к небанковским финансовым институтам, обеспечивающих

абсорбцию финансовых рисков;

- ограниченная практика правоприменения, относящаяся к обеспечению

эффективного характера финансового рынка;

- недостаточная операционная способность финансового регулятора (ФСФР),

ограниченность его ресурсов в сравнении с задачами по предотвращению рисков

финансового кризиса;

- отсутствие надзора за системами управления рисками и уровнем финансовых

рисков у финансовых посредников (за исключением коммерческих банков).

4.Возможные последствия финансового кризиса в России

Прогнозируемый сценарий для России, являющейся формирующимся рынком

(emerging market) со значительной зависимостью от экспорта сырья и притока

иностранного капитала, совпадает с объемами, направлением и интенсивностью

воздействия, оказываемого финансовыми кризисами на другие страны с

развивающейся и переходной экономикой:

Как показывает многолетняя международная и российская практика (анализ

рыночных шоков и их последствий в индустриальных и развивающихся экономиках, в

России 1997 – 1998 гг. (приложения 2 и 3)), финансовый кризис ведет к падению

объемов реального ВВП, сокращению расходов домашних хозяйств и вложений в

формирование основного капитала, продолжающемуся от одного до трех лет и

достигающему от 3-5 до 15 – 20% от предкризисных значений (в части основного капитала

– еще выше). Возникают сверхконцентрации социальных и политических рисков.

В финансово-кредитной сфере выражается, в частности, в смене направления

движения иностранного капитала (вместо притока – отток), в массированном оттоке

(бегстве) капитала из страны в течение одного трех лет, достигающем десятки

миллиардов долл. США. Достигает экстремумов падение курса национальной валюты

по отношению к валютам индустриальных стран (до десятков процентов ежегодно).

Вспышка инфляции находит свое проявление в неконтролируемом росте цен,

достигающем десятки, а в отдельных случаях – сотни процентов в год. Сокращение

капитализации рынка акций и рыночной стоимости облигаций может достигать 70 –

90% от уровней, предшествующих финансовому кризису.

Прогнозируемые последствия в части государственных финансов:

-падение реальных доходов и расходов бюджета до 15% (при опережающем

сокращении доходов и значимой вероятности уменьшения государственных доходов и

расходов в номинальном выражении);

-неэластичность государственных расходов к отрицательной экономической

динамике, их сокращение в реальном выражении в существенно меньшей степени по

сравнению с уменьшением доходов бюджета;

-переход бюджета из профицитной в дефицитную зону, возникновение пиковых

значений дефицита бюджета в сравнении с уровнями, достигнутыми перед кризисом

(если бюджет станет дефицитным в среднесрочном периоде);

-рост государственного долга на десятки процентов;

-рост стоимости государственных заимствований до 2 – 3 раз (при свободном

рыночном ценообразовании на финансовом рынке).

5. Степень близости к критическим параметрам: прогноз рыночных

шоков в 2008 2011 гг.

Прогнозное множество ситуаций. Анализ сценариев финансового кризиса в

России приведен в разделе 2:

-первый сценарий – импортированный кризис (“финансовая инфекция”);

-второй сценарий – спекулятивная атака при позитивной экономической динамике

и либерализации счета капиталов;

-третий сценарий – “мыльный пузырь” в России, перегрев одного из сегментов

внутреннего финансового рынка (излишняя концентрация рыночного, кредитного,

процентного рисков), эффект “домино”;

-четвертый сценарий – падение экспортных цен;

-пятый сценарий – политический риск.

Анализ фундаментальных факторов (раздел 3) показывает, что наибольшей

вероятностью в 2008 2009 гг. обладает первый сценарий финансового кризиса в

России.

Первый сценарий (финансовая инфекция). При его реализации прогноз

следующий:

-всплески системных рисков на финансовых рынках индустриальных стран будут

погашаться эксцессивным предоставлением ликвидности со стороны центральных

банков и расширенными мерами по абсорбции потерь со стороны квази-государственных

финансовых институтов и пулов коммерческих и инвестиционных банков;

-периодическая активизация системных рисков внутри России (на базе излишних

концентраций кредитного, процентного, рыночного рисков) будет абсорбироваться на базе

денежных потоков, поступающих в страну от сырьевого экспорта, внешнего долгового

финансирования и наращенных золотовалютных резервов и резервных фондов;

-наибольшие вероятности цепной реакции и возникновения глобального кризиса

лежат в рисках финансового кризиса в группе формирующихся рынков, которые

будут переданы – через механизм взаимодействия, “финансовой инфекции” – и вызовут

бегство спекулятивных капиталов нерезидентов из России, наравне с другими

формирующимися рынками. Учитывая сверхвысокие риски “emerging markets”,

нерезиденты могут принять решение вывести средства из портфелей по всей группе

формирующихся рынков (как это было в 1997 1998 гг.), перераспределив их в пользу

рынков индустриальных стран. В связи с объемной зависимостью внутреннего

финансового рынка России от инвестиций нерезидентов, прежде всего от краткосрочных

заимствований и спекулятивных портфелей акций, формируемых в значимой части

крупными глобальными инвесторами и международными коммерческими и

инвестиционными банками, такое бегство капитала может стать спусковым механизмом

для цепной реакции реализации кредитных, процентных и рыночных рисков, относящихся

к деятельности резидентов. Таким образом, будет создан потенциал для масштабного

финансового кризиса в России.

Альтернативный первому сценарий. Вместе с тем не исключена вероятность

того, что в условиях мирового финансового кризиса иностранные портфельные

инвестиции будут сфокусированы на нефтяных экономиках, и Россию в 2008 2009

гг. ожидает бум вложений нерезидентов и повышательная динамика цен финансовых

активов российского происхождения (на фоне негативных новостей с мировых

финансовых рынков). Примеры таких поворотов – бум 1998 – 2000 гг. на рынке

NASDAQ (поворот глобальными финансовыми институтами инвестиций на рынки

индустриальных стран после кризиса 1997 – 1998 гг.), рост российского рынка акций в

2000 – 2003 гг. на фоне падения капитализации всей группы рынков индустриальных

стран.

Возникновение указанных тенденций будет в масштабной степени увеличивать

возможности реализации третьего сценария (“мыльного пузыря” на российском

финансовом рынке) в 2009 – 2011 гг.

Второй сценарий (спекулятивная / валютная атака) может стать возможным в

течение 2 3-х лет в том случае, если укрепление рубля (или фиксация его валютного

курса) и негативная (или заторможенная) динамика цен на нефть приведут к дефициту

торгового / платежного баланса страны (при условии, что в 1,5 – 2 раза вырастет степень

насыщенности экономики страны финансовыми инструментами (монетизация,

капитализация рынка акций, объемы рынка деривативов и забалансовых обязательств

банков и т.п.)). Такие тенденции могут стать индикатором возможности валютной атаки

для глобальных инвесторов.

Третий сценарий (мыльный пузырь в России): степень разогрева

российского финансового рынка, уровень концентрации финансовых рисков внутри

России и роль рублевых операций глобальных инвесторов еще не столь велики, чтобы

на фоне высоких экспортных цен и позитивных макроэкономических индикаторов возник

“эффект домино” с последующим перерастанием в системный финансовый кризис.

Колебания на рынке акций или в других секторах финансового рынка, возникающие в

связи с этим дефициты ликвидности коммерческих банков могут не вызывать цепной

реакции, разрастаясь в общерыночные шоки и бегство капиталов нерезидентов, если будут

гаситься рефинансированием центрального банка.

Вероятность третьего сценария будет нарастать с 2008 2009 гг. в той степени,

в какой будет продолжена тенденция роста монетизации российской экономики (до 60

–80%), ее насыщенности долгами, акциями, деривативами за счет опережающего

увеличения иностранных портфельных инвестиций, внешних долгов корпоративного

и финансового секторов в сравнении с инвестициями резидентов. Дальнейший вывод

“избыточной ликвидности” за пределы страны и замещение ее иностранными средствами

может привести к реализации через 2 3 года классического сценария финансового

кризиса развивающейся экономики.

Будущий 1,5 – 2-кратный рост в концентрациях финансовых рисков в течение 2 –

3-х лет (см. раздел 3.2) сделает российскую экономику и ее финансовый сектор более

“созревшими” и уязвимыми для реализации третьего сценария. По сути, это сценарий

мыльного пузыря на российском финансовом рынке в 2009 2011 гг.,

сформированного за счет иностранных портфельных инвестиций, внешнего долгового

финансирования корпоративного и банковского секторов.

При этом может отмечаться высокая волатильность и рыночные шоки на

отдельных сегментах финансового рынка, прежде всего на рынке акций, которые могут

не затрагивать другие сегменты финансового сектора, не реализуясь в системные

риски эффекта домино и полномасштабного финансового кризиса (если

центральный банк и другие государственные регуляторы будут последовательно

проводить политику поддержки ликвидности отечественного финансового рынка и

отдельных финансовых институтов).

Четвертый и пятый сценарии (падение экспортных цен и политический риск)

могли бы стать значимыми при критическом для российской экономики уровне цен на

нефть и газ в 15 – 25 долл. США (оценки начала 2000-х гг.) или прагматически, с учетом

инфляции – в 30 – 35 долл. США.

Разрыв между действующим (90 – 100 долл. США) и критическим ценовыми

диапазонами предполагает, что при всей волатильности цен на нефть их эволюция до

критических уровней и последующее кризисное воздействие на российскую экономику

с возможными шоками на финансовом рынке, реализацией социальных и политических

рисков должна занимать время в 1,5 2 года (с учетом запаса прочности, созданного в

2000 – 2007 гг.).

Даже в 1997 – 1998 гг. временной лаг между началом коррекции цен на нефть в

сторону понижения и финансовым кризисом в августе 1998 г. составил примерно полтора

года (при всем негативном состоянии государственных финансов).

Вместе с тем, по осторожным экспертным оценкам, мировые цены на топливо

могли перейти в начале 2000-х гг. на более высокие исторические уровни, формируя

резервные финансовые подушки для экономик стран, ориентированных на экспорт

нефти и газа (что резко снизило бы вероятность пятого сценария).

Временная структура нарастания рисков финансового кризиса в России имеет

следующий вид:

2008 2009 гг.

Первый сценарий

(финансовая

инфекция)

2009 2011 гг.

Первый - третий

сценарии

(финансовая

инфекция,

мыльный пузырь,

спекулятивная атака)

2010 20?? гг.

Первый - пятый

сценарии

((финансовая

инфекция,

мыльный пузырь,

спекулятивная атака,

ценовой и

политический риски)

Вызовы 2008 2009 гг., связанные прежде всего с “финансовой инфекцией”, со

значимой вероятностью будут дополнены в 2009 2011 гг. сверхконцентрацией рисков,

связанных с перегревом внутреннего финансового рынка, зависимостью от иностранных

портфельных / долговых инвестиций в российские активы (на фоне укрепления рубля и

способности глобальных инвесторов к валютным атакам при признаках его

переоцененности).

В среднесрочной перспективе значимыми является ценовой риск, связанный с

высокой волатильностью цен на нефть, газ, металлы и другое экспортное сырье, и

проблема неожиданной остановки иностранных инвестиций, в долгосрочной –

политический риск, способный вызывать бегство капиталов и рыночные шоки как ответ

на массовые ожидания потерь на финансовом рынке, возникшие у иностранных

инвесторов.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я