• 5

Мужчины и женщины

«Прогресс человечества состоит в устранении всего, что ставит в зависимость и подчинение человека от человека, класс от класса, пол от пола...» «Если говорить о равенстве всех людей, то нелепо исключать из него половину человеческого рода».

Эти слова принадлежат выдающемуся пропагандисту научного социализма Августу Бебелю, который оставил интересный труд «Женщина и социализм».

В книге Бебеля есть любопытная мысль. Она заключается в том, что из всех слоев общества, кровно заинтересованных в установлении коммунизма, наиболее заинтересованы в нем женщины. Бебель подчеркивает, что это понимали давно. В одной из комедий греческого драматурга Аристофана рассказывается, как женщины предъявили свои права на власть. Мужчины, уставшие от политических распрей, согласились уступить им власть, желая посмотреть, что из этого выйдет. И когда женщины стали править, первой их заботой стало «введение коммунизма».

Это — шутка, особенно если учесть, что в те времена могло существовать самое смутное представление о коммунизме. Но шутка родилась не случайно, она опирается на тот несомненный факт, что при любом эксплуататорском строе женщины составляли самую забитую и униженную часть общества, которая больше всех мечтает об иных, справедливых порядках.

При капитализме в особенно бесправном положении находятся женщины из народа. Постоянные материальные трудности, особенно возрастающие в период беременности и ухода за ребенком, привязанность женщины к домашнему очагу резко ограничивают ее возможность применить свои способности, активно участвовать в общественной жизни.

То полезное, что капитализм сделал для разрешения женского вопроса, — вовлечение части женщин в общественный труд — наполовину обесценивается практикуемой при этом жестокой дискриминацией. В наиболее развитых и цивилизованных капиталистических странах женский труд оплачивается намного ниже мужского при равной производительности. При этом характерно, что дискриминация в оплате женского труда не только не сокращается, а, наоборот, имеет тенденцию увеличиваться. Так, в США в 1920 г. женщина получала в среднем на 22,8 цента в час меньше мужчины, в 1939 г.— на 29 центов, в 1948 г. — на 41,3 цента. В 1950 г. женщина-работница получала в среднем на 1285 долларов в год меньше, чем мужчина. Дискриминация женского труда дает монополиям ежегодно свыше 5 млрд. долларов сверхприбыли.

Дискриминация женщин из народа, вовлекаемых в общественное производство, не ограничивается пониженной оплатой их труда. Другая сторона этой дискриминации состоит в том, что капиталистическая система делает очень мало для обеспечения нормальных условий женского труда. Физические особенности женщины требуют особых гарантий охраны труда, если она занята на тяжелых работах; ей в гораздо большей степени, чем мужчине, нужна медицинская помощь; как мать, она нуждается в целой системе специальных учреждений: родильных домах, яслях, детских садах, консультациях и т. д. Женщина-мать, не имеющая к своим услугам подобных учреждений, вынуждена оставлять работу (иной раз без надежды получить ее вновь), терять квалификацию, ограничивать семью в средствах.

Система бизнеса не может и не хочет учитывать этого. Ее заветная цель — дать как можно больше прибылей при наименьших вложениях капитала и издержках. Как гигантская мельница, она методически перемалывает в своих жерновах рабочую силу и остается безразличной к тому, какие нужды и потребности эта рабочая сила имеет.

Особая сложность женского вопроса в условиях капитализма состоит в ограничении гражданских и политических прав женщин, которое распространяется уже не только на женщин из трудящихся классов, хотя, разумеется, тяжелей всего отзывается именно на их положении. Буржуазия всегда противодействовала, например, предоставлению женщинам избирательных прав. Почему — не трудно понять: это означало приобрести незначительное число голосов женщин из господствующих классов и усилить своего классового противника миллионами голосов женщин из народа. Поэтому каждый шаг в области политического равноправия женщин пролетариату приходилось завоевывать в жестокой борьбе. В Англии женщины получили право голоса только в 1932 г., во Франции — в 1945 г. А в такой буржуазно-демократической республике, как Швейцария, женщины отстранены от участия в выборах и поныне.

Общественное бесправие женщины проявляется и в семейных отношениях, когда изо дня в день женщина — мать, жена, дочь — сталкивается с суровыми законами, ограничивающими ее возможность проявить свою волю и обязывающими к безоговорочному послушанию. По законам Российской империи, а ныне по законам некоторых капиталистических государств право собственности на имущество, приобретенное за время брака общими усилиями обоих супругов, принадлежит мужу. Без его разрешения жена не вправе совершать сделки и вступать в иные гражданские правоотношения. Если глава семьи вздумает переменить местожительство, жена обязана безропотно следовать за ним. Право воспитания детей и распоряжения их судьбой также принадлежит мужу. Вступая в брак, женщина обязана носить фамилию своего супруга.

Эти и многие другие нарушения прав женщины как члена семьи были закреплены в законодательном порядке. А сколько еще других подобных правил, провозглашаемых религией и намертво закрепляемых всем традиционным укладом общественной жизни! Запрещение браков с инаковерующими. Паранджа, выдача замуж малолетних, покупка невесты и ее умыкание, многоженство и двоеженство, освящаемые кораном. Результат этих и многих других унизительных и жестоких правил — бесчисленные трагедии женщин, лишаемых права на любовь, семью, материнство.

Конечно, нельзя забывать о том, что отношения в семье во многом зависят от уровня сознательности ее членов, их представлений о любви и дружбе, долге и справедливости. В противовес буржуазной морали, пролетариат выдвигает свою собственную мораль, которая решительно осуждает всякие нарушения прав женщины. Эта мораль господствует в большинстве пролетарских семей, ее справедливые принципы разделяются всеми, кто достаточно разумен, чтобы порвать с вековыми предрассудками и религиозными заповедями, освещающими неравенство женщин.

Но только социалистическая революция способна покончить со всеми ограничениями социальных, политических и гражданских прав женщины, закрепленными буржуазным правом и буржуазной моралью.

Чтобы сделать женщину активным борцом за свое освобождение, надо было дать ей в первую очередь возможность ощутить свои гражданские права в семье. Право голоса в семейных отношениях — это самое простое, самое понятное и непосредственно ощутимое для миллионов женщин изменение в их судьбе — играло серьезную политическую роль: оно готовило женщину к принятию прав и обязанностей гражданина, активного, равноправного участника общественной жизни.

Уже в декабре 1917 г. Лениным были подписаны первые декреты социалистического государства о браке и разводе, а в 1919 г. был издан кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве. Все предусмотренные законами ограничения прав женщин устранялись. Отныне женщина получала равные права с мужчиной в имущественном отношении, она могла свободно избирать профессию и местожительство, родительские права принадлежали в одинаковой мере обоим супругам, их фамилия устанавливалась на основе соглашения. Новый законодатель — пришедший к власти пролетариат — рассматривал семью как коллектив, в котором ни один из членов не должен пользоваться никакими привилегиями. В соответствии с политикой отделения церкви от государства Российская республика признавала лишь гражданские браки.

Но все эти акты могли служить и служили лишь прелюдией, вступлением к решению основной задачи — обеспечению экономических условий равноправия женщин. Попытаемся коротко ответить на вопрос, каковы экономические условия равенства женщин с мужчинами и в каком размере эти условие уже созданы в советском социалистическом обществе.

Не нужно много доказывать, что главной предпосылкой равноправия женщины в любой области жизни является ее равное участие в общественном труде (и, как важное следствие этого, ее одинаковая с мужчиной возможность обеспечивать себя материально). Такое равноправие должно быть создано всюду: в праве на труд и возможности заниматься трудовой деятельностью, в самом труде, в оценке результатов труда.

Рассматривать эти три момента следует, как это ни покажется странным... с конца. Дело в том, что по сложности решения в общественном масштабе эти задачи выступают в обратном порядке.

Что касается последней задачи, то она решается благодаря устранению всякой дискриминации при оценке результатов женского труда. Принцип равной оплаты за равный труд распространяется на всех, в том числе и на женщин. В Советском Союзе, а также и в других социалистических государствах труд женщин, в каких бы отраслях материального и культурного производства они ни были бы заняты, оплачивается одинаково с трудом мужчины.

Таким образом, социалистическое государство сразу же и безболезненно устанавливает порядок, недосягаемый в условиях капитализма.

Следующая по сложности задача обеспечить условия равноправия женщин в процессе самого труда.

В отличие от системы частного предпринимательства социалистическая система обязательно учитывает характерные особенности женской рабочей силы. Иначе не может быть. Там, где производство имеет конечной целью благополучие человека, оно станет отрицать само себя, если не будет учитывать интересов любого отряда грудящихся в процессе производства.

По своим физиологическим данным женщина не приспособлена к выполнению ряда работ, требующих большой физической силы. Пока сохраняется потребность в таких работах, равноправие женщины может быть обеспечено только теми видами трудовой деятельности, которые не вредят ее здоровью (труд педагогов, врачей и других работников в области культуры, некоторые профессии в промышленности и сельском хозяйстве, не требующие больших физических усилий).

Разумеется, для этого необходимо в первую очередь предоставить женщинам возможность овладеть соответствующими профессиями, получить образование. Опыт Советского Союза показывает, что социалистическое государство сознательно стремится открыть перед женщинами такие возможности.

В 1955/56 учебном году женщины составили 54,8% всех учащихся средних специальных учебных заведений (без заочников) и 52,3% всех студентов высших учебных заведений (также без заочников).

При этом женщины существенно преобладали как раз в тех высших учебных заведениях, которые готовят специалистов по отраслям труда, не требующим применения большой физической силы. Женщины составляли 75% студентов высших учебных заведений, выпускающих специалистов пищевой промышленности, 74,5% — легкой и особенно текстильной промышленности, 71% — студентов-медиков, 67%—среди учащихся университетов и педагогических вузов.

Соответственно такому целенаправленному развитию образования женщины заняли ведущее место в ряде отраслей трудовой деятельности. Они составляют сейчас 70%- учителей, 76% врачей (и 91% всего медицинского персонала), около 70% работников научных, учебных и культурно-просветительных учреждений. Около 19 тыс. советских женщин имеют ученые звания и степени. Женщины составляют свыше 42% научных сотрудников Академии наук СССР. Всего среди специалистов с высшим образованием 53% женщин. Какой переворот, какая революция в положении женщины! И это на протяжении жизни одного поколения. А сколько скрыто за сухими цифрами удивительных женских судеб, подобных судьбе киргизки Турсун Усмановой, проданной в тринадцатилетнем возрасте за калым второй женой, а затем прошедшей путь от забитой рабыни домашнего очага до министра.

Другая сторона интересующего нас вопроса заключена в гарантиях охраны женского труда, учитывающих специфические особенности женской физиологии. Законы социалистического государства запрещают использовать труд женщин на тяжелых и вредных для здоровья работах. Сюда относится ряд видов труда в горнорудной, металлургической, химической, полиграфической и других отраслях промышленности, в строительном деле, на железнодорожном и водном транспорте. Во многих случаях использование женского труда на определенных работах оговаривается особыми условиями, предусматривающими ежемесячный медицинский осмотр (при этом администрация обязывается по требованию врача перевести женщину на другую, более легкую работу), создание на предприятиях комнат личной гигиены и т. д.

Но, несмотря на все сделанное для уравнения труда женщин и предоставление им ряда привилегий, эта задача далеко не может считаться решенной. Было бы нелепостью отрицать, что у нас женщины зачастую заняты на нелегких работах, от которых их желательно было бы освободить.

Вот что говорилось об этом в докладе Н. Поповой на международном семинаре, посвященном равноправию советских женщин:

«Часто зарубежные люди бросают нам упрек в том, что наши женщины работают на стройках, на благоустройстве дорог. Указанное положение является следствием тяжелой, разрушительной войны, которая погубила миллионы наиболее молодой, физически сильной части мужского населения. Мы предпочитаем, чтобы женщина работала главным образом у пульта управления, у автоматического станка, на посту инженера, учителя, врача, агронома, на административной работе, управляла сельскохозяйственными машинами и т. д. Но разве могла бы Советская страна без помощи женщин победить врага, подняться из пепла и руин? Разве без активного участия женщин можно было бы за 4—5 лет восстановить разрушенные войной города и села, фабрики и заводы, школы и жилища?»

Можно добавить к этому, что без вклада советских женщин не было бы и того высокого уровня развития производительных сил, который позволяет сейчас постепенно освобождать женщин от нелегкого физического труда. Главным путем решения этой проблемы является применение совершенной техники во всех областях производства, механизация и автоматизация производственных процессов, благодаря которым женщины смогут в сравнительно недалеком будущем участвовать во всех отраслях общественного труда. С развитием автоматизации будет неуклонно сокращаться список вредных профессий и в конце концов сведено до минимума преимущество физической силы, которое сейчас еще дает себя чувствовать.

Наконец мы подошли к рассмотрению самой сложной по трудности задачи — задачи обеспечения для женщин права на труд и возможности принимать участие в трудовой деятельности.

Если иметь в виду правовую сторону этого вопроса, то он 'ясен: законы социалистического государства воспрещают всякую дискриминацию женщин при трудоустройстве. Закон не допускает возможности отказа в приеме на работу беременной женщины или кормящей матери.

Далее, если иметь в виду не только само право на труд, но и гарантии его осуществления, то они распространяются на женщин так же, как и на всех других членов общества. Когда в Советском Союзе было покончено с безработицей, с нею покончили для всех.

Масштабы вовлечения женщин в производительный общественный труд можно оценивать по следующим данным. С 1929 по 1941 г. число женщин — работниц и служащих — возросло более чем в три с половиной раза и составило около 12 млн. — 38,4% всех работающих. В настоящее время женщины составляют уже свыше 45% всех работающих в промышленности.

Эти цифры представляют собой результат не только общей гарантии права на труд, заключающейся в постоянной возможности устроиться на работу. Они в большей мере зависят от тех особых дополнительных возможностей для занятия трудом, в которых нуждаются женщины. Чтобы женщина могла принять полностью равноправное участие в общественном труде, необходимо облегчить ей воспитание детей и ведение домашнего хозяйства.

В советском социалистическом обществе сделано многое в этой области. Так, женщины, занятые на производстве, получают почти четырехмесячный отпуск на период родов. Администрация обязана предоставлять кормящим матерям дополнительные перерывы для кормления ребенка. Во всех случаях сохраняется заработная плата. Создана и постоянно расширяется сеть яслей, детских домов и т. д.

И тем не менее всего этого недостаточно. Не секрет, что в тысячах семей женщины, нередко уже получившие среднее и высшее образование и овладевшие профессией, вынуждены сидеть дома, присматривая за детьми и ведя хозяйство. Как правило, такая необходимость возникает на непродолжительный срок, но нередко она длится годами. По мере того как дети растут и достигают школьного возраста, заботы не сокращаются, а, напротив, увеличиваются.

Коммунистическая партия и Советское государство придают серьезное значение этой проблеме и принимают эффективные меры для ее решения. Убедительное доказательство этого — создание школ-интернатов, организация питания учащихся в школе, групп продленного школьного дня и т. д. Выделяются все большие средства на создание детских домов, яслей и других детских учреждений.

Если уже сейчас мы говорим о существенном облегчении для женщин трудностей, связанных с уходом за детьми, то в дальнейшем, естественно, встанет вопрос о возможно полной ликвидации этих трудностей. В не столь отдаленном будущем в СССР будет обеспечен порядок, при котором все дети с малолетства поступают в специальные учреждения, где их воспитывают, прививают им лучшие человеческие качества, гармонично развивают их таланты.

Гораздо более простой проблемой является освобождение женщин от обременительных забот по ведению домашнего хозяйства. Здесь все решение состоит во всемерном развитии специальных учреждений бытового назначения, в организации общественного питания, механизации и электрификации быта. То, что делается в этой области уже на наших глазах, неуклонно сокращает время, необходимое для домашних работ, и позволяет женщинам иметь больше досуга.

Конечно, можно было бы удовлетвориться уже достигнутым уровнем вовлечения женщин в общественный труд и в общественную жизнь. Этот уровень, пожалуй, не вызвал бы возражений у многих весьма взыскательных социалистов-утопистов, мечтавших о равноправии женщин с мужчинами. Но коммунизм ставит гораздо более смелые и грандиозные задачи — добиться полного участия женщин в общественном труде, в создании материальных и культурных ценностей, в поступательном прогрессе общества.

Вовлечение женщин в общественный труд, подъем их культурного уровня повлекли за собой более активное участие в общественной и политической жизни. Свыше 500 тыс. советских женщин являются депутатами Советов всех степеней, многие из них занимают высокие руководящие посты в советском государственном аппарате, в различных отраслях народнохозяйственной, политической, научной деятельности.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я