• 5

Братство равных

Из всех трудных проблем, которые пришлось решать молодому социалистическому государству, пожалуй, труднейшей и, если можно так сказать, деликатнейшей явилась проблема национального равноправия. Ведь революция совершилась в стране, отличавшейся пестротой и разноязычием населявших ее наций и буквально переполненной всеми видами национального гнета. Всегда проще начинать новое дело с самого легкого. Жизнь поставила перед социализмом самую сложную и трудную задачу.

Веками строилась Российская империя, расширяя свои владения и принимая в свой состав новые и новые племена и народы, одни из которых покорялись силе ее меча, другие искали у нее защиты от жестоких завоевателей. Было в ней и великое братство народов, соединивших свои судьбы и сообща оборонявших землю от вражеских нашествий. Было в ней и тягостное двойное угнетение малых наций, испытывавших на себе помимо общего, «всероссийского» гнета царизма гнет «своих», отечественных князей, ханов, баев и меликов.

Царские чиновники прилагали все усилия, чтобы посеять национальную ненависть и вражду. Они будили дикие инстинкты толпы, организовывали еврейские погромы, стравливали азербайджанцев с армянами, кумыков с аварцами, узбеков с туркменами. Пытались растлить души народов, пробудить в них взаимное отчуждение, недоверие и злобу. Попы и муллы призывали из церквей и мечетей громы небесные на головы иноверцев: первые — на «нечестивых басурманов», вторые — на «неверных гяуров». Не ведая другой духовной пищи, кроме этой отравы, иные забитые, невежественные люди воспринимали эти призывы и действовали в соответствии с ними.

И все-таки царизму не удалось отравить великодержавным шовинизмом и местным национализмом широкие массы трудящегося населения России. Национальным предрассудкам противостояло зарождавшееся сознание общности тяжелой доли, совместная борьба трудящихся разных народов против угнетения. В XVIII в. еще не знали понятия «интернационализм», но Пугачевы и юлаевы уже сражались в одном строю.

Неоценима заслуга в сближении народов России тех, кто всю свою жизнь положил на борьбу против национальной вражды, кто призывал народы сплотиться перед лицом общего врага — царизма, крепостников, буржуазии. Герцен, Чернышевский, Добролюбов, их соратники и последователи — Франко, Налбандян, Абай и многие другие революционные демократы своим самоотверженным трудом заложили фундамент братства народов, основанного не только на совместно пролитой крови, но и свободном союзе равных.

Но в том, что такой союз был построен в короткие исторические сроки, главная заслуга принадлежит ленинской Коммунистической партии, неутомимо пропагандировавшей пролетариям разных наций идею общности их интересов и пролетарского интернационализма. Решающий шаг к грядущему братству народов был сделан тогда, когда это сознание вылилось в боевую солидарность, побуждавшую рабочих Москвы и Донбасса, Петрограда и Урала бастовать в знак поддержки бакинских нефтяников, а рабочих всех промышленных центров страны поднять голос протеста против зверской расправы на Ленских приисках. Братство пролетариата разных наций, выкованное в огне революций, неминуемо должно было привести в братству народов в обществе, где рабочий класс стал ведущей политической силой.

Социалистическая революция приступила к решению национального вопроса с провозглашения права наций на самоопределение, права, записанного в программе Коммунистической партии.

Взять в руки власть и добровольно согласиться на сокращение сферы ее действия, на возможное отпадение от государства части территории и населения? С позиций буржуазной политики такой шаг кажется бессмысленным. Еще бы! Ведь сама буржуазия сколачивала многонациональные государства и империи, главным образом путем насилия, не гнушаясь никакими средствами, чтобы завладеть лишним клочком земли и получить возможность драть шкуру с «туземцев». А уж если завладели, то без крови не выпустят. За примерами нет нужды обращаться в архив истории. Стоит взглянуть на французских колонизаторов, готовых истребить все коренное население Алжира, лишь бы не лишиться своих доходов.

Рабочему классу России не нужен был такой союз, как нынешний Французский Союз, такое содружество наций, как Британское содружество. Ему нужен был союз свободный, союз добровольный, ибо без свободы самоопределения невозможны отношения взаимного уважения, искренней дружбы и братской привязанности, отношения равенства.

Русский пролетариат, равно как пролетариат национальных окраин, был кровно заинтересован в том, чтобы все народы бывшей империи пошли по социалистическому пути развития, чтобы новое, социалистическое государство обладало обширной территорией и многочисленным населением. От этого во многом зависела его дальнейшая судьба, его способность сопротивляться империалистической агрессии, размах и быстрота социалистических преобразований. Но путь к этому был один — через право наций на самоопределение, через образование самостоятельных национальных государств.

«Мы не сторонники мелких государств, — писал В. И. Ленин в статье «Украина». — Мы за теснейший союз рабочих всех стран против капиталистов и «своих» и всех вообще стран. Но именно для того, чтобы этот союз был добровольным, русский рабочий, не доверяя ни в чем и ни на минуту ни буржуазии русской, ни буржуазии украинской, стоит сейчас за право отделения украинцев, не навязывая им своей дружбы, а завоевывая ее отношением как к равному, как к союзнику и брату в борьбе за социализм»[5].

Помогая рабочему классу Украины, Закавказья, Средней Азии взять в свои руки власть й отразить натиск империалистических интервентов, русский пролетариат тем самым не только выполнил свой интернациональный долг, но и заложил реальные основы добровольного союза свободных народов, который был окончательно оформлен в 1922 г. образованием СССР.

Проблема национального равноправия решается при социализме в основном тем же путем, что и проблема социального равноправия. Прежде всего социалистическое государство провозглашает равноправие граждан всех рас и национальностей и гарантирует это право силой государственного принуждения, жестоко карая всякие попытки дискриминации по национальным мотивам. Сравните это с положением в США, где, невзирая на конституцию и ряд других законов, признающих равноправие негров, царит неприкрытый расизм в самых разнообразных формах: от сегрегации (отделение, изолирование цветного населения) до линчевания. Буржуазное государство, способное упрятать в тюрьму и подвергать преследованиям десятки тысяч людей, обвиняемых в нарушении антирабочих законов, оказывается не в состоянии гарантировать право негров на образование. В 1957 г. весь мир несколько месяцев с волнением следил за «драматической борьбой» (по выражению буржуазной прессы), которая развернулась с расистами из городка Литтл-Рок, не допускавших в школу негритянскую девушку.

С первых лет существования Советского государства закон встал на защиту равных прав граждан всех национальностей, как политических, так и социальных. И не только закон. Была проделана грандиозная по своим масштабам пропагандистская работа, имеющая целью искоренение всякого рода националистических предрассудков, воспитание широких трудящихся масс в духе пролетарского интернационализма.

Но одна пропаганда, разумеется,, не могла двинуть вперед дело равноправия — предстояло устранить экокомические причины национального неравенства, поднять отсталые нации до уровня передовых. И это в России, где были народы, еще не перешедшие к оседлому образу жизни; народы, жившие в условиях родового строя; народы, не имевшие не только письменности, но и представления о том, что это такое.

Прежде чем воспитывать людей, принадлежавших к отсталым нациям, политически, прививать им чувство гражданского достоинства, сознание их равноправного положения в обществе, следовало обучить их элементарной грамоте.

Это была тяжелая работа. Недоставало материальных средств для обучения в школе. Трудно было посадить за букварь, например, пожилого кочевника и убедить его прислать в школу своих детей. Далеко не каждый крестьянин, в центре или на окраинах, сознавал, что образование необходимо его детям, как воздух, как хлеб. Земля, которая худо ли, хорошо ли, но с детства была его кормилицей, нуждается в непрестанных заботах и требует рабочих рук. И вдруг его детей хочет «отобрать» школа, а затем, бог знает, захотят ли они, ученые, копаться в земле, не потянет ли их в город «выбиваться в люди».

Враги революции отлично понимали, что возросшая культура вообще и национальная культура в частности станет мощной политической силой, которая объединит на равно высоком уровне многочисленные народы Советской страны, сплотит их в братскую семью и сделает социалистическое государство непобедимым. Оказавшись бессильными одолеть революцию оружием, они надеялись, что она задохнется в бесплодной борьбе с отсталостью, косностью, невежеством, суевериями, националистическими предрассудками, со всем тем, что из поколения в поколение внушалось трудящемуся человеку, чтобы держать его в. темноте и покорности.

Но на стороне революции были силы, способные преодолеть все эти преграды и на протяжении жизни одного-двух поколений перевернуть весь темный быт прошлого. Сама революция, в которую были втянуты широкие массы народа, стала первой школой политического воспитания. Пройдя ее, многие представители угнетенных наций усвоили суть пролетарского интернационализма, осознали свои права и понесли это сознание в гущу своего народа.

Другой такой силой стало развернувшееся на основе общественной социалистической собственности мощное развитие народного хозяйства. Промышленность — вот вторая школа, в которой отсталые народы проходили курс политграмоты. Там, где начиналась разработка природных богатств, возникали корпуса заводов и фабрик, прокладывались железные дороги, — рос национальный рабочий класс, приобщались к технической культуре XX в. народы, многие представители которых еще недавно принимали паровоз за дьявольское наваждение.

Участвуя в строительстве, люди разных наций и народов передавали друг другу свой опыт и свои знания, узнавали особенности национальной культуры своих товарищей, учились уважать их, в подлинном смысле слова учились равноправию и общему языку.

Невольно приходит на ум библейская легенда о Вавилонской башне. Люди из разных стран, собравшиеся ее строить, первоначально пользовались одним общим «божьим» языком. Потом бог, разгневавшись на них, лишил их этого языка; строители перестали понимать друг друга, затея была обречена на неудачу.

На стройках социализма бог не присутствовал и никто не рассчитывал на его помощь. Но люди научились понимать друг друга, и найденный ими общий язык не был языком бога, а был языком совместного свободного труда.

Особое значение для утверждения национального равноправия имела политика Коммунистической партии, направленная на создание собственной государственности многих наций и народов, населяющих Страну Советов. Различные формы этой государственности (союзные республики, национальные области и округа) способствовали развитию национального самосознания угнетенных в прошлом народов.

Союзные республики имеют одинаковое представительство в одной из равноправных палат Верховного

Совета СССР — Совете Национальностей. Они пользуются самыми широкими правами во всех областях экономической и политической жизни.

В итоге сорокалетнего развития все национальные республики имеют развитую промышленность, хотя и, безусловно, не одинаковую по мощности, что связано с различием природных условий, с экономической целесообразностью развития в тех или иных районах разных отраслей тяжелой или легкой промышленности. Но одна из счастливых особенностей социализма как раз в том и состоит, что в союзе равноправных республик осуществляются разумное кооперирование и обмен, позволяющие развивать наиболее эффективные в данных условиях отрасли народного хозяйства. И если, например, Таджикистан по уровню развитая тяжелой промышленности уступает Азербайджану, то от этого он не чувствует себя ущемленным в правах. Между тем в пределах капиталистической системы для всякого государства, уступающего своим соседям в мощи тяжелой индустрии, постоянно сохраняется опасность экономического давления и политического шантажа со стороны более сильных.

Впрочем, если Таджикистан уступает Азербайджану в уровне развития тяжелой индустрии по той простой причине, что земля, последнего .представляет собой гигантский нефтяной резервуар, то он превосходит его в некоторых других отраслях экономики. Каждая союзная республика вносит свой, специфический вклад в народное хозяйство страны.

Развитие экономики и культурная революция способствовали воспитанию национальных кадров во всех областях человеческой деятельности — от производства до искусства, а рост кадров в свою очередь определяет перспективы дальнейшего подъема производительных сил. В этом взаимозависимом процессе нас прежде всего интересует та сторона, которая связана с ростом духовной культуры и политической зрелости отсталых в прошлом народов, без чего немыслимо подлинное равноправие национальностей.

Важнейшим показателем здесь служит уровень народного образования. Чтобы не делать общих выводов

из возможных всегда в историческом процессе случайностей, возьмем крупнейший район, населенный несколькими нациями, которые при царизме считались наиболее отсталыми. Это территория бывшего русского Туркестана, на которой ныне располагаются четыре союзные республики с общим населением, превышающим 12 млн. человек: Таджикистан, Узбекистан, Киргизия, Туркмения.

Процентное выражение числа учащихся ко всему населению во всех союзных республиках колеблется от 17 до 20. Отношение же числа студентов высших учебных заведений ко всему населению в 1955/56 учебном году составило:

для РСФСР............ более 1 %

» Узбекистана.........около 0,9%

» Таджикистана. . . . .....» 0,8%

» Киргизии . . . . ..........» 0,8%

» Туркмении . . . . ........» 0,9%

При этом следует учитывать, что в центральных университетах и институтах учатся не только представители многочисленных национальностей, населяющих Российскую Федерацию, но и многие студенты из того же Узбекистана, Таджикистана и других союзных республик.

Таким образом, уровень среднего и высшего образования сейчас приблизительно одинаков по всему Союзу. Но ведь исходная-то база была далеко не одинакова. Причина достигнутого в этой области равенства заключается в том, что Советская власть создавала преимущественные условия для развития материальной и духовной культуры отсталых в прошлом народов. Это было осуществлением на деле лозунга «поднять национальные окраины до уровня центра». И в этом со всей полнотой раскрылся социалистический метод решения национального вопроса.

Вот данные, показывающие, во сколько раз возросло количество учащихся в 1955/56 учебном году по сравнению с 1914/15 г.

В этой таблице прежде всего бросается в глаза астрономическая цифра по Таджикистану. Это объясняется тем, что в 1914 г. на территории нынешнего Таджикистана насчитывалось всего 400 учащихся, а в 1956 г.— почти 362 тыс.

И далее, почему в таблице столько прочерков? Разве статистика не располагает соответствующими данными?

Располагает. Но дело в том, что на территории нынешних среднеазиатских республик в 1914 г. не было ни одного высшего учебного заведения и, значит, ни одного студента. Подсчитать же, во сколько раз тысяча больше нуля, нельзя, это абсурд с точки зрения математики. В данном случае можно лишь отметить — на сколько больше.

Однако 40 лет — немалый срок, и на его протяжении народное образование развивалось не только в Советском Союзе. Чтобы оценить происшедшие изменения, сравним Таджикистан с пограничным Ираном. На тысячу человек населения в Таджикистане приходится почти 210 учащихся, а в Иране — всего 39. А ведь сорок лет назад они стояли на одном уровне.

Социализм — вот причина того, что нации, населяющие СССР, за десятилетия совершили путь развития, для которого в иных условиях понадобились бы века. Надо ли говорить о десятках народов, которые только за годы Советской власти создали не только свою письменность, но и свою литературу, искусство, науку.

Бурное развитие экономики и культуры всех наций, входящих в состав Советского Союза, подвело прочную материальную базу под принцип равноправия. Был сделан еще один значительный шаг ко всеобщему равенству. Отныне на земле существует общество, в котором социальные и политические права человека не ставятся ни в какую зависимость от цвета его кожи, от языка и других расовых или национальных признаков.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я