• 5

ЗАЩИТА ЛИЧНЫХ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ И ДРУГИХ НЕМАТЕРИАЛЬНЫХ БЛАГ

Н. В. Макаров,

cудья

В ст. 15 Конституции Кыргызской Республики указано, что достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. В соответствии с этой конституционной гарантией, в ГК КР включены статьи, посвященные нематериальным благам как объектам гражданского права. Необходимость создания специальных статей связана с тем, что сфера гражданско-правового регулирования значительно расширена. Она включает неотчуждаемые права и другие нематериальные блага во всех случаях, если иное не вытекает из существа этих прав (благ), в то время как и ГК КР 1964 года и Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик в разной мере открывали возможности для ограничения такой защиты.

В ст. 17 ГК КР определены основные признаки неимущественных прав (благ) и дан их примерный перечень. Речь идет о благах, лишенных материального (имущественного) содержания (неимущественные права и другие нематериальные блага). Другим их признаком является неразрывная связь с личностью носителя: они не могут отчуждаться или передаваться иным способом, другим лицам, ни по каким основаниям, т.е. их нельзя продать, подарить, обменять и т.д.

Следует отметить, что на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ не распространяется исковая давность, кроме случаев, предусмотренных законом (ст. 221 ГК КР).

Нематериальные права (блага) граждане и юридические лица приобретают либо в силу рождения (создания), либо в силу закона. Так, жизнь, здоровье, достоинство личности, честь и доброе имя - это те блага, которые гражданин приобретает при рождении. А вот правами на неприкосновенность частной жизни, свободу передвижения, выбора места жительства и др. гражданин обладает в силу закона. Применительно к юридическим лицам в силу их создания возникают такие нематериальные права (блага), как деловая репутация, а в силу закона - право на фирму, товарный знак и др.

Неотчуждаемость прав в силу неразрывной их связи с личностью носителя присуща и некоторым имущественным правам. Невозможность перехода таких прав к другим лицам подтверждается отдельными нормами ГК КР. Так, п. 3 ст. 315 ГК КР предусмотрено, что переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, не допускается.

Статьей 17 ГК КР предусматривает возможность использования при защите нематериальных благ любого способа, названного в ст. 11 ГК КР, а также иных способов, установленных Кодексом и другими законами, если только существо нарушенного нематериального блага и характер последствий этого нарушения допускают такую защиту. Специфика личных нематериальных благ предопределяет выбор способов и пределов их защиты.

Так, например, специальные способы защиты установлены ст. 18 ГК КР в случаях нарушения чести, достоинства и деловой репутации. В ст. 15 и 16 предусмотрена возможность использования и общих способов защиты (возмещение убытков и компенсация морального вреда).

Защита жизни и здоровья гражданина осуществляется посредством возмещения убытков и компенсации морального вреда. При этом состав и объем подлежащих возмещению убытков определены законом. При повреждении здоровья или смерти потерпевшего организация или гражданин, ответственные за причинение вреда, обязаны возместить потерпевшему заработок, другие доходы, утраченные им вследствие полной или частичной потери трудоспособности, а также расходы, вызванные повреждением здоровья (на усиленное питание, протезирование, посторонний уход, оплату специализированных транспортных средств и т. п.). В случае смерти гражданина возмещение выплачивается лицам, которых он содержал или которые имели право на получение от него содержания.

Если повреждение здоровья было связано с выполнением потерпевшим трудовых обязанностей, ему (в случае смерти - его семье) дополнительно выплачивается единовременное пособие. Возмещение имущественного вреда в случае повреждения здоровья или смерти гражданина регулируется ГК КР, а также Правилами возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей.

Способы защиты права на имя определены п. 5 ст. 54 ГК КР. Вред, причиненный гражданину в результате неправомерного использования его имени, подлежит возмещению в соответствии с настоящим Кодексом. При искажении либо использовании имени гражданина способами или в форме, затрагивающими его честь, достоинство или деловую репутацию, применяются правила, предусмотренные ст. 18 настоящего Кодекса.

Право на свободный выбор места пребывания и жительства и свободу передвижения связано с определением места жительства.

Для защиты права на неприкосновенность частной жизни, на личную и семейную тайну могут быть использованы такие способы защиты, как пресечение действий, нарушающих право или содержащих угрозу его нарушения, а также возмещение убытков и компенсация морального вреда.

КОМПЕНСАЦИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

Согласно ст. 16 ГК КР, моральный вред представляет собой физические или нравственные страдания, которые претерпевает гражданин в результате нарушений или посягательств на его права.

В судебной практике под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права, в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Статья 16 ГК КР предусматривает, что моральный вред подлежит возмещению только в том случае, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права (блага) гражданина. Одновременно предусмотрено, что законом могут быть установлены и другие случаи возмещения морального вреда. Таким образом, возмещение морального вреда, возникшего в связи с нарушением имущественных прав граждан, допускается лишь в случаях, специально предусмотренных законом.

В настоящее время возмещение морального вреда, причиненного в связи с нарушением имущественных прав граждан, установлено, в частности, Законом КР "О защите прав потребителей". Причем, в силу этого закона, моральный вред, причиненный потребителю (гражданину) вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) его прав, предусмотренных законодательством о защите прав потребителей, возмещается причинителем вреда при наличии его вины.

Сфера применения Закона КР "О защите прав потребителей" очень широка. Судебными инстанциями разъяснено, что к отношениям, регулируемым названным Законом, относятся, в частности, отношения, вытекающие из договоров купли-продажи, имущественного найма, в том числе бытового проката; безвозмездного пользования имуществом; найма (аренды) жилого помещения, в том числе отношения между наймодателем (арендодателем) и нанимателем (арендатором) по ремонту жилищного фонда, обеспечению ремонта инженерного оборудования, обеспечению коммунальными услугами, которые он обязан предоставить, поскольку это является одним из условий жилищного найма (аренды); подряда, в том числе бытового заказа и абонементного обслуживания; перевозки граждан, их багажа и грузов; комиссии; хранения; из договоров на оказание финансовых услуг, в том числе предоставления кредитов для личных бытовых нужд граждан, открытие и ведение счетов клиентов граждан, осуществление расчетов по их поручению, услуги по приему у граждан и хранению ценных бумаг и других ценностей; оказание им консультационных услуг и других договоров. Таким образом, в случае нарушения прав граждан при выполнении обязательств по названным договорам, а также другим договорам, связанным с обслуживанием граждан, им может быть возмещен моральный вред.

Необходимо иметь в виду, что Закон КР "О защите прав потребителей" распространяется на граждан, которые приобретают товары, используют работы и услуги для удовлетворения личных бытовых нужд. Соответственно и моральный вред возмещается лишь в этих случаях.

Второе отличие состоит в том, что при решении вопроса о компенсации морального вреда необходимо иметь в виду, что это возможно лишь при наличии вины причинителя.

Отступления от этого правила допускались лишь в случаях, специально предусмотренных законом. Так, например, в соответствии с Правилами возмещения вреда при увечье, ином повреждении здоровья или смерти потерпевшего, ответственность работодателя наступает как за виновное причинение вреда, так и независимо от вины, если вред причинен в связи с осуществлением деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих.

Статьей 16 ГК КР компенсация морального вреда не связывается непременно с виной причинителя. Из этого можно сделать вывод, что ею установлено иное общее правило: моральный вред возмещается на тех же основаниях, на которых строится ответственность за причинение имущественного вреда. Следовательно, в настоящее время независимо от вины возмещается моральный вред, если он причинен в результате деятельности, связанной с повышенной опасностью для окружающих, незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным заключением под стражу и т. п.

Третье отличие ст.16 ГК КР состоит в том, что моральный вред компенсируется только денежной суммой (положения прежнего законодательства допускали возможность компенсации морального вреда не только в денежной, но и в иной материальной форме).

В абзаце 2 ст. 16 ГК КР приводятся критерии, которыми следует руководствоваться при определении размера компенсации морального вреда: степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, а также степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего.

Практика применения нормы о компенсации морального вреда выработала и дополнительные рекомендации для определения размера компенсации.

Так, при рассмотрении дел о защите прав потребителей принимается во внимание, что размер компенсации не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы, подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае.

При рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, принимаются во внимание обстоятельства, которые следует учитывать при определении размера компенсации за моральный вред: степень тяжести травм и иного повреждения здоровья, имущественное положение причинителя вреда. При этом особое внимание необходимо обращать на то, что размер компенсации морального вреда не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Судебная практика исходит из того, что суд вправе рассмотреть самостоятельно предъявленный иск о компенсации причиненных истцу нравственных или физических страданий, поскольку в силу действующего законодательства ответственность за причиненный моральный вред не находится в прямой зависимости от наличия имущественного ущерба и может применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно.

В соответствии с п. 6 ст. 18 ГК КР, если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию гражданина невозможно, то потерпевший вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности. Такое дело рассматривается в порядке особого производства при отсутствии ответчика. Применение на практике этого правила возможно в случае направления в адрес организации или граждан клеветнических, анонимных писем или распространении не соответствующих действительности слухов в небольшом населенном пункте.

ЗАЩИТА ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

1. Понятия "честь", "достоинство", "репутация" определяют близкие между собой нравственные категории. Различия между ними наблюдаются лишь в субъективном или объективном подходе при оценке этих качеств: если имеется в виду объективная оценка человека - речь идет о чести, а если субъективная - о достоинстве. Репутация представляет собой сложившееся о человеке мнение, основанное на оценке его общественно значимых качеств. Деловая репутация - это создавшееся общественное мнение о качестве, достоинствах и недостатках личности с оценкой ее общеделовых и профессиональных способностей. Деловой репутацией может обладать любой гражданин, в том числе занимающийся предпринимательской деятельностью, а также любое юридическое лицо: коммерческая и некоммерческая организация, государственные и муниципальные предприятия, учреждения и др.

Для защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина установлен особый гражданско-правовой способ защиты: речь идет о сведениях, которые либо не соответствуют действительности, и тогда они будут опровергнуты, либо потерпевшему суд откажет в защите, если будет доказано их соответствие действительности. (ст. 18 ГК КР "Опровержение распространенных не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию").

Для применения указанного способа защиты гражданин должен доказать, что сведения, опровержения которых он требует, были распространены. Под распространением понимается опубликование таких сведений в печати, передача по радио и трансляция по телевидению, демонстрация в хроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных юридическим лицам, или сообщениях в иной, в том числе устной, форме нескольким или хотя бы одному лицу.

Сообщение сведений лицу, которых они касаются, если они были сообщены наедине, не рассматривается как распространение.

Для оценки распространенных сведений как "порочащих" руководствуются объективными критериями. Это - сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или организацией действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т. п.), которые умаляют их честь и достоинство.

При защите чести и достоинства действует презумпция, согласно которой, распространяемые порочащие сведения считаются не соответствующими действительности. Это означает, что доказывать правдивость таких сведений должен тот, кто их распространил.

Статья 18 ГК КР устанавливает специальный порядок опровержения порочащих сведений, которые были распространены в средствах массовой информации: опровержение должно последовать в тех же средствах массовой информации, набрано тем же шрифтом, на том же месте полосы, что и опровергаемое сообщение. Если опровержение дается по радио или телевидению, оно должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что и опровергаемое сообщение.

Специальный порядок установлен и для опровержения сведений, которые содержатся в документе: такой документ подлежит замене. Например, если в трудовую книжку работника внесена запись о его увольнении за прогул или за систематическое нарушение трудовой дисциплины, которая признана впоследствии не соответствующей действительности, работник вправе требовать выдачи ему новой трудовой книжки (дубликата) без порочащей записи об увольнении.

Характеристика, содержащая не соответствующие действительности порочащие сведения, должна быть отозвана. По искам данной категории, ответчиками являются лица, их подписавшие, и предприятие, учреждение, организация, от имени которых выдана характеристика.

Во всех других случаях порядок опровержения устанавливается судом. Многолетняя судебная практика имеет твердую установку, что способ опровержения должен соответствовать способу, которым порочащие сведения были распространены.

Следует отметить, что в порядке, определяемом ст. 18 ГК КР, не могут рассматриваться требования об опровержении сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других официальных документах, для обжалования которых предусмотрен иной установленный законом порядок.

Статьей 18 ГК КР предусмотрена ситуация, когда в средствах массовой информации публикуются сведения, которые сами по себе не являются порочащими и соответствуют действительности, но в то же время эти сведения в какой-то мере ущемляют права или законные интересы гражданина, отражаются на его деловой репутации. Чаще всего это связано с критикой, высказанной в адрес гражданина. В этих случаях гражданин вправе требовать опубликования ответа (комментария, реплики) в тех же средствах массовой информации.

Законом о средствах массовой информации установлен специальный порядок, в соответствии с которым требования об опубликовании опровержения или ответа в средствах массовой информации необходимо предварительно заявить редакции, которая обязана в письменной форме в течение одного месяца уведомить гражданина или юридическое лицо о предполагаемом сроке помещения опровержения либо об отказе в опровержении. В случае отказа в опровержении, нарушения порядка опровержения либо истечения месячного срока для дачи опровержения соответствующие требования в течение одного года могут быть обжалованы в суд.

Статья 18 ГК КР не содержит соответствующей нормы. В то же время, ГК КР установлено общее правило о судебной защите нарушенных прав (ст. 11 ГК КР - это применительно к рассматриваемым правоотношениям: восстановление положения, существовавшего до нарушения права; пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; возмещение убытков; компенсация морального вреда и др.). В случаях, предусмотренных законом, допускается и административный порядок защиты. Однако установленный Законом о средствах массовой информации специальный порядок не может рассматриваться как административный. Следовательно, в настоящее время граждане вправе непосредственно обращаться в суд с исками о защите чести, достоинства и деловой репутации во всех случаях, в том числе и к средствам массовой информации.

Наряду с опровержением порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений, гражданин вправе требовать возмещения морального вреда и убытков, причиненных ему в связи с распространением таких сведений.

Если опровержение порочащих сведений или право на ответ являются специальными способами защиты, применяемыми в случае нарушения чести, достоинства и деловой репутации, то возмещение убытков и компенсация морального вреда являются общими способами защиты, предусмотренными ст. 11 ГК КР.

В связи с этим могут быть разными и основания применения указанных специальных и общих способов защиты. Обязанность опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений возлагается на средства массовой информации или другое лицо, распространившее такие сведения, независимо от их вины. Ответственность за причинение имущественного и морального вреда может наступать как за вину, так и независимо от вины.

Помимо специальных и общих способов защиты чести, достоинства и деловой репутации, гражданин может потребовать использования и других способов, не названных в ст.18 ГК КР. Например, изъятия тиража книги, в которой были опубликованы порочащие сведения, запрещения публикации второго издания и т.п. Эти требования укладываются в общий, содержащийся в ст. 11 способ защиты: пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Пункт 6 ст. 18 ГК КР предоставляет гражданам возможность защищать честь, достоинство, деловую репутацию и в случаях, если ни автора, ни распространителя порочащих сведений установить невозможно (письмо без подписи). Указанная норма не относится к случаям, когда анонимное письмо помещено в газете, зачитано по радио и т.п.

В приведенных случаях гражданин сохраняет право обратиться в суд с заявлением о признании распространенных порочащих сведений не соответствующими действительности. Суд ограничивается установлением требуемого факта без возложения на кого-либо обязанности опровержения распространенных сведений.

Статьей 18 ГК КР предусмотрено, что правила о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются и к защите деловой репутации юридического лица.

Это означает, что юридическое лицо вправе при наличии, во-первых, факта распространения в отношении его сведений, во-вторых, того, что эти сведения порочат честь, достоинство и деловую репутацию юридического лица, и в-третьих, что они не соответствуют действительности, требовать опровержения не соответствующих действительности порочащих его деловую репутацию сведений, имеет право на помещение ответа в средствах массовой информации и на установление в судебном порядке факта несоответствия распространенных порочащих сведений действительности, а также на возмещение причиненного в связи с посягательствами на деловую репутацию имущественного ущерба.

При этом следует иметь в виду, что в гражданском процессе стороной может быть не любая организация, а только являющаяся юридическим лицом. Поэтому, если организация, о которой распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, не является юридическим лицом, иск в защиту ее деловой репутации может быть предъявлен юридическим лицом, в составе или в подразделении которого находится названная организация.

Что касается возмещения морального вреда, то в ст.16 ГК КР этот вопрос урегулирован лишь применительно к нарушениям прав граждан. Из этого, следует, что юридическим лицам должен возмещаться не моральный вред, а оно имеет право на возмещение убытков (ст. 14 ГК КР).

Следует отметить, что все положения, касающиеся защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина и изложенные выше в отношении физических лиц, распространяются и на юридических лиц. Форма защиты конкретно предусмотрена ст. 18 ГК КР. Это - требование по суду опровержения порочащих деловую репутацию юридического лица сведений, которые не соответствуют действительности и тогда суд должен обязать лицо, распространившее такие сведения, опровергнуть эти сведения в том же средстве массовой информации, а если эти сведения содержатся в документе, то такой документ подлежит замене, либо отзыву. Статья 18 ГК КР не предусматривает умысла на совершение действий по распространению не соответствующих действительности сведений, а исходит из безответственности распространяющего такие сведения, которые им не были проверены прежде, чем эта информация оказалась, например, в прессе и т.д.

Обязанность доказывать, что распространенные сведения соответствуют действительности, возлагается на лицо, распространившее такие сведения, т. е. на ответчика по спору, не зависимо от того, предъявлен ли иск о защите чести, достоинства, деловой репутации, либо о возложении на средство массовой информации обязанности опубликовать ответ истца на публикацию. Истец должен доказать лишь сам факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск. Но он не лишен возможности предъявлять доказательства о ложности распространенных о нем сведений. Так же как и гражданин, юридическое лицо имеет право на публикацию своего ответа на не соответствующие действительности сведения в том же средстве массовой информации, в котором были опубликованы такие сведения.

Как правило, ответчиками в суде должны выступать распространители сведений - гражданин или юридическое лицо.

Сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию, обычно распространяются средством массовой информации. Закон КР "О средствах массовой информации" к ним относит газеты, журналы, теле- и радиовещание как государственных, так и политических, общественных и других организаций. Если иск предъявлен об опровержении сведений, опубликованных в печати, то в качестве ответчика привлекаются орган печати (редакция, издательство) и автор. Если же сведения опубликованы под условным именем или без обозначения имени автора и его имени редакцией, издательством не названо, ответчиком по делу об опровержении распространенных сведений выступает орган печати - юридическое лицо.

В случае, когда сведения опубликованы в стенной печати или многотиражной газете, ответчиками привлекаются автор опубликованных материалов и организация, которой принадлежит стенная или многотиражная газета. Редакция многотиражной газеты может быть ответчиком, если она наделена правами юридического лица.

Под распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, понимается опубликование таких сведений в печати, трансляция по радио-, теле и видеопрограммам, демонстрация в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, публичных выступлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной форме нескольким или хотя бы одному лицу. Следовательно, сообщение же таких сведений непосредственно только лицу, которого они касаются, не будет являться распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. Этот факт может явиться основанием для возбуждения уголовного дела в оскорблении, но не является основанием и не нуждается в защите с применением ст. 18 ГК КР.

Порочащими являются такие, не соответствующие действительности сведения, которые содержат утверждения о нарушении гражданином действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, о неправильном поведении в трудовом коллективе, в быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную деятельность, репутацию и т.д.), которые умаляют его честь, достоинство или деловую репутацию. Законодательство предусматривает защиту против распространения лживых, фальсифицированных и искаженных сведений. Правдивая информация, хотя и влияющая на снижение моральной оценки личности, юридического лица, оспариваться не может.

В случае, когда действия лица, распространившего порочащие другое лицо измышления, содержат признаки преступления, предусмотренного уголовным законодательством, потерпевший вправе просить суд привлечь виновного к уголовной ответственности, а также предъявить иск о защите чести и достоинства в порядке гражданского судопроизводства.

Если спор рассматривается во внесудебном порядке какой-либо государственной или общественной организацией, то это не исключает последующего обращения в суд, и при разрешении по существу суд не связан мнением, высказанным указанной организацией. Законодательство не предусматривает обязательное предварительное обращение с требованием к ответчику об опровержении порочащих сведений, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к органу средства массовой информации, распространившему такие сведения.

Иск о защите нематериальных благ может быть предъявлен любым заинтересованным лицом, его представителем или прокурором.

При удовлетворении иска суд должен указать способ опровержения порочащих сведений, признанных не соответствующими действительности, и при необходимости изложить текст такого опровержения, где должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и при каких обстоятельствах распространены, а также определить срок, в течение которого оно должно последовать.

Если вместе с просьбой о защите чести и достоинства и деловой репутации потерпевшим заявлено требование о возмещении материального вреда, причиненного распространением порочащих сведений, суд разрешает эти требования в соответствии со ст. 993 ("Общие основания ответственности за причинение вреда") и ст. 997 ("Ответственность юридического лица и гражданина за вред, причиненный его работником") ГК КР.

При этом следует иметь в виду следующие основные моменты наступления ответственности по делам рассматриваемой категории.

Обязательства по возмещению вреда возникают между лицами, не состоящими в договорных отношениях.

Речь идет о возмещении вреда, причиненного личности или имуществу гражданина или юридического лица. Это означает, что вред подлежит возмещению, если он является последствием нарушения личных неимущественных прав (благ) гражданина, а также имуществу юридического лица.

Принцип возмещения вреда в полном объеме заключается в том, что вред может быть возмещен в натуре либо путем возмещения убытков. Под ущербом, в соответствии со ст. 14 ГК КР, понимается реальный ущерб и упущенная выгода (неполученный доход, который потерпевший получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено).

При определении размера возмещаемого ущерба применяются общие правила. Общим условием возмещения вреда является то, что он возмещается причинителем, т.е. лицом, между действиями которого и наступившим вредом имеется причинная связь, что и служит условием гражданской ответственности.

Еще одним условием гражданского правонарушения является вина нарушителя. Законодательством в этих отношениях установлена презумпция виновности причинителя. Это означает, что потерпевший освобождается от обязанности доказывать вину причинителя. Между тем причинитель не лишен возможности доказывать отсутствие своей вины с целью освобождения от ответственности. Форма вины при этом не имеет значения. Причинитель в равной мере несет ответственность и при умышленном причинении вреда, и тогда, когда он действует неосторожно.

При удовлетворении иска суд в резолютивной части решения обязан указать способ опровержения порочащих сведений, признанных не соответствующими действительности, и при необходимости изложить текст такого опровержения, где должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены, а также определить срок, в течение которого оно должно последовать.

В соответствии с п. 4 ст. 18 ГК КР, в случае неисполнения решения суда о публикации, в частности, опровержения признанных судом фактов, порочащих деловую репутацию юридического лица, суд "вправе наложить на нарушителя штраф, который взыскивается в размере и порядке, предусмотренном процессуальным законодательством в доход государства". Пункт 3 ст. 179 АПК КР предусматривает, что за неисполнение указанных в исполнительном листе действий лицом, на которое возложено совершение этих действий, на это лицо арбитражным судом налагается штраф в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда. При повторном и последующих нарушениях сроков, установленных судом для исполнения решения, штраф может быть применен неоднократно. Вместе с тем, уплата штрафа не освобождает нарушителя от обязанности выполнить предусмотренное решением суда действие об опровержении порочащих истца сведений.

Вышеизложенное - это общие теоретические вопросы, касающиеся защиты личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

Теперь рассмотрим на примерах некоторые вопросы, возникающие при разрешении арбитражными судами споров, связанных с защитой достоинства и деловой репутации юридических лиц.

ПРИМЕРЫ

Кооператив обратился в арбитражный суд г. Москвы с требованием обязать Всероссийскую государственную телерадиокомпанию (ВГТРК) опровергнуть распространенную в выпуске программы "Вести" и радиостанцией "Радио России" информацию о попытке незаконно вывести в Японию на принадлежащем кооперативу судне мясо краба, как порочащую деловую репутацию кооператива.

В судебном заседании было установлено, что действительно такая информация прозвучала в программе "Вести" и по российскому радио, однако представитель ВГТРК привел доказательства, что распространенные сведения были получены от информационного агентства "Интерфакс", которому, в свою очередь, они были предоставлены Информационным агентством Федеральной пограничной службы России.

При таких обстоятельствах арбитражный суд признал ВГТРК ненадлежащим ответчиком и отказал кооперативу в иске, указав, что "свои взаимоотношения с информационными агентствами, передавшими указанное выше спорное сообщение, кооператив вправе урегулировать в самостоятельном порядке". Апелляционная инстанция сочла решение суда первой инстанции правильным. Эти инстанции исходили из того, что редакция средств массовой информации (его учредитель, если редакция средств массовой информации не является юридическим лицом) освобождается от ответственности при условии, что распространенные сведения получены от информационных агентств. В данном примере программа "Вести" и радиостанция "Радио России" не являются юридическими лицами, учредителем является ВГТРК. Поскольку ВГТРК получило распространенные им сведения от информационных агентств и поэтому в силу Закона РФ "О средствах массовой информации" оно освобождается от ответственности, следовательно, является ненадлежащим ответчиком. На первый взгляд, все кажется правильным.

Однако в исковом заявлении кооператива было требование не о привлечении ответчика к ответственности, а об опровержении порочащих деловую репутацию сведений, которые, в соответствии с требованиями законодательства, должны быть опровергнуты в том же средстве массовой информации.

Апелляционная жалоба кооператива об обязании ответчика опровергнуть распространенные им сведения в том же средстве массовой информации оставлена без удовлетворения на том основании, что право на опровержение у организации возникает в том случае, если судом будет установлено, что сведения, распространенные средством массовой информации, не соответствуют действительности. Таких данных судом не обнаружено.

Эти доводы апелляционной инстанции противоречат судебным актам суда первой и апелляционной инстанций. Если полагать, что ВГТРК является ненадлежащим ответчиком, следовало признать, что к ней не применимо требование законодательства об опровержении порочащих сведений в том же средстве массовой информации, т. е. кооператив имел бы право на опровержение в случае, если бы суд пришел к выводу о несоответствии этих сведений действительности. А суд первой и апелляционной инстанций эти сведения вовсе не устанавливал. Взяв за основу доводы представителя ВГТРК, инстанции отказали кооперативу в иске в связи с тем, что ВГТРК является ненадлежащим ответчиком.

Выводы всех трех инстанций являются сомнительными в своей законности на основании следующих доводов. Отказывая в принятии решения о понуждении ВГТРК опубликовать опровержение порочащих сведений, суд освободил ВГТРК на основании ст. 57 Закона РФ "О средствах массовой информации" (ст. 26 Закона КР "О средствах массовой информации") в связи с тем, что распространенные данные были получены от информационных агентств.

В сложившейся ситуации между кооперативом и ВГТРК телерадиокомпанию нельзя назвать правонарушителем ибо ее вина в распространении не соответствующих действительности сведений о кооперативе отсутствует. Действия средств массовой информации носят так называемые объективно противоправные действия. Нет нарушения - нет и ответственности. Установленная законодательством обязанность средств массовой информации опровергнуть не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию юридического лица сведения, распространенные в данном средстве массовой информации, не является ответственностью. Это способ защиты деловой репутации юридического лица.

Для возложения такой обязанности необходимо установить, что распространенные сведения не соответствуют действительности. Кооператив со своей стороны предоставил суду доказательства несоответствия действительности распространенных сведений, хотя в силу требований законодательства в обязанности истца не входит предоставление таких доказательств. Естественно, что ВГТРК не располагала доказательствами, подтверждающими факт обратного - соответствия действительности распространенных сведений. Такие доказательства могут быть у информационных агентств, передавших ВГТРК информацию, порочащую деловую репутацию кооператива. Заявленное же требование о привлечении информационных агентств к участию в деле в качестве ответчиков судом отклонено.

Из изложенного следует, что принятые судебные решения являются необъективными. С одной стороны, ответчик признается ненадлежащим, с другой стороны, решается вопрос о привлечении другого лица в качестве соответчика. Если привлекается соответчик, тем самым должно признаваться, что ответчик, первоначально указанный истцом, является надлежащим. Ни соответчиком, ни вторым ответчиком информационное агентство, передавшее сообщение телерадиокомпании, выступать в данном деле не должно. Единственным и надлежащим ответчиком в данном деле является ВГТРК, как учредитель средств массовой информации, распространивших о кооперативе сведения, порочащие, по его мнению, его деловую репутацию. Спорные правоотношения возникли между ВГТРК и кооперативом, вытекающие из законодательства, предусматривающего право, в данном примере, кооператива требовать опубликования опровержения порочащих его деловую репутацию сведений от того же средства массовой информации, в котором они были опубликованы. В данном примере - это программа "Вести" и радиостанция "Радио России". Оба средства массовой информации не являются юридическими лицами, поэтому в качестве ответчика должен выступать их учредитель - ВГТРК.

Телерадиокомпания заинтересована в том, чтобы информационные агентства представили суду соответствующие доказательства. Однако такой интерес имеют и сами агентства: от исхода дела зависят их взаимоотношения с обеими сторонами дела. Если суд вынесет решение об удовлетворении иска кооператива, установленные таким решением факты будут иметь преюдициональное значение для истца, и информационные агентства в будущем, при предъявлении к ним кооперативом иска о возмещении причиненных убытков и морального вреда могут понести ответственность. С другой стороны, исполнение решения суда повлечет затрату средств на опровержение, следовательно, ВГТРК станет обладателем права на возмещение этих затрат в порядке регресса. Информационное агентство "Интерфакс", в свою очередь, потерпев убытки, вправе обратиться с регрессным иском к Информационному агентству Федеральной пограничной службы России. Таким образом, информационные агентства должны занять положение третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования в данном деле, поскольку решение по нему явится фактом, так или иначе способным оказать воздействие на взаимоотношения со сторонами в будущем.

Процессуальное положение третьего лица таково, что оно может принимать активное участие в доказательственной деятельности. Его интерес состоит в вынесении судом решения об отказе кооперативу в иске, потому оно заинтересовано в предоставлении доказательств, подтверждающих соответствие действительности переданных им данных. Если же таких доказательств не найдется, а истец освобождается от необходимости доказывания таких обстоятельств, ВГТРК должна быть обязана судом опровергнуть распространенные программами "Вести" и "Радио России" сведения о незаконной попытке вывоза продукции за рубеж.

На этом примере рассмотрения спора показано, что в ходе разрешения дел данной категории возникает много других вопросов, которые необходимо решать комплексно. В частности, в соответствии с требованиями АПК КР, в случае предъявления иска к ненадлежащему ответчику, суд вправе, не возвращая исковое заявление, в ходе рассмотрения дела заменить ненадлежащую сторону и рассмотреть дело по существу.

Нижеследующие примеры рассмотрения дел данной категории объясняют некоторые конкретные вопросы и нормы законодательства, возникающие при рассмотрении дел, и порядок их применения.

1. Вправе ли заинтересованное лицо в судебном порядке требовать опровержения средством массовой информации сведений, порочащих его деловую репутацию, без предварительного обращения к нему с таким требованием?

Допустим, к примеру, что коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском к редакции районной газеты об обязании ее опубликовать опровержение порочащих истца сведений, распространенных данным средством массовой информации.

Как должен рассматривать этот иск арбитражный суд. Оставить его без рассмотрения на основании п. 5 ст. 77 АПК КР, предусматривающей, что иск оставляется без рассмотрения "если истец не принял мер к досудебному урегулированию спора с ответчиком, когда это предусмотрено законом для данной категории споров или договором и возможность такого урегулирования не утрачена" так как ст. 17 Закона КР "О средствах массовой информации" предусматривает специальный порядок, согласно которому, требование об опубликовании опровержения в средствах массовой информации необходимо предварительно заявить редакции, которая обязана в течение одного месяца в письменной форме уведомить юридическое лицо о предполагаемом сроке опубликования опровержения либо об отказе в опровержении. Отказ в опровержении или нарушение установленного указанным законом порядка опровержения могут быть обжалованы в суд.

Тем не менее, поскольку истец с заявлением об опубликовании опровержения в редакцию газеты не обращался, суд не вправе оставлять иск без рассмотрения по следующим основаниям.

Вопросы, касающиеся опровержения сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, регулируются ГК КР и Законом КР от 2 июля 1992 года (в редакции Закона КР от 8 мая 1993 года) "О средствах массовой информации".

Как следует из ст. 18 ГК КР, юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Этой же статьей решен вопрос о порядке опровержения порочащих сведений, установлена ответственность за невыполнение решения суда, определены права истца на опровержение и возмещение убытков.

Указанный порядок опровержения и меры, направленные на его реализацию, относятся ко всем лицам, распространившим порочащие деловую репутацию сведения, в том числе и к средствам массовой информации.

Согласно ст. 17 ГК КР, нематериальные блага защищаются в соответствии с ГК КР и другими законами в случаях и порядке, ими предусмотренными, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (ст. 11) вытекает из существа нарушенного права и характера последствий этого нарушения.

Статья 17 Закона КР "О средствах массовой информации" предусматривает определенную процедуру обращения заинтересованных лиц с требованием об опровержении сведений, порочащих их деловую репутацию, однако в ней не указано, что эта процедура является обязательным досудебным порядком разрешения спора.

Установленный названным законом порядок опровержения согласуется с нормами ГК КР, к досудебному (претензионному) порядку урегулирования спора не относится, поэтому его необходимо рассматривать как альтернативный порядок защиты нарушенных прав.

Отсюда следует, что коммерческий банк вправе самостоятельно решить вопрос о том, обращаться ли ему за защитой нарушенных прав в арбитражный суд или потребовать опровержения непосредственно от редакции газеты.

2. Вправе ли арбитражный суд рассматривать иски о возмещении убытков, причиненных распространением сведений, не соответствующих действительности, если в исковом заявлении отсутствует требование об опровержении таких сведений в средствах массовой информации?

Например, предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к средству массовой информации о возмещении убытков, вызванных распространением сведений, не соответствующих действительности.

Арбитражный суд в удовлетворении исковых требований не вправе отказать, со ссылкой на то, что юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, не вправе требовать возмещения убытков, причиненных их распространением, поскольку в исковом заявлении не поставлен вопрос об опровержении таких сведений по следующим основаниям.

В соответствии со ст.ст. 8, 11 ГК КР, юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Они свободны и в выборе способа их защиты.

Статьей 18 ГК КР (п.5) предусмотрено, что юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, не соответствующие действительности, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков, причиненных распространением таких сведений. Этот пункт не ставит право истца на обращение в арбитражный суд с требованием о взыскании убытков в зависимость от того, поставлен ли в исковом заявлении вопрос об опровержении распространенных сведений.

Однако арбитражный суд при рассмотрении исковых требований предприятия о возмещении ущерба должен наряду с этим вопросом исследовать и вопрос о соответствии распространенных сведений действительности и принять соответствующее решение, касающееся заявленных убытков, не выходя за пределы исковых требований.

3. Вправе ли суд рассматривать иск, если порочащие деловую репутацию предприятия сведения направлены третьему лицу, и каким образом защитить его права?

Например, закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (общество) об обязании последнего опровергнуть сведения, порочащие деловую репутацию истца.

В обоснование своих требований акционерное общество указало, что ответчик в целях ограничения деятельности истца на рынке транспортных услуг сообщил фирме, с которой акционерное общество намеревалось создать совместное предприятие, ложную информацию, приведшую к замораживанию отношений между сторонами.

В частности, ответчик направил фирме письмо, в котором посоветовал ей не поддерживать с акционерным обществом деловые отношения, вследствие его "катастрофического" финансового состояния. При этом указал на "астрономические" долги акционерного общества по налогам, электроэнергии, на задолженность перед третьими лицами по вступившим в законную силу решениям судебных органов. Сообщил об аресте банковских счетов акционерного общества, об описи принадлежащего ему имущества судебным исполнителем, а также о совершении обществом ряда действий, характеризующих его как недобросовестного партнера фирмы.

На основании упомянутого письма, фирма сообщила акционерному обществу о приостановлении процедуры регистрации совместного предприятия и отложении внесения своей доли в его уставный капитал.

Допустим, что в ходе судебного разбирательства установлено, что изложенные в письме общества сведения не соответствуют действительности.

Руководствуясь ст. 18 ГК КР, арбитражный суд, признав, что сведения, изложенные в письме, порочат деловую репутацию истца, должен обязать его автора направить фирме новое письмо с опровержением ранее изложенной информации.

4. Если оспариваемые факты, изложенные в исковом заявлении, уже установлены вступившим в законную силу решением суда, требуется ли представление ответчиком доказательств о соответствии распространенных сведений действительности?

Например, общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к редакции газеты, в котором просило взыскать с нее убытки, причиненные распространением сведений, не соответствующих действительности, и обязать редакцию опубликовать их опровержение.

Ответчик утверждал, что опубликованные им сведения соответствуют действительности.

В ходе разбирательства дела арбитражным судом установлено, что факты, содержащиеся в опубликованной редакцией статье, были предметом рассмотрения суда общей юрисдикции, который в принятом им и вступившем в законную силу решении установил, что оспариваемые обществом с ограниченной ответственностью факты имели место.

Арбитражный суд, руководствуясь ч. 3 ст. 45 АПК КР, согласно которой вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего другое дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле, должен мотивировать, что факты, изложенные ответчиком в статье, соответствуют действительности и в доказывании не нуждаются.

С учетом таких обстоятельств, арбитражный суд должен признать требования общества с ограниченной ответственностью необоснованными и в удовлетворении иска отказать.

5. Требования о возмещении убытков подлежат удовлетворению, если истец докажет, что они возникли вследствие распространения сведений, не соответствующих действительности.

Центр аналитических исследований обратился в арбитражный суд с иском к радиокомпании о защите деловой репутации путем опровержения прозвучавших в радиопередаче порочащих истца сведений и о взыскании убытков, причиненных их распространением.

Арбитражный суд, признав оспариваемые сведения порочащими деловую репутацию истца, обязал ответчика их опровергнуть. В удовлетворении требования о взыскании убытков отказать со ссылкой на недоказанность причинной связи между прозвучавшей в эфире информацией и заявленными убытками.

Требование о взыскании убытков центр аналитических исследований мотивировал тем, что распространение радиокомпанией информации, не соответствующей действительности, явилось основанием для отказа от заключения с ним договора на проведение маркетинговых исследований со стороны акционерного общества, с которым центр подписал протокол о намерениях.

Между тем в ходе судебного разбирательства установлено, что согласно подписанному протоколу о намерениях, центр аналитических исследований должен был в течение 10 дней с момента его подписания провести подготовительные работы и представить заказчику проект программы социологического исследования. Поскольку в указанный срок проект программы не был представлен, акционерное общество от дальнейших переговоров по данному вопросу отказалось. Тем самым, поскольку причинной связи между распространением сведений, не соответствующих действительности, и наступившим ущербом не установлено, у суда нет оснований для удовлетворения данного требования, так как акционерное общество не представило доказательств причинной связи между наступившим ущербом и распространенными сведениями.

6. Должно ли средство массовой информации нести ответственность за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию юридического лица, если оно дословно воспроизвело сообщение, опубликованное другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности?

Например, общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к редакции газеты о защите деловой репутации, в котором просило суд обязать ответчика опровергнуть распространенные им сведения и взыскать с него убытки, вызванные указанными действиями.

Редакция возразила против предъявленных к ней требований со ссылкой на то, что информация, ставшая предметом спорных отношений, была дословным воспроизведением из статьи, опубликованной городской газетой.

Арбитражный суд, проверив в ходе судебного разбирательства достоверность доводов ответчика, должен в удовлетворении иска в части взыскания убытков отказать по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями п. 2 ст. 18 ГК КР, если "сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина или юридического лица, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации". Поэтому редакция, главный редактор, журналист не должны нести ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию организации, если эти сведения являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства Кыргызской Республики о средствах массовой информации. Поскольку распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию организации, было осуществлено другим средством массовой информации, которое может быть установлено, то исковые требования об опровержении распространенных им сведений и взыскании с него убытков, вызванных указанными действиями должны быть предъявлены к нему.

7. Подлежит ли средство массовой информации освобождению от ответственности в виде опубликования опровержения не соответствующих действительности фактов при условии освобождения ее от ответственности в виде возмещения ущерба?

Охранно-детективное объединение обратилось в арбитражный суд с иском к управлению внутренних дел и редакции газеты о защите деловой репутации. Истец потребовал опровержения сведений, не соответствующих действительности, и возмещения убытков, причиненных их распространением. Из обстоятельств возникшего спора явствует, что опубликованные в газете сведения предоставлены пресс-службой управления внутренних дел.

Пункт 2 ст. 18 ГК КР предоставляет организации право потребовать от редакции опровержения не соответствующих действительности сведений, которые были распространены средством массовой информации. Редакция средства массовой информации не обязана их опровергать, если "указанные сведения содержатся в документе, исходящим от организации". В этом случае документ подлежит замене или отзыву. Порядок опровержения в этом случае устанавливается судом.

Допустим, что сведения, опубликованные в газете, не соответствуют действительности. В этом случае арбитражный суд, установив в заседании, что сведения, опубликованные в газете, не соответствуют действительности, должен вынести решение о взыскании с управления внутренних дел убытка в размере, указанном в исковом заявлении, а редакцию обязать опубликовать опровержение.

Возмещение убытков охранно-детективному объединению, причиненных в результате публикации не соответствующих действительности сведений, ответственностью по защите нематериальных благ не является. Поэтому, в соответствии с требованиями п. 2 ст. 18 ГК КР, суд может обязать средство массовой информации опубликовать опровержение в газете, а с управления внутренних дел взыскать ущерб, причиненный охранно-детективному объединению.

8. Вправе ли истец обратиться в суд с требованием об обеспечении иска путем запрещения ответчику подготавливать и распространять новые сведения, порочащие деловую репутацию истца?

Например, в ходе судебного разбирательства дела по иску о защите деловой репутации истец, в соответствии со ст. 67 АПК КР, обратился к суду с заявлением о запрещении ответчику производить дальнейшее распространение сведений, ставших предметом спора, а также подготовку и распространение новой информации, касающейся истца.

Запрещение ответчику подготавливать и распространять новую информацию, касающуюся истца, не может быть удовлетворено по той причине, что на момент рассмотрения судом дела не соответствующей действительности и порочащей деловую репутацию истца информации еще не существовало. Следовательно, отсутствует сам факт нарушения прав истца, к которому могут быть применены обеспечительные меры. При таких обстоятельствах суд не вправе запретить ответчику осуществлять определенные действия относительно тех гражданских прав, которые, по мнению истца, могут быть нарушены в будущем. Поэтому арбитражный суд не вправе удовлетворять требования истца в части применения мер по обеспечению иска.

9. Подлежат ли рассмотрению в арбитражном суде исковые требования, если опубликованные сведения имеют автора?

Акционерное общество открытого типа обратилось в арбитражный суд с иском к редакции газеты, в котором просило обязать ответчика опровергнуть опубликованные им порочащие деловую репутацию истца сведения и взыскать с ответчика убытки, вызванные указанными действиями.

По материалам дела автором обжалуемых сведений является, допустим, гражданин Н.

В силу ст. 25 Закона КР "О средствах массовой информации", учредитель средства массовой информации в лице руководителя, орган средства массовой информации в лице редактора и лицо, представившее информационный материал, несут ответственность за нарушение законодательства Кыргызской Республики о средствах массовой информации наряду с редакцией газеты. Это лицо наиболее полно осведомлено о тех данных, которые были использованы им в распространенных сведениях.

Поэтому, когда сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица, распространены средством массовой информации и указан автор этих сведений, то он вместе со средством массовой информации должен быть ответчиком по иску об опровержении оспариваемых сведений.

Привлечение автора в качестве одного из ответчиков является необходимым, поскольку он является заинтересованным лицом в деле и решение может повлечь для него определенные правовые последствия.

Однако в силу ст. 19 АПК КР, спор с участием физического лица не подлежит рассмотрению в арбитражном суде, поэтому на основании п. 1 ст. 75 Кодекса, производство по делу подлежит прекращению.

10. Какое решение должен вынести арбитражный суд, если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что распространенные средством массовой информации сведения касаются физического лица?

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском о возмещении редакцией газеты убытков, вызванных публикацией сведений, порочащих его деловую репутацию, и об опровержении их в установленном порядке.

В исковом заявлении истец указал на то, что публикация вызвала повышенную текучесть кадров, снижение трудовой и производственной дисциплины в акционерном обществе.

Ответчик в судебном заседании сослался на то, что опубликованные сведения касались физического лица, поэтому акционерное общество не вправе обращаться в арбитражный суд с таким иском.

Как видно из материалов дела, редакция газеты опубликовала фельетон, в котором сообщалось о том, что один из заместителей президента акционерного общества совершил за счет общества поездку за границу, использует не по назначению служебный транспорт, надлежащим образом не осуществляет возложенный на него контроль за соблюдением работниками общества требований инструкции по охране труда и т.п.

В ходе разбирательства дела суд должен прийти к выводу, что в фельетоне отсутствуют сведения, касающиеся оценки производственно-хозяйственной деятельности акционерного общества. А повышенная текучесть кадров, снижение трудовой и производственной дисциплины прямого отношения к публикации не имеют. Учитывая данные обстоятельства, арбитражный суд должен в удовлетворении исковых требований отказать, а производство по делу прекратить со ссылкой на то, что по оспариваемым сведениям акционерное общество не может быть истцом, так как они касаются только физического лица.

11. Вправе ли юридическое лицо обратиться в арбитражный суд с иском в защиту чести, достоинства и деловой репутации его работников?

Департамент по здравоохранению обратился в арбитражный суд с иском об обязании редакции газеты опубликовать опровержение сведений, порочащих его деловую репутацию, честь и достоинство ряда руководящих работников департамента, а также о взыскании с ответчика причиненных департаменту убытков и компенсации морального вреда его работникам.

Арбитражный суд в части, касающейся департамента, должен удовлетворить его требования, а в удовлетворении исковых требований об опровержении сведений и компенсации морального вреда работникам комитета отказать по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 2 АПК КР, заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном АПК КР.

В защиту государственных и общественных интересов государственные органы могут обращаться с иском только в случаях, предусмотренных ст. 36 АПК КР.

С учетом изложенного, департаменту не предоставлено право на обращение в арбитражный суд с таким иском. Кроме того, поскольку в исковом заявлении ставится вопрос о защите интересов физических лиц, споры с участием которых рассмотрению в арбитражных судах не подлежат.

С учетом вышесказанного, спор в этой части требований арбитражному суду неподведомствен, производство по делу в этой части подлежит прекращению на основании п. 1 ст. 75 АПК КР.

12. Вправе ли юридическое лицо обратиться в суд за защитой деловой репутации, если нарушение деловой репутации возникло из отношений, не относящихся к экономической деятельности истца?

Например, профессиональный союз обратился в арбитражный суд с иском к управлению внутренних дел о защите деловой репутации. В заявлении истец указал на то, что в документе, выданном управлением, содержалась информация о ненадлежащей защите профсоюзом трудовых интересов работников, что привело к снижению авторитета профсоюза и отрицательно сказалось на результатах выборов.

В данном случае арбитражный суд производство по делу должен прекратить, так как в соответствии со ст.ст. 2 и 19 АПК КР, юридические лица могут обратиться в суд, когда спорные отношения касаются их экономической деятельности.

Поскольку вопрос о защите деловой репутации профсоюза возник из отношений, не связанных с его экономической деятельностью, такой спор подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.

В другом случае в арбитражный суд обратилось управление милиции с иском к редакции газеты о защите деловой репутации, в котором потребовало от ответчика опровержения содержащихся в опубликованной им статье сведений, касающихся предстоящих действий милиции по наведению порядка в городе. Истец считал, что изложенные в ней сведения порочат его деловую репутацию.

Арбитражный суд также, согласно ст. 19 АПК КР, должен прекратить производство по делу, так как в опубликованной в газете статье не затрагивается репутация истца в сфере предпринимательской деятельности, поэтому данный спор не подлежит рассмотрению по существу в арбитражном суде.

При рассмотрении споров данной категории часто возникает вопрос о размере госпошлины, подлежащей уплате истцом при подачи искового заявления о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ. Моральный вред и ущерб, причиненный в результате распространения порочащих сведений, хотя и определяется в денежном выражении, признается законодательством неимущественным вредом и, следовательно, по моему мнению, государственная пошлина должна взыскиваться применительно к пп. "г" п. 2 Постановления Правительства КР "Об утверждении ставок государственной пошлины", согласно которой, с исковых заявлений неимущественного характера государственная пошлина взимается в десятикратном размере минимального размера оплаты труда.

Личные неимущественные права и другие нематериальные блага, согласно ст. 17 ГК КР, есть нематериальные блага. При подачи иска истец обязан уплатить госпошлину в соответствии с требованием вышеуказанной нормы, и если в материалах дела имеется подтверждение уплаты госпошлины в размере и порядке, предусмотренном постановлением, у суда нет оснований взыскивать с истца госпошлину от заявленной суммы за компенсацию морального вреда либо возмещения убытков, причиненных распространением порочащих сведений.

Исходя из смысла ст. 16 ГК КР, моральный вред (физические и нравственные страдания) может быть причинен только гражданину, но не юридическому лицу. Поэтому иск в части требования о взыскании компенсации за моральный вред не подлежит рассмотрению в арбитражном суде ввиду их не подведомственности и производство должно подлежать прекращению на основании п. 1 ст. 75 АПК КР.

Следующий пример показывает, что нарушения, указанные выше, могут иметь место.

Так, общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к редакции газеты "Новости" о защите деловой репутации (опровержение порочащих деловую репутацию сведений) и компенсации морального вреда.

Определением суда иск оставлен без рассмотрения ввиду неявки истца в заседание арбитражного суда, и с истца взыскана государственная пошлина в размере 16 600 000 рублей.

Следующая инстанция при рассмотрении данного определения обязана отменить указанное определение в части взыскания госпошлины в сумме 16 600 000 рублей и прекратить производство по делу в части требования о взыскании компенсации за моральный вред. В остальной части указанное определение подлежит оставлению без изменения по основанию, указанному выше.

При рассмотрении иска суду необходимо установить, какие именно сведения истец требует признать не соответствующими действительности, идентичны ли эти сведения опубликованным, а также оценить представленные ответчиком доказательства о соответствии этих сведений действительности и в случае их подтверждения выяснить, являются ли эти сведения порочащими деловую репутацию заявителя. Также требуется определить лиц, распространивших эти сведения. Только после исследования указанных обстоятельств суд может определить возможные способы защиты нарушенных прав юридического лица.

Поскольку распространение спорных сведений совершается путем публикации в средстве массовой информации текстов конкретных статей, то именно эти тексты должны стать предметом исследования арбитражного суда.

Суд должен выяснить, какие именно словесные конструкции и смысловые единицы текста подпадают под признаки "сведений, не соответствующих действительности", проанализировать содержательно-смысловую направленность спорного текста.

Споры же по искам юридических лиц, заявленным в защиту интересов их работников, об опровержении не соответствующих действительности сведений, касающихся этих работников, арбитражному суду неподведомственны.

В соответствии со ст. 16 ГК КР, под моральным вредом понимаются физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Размер компенсации морального вреда определяется с учетом степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Поскольку юридическое лицо не может испытывать физических или нравственных страданий, ему невозможно причинить моральный вред. Исходя из смысла этой статьи ГК КР, право на компенсацию морального вреда предоставлено только физическому лицу. Поэтому у арбитражного суда нет оснований для удовлетворения исковых требований в возмещении морального вреда в отношении юридического лица.

Арбитражным судам в целях недопущения нарушений процессуального законодательства при рассмотрении дел данной категории необходимо выяснять, является ли средство массовой информации юридическим лицом, зарегистрировано ли оно в качестве юридического лица, имеются ли документы, подтверждающие факт регистрации средства массовой информации в качестве юридического лица.

В соответствии со ст. 19 АПК КР, арбитражному суду подведомственны дела по спорам между юридическими лицами, гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность и имеющими статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке.

В случае, установленном АПК КР и другими законами, арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и иные дела с участием образований, не являющихся юридическими лицами (ч. 3 ст. 19 АПК КР).

Законом КР "О средствах массовой информации" не предусмотрено участие редакции газеты, не являющейся юридическим лицом, в рассмотрении споров.

В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика должен быть привлечен учредитель данного средства массовой информации.

При рассмотрении дел об обязании ответчика опубликовать опровержение не соответствующих действительности фактов, суду необходимо выяснить, какие именно сведения истец требует признать не соответствующими действительности. Если распространение спорных сведений совершалось, допустим, путем публикации в средстве массовой информации двух различных текстов, то именно они должны быть предметом исследования арбитражного суда. Суд должен выяснить, какие именно словесные конструкции и смысловые единицы текстов подпадают под признаки "сведений, не соответствующих действительности", проанализировать содержательно-смысловую направленность спорных текстов.

Разрешая спор, суд обязан исследовать вопрос об истинности суждения, что именно действия истца соответствуют изложенным в публикации данным.

При решении вопроса о взыскании материального ущерба суд должен исследовать вопрос, о том, что, например, договоры между истцом и его контрагентами расторгнуты по инициативе контрагентов вследствие именно публикации в газете материалов.

Рассмотрим еще несколько примеров применения норм права при рассмотрении дел данной категории.

Управление милиции обратилось в арбитражный суд с иском к редакции газеты о защите деловой репутации, нарушенной, по его мнению, опубликованием статьи "Ожидаются массовые аресты в милиции" в названной газете. Управление посчитало, что изложенные в статье негативные факты о деятельности отделения милиции не соответствуют действительности.

Решением арбитражного суда иск удовлетворен и газете предложено опубликовать опровержение.

Однако данное дело подлежит прекращению по следующим основаниям. В соответствии со ст. 19 АПК КР, арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам, возникающим из гражданских, административных и иных правоотношений.

В опубликованной в газете статье не затрагивается репутация истца в сфере предпринимательской деятельности, поэтому данный спор не подлежит рассмотрению по существу в арбитражном суде, а производство по делу должно быть прекращено на основании п. 1 ст. 75 АПК КР.

Общество с ограниченной ответственностью "В П" обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу "Медицинская газета" об опровержении порочащих его деловую репутацию сведений, содержащихся в информации "Витурид негоден. Точка поставлена" ("Медицинская газета").

Решением суд обязал редакцию "Медицинской газеты" в указанный срок опубликовать на первой полосе газеты опровержение сведений: "Витурид негоден. Точка поставлена", а также фразы: "...Фармакопейный и Фармакологический комитеты отказываются рекомендовать его к регистрации".

В соответствии с требованием законодательства, ответственность за нарушение законодательства о средствах массовой информации возлагается на учредителей, редакцию, издателей, распространителей, государственные органы, организации, учреждения, предприятия и общественные объединения, должностных лиц, журналистов, авторов распространенных сообщений и материалов. Таким образом, ответчиками по искам об опровержении сведений, порочащих честь и достоинство или деловую репутацию, являются лица, распространившие эти сведения.

В ходе пересмотра указанного решения установлено, что статья подписана Т. Козловым. Однако данный спор был рассмотрен без его участия.

Суд, вынося решение, обязывающее закрытое акционерное общество "Медицинская газета" опубликовать опровержение сведений, содержащихся в указанной статье, не проверил, не нарушаются ли при этом права и интересы автора статьи Т. Козлова.

Необходимость проведения такой проверки обосновывается ст. 159 АПК КР, в силу которой принятие решения постановления о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, является основанием к отмене судебного акта.

С учетом изложенного, решение арбитражного суда является незаконным и подлежит отмене и направлению на новое рассмотрение в тот же суд.

По правилам, изложенным выше, рассмотрению подлежат также дела о ненадлежащей рекламе товаров, которая может затрагивать деловую репутацию лица.

Например, в одной из газет была опубликована реклама, выполненная в виде сравнения двух конкретных моделей одного и того же товара. В качестве отличительного достоинства рекламируемой модели указывалась такая потребительская характеристика, которая является желанной для любого покупателя товаров данного вида и предопределяет его выбор. В рекламе утверждалось, что искусственное занижение цены технического обслуживания модели-конкурента неминуемо отразится на качестве его ремонта и ускорит износ товара при эксплуатации.

Организация, осуществляющая продажу и обслуживание товара-конкурента, с которыми сравнивался рекламируемый товар, посчитала, что указанная реклама содержит сведения, порочащие ее деловую репутацию, и обратилась в арбитражный суд с иском к рекламодателю о публичном опровержении ненадлежащей рекламы. К исковому заявлению прилагались документы, подтверждающие ненадлежащий характер рекламной информации и преобладание истца на соответствующем рынке.

Суд в иске отказал. При этом суд исходил из того, что упомянутая реклама не могла затронуть интересы истца, поскольку относилась не к лицам, а к товарам, распространяемым в регионе различными организациями, никакую из этих организаций прямо не называла и негативных оценок товара-конкурента не использовала.

Между тем судом не было учтено, что реклама потребительских свойств и качества ремонта конкретных товаров затрагивает интересы каждого лица, известного потребителям и предпринимательским кругам на территории распространения рекламы, в связи с продажей и (или) техническим обслуживанием именно этих товаров. При решении вопроса о том, могла ли спорная реклама затронуть права и интересы истца, суд не дал оценку представленным доказательствам преобладания данной организации на региональном рынке продажи и ремонта товара-конкурента.

Спорная реклама была выполнена в виде некорректного сравнения двух товаров, способного при выборе покупки ввести потребителей в заблуждение в связи с недостатком у них опыта и знаний. Использованный в рекламе альтернативный способ сравнения исключал наличие у товара-конкурента тех положительных качеств, которые названы у рекламируемого товара и прежде всего интересуют покупателя. В данном случае негативная оценка товара-конкурента по сравниваемым параметрам вытекала из формы подачи и смысла рекламной информации.

Содержание указанной рекламы сводилось к тому, что конкурирующий товар хуже рекламируемого и подвержен преждевременному износу, и она явно носила характер сведений, порочащих конкурирующий товар и лиц, причастных к его продаже и ремонту.

В силу законодательства о рекламе, юридические лица или граждане (рекламодатели, рекламопроизводители и рекламораспространители) за нарушение законодательства о рекламе несут гражданско-правовую ответственность в соответствии с законодательством. Лица, права и интересы которых нарушены в результате ненадлежащей рекламы, вправе обратиться в установленном порядке в суд (арбитражный суд) с иском о публичном опровержении ненадлежащей рекламы.

Поскольку истец доказал факт ненадлежащей рекламы и то, что она затрагивает его интересы, апелляционная инстанция отменила принятое решение и удовлетворила исковые требования.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я