• 5

ПОДГОТОВКА

Еще одна черта в шахматном облике Ботвинника является причиной его высоких турнирных результатов. Мастера старшего поколения, беспредельно любя шахматы, вместе с тем не считали возможным поставить их на од­ну доску с другими областями интеллектуальной деятельности. Ботвинник поднял значение шах­матного искусства, утверждая, что быть шахматистом-профес­сионалом почетно. «Шахматы

ничем не хуже скрипки, а скри­пачей-профессионалов у нас мно­го»,— писал он. Может быть, поэтому так изменился за послед­ние годы взгляд на людей, от­дающих все свои силы и время изучению шахмат, популяриза­ции их. Всякое ответственное состязание пользуется любовью народа, каждая сыгранная пар­тия назавтра становится объек­том анализа миллионов любите­лей шахмат, значит, шахматист обязан выйти на бой во всеору­жии.

И Ботвинник впервые в исто­рии шахмат демонстрирует мно­гогранную всестороннюю под­готовку к соревнованию и при­держивается строжайшего, за­ранее обдуманного режима. Алехин не раз говорил, что для успеха в шахматах очень важно знать собственные плюсы и ми­нусы, но, пожалуй, еще более важно знать преимущества и недостатки своего противника. Ботвинник знает и те, и другие. Его отношение к собственному творчеству полно настоящей са­мокритики. П. А. Романовский как-то рассказывал, что во время VIII чемпионата СССР в Ленин­граде в 1933 году Ботвинник по­дошел к нему после партии с Ра- узером и, довольный, восклик­нул: «Наконец-то я сыграл пар­тию, которая мне нравится!»

До той поры в игре Ботвиника чувствовался некоторый ака­демизм, тяготение к одним лишь стратегическим методам. Сам

Ботвинник считал это недостат­ком и всячески работал над его устранением. В итоге самоотвер­женного труда наш первый чем­пион мира в значительной мере изменил и стиль своей игры, и особенно дебютный репертуар. Появились в его партиях де­бюты, в которых игра с первых же ходов носила остротактичес­кий характер, стали возможными такие комбинации, как в партии против Капабланки в АВРО- турнире 1938 года.

Самокритичность Ботвинника хорошо описывает П. Романов­ский во вступительной статье к книге «Матч-турнир на пер­венство мира по шахматам».

«Ботвинник является блестя­щим аналитиком, и, может быть, отчасти на основе этой его твор­ческой черты у него чрезвычайно развито чувство самокритики. Он беспощадно бичует себя за ошибки и не только не маскирует их, что часто, увы! бывает свой­ственно многим «чемпионам», а наоборот, подчеркивает их с какой-то методической бесприст­растностью. «Я очень плохо сы­грал», «Я переоценил», «Ошибся в расчете», «Я неверно оценил», «Я не заметил» — все эти выра­жения повторяются не только в его комментариях к своим партиям, но и в личных разгово­рах с ним, в которых нельзя об­наружить и тени попыток скрыть или преуменьшить свои погреш­ности в игре».

Скрупулезно и знимательно

изучает Ботвинник своих про­тивников. На общих сборах команды СССР мы не раз имели возможность слышать тонкие и глубокие замечания Ботвин­ника об игре того или иного шах­матиста. Об одном он сказал: «У него нет чувства опасности. Иногда он замечает готовящуюся атаку лишь тогда, когда уже поздно и нет возможности ее предупредить».

У другого гроссмейстера, по наблюдениям Ботвинника, нет умения увязывать дебют с мит­тельшпилем, третий не выдержи­вает длительной маневренной борьбы. Дело доходит даже до мелочей: об одном гроссмейстере весьма высокого роста Ботвин­ник сказал: «Он очень любит длинные ходы. Слоном с al—на Ь8 или ладьей с hi на а1».

Можно догадываться о том, что записано у Ботвинника в его тетрадях, какие денные замеча­ния и мысли можно было бы от­туда извлечь Я убежден, что мы, современники нашего выдающе­гося шахматного мудреца, не взяли пока еще и десятой доли того опыта и мудрости, который дала его углубленная работа над шахматами. Наша обязанность это упущение исправить.

Изучив себя и своих против­ников, Ботвинник проделал ог­ромную работу, вырабатывая правильный режим подготовки к шахматному состязанию и во время его проведения. Здесь все продумано: когда и как зани­

маться, что смотреть. Когда кон­чать занятия шахматами, когда отдыхать и как. Разработан ре­жим дня, время прогулок.

«Никогда не анализируйте отложенные позиции в тот же вечер,— советует Ботвинник.— Толку от анализа в усталом со­стоянии грош, сидение за пол­ночь повредит вашему отдыху, и следующую партию вы будете играть утомленным».

Правило простое, но, без сом­нения, верное.

У Ботвинника разработан ре­жим прогулок в турнирный день. Когда-то в незнакомых городах он перед первым туром наме­чал маршрут своих прогулок и тщательно его придерживался. «Здесь чище воздух»,— говорил он нам не раз в Амстердаме, настаивая на прогулках только около каналов. В последние го­ды, когда усталость стала играть все большую роль, Ботвинник разработал целую систему под­бадривания себя во время пар­тии. Сначала восстановлению сил помогал специальный напи­ток, сваренный утром и прино­симый на турнир в термосе, поз­же напиток был заменен кофе. На турнире в Пальма де Мальор­ка в 1967 году мы перед каждой партией вырабатывали систему поддержки сил. «Через два часа игры кофе, потом еще одну ча­шечку через час» — было реше­ние в один день. «Сегодня вместо кофе чай» — изменялось оно на­завтра, и я так и не понимал,

чем, какими тонкостями и осо­бенностями вызывалось новое меню.

Конечно, в этом есть много личного, присущего только Бот­виннику с его любовью к точ­ности, педантичностью и привер­женностью к установившемуся режиму. Но нет сомнения в том, что все гроссмейстеры обязаны в той или иной мере следовать строгому режиму, ибо в наш век труднейших шахматных турни­ров только сохранение сил до конца дистанции может принести успех.

Необходимость соблюдения строжайшего режима постепен­но поняли все шахматисты на­шей страны, и теперь расчет на «вспышки гениальности» край­не редок.

Во всяком случае, грубые отклонения от строгого спортив­ного режима стали печальны­ми исключениями и у нас, и у западных шахматных коллег, понявших значение фактора здо­

ровья в таком трудном виде со­стязаний, как шахматы.

В последнее время Ботвинник занимается программированием электронной машины, которая, по его словам, «будет обыгрывать гроссмейстеров». В этой его ра­боте очень пригодился тот ана­лиз шахмат, который в течение всей своей жизни ведет первый советский чемпион мира. На про­тяжении многих лет Ботвинник старался добиться того, чтобы его мозг работал с точностью машины, теперь он поставил перед собой обратную цель: пусть машина сумеет работать так, как работает много лет его собственный мозг.

Примеру Ботвинника в подго­товке и режиме давно уже стали следовать наши сильнейшие шах­матисты. Они восприняли от него спортивность, строгий контроль над своим физическим состояни­ем. Сейчас спорт, физкультура— лучшие спутники гроссмейсте­ров.

Авторы: 1379 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги: 1908 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я